Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Главный журналист страны



Сегодня мест в высшей школе больше, чем выпускников средних школ. Осталось узнать, насколько доступны теперь престижные вузы. Начнем с гуманитариев. С Ясеном Засурским, президентом факультета журналистики МГУ имени М.В.Ломоносова, корреспондент «НГ» встретилась накануне конкурсного экзамена.

– Ясен Николаевич, в этом году все вузы страны принимают по новым правилам. Даже МГУ. Как вы считаете, единый экзамен оправдал себя в отношении гуманитарных дисциплин?

– ЕГЭ годится для определения уровня обучения в школе. Но для определения тех, кто должен обучаться в высших учебных заведениях, одного этого экзамена явно недостаточно. Мне кажется лишней такая мера, как исключение личного контакта комиссии с абитуриентами. Не все могут быть журналистами. Как принять комиссии решение, не видя молодого человека? Поэтому и должен остаться творческий конкурс. Для нас именно он является главным способом проверки знаний учащихся. Система ЕГЭ слишком формальна, и есть несколько моментов, которые она совершенно не учитывает. Я имею в виду то, что ЕГЭ не проверяет умение говорить и формулировать мысли. А устный экзамен, как и устный опрос на уроке, учит молодого человека высказываться свободно на любые темы. Кроме того, единый экзамен не дает возможности выявить аналитические способности абитуриента. И увидеть, как человек мыслит и как умеет аргументировать. В ЕГЭ все присутствует как данность... Одним словом, ЕГЭ не справляется с задачей, которую решало даже церковно-приходское училище, – читать, писать и грамотно говорить. Он действительно выявляет качество работы учителя, но не помогает отбирать талантливых людей. А в вузы нельзя брать всех подряд.

– На вашем факультете к единому экзамену прилагается творческое испытание. Оценивается оно в общей сумме в 100 баллов. И получается, что «хороший» сертификат – еще не повод праздновать поступление. Такая форма приема вас устраивает?

– Да. Мы уже более 40 лет проводим творческий конкурс и очень серьезно к нему относимся. Наши студенты прекрасно знают, что именно от них требуется. Творческий конкурс включает в себя письменную работу и собеседование. И он гораздо лучше выявляет способности к творчеству, чем даже обязательный для вузов нашего профиля ЕГЭ по литературе. Мы сделали творческое испытание дополнительным экзаменом. Абитуриент должен набрать квалификационный бал, который подтверждает, что он готов стать журналистом. По-моему, это справедливо.

– Прошел слух, что вы откажетесь в будущем от наличия публикаций у абитуриентов.

– Мы не стали отменять практику публикаций. Как правило, к нам поступают ребята, которые уже имеют небольшой опыт работы в журналистике. Для нас важно набрать тех абитуриентов, которые уже проявили себя. Если у них будут при этом неплохие баллы по ЕГЭ – замечательно.

– Смысл ЕГЭ в том, чтобы снять лишнюю нагрузку с учащегося. Абитуриенту должно хватить школьных знаний. А получается, что без дополнительных занятий ему все равно в вуз не поступить?

– Не вижу ничего плохого в занятиях с репетиторами. И мозг молодому человеку нужно нагружать, а не разгружать…

– Согласна. Но авторы экзамена вели речь о равных возможностях для всех.

– Этого равенства нет даже в Москве. Равенство появится только тогда, когда кругом будут хорошие учителя. Но это невозможно. Какое равенство, когда у вас в классе нет толкового преподавателя? А если вы имеете в виду поступление в вузы детей из провинции, то эта задача легко решается через региональные олимпиады. Мы тоже проводили такую олимпиаду. Приняли по ее результатам 6 человек на бюджет. И среди этих шести – только один москвич.

– По вашим наблюдениям, к вам сегодня поступает более слабый контингент, чем в прошлые годы?

– Знания с каждым годом у школьников все хуже, и в этом тоже отчасти виноват ЕГЭ. Он разрушил систему преподавания литературы в школе. Именно в этом наши главные претензии к нему. Есть какое-то недомыслие того факта, что литература – основной школьный предмет. Она учит жизни. Можно в школе не учить детей философии, если на достаточном уровне преподается литература. Второй момент заключается в самом учителе. Учитель загружен работой, получает мало, вдобавок не имеет должного уважения в обществе.

– Складывается порой парадоксальная вещь – в регионах учителей стимулируют высокой зарплатой, но это мало влияет на учебный процесс.

– А зарплата и не должна быть поощрением. Она должна быть гарантом достойной жизни педагога. Мы проводили на факультете встречи с учителями. Среди них много творческих людей. Они издают в своих школах газеты, стремятся заинтересовать детей. Но все они жалуются на некий замкнутый круг: ЕГЭ позволяет понять, как учат, но… готовясь к нему, учителя вынуждены менять систему подготовки школьника. Они перестают учить школьников простым, но жизненно важным вещам: умению общаться и правильно излагать свои мысли устно и письменно.

– Если пройтись по вашему коридору, создается впечатление, что профессия журналиста стремительно феминизируется. Так и есть?

– Журналистика – вообще женская профессия… И как показали события в Северной Осетии, девушки-корреспонденты неплохо справляются со своими обязанностями даже в горячих точках. К сожалению, мальчики менее склонны к занятиям журналистикой. И причина все та же – отсутствие хороших учителей. В школах, видимо, не создают условий, чтобы ребята проявляли усердие в занятиях литературой. А нужно прививать любовь к литературе через активные формы обучения. Для мальчиков это очень важно. Девушки и без дополнительных стимулов мотивированы учиться.

– Виновата, возможно, не только школа, но и родители. Они ориентируют мальчиков на профессии банкира, предпринимателя... Социологи утверждают: как только профессия перестает приносить доход, она феминизируется. Видимо, это справедливо и в отношении журналистики?

– Конечно, журналистика – не самая хлебная профессия. Хотя у нас многие студенты работают и зарабатывают порой больше преподавателей. У поступающих в нам главные мотивации - это творчество, желание быть услышанными, желание участвовать в решение общественно значимых проблем.

– Сегодня много факультетов журналистики. Вас это не смущает? Кстати, найдут ли себя в профессии их выпускники?

– Понятно, что рост числа факультетов журналистики обусловлен спросом на эту профессию. В развитии журналистского образования есть два направления. Это подготовка узких специалистов, пишущих на определенные темы. И подготовка журналистов, способных собирать и анализировать необходимые документы и факты во многих областях. Последних как раз и не хватает. В современной журналистике вообще мало аналитики. Посмотрите, разразился кризис. И ни в одном издании вы не найдете статьи с ясным анализом причин его. Наш факультет делает ставку на подготовку студентов с широким образованием на базе гуманитарных предметов. Думающих журналистов, способных не только описывать происходящие события, но и грамотно анализировать. А вопрос надо ставить так: найдут ли применение своим способностям талантливые люди? Конечно, найдут.

"Независимая газета" от 23.06.2009

Ассоциация аграрных журналистов

0
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте