Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Скопинская волость




СКОПИН
Царская вотчина во второй половине ХVII - в первой половине ХVIII века.

Коростелев В.А.

Перелистывая страницы старых книг и архивных документов, невольно сравниваешь состояние современного самоуправления сельских поселений с сельской общиной 17-18 веков, злоупотребления нынешних чиновников с воеводским кормлением, земельную собственность крестьян и возможностями по ее обработке с реалиями, перспективой развития земледелия и фермерских хозяйств в стране и приходишь к выводу, сравнения этих явлений и процессов не всегда в пользу сегодняшнего дня.

Изучая историю своих предков, которые жили в скопинском крае с тридцатых годов 17 века в селе Неделенка, а с начала шестидесятых в селе Казинка, меня интересовало все связанное с их жизнью, одно из таких явлений – создание и развитие вотчинного хозяйства в Скопине. Как оно зарождалось и развивалось?

«Расстройство» внутри государства, неудачный ход войны со Швецией и Польшей, которая «требовала беспрестанного пополнения ратных сил…», в тоже время «народ был отягощаем налогами и повинностями; поселяне должны были возить …ратным людям толокно, сухари, масло; торговые и промышленные люди обложены десятою деньгою, а с 1662 года наложена на них пятая деньга»[1]. Нехватка средств заставило также в 1663 году возобновить винные откупы на кружечные дворы. «Для увеличения доходов от вина правительство приказывало смешивать плохое вино с хорошим «лишь бы казне прибыльнее» и стараться, чтобы к концу года был выпит весь наличный запас вина»[2]. В начале польской войны, в 1654 году, правительство для оплаты военных расходов прибегло к выпуску медной монеты с номинальным курсом, за пять лет сумма составила 20 млн. рублей, началась инфляция. С 1660 года крестьяне во многих районах отказывались продавать хлеб на медь. Чтобы обеспечить хлебом своих стремянных стрельцов сам царь завел в подмосковных деревнях крупное барщинное хозяйство. Чтобы решить проблемы с поставками хлеба, начиная с 1663 года под началом Тайного приказа формируются хозяйственные территории по всей России.

Царь Алексей Михайлович. Гравюра.
Царь Алексей Михайлович. Гравюра.

Идейным вдохновителем и организатором создания хозяйственного комплекса был царь Алексей Михайлович, и так как исторически вотчины в городах Скопин, Романов, волости Карамышевская – в Боровском уезде, Славецкая – во Владимирском уезде, села Смердово, Лычово, Клины – в Юрьевском уезде еще во времена Н.И.Романова числились за Хлебным приказом, то поэтому в 1663 году они перешли под общее руководство Тайного приказа «путем подчинения заведовавшего ими Хлебного приказа …который «и довольствовался теми порядками, какие заведены были при прежнем владельце».[3]

Психологически фамильное значение бывших вотчин Н.И.Романова учитывалось, поэтому были взяты на государеву службу прежние слуги боярина – приказчики, конюхи, стремянные, стадные конюхи в отличие от имений, которые были вновь приобретены и включены в приказ. В дальнейшем к Хлебному приказу подчинили: в Курмышском уезде – села Лысково и Мурашкино; в Нижегородском уезде - Терюшевскую волость и села Гридино, Сергач и Шишковердь; в Арзамасском уезде- бортничьи и мордовские села; в Вологодском уезде – село Фрязиново и полсела Сорочнева ; в Переяславском ( Рязанском ) уезде – села Дехтяное, Борок и полсела Красной слободы; в Алаторском уезде - села Порецкое и Семеновское , бортничьи и мордовские села; в Балахонском-Юрьевском уезде Городецкая волость; в Шацком уезде полсела Сасова; в Каширском уезде село Киреевское. В непосредственное подчинение Тайному приказу отошли многие волости и села, в их числе Домодедовская и Колдомская (Костромской уезд) волости и села Измайлово, Котельники, Хорошево,Черкизово, Чашниково и другие, а также рыбные промыслы Астраханский, Черноярский и Яицкий.

Итак, в 1663 году «производятся разведки в Скопине, Романове и других местах, «где быть его, великого государя, десятинной пашне»[4]. Первому начальнику Хлебного приказа Ф.Н Елизарову и дьяку этого же приказа Н.Насонову командированным в Скопин и Романов в наказах предписывалось «всево досмотрить и по разсмотренью наш великого государя указ учинить», а также «рассмотрить рек, которые мочно судами возить…и тех рек на пристанех делать анбары (для склада скопинского и романовского хлеба)»[5]. Царь, при этом, поручал им : «приехав, городовых всяких чинов людям и тех городов уездным крестьяном сказать наше великого государя милостивое слово, и чтоб они на нас , великого государя , пашню пахали с радостию, а ни о чем бы не оскорблялися»[6]. « В то же время на казенных железных заводах изготовляются … «для пашенного заводу» и рассылаются потом, по царской грамоте от 15 февраля 1663 г., по городам и селам, числящимся за Приказом: на Скопин и Романов (по 250 плугов, по 50 косулей, по 300 топоров, по 300 кос), на Пахру Домодедовской волости (1000 сошников, 300 плугов, 300 косулей, 1800 топоров,1400 кос), в Измайлово (600 сошников, 100 плугов, 400 топоров, 600 кос) и в Чашниково (200 сошников, 100 плугов, 200 косулей, 400 топоров,600 кос».[7]

Что представляли собой сельскохозяйственные орудия пашни? Соха – самое простое крестьянское орудие пашни, одна лошадь легко ее тянула. Недостаток сохи в том, что она не переворачивала земляных пластов, а только взрывала землю. Пахали сохой неглубоко В отличие от сохи в косуле не два сошника, а один железный лемех. Справа крепился деревянный выгнутый отвал, а впереди лемеха устанавливался железный нож. Этот нож разрезал землю отвесно, лемех подрезал, а отвал отворачивал пласт на правую сторону. На руках она была легче, устроена также просто, также одна лошадь тянула ее свободно. Косуля пахала глубже сохи и кроме того глубина вспашки могла регулироваться. С косулей и сохой могла справится женщина, их предназначение вспашка уже возделываемой пашни. Плуг был предназначен для вспашки целины. По целине, для вспашки плугом уже требовалось две лошади одновременно. По количеству плугов в сравнении с косулями и сохами направленных в Скопин можно предположить о планах запашки новых площадей десятинной пашни. Наряду с этим запасаются и живым инвентарем: «по наряду и с приказу тайных дел» покупаются в 1663 г. лошади, а с начала следующего года и «племенная рогатая животина». В 1664 г. в Скопине например оказалось 1 тыс. «зборных» свиней, которых велено было «держать до указу» и строить для них двор ; там же были «племенные овцы и бараны, к которым указано было прикупить 400 или 500 овец; потом тех и других будут посылать в подмосковные села, где также велят « зделать им сараи .., и кормить и беречь»[8].

В 1666 году царской грамотой приказчику Домодедовской волости Андрею Григорьевичу Мерчукову « великий государь …указал быть на своей .., службе в Скопине воеводою…»[9]. В Скопине решили завести пашенное хозяйство, к 1675 году оно составит около 1000 десятин (только по ржаному полю), около 3000 десятин в трех полях [10], а кроме ржи сеяли пшеницу, овес, горох, ячмень,…. Государевой грамотой скопинскому воеводе предписывалось «осмотреть» и «отвести» под десятинную пашню удобную землю, обмерить поля и распределить повинности по крестьянским дворам, применяясь к общим указаниям полученной из приказа инструкции, а когда хлеб снимут с полей «устроить» его в житницы (амбары), …заводить «племянных свиней»; то же – и овец, для которых устроить двор и « на том дворе беречь, чтоб они з бораны до времени не ходили. В 1667 году в Скопине на скотном дворе 596 овец, 508 свиней, и 361 поросенок… обещают прислать «на корм в зиму» 500 государевых «подъемных» лошадей», предписывают «…завести гусей и утят и сколько кур купить для отправки в Москву»[11]. Для строительства скотных дворов, конюшен, мельниц в Скопине, в Романове, в Сасово местным воеводам указывалось «для строенья свиней и овец призывать ис черкасских городов семьянистых людей заобычных»[12]. Многочисленные плотины и мельницы, устройство которых требовало уменья и большого труда осуществляли подъячие Тайного приказа. Не обходилось и без серьезных конфликтов на местах, когда власти приходилось в своих намерениях делать уступки крестьянам. « А о полях сказать, - наказывал государь в Скопин, где как раз поднялся шум из-за переведенного в десятинную пашню 8 десятин «немировского поля», - которые поля по ево великаго государя, пашню, и ис тех поль, как ож даст бог, сняв ныне жатву и спрятав тот хлеб, велет воеводам те поля отдат им (скопинцам) тотчас»[13].Cкопинцы также били челом государю, чтобы не вводилась вместо драгунской службы десятинная пашня. В этот раз, в наказе царь, убеждая их, собственноручно написал: «и они бы то рассудили, дома ли жить да пашню пахать и малые столовые запасы давать, или ежелеть по человеку з двора служить[14].

Приезд воеводы. худ. Иванов С.В.
Приезд воеводы. худ. Иванов С.В.

Новые тяготы в виде десятинной пашни вызывали сильное недовольство крестьян, достаточно было лишь повода для конкретных действий. 3 июля 1666 г. большая группа крестьян деревни Горловой и села Хворощево примкнули к восставшим казакам и крестьянам Василия Уса. Уже 4 июля староста П. Синицын сообщил о происшествии только что назначенному скопинскому воеводе поручику А. Г. Мерчукову, а 10 июля о нем стало известно в Москве.

В документах Тайного и Хлебного приказов указывая « в Скопине» имели ввиду его как административный центр, кроме собственно города к нему были приписаны села и деревни.

Что известно из прошлого Скопина? По окладным книгам церквям и монастырям за 1676 год в городе значились:

Соборная Воскресенская церковь – « Тое соборныя церкви двор попа Прокопия за городом на посаде.А дьечка, и пономаря, и просфирницы, и прихожен у тое … церкви не сказал…Да в приходе к той церкви воротник градских ворот».Церковной пашни 25 четвертей в поле «а в дву потомуж .Сенных покосов на 50 копен»[15];

Пятницкая церковь на посаде – «двор попа Ипатия, двор попа Павла, двор попа Федора, двор пономарский, двор просфирницын, 9 дворов церковных бобылей. Церковной пашни 25 четвертей в поле…Сенных покосов на 100 копен .

В приходе:3 двора подьячих, 42 двора посадских людей, 59 дворов стрелецких, 90 крестьянских, 30 дворов бобыльских пришлых людей, 8 семей работников с государева скотного двора». [16] « В 1698 году состояло 278 дворов»[17];

Никольская церковь на посаде – «двор попа Григория Федотова, двор попа Григория Андреева, двор дьякона Василия, двор пономарский, двор просфирницын, два двора церковных бобылей. Церковной пашни 25 четвертей в поле…сенных покосов на 30 копен.

В приходе: « двор сьезжей из(бы) подьячего», 19 дворов посадских людей, 50 дворов стрелецких, 73 двора крестьянских, 18 дворов бобыльских» [18]. «В 1698 году 2 двора поповых, два дьячкова и просфирницын, 3 двора подъячих, 31 двор посадских людей, 3 двора солдатских, 101 двор крестьянских, 33 двора бобыльских, двор стремянного конюха, двор стадного «прикащика», десять дворов конюхов» [19];

Богоявленская церковь в Подлесной Слободе - « У тое церкви двор попа Федора, да в приходе к той церкви в той Подлесной Слободе, по досмотру Скопина города старосты поповского села Лопатина покровского попа Иосифа да домового сына боярского Семена Клементьева и по скаске ево, поповой Федоровой, дватцеть шесть дворов стрелецких, восмьдесять шесть дворов крестьянских, тритцеть два двора стрелецких, вдовьих и бобыльских, всего сто сорок пять дворов» [20]. «В 1698 году в приходе: 26 дворов стрелецких, 86 дворов крестьянских, 32 двора стрелецких вдовьих и бобыльских. Церковной пашни « по заручной приходской челобитной» по10 четей в поле … сенных покосов на 30 копен» [21];

Успенская церковь на посаде – « У той церкви двор попов Григорьев, двор дьякона Ивана, да в приходе ктой церкви, по досмотру Скопина города старосты поповского села Лопатина покровского попа Иосифа да Скопина города никольского попа Григория и по именной росписи за их руками, четыре двора подьячих, дватцеть дворов солдатцких, тритцеть дворов посадских людей, двацеть восмь дворов крестьянских, девять дворов бобыльских. А те дворы отошли из Пятницкого приходу» [22].Церковной пашни и лугов нет;

Сретенская церковь в « городе, что выселились из розных приходов» - двор попа Тимофея. В приходе: 4 двора солдатских, 59 дворов крестьянских, 5 дворов бобыльских, 4 двора вдовьих;

Церковной пашни по заручной челобитной 15 четвертей в поле …сенных покосов 20 копен» ;

Казанская церковь на посаде - « двор попа Ивана, двор дьячков.

В приходе: двор подьяческий, 2 двора посадских, 14 дворов солдатских, 4 двора бобыльских и вдовьих. А строили ту церковь скопинские Никольские прихоженя, которыя похатели у той церкви в приходе быть». Церковной пашни и лугов нет.[23]

Троицкий ( с 1764 года Свято- духов монастырь ) в 1,5 версте от Скопина –

« В 1691 году как значится в просьбе …Троицкого монастыря иерея Иоанна Пахомьева к государеву наместнику ( воеводе) М.Н.Кречетникову, Троицкий монастырь был возобновлен, по указу великих государей Иоанна и Петра Алексеевичей и велено в нем содержать монахов до 30 человек с производством положеннаго из Скопинской канцелярии жалования – деньгами по 2 руб. и ржи 3 четв.» В 1714 году вблизи монастыря по указу Петра Алексеевича на речке Верде построена мельница «для довольства монашествующих и для содержания церкви Божией.» [24].

Вознесенский женский монастырь - «По указу Алексея Михайловича в 1668 г. в Скопине, кроме мужской построена была также и женская богодельня на 30 человек «с производством ежегодного жалования по 2 рубля на человека из таможенных и кабацких доходов да по 2 четверти ржи и овса из десятинного хлеба. В 1690 г .богоделенныя старицы и белицы – Акилина с сестрами – писали великим государям Иоанну и Петру Алексеевичам, как видно из Рязанских Достопаметностей, «что их богодельные избы построены на торговой площади и близ кружечного двора, где от безстыдных людей и их слов жить невозможно. А есть де за посадом, близ церкви Казанския, Государев конюшенный двор, который с 191 (1683) года стоит порожен, а вместо того построен за рекою Вердою новый, а под монастырь то старое место годно…» Скопинскому воеводе Аврааму Пасынкову предписано постройку отдать и « избы туда перенесть, церковь построить своими ружными деньгами и мирским подаянием ». Со времени построения монастыря монахини Вознесенского монастыря пользовались денежным и хлебным жалованьем от Скопинской канцелярии по третям года – деньгами по 60 рубл., а хлебом по 90 четвертей» [25], в 1694 году монастырь был отстроен.В 1764 году упразднен.

Скопинские крестьяне платили денежный оброк на «пустовую десятинную пашню» и на пустоши, сдававшиеся крестьянам и на сенные покосы, платили крестьяне за мякину, солому, ухоботье от десятинного хлеба. В отдельных случаях за солому крестьяне вывозили из своих хозяйств навоз на десятинные поля. Величина оброка в виде «столовых запасов» для скопинских крестьян составляла в 60-е годы 17 века «по свиной туше «с потрохом» с двора «кому в мочь», а «кому не в мочь», «з дву дворов по туше с потрохом же», «а тушя бы, - значилось в наказе, - всякая была по 2 пуда».Там же с двора собиралось по барану, по 2 курицы или по 20 цыплят, по гусю и по 2 утки ( живых или «сушенных») или по 20 цеплят» [26].

В переписи за 1675 год жители Скопина платили, как сказано в переписной книге оброк:

«Всего на посацки людей шест десят восем дворов а людей вних з детми и збратеми племянники и зятями и савнучатами двести деветнадцат человек оброку платят по сороку пудов свиного мяса по сорока кур сушоных на год».

«И всего на Скопине на посаде стрельцов сто шест десят дворов а людей в них здетми и братями сплемяники из зятями и совнуками и приемышами триста пятдесят шест члвк под нимиже пятдесят служек десятиную пашни пашут по десят десятин вполе а вдву потомуж оброку платят попятнадцат свиного мяса по десяти гусей по двадцати уток спатрохами да десят баранов посми алтын по две денги забарана и того по два рубли пошестнадцат алтын почетыре денги на голову ( так в тексте, видимо, конечнона год) по пятнадцат кур сушоных»

«Ивсего вскопине напосаде крестян сто тридцат четыре двора а людей вних с детми избратеми иззятями исовнучаты исприемоши и спососедники четыреста пят десат шест члвк десятинные пашни пашут пошестидесяти десятин вполе а в дву потомуж оброку платят девятнадцат свиного пошестидесяти гусей по двадцати уток с потрохами подвадцати кур сушеных да пятдесят баранов по осми алтын по две денги за барана и того имеетца попятнадцат рубли на голову»[27].

В росписном списке от 1 мая 1688 года , при приеме города и вотчинного хозяйства Василием Александровичем Даудовым у воеводы Ивана Поливанова писано : «Город Скопин, на реке Верде; вал земляной, по валу острог дубовой, по острогу оламы рубленые, крыто тесом. Две башни проезжие, на одной вестовой колокол. Шесть башен глухих .Двоих городовых ворот да дву колитков ключи.

В городе, на башнях и в пушечном анбаре десять пушек, длина полтретья аршина с вершком, ко всем ядра по три гривенки. Пять пушек, длина по два аршина без трех вершков, ядра к ним весом по две гривенки без чети. Пушка полтретья аршина с тремя вершки. Пушка трех аршин без дву вершков. Пушка полтретья аршина с двемя вершки, ко всем трем ядра по гривенке.

Погреб новопостроенной казенной, в нем зелья, свинец, пушечные припасы:
сто дватцеть семь пуд пушечного и мушкетного пороху в бочки, сорок пять пуд свинцу, пятьсот ядер больших, сто середних, семьдесять малой стати; все железные десять пуд фетелю. В казенной житнице сто двенатцеть мушкетов, и в том числе семь стволин без лож, пятдесят четыре ледунки ветхих, дватцеть семь бердышей и рогатин ветхих же.

У Скопинских стрелцов и у казаков сто шестьдесят один мушкет, семьнатцеть банделер, тритцеть три ледунки ветхих. В городе ж четыре богра железных.

Сьезжая изба, горница с комнотою на подклетах. В сьезжей избе: божие милосердие, образ Христа Бога нашего, образ Пресвятые Богородицы, образ Иоанна Предьтечи в одном киоте; ларец дувой и ковон железом с замком, а в нем книги крестоприводноя печатноя, великих государей указные грамоты из приказу болшаго дворца и из приказу

болшие казны о томоженных и о кабацких зборах, и о заказе винного куренья, и о судных делах, и чтоб впредь в дворцовых городах и в селах воеводам и приказным людям будучи, неокладные денги собрав высылать к Москве.

Книга о мытах и о перевозах. Книги, новые статьи о татях и о розбойниках, за дьячми-ж приписми. Книга, список с соборного уложенья. Книги окладные со 191 по нынешней, по 196 год, за руками прежних воевод и за моею, Ивановою, рукою. Книги переписные Скопина города и Скопинского уезду дворам, и крестьяном, и быбылям, за руками.

Да в том-же ларце великих государей в десятинном хлебе и во всяких податях на прошлые годы и на нынешней, на 196 год, отписки да выборы на старост и на целовальников ко всяким розным , великих государей, делам, за руками мирских людей.

Да в козенке, в коробах, к прежним воеводам великих государей грамоты и указы в

столпах, да ко мне, Ивану, сто пятдесят шесть грамот, два указа, да два списка; книги приходные и расходные неокладным денежным доходам прежних воевод и при мне, Иване, за руками.

Да по тем книгам на лицо денежные казны: сорок семь рублев, один алтын, две денги.

Книги ж, в переплети, Скопинским градским и уездным всяких чинов людем, за рукою воеводы Андрея Мерчюкова.

Книга разбору столника Степана Нелединского солдатом, за его рукою, 181 году.
Книги, список с писцовых и с переписных книг, за рукою воеводы Дениса Остафьева.

Книги великих государей Скопинскому десятинному хлебу приходные, и росходные, и умолотные, и перечневые, и опытные, и сенные прошлых лет и при мне, Иване, по нынешней 196 год и нынешнего 196 году.

Книги вершенным и невершеным всяким старым делам при прежних воеводах и которые дела при мне, Иване, за руками.

Книги записные явочным челобитным, книги записные служилым коболам, и ссудным и поступным записям, и дворовым купчим, а по тем книгом наличных денег: четыре рубли , дватцеть один алтын, пять денег.

В Скопине ж городе житной двор, горожен в забор, на нем в житницах осмина медноя, заорляна да осмина, древяная, заорляна ж.

В Скопине ж, за посадом, и в Скопинском уезде двадцеть три гумна, горожены тыном, на них дватцать три избы сторожевых, тритцать половень, трицать шесть овинов, шестьдесят три житницы.

А в градцких и Скопинского уезду в селских житницах: две тысячи чети ржи, четыре тысячи чети овса оставлено, по окладу, ко 197 году, на семена, деветнатцеть чети без полу осмины ярыя пшеницы, морозом битой, шесть чети без полу осмины конопель, и ныне тот хлеб за зомками и за печатми старост и целовальников, которые у того хлеба ходят, за выборы мирских людей.

В Скопине-ж, за рекою Вердою, по указу великих государей и по грамотам из болшаго дворца, построен, со 191 году, великих государей припускным стоялам жеребцам, и кобылицам, и молодым жеребчикам, и кобылкам, и подьемным лошядям вновь конюшенной двор с конюшни, стойлы, и с ясли, и с дворцы, и с сараи, а на том дворе ведают лошадей конюхи стремянной да стряпчей. ( В росписном списке от 24 августа 1689 года, при сдачи вотчины В.А.Даудовым дьяку Льву Протопопову , добавлено « Да подле того двора почета вновь строит теплая конюшня и ныне не достроена, верху нет»[28].

В Скопине ж, за посадом великих государей другой конюшенной старой да скотной дворы с сараи, горожены в забор, на них две лошади порченных болшие конюшни, а на скотем дворе коровы и быки, телки и подтелки, а сколко числом, то писано в окладной книге. А от тех коров собрано за кислое молоко и за сыры пятнатцеть алтын с денгою, а денги в сьезжей избе. ( В росписном списке от 24 августа 1689 года уточнено: « на скотном дворе…двенатцеть коров, шесть бычков прошлых лет и нынешних, восм телок прошлых же лет и нынешних. Да от тех дойных коров сборного в дву кадках да в четырех горшках сем пуд, семнатцеть гривенок масла с деревом и с черепом,…»[29].

Великих государей на дву пасечных дворах, под заповедным лесом, на болшом дворе: двести тритцать три ули. Да в селе, в Ослебе, на дворе-ж: сто десять улев со пчелами, да на тех-же пасечных дворах триста пятнатцеть улев порозжих (в переписной книге за 1676 году в селе Вослеба значатся два двора «пчелных» сторожей).

В Скопине ж и в Скопинском уезде четыре мелницы.Мелница на реке Верде, в ней четверы жерновы, двор горожен в забор, изба с сеними, крыты соломою. Мелница на речке Келце, в ней двое жерновы, мелничный двор, горожен в забор, на дворе изба, да клеть, да новес, крыты соломою. Мелница на речке Слободке, в ней двои жерновы. Да толчая, мелнишный двор, горожен в забор, на нем изба, новес, крыто соломою.

Мелница на речке Керди, в ней двои жерновы, мельнишной двор, горожен в забор, на дворе изба, да клеть, да сарай, крыты соломою. На всех четырех мелницах помолные и с толчей денги сбирают Скопинцы верные целовалники, посадские люди и крестьяне, за выбороми мирских людей, а сборные помолные денги и тем денгам записные книги стоят, для сбереженья, в Скопине, в сьезжей избе, в коробе, за и их счетом, и за печати, и за замком, а лопаточноя мука в Скопине – ж у волостного старосты, в житнице, за его печатью»[30].

На воеводе лежала главная ответственность за точное исполнение указов и строгая отчетность по управлению и ведению хозяйства. В сьезжей избе воевода руководил подьячими ( в Скопине по окладным книгам в 1675 году числилось в различных церковных приходах 9 подъячих дворов из них один прописан в приходе Никольской церкви, как « двор сьезжей избы подьячего», видимо Ивана Сорокина, который упоминается в 1689 году в росписном списке г. Скопина : «вершенные и невершеные дела и книги у подьячих, у Ивана Сорокина с товарищи», и писавшего передаточные росписные списки при приеме и сдачи дел воеводами. Фамилии других известны из cказок скопинских стрельцов о выемках вина : подьячие Никита Сорокин, Ермила Аврамов, Иван Ремезов, кроме них в городе жили в то время « нотариусы» – скопинской площади подьячие Титко Забобурин и Власко Еремеев , а на местах в селах и деревнях руководили выборные люди: « старосты, зборщики, гуменные и к протчим делам целовальники», сотники ( соцкие), пятидесятники , десятники. Мирские выборные люди раскладывали подати и оброки , собирали их, возили деньги и «запасы» в Москву , берегли на месте государев хлеб в житницах , заведовали государевыми мельницами и винокурнями, кружечными дворами. Органы деревенского самоуправления , волостной мирской сход , где под наблюдением воеводы обсуждали все текущие дела , а с другой стороны воеводой же вершилась и расправа над виновными крестьянами, а порой вершился и несправедливый суд. Однако «увлечения администрации скопинской вотчины приводили и к отставкам. Так, смещен был воевода Денис Остафьев, по всей вероятности, из-за «налогов , которые он чинил крестьянской жене Офимьице»[31].

Дел у скопинского воеводы много, за распорядительность положен оклад 100 рублей в год за все упущения могут взыскать, а награда только царская грамота и в ней похвала. «Отпустил он например в Москву, по распоряжению Приказа , 4000 живых кур с скопинскими целовальниками, а из Москвы пишут , что … 682 курицы « недовозных», и воевода должен произвести расследование, кто был виновником : подрядчик Трофимка - в предположении, что он вместо двух стругов отпустил кур только в одном « и от того куры з духу померли»; или ..скопинские целовальники « своим нерадением тех кур поморили», или собрал он и отправил свиное мясо , а оттуда в ответ грамота: доправить на воеводе пени 50 руб., а за то, что: « свиные мяса прислал к Москве полтями , а не тушами , а грудинок и потрохов не прислал; а так те мяса збирал , и их держал в ызбах, а не в анбарех, и от тово мяса перепортились»[32]. Вот и пишет, воевода в отчете ( видимо в ответ на какой то грозный указ) о состоянии скотного двора в Скопине : « И те овцы и бараны и свиньи и поросята худы , потому что во 174-м году ( 1666 году) летом на овцы ина ягнята был урон большой, и по се число от той скорби не оправились»[33]. По обычаю прежних лет по такому случаю предполагалось по царскому указу произвести «сыск » с наказанием виновных.

К Скопину как административному центру вотчины относились села: Вязовенка, Чернава , Жерновки ( Новокелец), Лепяги, Затворное, Хворощевка, Хворощево, Горлово, Лопатино, Павелец, Лазинка, Мшанка, Вослеба, Неделенка (Березняги), Гремячка, Вослебна Ильинска ( Ильинка), Скопинска Ильинка (Казинка), Становое, деревни Журавинка и Новикова. По окладным книгам] монастырям, церквам и часовням Рязанской епархии, учиненные при преосвященном Иосифе, митрополите Рязанском и Муромском, в 1676 году в деревнях и селах значилось:
Вослеба - Христорождественская церковь, двор попа Василия, двор пономарский, двор церковного бобыля. В приходе 90 дворов крестьянских и 8 дворов бобыльских. «Церковныя пашни десеть четвертей в поли, а в двупотомуж, а иная де церковная земля отведена в государевы десятин в пашню…сенных покосов на пятьдесят копен».

Вязовенка – Богородицерождественская церковь, двор попа Наума, двор попа Алексея, двор дьячков, двор просфирницын, 2 двора церковных бобылей. В приходе: 110 дворов крестьянских,12 дворов бобыльских. Церковной пашни 12 четвертей в поле… сенных покосов 50 копен;

Горлово - церковь мученика Дмитрия Салунского, двор попа Макария, двор пономарский.. В приходе:125 дворов крестьянских, 13 дворов бобыльских. Церковной пашни 10 четвертей…сенных покосов на 50 копен;

Пасека. худ. Шишкин И.И.
Пасека. худ. Шишкин И.И.

Гремячка – Архангельская церковь, двор попа Пахомия, двор дьячков, двор пономарский. В приходе: 60 дворов крестьянских и 8 дворов бобыльских.Церковной пашни, 10 четвертей в поле…сенных покосов на 50 копен;

Жерновки - Богородицерождественская церковь, двор попа Матфея, двор понопарский, «церковной пашни десять четвертей в поли, а в дву потомуж», сенных покосов на 50 копен. В приходе: 45 дворов крестьянских , 5 дворов бобыльских.

Ильинска (Вослебна Ильинска) – Ильинская церковь, поп Григорей да поп Хрисанф живут в одном дворе, двор дьячков, двор пономарский. В приходе:140 дворов крестьянских, 18 дворов бобыльских. Церковной пашни 20 четвертей …сенных покосов на 100 копен;

Кремлево – Архангельская церковь, двор попа Калинника, двор попа Иева, двор дьячков. В приходе: 104 двора крестьянских и 10 дворов бобыльских.Церковной пашни, 12 четвертей в поле..сенных покосов на 50 копен;

Келец – Георгиевская церковь, двор попа Филиппа, двор попа Тимофея , двор попа Максима. В приходе: 65 дворов казачьих ,7 дворов бобыльских;

Козинка (Скопинская Ильинка) – Пятницкая церковь, двор попа Григория, двор дьячков, двор просфирницын. В приходе: 70 дворов крестьянских и 8 дворов бобыльских.Церковной пашни, 16 четвертей в поле…сенных покосов на 100 копен;

Лазинка – Богословская церковь, двор попа Ивана, двор попа Дементиана. В приходе: 43 двора крестьянских, 5 дворов бобыльский. Церковной пашни 10 четвертей …сенных покосов на 60 копен;

Липяги – Сергиевская церковь, двор попа Андрея, двор пономарский. В селе и в деревне Дриски: 100 дворов крестьянских, 13 дворов бобыльских. Церковной пашни 10 четвертей …сенных покосов на 100 копен;

Лопатино - Покровская церковь, двор попа Ивана. В приходе: « В том селе Лопатине да в деревни Жюравинке сорок три двора крестьянских, деветь дворов бобыльских.»

Неделенка (Березняги) – Архангельская церковь, двор попа Сафона, двор пономарский.В приходе: 60 дворов крестьянских, 5 дворов бобыльских. Церковной пашни 10 четвертей в поле…сенных на 50 копен;

Павелец – Архангельская церковь, двор попа Симеона, двор дьячков, двор церковного бобыля. В приходе : 78 дворов крестьянских, 7 дворов бобыльских.Церковной пашни 10 четвертей …сенных покосов на 50 копен;

В новом починке Становых – Богоявленская церковь, двор попа Кондрата, двор попа Алексея, двор дьячков, двор пономарский, двор просфирницын. В приходе в селе Становых да в деревне Катиной 185 дворов крестьянских, 21 двор бобыльский. Церковной пашни 16 четвертей …сенных покосов на 100 копен;

Хворощевка – церковь мученика Дмитрия Салунского, двор попа Июды, двор дьячков, двор, пономарский. В приходе: 57 дворов крестьянских, 5 дворов бобыльских. Церковной пашни 10 четвертей …сенных покосов на 100 копен;

Хворощево – церковь мученика Дмитрия Салунского, двор попа Дорофея, «двор дьечков Астафьев». В прходе:110 дворов крестьянских, 12 дворов бобыльских. Церковной пашни 10 четвертей …сенных покосов на 60 копен;

Чернава – Архангельская церковь, двор попа Никифора . В приходе: 20 дворов крестьянских и 1 двор бобыльский. Церковной пашни, 10 четвертей в поле..сенных покосов на 50 копен; [34].

( В книге М. Кожевникова значится : современное название -д.Новикова ( Воейково).

В изданной в 1912 году книге капитана М.Кожевникова «Земельные владения Дома Романовых в ХVI и ХVII ст.» в Пехлецком стане Скопинского уезда кроме того числились: с. Вердерево, «вотчина Велемское», д.Михайловка и «вотчина Раново»- название селения в 1912 году - село Никольское (Раново) Данковского уезда.

Из окладных книг становится известно также, что: - в село Жорновки «..приход поселся вновь и благословенная грамота на церковь получена 11 июня 182 (1674) года…»; в село Павелец «…приход выселился внове тутошних околних сел и старых приходов, а церковь построена в 177 (1669) году…»; в село Хворощевка « приход выселился из тутошних сел и старых приходов, а церковь построена в 182 (1674) году…»; в село Мшанка «…приход выселился из села Чертового внове, церковь построена в 183 (1675) году…»; в село Лазинка «.. .приход переселился из села Богословского и церковь перенесена в то село…во 182 (1674) году…»; в село Козинка «…приход выселился из Скопина города , из Пятницкого прихода, церковь освещена в 178 (1670) году…»; в село Ильинску «… приход выселился …из села Вослеба, а церковь построена во 173 ( 1665) году…»: в село Гремячка «…приход выселился из села Вослебы, благословенная грамота взята на Божию церковь в 182 (1674) году…»[35].

Из переписной книги 1710 года и окладной книге за 1746 год становится ясно, что село Неделенка именовалась также и селом Березняги , «село Неделенка Береняги тож…» [36]; при сравнении имен крестьян , числа крестьянских дворов и имен священнослужителей а также других данных по окладным и переписным книгам за 1675 год, приходим к выводу, что Вослебна Ильинска и Ильинска наименование одного и того же села, аналогично как и Казинка и Скопинская Ильинка, на это указывает также запись в переписной книге за 1716 год «село Скопинская Ильинска Казинка тож…» (видимо будучи прихожанами Ильинской церкви, в начале основания этих сел , оба селения назывались Ильинками, но чтобы как то их различить прибавляли «определяющее» слово по тому месту откуда выселился приход);село Лопатино и деревня Журавинка изначально разные селения, а не одно его наименование в разное время; село Борщевое , вошедшее в вотчину в конце 17 века основано выходцами из села Вязовенка, село Делехово существовало уже в 186 (1678) году.

В работе Водарского Я.А. приводятся такие данные : в «Скопинском уезде в «Описи» (1674) – 1915 дворов 5876 чел., из них 1576 дворов крестьян и 101 двор бобыли»[37].К концу 17 века в Скопинской вотчине количество крестьянской и десятинной пашни составляло в поле 14 253 четей [38], при среднем количестве десятинной пашни 0,59 десятины на двор.Количество дворов, жителей, закрепленной за ними десятинной пашни и уплачиваемого оброка по переписной книге 1675 года приведены в Таблицах 1.1,1.2.

Таблица 1.1

Таблица 1.2[39]

Грамоты, наказы, инструкции воеводам того времени попытка строго регламентировать деятельность администрации во всех направлениях хозяйственной деятельности на местах. Одна из таких инструкций приказчику появилась еще в вотчинах родственника царя Алексея Михайловича боярина Морозова Б.И.. Интересно, что в наказе от 13 февраля 1651 года выданным Третьяку Кондакову при назначении его приказчиком села Сергач также предписывалось « землю и сенные покосы и леса бортные ухожеи и рыбные ловли и всякие угодья со крестьяны досмотреть же …и досмотря все переписать в книгу порознь по статьям, и переписные книги крестьяном моим и всяким моим вотчинным угодьям за поповою рукою и за своею прислать ко мне к Москве, а другие книги таковы ж оставить у себя…А пашня моя боярская крестьяном велеть пахать во всех 3-х полях, а десятинам мера 80 саж. длиннику, а поперечнику тож, а сажень 3-х аршин…за ними б крестьяны смотрить, чтоб оне дворы себе строили не оплошно, и всякие дворовые заводы заводили и лес бы под пашню розчищали и пахали не оплошно» [40].

В грамотах и наказах скопинским воеводам , по крайней мере с 1666 года прописанные обязанности , документы по учету ( посевные, ужинные, замолотные, перечневые, опытные, укосные (сенные) книги, книги помолных денег, «отписи да выборы на старост и целовалников», книги приходные и расходные неокладным денежных доходов, книги десятинного хлеба и другие) почти в точности упоминаются в изданной Главной дворцовой канцелярией инструкции управителям дворцовых волостей в 1731 году, поэтому видимо, можно считать, что система управления, делопроизводство, основные формы хозяйствования, учета и контроля, сложившиеся к концу 17- началу 18 века в инструкции лишь были обобщены и конкретизированы с большей обстоятельностью, что в особенности нашло свое отражения в отдельных главах инструкции: «о исполнении указов; о разделении дел между канцелярскими служителями ( те же подьячие); каким образом приходные книги содержать; о хлебоустройстве ; о содержании конюшен; о содержании скота; о сенной на лугах козбе и росходе ; о сочинении щетов» и другие. Благодаря этой инструкции, при критическом ее прочтении, можно восстановить методы управления вотчиной и в конце 17 века. Описание действий управителя ( видимо и воеводы тоже) по приему денег звучат очень современно, если кто захочет наладить приход денег и в наши дни можно ею воспользоватся без изменений.

В соответствии с инструкцией,если управителю, например, в платеж приносили деньги , он требовал « письменное известие» т.е. обьявительное письмо, и приняв его с причитавшимися деньгами выдавал квитанцию и записывал в свою настольную книгу, которая хранилась в приказной избе под печатью. В книге писал кому исполнить и под роспись отдавал деньги вместе с обьявительным письмом приходчику, приходчик же в той книге за них расписывался. «И как приходчик те деньги примет, тогда оное записать в приходную окладную книгу под тою статьею, по которой те деньги приняты, обьявя имянно в котором числе, и по чьему доношению, или писму, и сколько числом принято, и сполна по окладу или в платеж, и кто платит», затем приходчик «без всякой волокиты, а более трех дней отнюдь не медлить» докладывал письменно управителю, делая отписку на обьявительном письме о том, что деньги приняты «…и те обьявительные письма приходчиков хранить (управителю) и по числам переплетать, понеже по тем письмам щеты свидельствованы быть имеют»[41].

В грамотах и в наказах воеводам скопинской вотчины предписывалось Тайным (Хлебным) приказом представлять сведения «безо всякаго мотчанья» или в установленные сроки: « сколько хлеба остается от прошлых лет, молоченного и не молоченного, и сколько сеяно к отчетному году и какого, сколько десятин… какова хлеба пожато , и сколько сотниц и по опыту в умолоте по чему чаять и сколько копен сена сметано и на скольких пустошах неподкошенные травы по смете копен будет»[42], в инструкции же управителю вся работа по подготовке этих данных , технология учета, контроля прописана очень детально, чтобы еще больше ограничить возможности администрации в злоупотреблениях, увеличить государевы доходы : «На государевой десятинной пашне посеянной хлеб где имеется,…по посевным спискам освидетельствовать подлинно, толь число десятин посеено, и против крестьянских собственных посевов всходен ли, и ежели, по осмотру явятся отсевные, или реткосевные, или худовсходные десятины, о том …со старостами и целовальниками, и з гуменными, и с посторонними лутчими людьми изледовать, чего ради так учинилось…

На пашне. худ. Венецианов А.Г.
На пашне. худ. Венецианов А.Г.

Десятинную пашню всю измерять… надзирать самому … прилежно и велеть навозом удовольствовать неоскудно. И с тем навозом землю пахать глубже и перепахивая скородить ... А хлеб на семена отбирать самой лутчей и чистой, и чтоб всегда были свои семена и под каждой хлеб в особых житницах… А сколько какова …в посеве будет, и то записывать в посевные списки имянно. Как посеянной всякого звания хлеб приспеет в совершенство, тогда …определить крестьянам сжать и снопами класть копны щетом по ровному числу и к тому приставить целовальников, сколько где надлежит, и что в котором числе нажато будет, оным целовальникам записывать, …к приему привозного с поля хлеба определить целовальников и в ветренные дни велеть крестьяном тот хлеб с поля к кладям возить и прежде определенным в полях целовальником велеть на каждой воз накладывать по копне и отпускать щетом, а как к кладям привезут, и у тех кладей приставленным же целовальником с хлебом возы и с возов снопы принимать щетом же… И при приеме того хлеба от каждого воза для опыту имать по снопу и класть в особую кладь. И что того всего хлеба перевезено и сколько скирдов, и те скирды каждою мерою по скольку сажен в длину и ширину, и по скольку копен, и в копне снопов положены будут записывать в ужинные книги имянно.

И из оного отборного с возов хлеба самому управителю с старостами … отобрав доброго, средняго и плохова по сту снопов, и положа для сушки на овин, запечатать, и, как высушен будет, велеть крестьяном обмолотить и обмолоченной вывезти на чисто, и чистой и охвостной хлеб смеря в указную меру под гребло в четверики до полполмалого четверика, и что ис каждой сотницы обмолочено и вымерено будет, то написать в опытные книги имянно и тою записку …. прикрепить и будущим при том опыте старостам, и целовальником, и крестьяном и священником к той записке для верности велеть приложить руки.

Гумно. худ. Венецианов А.Г.
Гумно. худ. Венецианов А.Г.

И оной опытной хлеб управитель , старосты и гуменные целовальники, запечатав в особой житнице, а ухоботья смеряв же, в удобном месте велеть беречь и по тому опыту всему хлебу, что ево по умолоту быть надлежит, учинить смету и означенные ужинные опытные книги с сметою прислать …, а в приказных избах с тех книг и смет для ведома оставлять за управительскими скрепами точные копии»[43]. В Скопине и Романове десятинная пашня была введена в 60-х годах 17 века вместо драгунской службы, в них же наказом вводился следующий порядок по десятинной пашне: «полным (людям) велеть пахать, будет мочьно по ниве, а на ниву выходить по 4 человека , а будет по ниве не в мочь пахать, а по десятине мало, и им, полным, велеть по полутора десятине пахать( на двор); средним полностью по десятине, бедным по полудесятине или какмочно»[44]. Десятинную пашню пахали стрельцы и государевы служки, которые жили в Скопине, часть земли пахали наймом. За «пустовую десятинную пашню» накладывался денежный оброк, так в дворцовом селе Мурашкино он составлял 40 алтын 2 д. с десятины. Об урожае зерна в владениях царя Алексея Михайловича свидетельствуют « данные сводной описи за 1673 год : « рожь пришла сама 4 ( Арзам.у.); 4,2 (Терюш.в.); 4,7(Скопин); 5 (село Дехтяное, Рязан.у.);6,6 (Богородицкой); овес сам 3,2 (Арзам.у.); 3,6 (Терюш.в.); 5,2 (Богородицкой); 5(Скопин); 8 (село Дехтяное, Рязан.у.)»[45].

При ведении пашенного хозяйства, для повышения урожайности, отчасти вынужденной мерой было обзаведение и в Скопине скотными дворами, чтобы поля постоянно удобрялись. Осмотрительно подходили к выбору площадей для посева отдельных зерновых культур. В 1669 году, например, государь указал в Скопине и Романове «ныне на весне изготовить под ячмень и под просо новые земли…»[46], т.к. под Москвой урожая просо не было. Семена и сорта подбирали тщательно в местностях, где особенно были большие урожаи. Из Богородицкого везли для Домодедова « на семена 150 чети ячмени доброво». Скопинцы также привозили для подмосковных сел семена полбы (старинный сорт пшеницы) [47].

Скопинские крестьяне в Скопине в 17 веке, как правило, не привлекались к сенокосу , этим занимались наемные работники или крестьяне других дворцовых сел, в 18 веке из-за роста поголовья скота к косьбе в основном были заняты местные скопинские конюшенного ведомства крестьяне . Управитель в 18 веке должен был: «Сена в лугах начинать косить июня з 25 числа или смотря по времени и по годам, и чтоб кошено было чисто и равно, бес пропусков и не в полтравы, и в гребле сено, розметав, и на лугах подкошено остатков отнюдь бы не было. А скирды класть на высоких местах… А около скирдов, дабы скотиною потравы не было, огородить плетнями и что сена в укосе волоковых и по смете мерных копен и во многих ли скирдах, и по скольку в каждом скирде ис того волоковых копен, и скирды на скольких саженях сметаны, и кому имянно для обережения и отдачи в росход с роспискою отданы будут, и то все написать в укосные списки, и те списки присылать …На лугах траву косить в удобные времена косцами, которые указом …определены будут, однако, не дожидаясь приспеющего времени для сенокосу за три месяца, тех косцов …требовать доношением, дабы оныя их наряду к тому сенокосному времени косцы с принадлежностми и с подводами присланы были»[48]. В наказах воеводам и приказчикам Хлебного приказа в 17 веке такие же указания «сено косить все чтоб одноконечно некошеной травы не оставить..., а буде … крестьяны покосить будет невозможно и для той козьбы козцов нанять»[49]. Кроме косцов, видимо привлекались наемные и крестьяне других сел для обработки десятинной пашни, «в зиму для молотьбы и для воски дров», возки десятинного хлеба. Об участии наемных работников в жнитве говорится в отчетной ведомости за 1675 год, в которой в общих словах говорится, что в государевых селах «на жнитво десятинного хлеба хресьяном и к годовым работником в прибаву наймованы недельные работники и бабы»[50].

От воеводы Скопина Тайный и Хлебный приказы требовали отписывать: « что у нево на лицо какой старой и молодой, племянной и на убой, животины и птиц имянно»[51], иногда при этом указывалось очень детально «а куры сушити, пластать и распластав натирать солью и в соли держать сутки и сушить в печах в лешедях»[52], а также «чтоб всякая животина была сыта и в осеннее время в ненастные дни и по ночам стояла под навесами, а зимнем временем в теплых сараях»[53], В инструкции управителю сходное положение: «что будет от какого скота приплоду и в скопе масла и протчего и что будет вновь построено, и то имянно записывать в книги помесячно порознь … Лошадей постатейно по майским згонным книгам осмотря описать в шерсть и в лета, и в приметы имянно, и описные …на конюшенных дворех на корму ставить и чтоб кормом довольны были и постелею покойны, а овес давать лошадям за управительским присмотром, а сена по розсмотрению, чтоб под ноги не розметывали и напрасно в навозе не пропадало», а «коров, овес, свиней разводить, и кормить тою скотину со удовольствием всяким гуменным кормом…где надлежит для скота вновь построить сараи и протчее, и оное строить и что надлежит городить крестьянами заблоговременно, а что будет от какого скота приплоду и в скопе масла и протчего и и что будет вновь построено, и то имянно записывать в книги…»[54]. Скопинский воевода должен был представлять в Москву точные сведения по оброчным статьям: с «непашенных» бобылей, с «пустовой» десятинной пашни, с сенных и лесных угодий, с рыбных ловель, за мельничные места , тоже по неокладным статьям, «крестьянских и бобыльских дворов и по сколько крестьянских дворов в выть положено», а также «имать» стрелецкие, ямские и полонячные деньги и отсылать «от себя»[55].

В инструкии управителю прописано более развернуто: «С оброчных всяких статей, с мельниц, с пустошей, с пашенных, замытных земель, с сенных покосов, с раменных лесов , и со всяких посторонных на дворцовых землях заводов и с протчих тому подобных, которые по окладным книгам написаны со крестьян и с разных обротчиков оброчные деньги собирать на указные сроки и надлежащие по указу во дворец прислать в Москву И буде по сыску явятца без оброку, с которого году и по каким указом повелениям учинены и безоброчных оброчить вновь по указом и за кем без оброку имели за те за все годы, и с тех, кто ими владел, по новому оброку деньги взыскав, записать в приход по указу. В землях, в лесах и в сенных покосах, и на реках к строению мельниц и протчаго к пользе и приращению ее и что вновь завести можно смотреть усердно…и что усмотрено будет, о том и о вышеписанном о всем … писать имянно»[56].

Косцы. худ Мясоедов Г.
Косцы. худ Мясоедов Г.

Cкопинская вотчина во второй половине ХVII века являлась одним из основных поставщиков хлеба для московских стрельцов и царского двора. Так указом от 2 декабря 1668 года было предписано « в городах и в селах, которые ведомы в Хлебном приказе, зделать из десятинного хлеба к нынешнему к 177-му году на измайловские расходы сухарей ржаных против 176 – го году 2000 четей, круп овсяных 1000 чети»…с Рановской пристани(т.е. из Романова или Скопина) потребовано было «для измайловских расходов» в 1670 году 2 тыс. четвертей сухарей». Правительство заботясь о стрельцах и видя в них опору власти направляло служилым людям и хлеб, и вино. В бумагах Тайного приказа есть записка о том, что «для астраханской службы» в 1667 году, например, выдано было двум приказам 300 ведер вина, тем же двум и еще двум другим, всего 2600 чел.,- «вместо муки по полуосмине ржи человеку из стругов..., который хлеб привез из Богородицкого, ис Скопина, ис Романова …». Отправляя князя И.С. Прозоровского с стрельцами в Астрахань для борьбы с Разиным в феврале 1670 года Хлебный приказ должен, по памяти из Тайного «изготовить… в низовой отпуск 3 тыс.четв. ржи и 10 тыс.четв.овса «из сел, которые ведомы в том Приказе…», а в июне того же года к этому прибавлено: из скопинского хлеба с Рановской пристани – 4500 четв.ржаной муки, 2300 четв. сухарей, 2200 четв.толокна»[57].Однако скопинцы не только пахали и сеяли .

В отдельные периоды рекрутские наборы подрывали экономику крестьянских хозяйств. Так при подготовке Чигиринских походов во Второй выборный полк генерала М.О.Кравкова были переданы выбранные в 1677 г. в Скопине и Романове 1000 солдат. Ко времени окончания русско-турецкой войны в 1681 г. скопинских и романовских солдат затем перевели в Первый выборный полк генерала А.А.Шепелева и выслали в Севск[58 ]. Учитывая, что повидимому полк М.Кравкова набирался преимущественно с наследственных романовских земель, царь Алексей постоянно благоволил им как и стрельцам. Так в 1664 году по поручению царя ездил в Астрахань стольник Кафтырев чтобы «по наказу» сказать солдатам М.Кравкова, что « великий государь службу их похваляет..,и что женам их дают хлебное жалованье, сверх поденного корму, и они б о том не печалилис, жены их и дети сыты».В этом же наказе государь « похваляет» московских стрельцов и солдат полка не только «за нынешнюю», но и «за прежнюю службу, как они ему, великому государю, в смутное время служили и к бунтовщикам и к изменникам… не приставали». «В 1665 году, государь указывал выдать, как записано в приходо-расходных книгах солдатам М.Кравкова ( 1082 чел.) по рублю своего государева жалованья «да по кумачю человеку» и опять за то же, « что они во 170 году на Москве и в Коломенском к вором и бунтовщиком не пристали» [59].

Доставка столовых запасов в Москву из Скопина производилась, как правило, с помощью заключения подрядных договоров, но хлебные запасы крестьяне возили подводами до Рановской пристани в с.Троицкое, где были устроены амбары. Так в 1667 году государь указал «своих государевых запасов взять к Москве …из Скопина 8566 чети с осминою ржи, и 15605 чети бес полчетверика овса, 133 чети сухарей»[60]. О совокупной величине доходов от скопинской вотчины пишется в похвальной грамоте «за исправную высылку ко двору денежных доходов и столовых припасов» от 11 января 1689 года скопинскому воеводе : « В нынешнем, во 197 году, Октября с 29-го Генваря по 1-е число, по отпискам твоим в присылке к Москве наших денежных доходов и с мелниц недоборных денег на прошлые годы из доимки и на нынешней, на 197, год, по окладу, четыреста девяносто один рубль, четырнадцать алтын с денгою да столовых запасов: тысеча пять сот сорок один пуд с полу пудом мяса свиных, тысяча гусей, две тысячи уток с потрохами, тысеча четыреста сорок две курицы колотых». В росписном списке от 24 августа 1689 года писано: « В Скопине и в Скопинском уезде, во всех селях и деревнях, в нынешнем, во 197 году, ужато, великих государей, десятинного хлеба: на тысячи десятинах тысяча восмьсот десять сотниц, пятдесят снопов ржи; на дватцети десятинах сто четырнадтцать сотниц снопов ярые пшеницы; на девяти стах на шестидесять на одной десятине три тысячи восмьсот девяноста девять сотниц, пятдесят снопов овса»[61].Здесь еще раз следует обратить на то, с какой тщательностью велся учет еще до издания в 1731 году инструкции управителю.

По росписному списку , таким образом, значится что десятинная пашня в 1689 году составила 1981 десятин в трех полях. Из собранного урожая в 1689 году в житницах оставляли на сев следующего года, а остальной хлеб отправляли на стругах: « в три струги тысяча деветь сот семьдесят одна четь с осминою ржи, в восмь стругов восмь тысяч деветь сот тритцать семь чети овса, … с мельниц лопаточные сборные муки пятьдесят четыре чети орженой, шестьнатцать чети пшеничной, дватцать семь чети солодовой с овсяною…»[62]. Отправленный хлеб – собранный урожай с десятинной государевой пашни, мясо и птица были поставлены по оброчным статьям с крестьян и государевых скотных дворов. Кроме того, в сельских общинах дворцовых сел на каждый крестьянский двор приходилось около 5-6 десятин пашни (в трех полях 15-16 десятин земли) смотря по качеству земли. Во всяком случае в вотчине боярина Морозова в середине ХVII века норма на двор составляло именно такую величину ( Забелин. Большой боярин.Вестник Европы № 871 Т.1 стр.24). В самом деле, в Скопинском уезде числилось за крестьянами 14253 ( 7126 десятин ) чети пашни, на 1580 крестьянских дворов, однако, если пересчитать площадь дворцовой десятины на помещечью, то получится около 9000 десятин или в среднем 5,7 десятин в одном поле. Зная, например, урожайность и количество пашни можно ориентиовочно оценить уровень жизни скопинских крестьян. В селе Казинка (Скопинская Ильинска) – 78 дворов, в 1676 году обрабатывая в среднем 3,5-4 десятины в поле на двор, обычно сеяли рожь на озимом поле, а овес и другие культуры на яровом. При стандартной величине высева – 9 пудов на десятину для ржи и 12 пудов для овса при урожае для скопинских полей в 17 веке для ржи сам 4.7, а овса 5.0 ( в урожайный год) чистый сбор с десятины составлял 33,3 пуда для ржи и 48 пудов для овса, т.е. в среднем, если учитывать, что раз в три года десятина оставалась под паром, средняя урожайность составляла 27,1 пуда с десятины. С надела в 10,5-12 (дворцовых) десятин в трех полях всего получалось 284,5-325,2 пудов на двор. Минимамальная норма потребления на душу – 18 пудов, при среднем размере семьи 6.6 человек потребление семьи составляло 119 пудов, разница 165-206 пудов. Заплатив налоги , которые составляли в этот период в пересчете на хлеб в дворцовых селах около 0,53 пуда и величину оброка около 0,9 пуда на душу т.е.всего 9.4 пуда,( см. Нефедов С. А. Демографически-структурный анализ социально-экономической истории России.

Конец XV – начало XX века. -Екатеринбург: Издательство УГГУ, 2005.) излишек на семью составлял 155,6-196,6 пуда, в среднем 176 пудов. Однако, если учесть, что имелись дворы, где в конце 17 - в начале 18 века были у отдельных крестьян работники ( в том же селе Казинка у моего предка старосты этого села Григория Свиридовича Скалина по переписной книге 1719 года значился, например, работник), то необходимо прибавить еще 1,8 десятины обрабатываемой земли или соответственно излишки хлеба составят за минусом налога дополнительно составят 47,4 пуда, итого 223,4 пуда или за село 17425,2 пуда. Кроме ржи и овса крестьяне сеяли в меньших количествах пшеницу, ячмень, горох, просо. коноплю, возделывали огородные культуры. Естественно в зажиточных хозяйствах, где могло обрабатываться 7-8 десятин земли чистая прибыль была выше. В крестьянском хозяйстве были лошади, ( в отдельных хозяйствах, например в селе Муровлянке, у крестьянина Стенки Веселого было их по меньшей мере три) коровы, овцы, свиньи, птица. Часть зерна шла на корм скоту и птице. То , что скопинские крестьяне в конце 17-начале 18 века жили не бедно подтверждается косвенно и тем как жили дворцовые крестьяне в соседних регионах.

Запасы крестьян Белгородчины, которые как скопинцы до 1663 года несли драгунскую повинность в 40-х годах 17 века имели запасы в своих хозяйствах в среднем 500 пудов,[63] а в большинстве хозяйств дворцовых крестьян Тамбовского уезда в конце 17 века имелось 2-3 лошади, 2-3 коровы и с избытком обеспечивали себя хлебом[64]. Косвенным подтверждением довольно высокого уровня жизни является то ,что в начале семидесятых годов, когда необходимо было обустраивать государево хозяйство из крестьянских хозяйств «Скопина и Романова вместо свиных туш взяли 500 живых свиней , со Скопина же 900 баранов…». Скопинскому воеводе предписывалось на разные «покупки» при обзаведении хозяйства «деньги занять у скопинских и у романовских крестьян …, а будет крестяня взаймы денег не дадут, и яму против сей росписи (т.е. «покупок») все имать в долг; а как денги в казне в зборе будут и крестьяном те деньги заплатить тотчас безволокитно»[65].При обзаведении хозяйством в Скопине у крестьян брали взаймы или покупали ульи.При этом царь указывал: « а пчелы у крестьян покупать повольным деньгам, как пристойно, а сильно не отымать»[66].

Однако все расчеты сделаны для урожайного года, при неурожайных годах какие были в дворцовых и конюшенных селах в 1722-1724 и сороковых годах 18 века, при отсутствии запасов положение было катастрофическим.И даже в обычные годы наряду с зажиточными были и «…оскудалые, бестяглые, кормящиеся по миру милостью..», их в городе Скопине в 1710 году от всего населения насчитывалось 67 человек ( больше 3%).

Чтобы извлечь максимальную прибыль, московским Приказам государем предписывалось « рассмотреть…бобылей ( в Скопине и Романове), - будет в них де(ла) и прибыли (или) нет, и их бы учинить деловыми, и дать им денег и хлеба, как дают деловым»[67].

Кроме пашни, житниц, конюшен, скотных дворов, мельниц в Скопине имелся кружечный двор, на торговой площади, рядом с богадельней, и до 1677 года он непосредственно по указу подчинялся воеводе ( по косвенным данным в Скопине воеводам кружечный двор подчинялся и позже, до конца 17 века), поэтому воевода должен был оборудовать винокурню, а для этого купить «винные кубы и всякие суды», определить дворцовым крестьянам возить дрова , а также смотреть за прибыльностью предприятия, руководствуясь при этом Соборным уложением 1649 года и наказами которые скопинские воеводы получали при назначении на должность, где одной из мер доходности прописывалось, чтобы крестьяне и посадские не водили корчмы:«У кого корчму вымут впервые, или кто на продажу винокурит, и на тех впервые заповеди правити по пяти рублев, а напитухах ( кто у винокурщиков покупал) по полуполтине на человеке. А у кого корчму вдругоряд вымут, и на тех людех заповеди править вдвое, по десяти рублев, а на питухах по полтине на человеке, да тех же людей, у кого корчму вымут вдругоряд, бити кнутом по торгом, а питухов бити батоги. А будет у кого корчемное продажное питье и питухов вымут втретие, и на тех заповеди имати по дватцати рублев на человеке,и на питухах по рублю на человеке, да их же бити кнутом, да продавъцов же сажати в тюрму, до государева указ»[68].

« За извет в кормчестве давали из … из дворов , и из животов четвертую долю, или со всякого ведра по 10 алтын, а за посуду с пуда меди по две гривны. В 1681 году положено было, чтобы с тех сел и деревень, где корчма обьявится , брать с крестьян и бобылей,которые не известят, по рублю с крестьянского и бобыльского двора, с десяти дворов того десятка, где откравается кормчество, и чинить десятским и тоу десятку жестокое наказание, а корчемников ссылать на Яик, в Сибирь, или в иные города на пашню». Доход с кружечного двора был большой , для примера в 1677 году «кружечных сборов шло с Рузы 175 рублей, со Ржева Володимирова 328 рублей, со Старицы 292 рубля,..в 1670 году с кружечного двора в Устюге Великом сходило 4530 рублей».

Хотя и нет сведений , что кроме скопинского кружечного двора были кабаки в больших селах вотчины ( в грамоте от 31 октября 1687 года писано о том, чтобы скопинскому воеводе « корчемное питье, и суды винные, и табак вынимать и отдавать на кружечные дворы верным головам и целовальникам») , но их правительством предписывалось заводить, даже в малых . Расход кабацких денег производился воеводой по царским грамотам «держать денег на расход вполовину против прежнего и даже меньше». Как бы не было сурово наказание его нарушали , уж больно дорогое было царское вино при крестьянских доходах, а с другой стороны, если самим курить вино и продавать «питухам», то и прибыль большая. Этим «промыслом» занимались все сословия и воеводы тоже. Стоимость ведра вина была в 1660 году три рубля, из-за дороговизны хлеба, в 1682 году для оптовой и розничной торговли с Московского даточного двора ведро вина продавалось по полтине, а четверти и чарки по 20 алтын. Для сравнения лошадь в 1688 году стоила 3 рубля , пара быков 5 рублей, в 1676 году рожь 25 алтын за четверть, овес 13 алтын 2 деньги, горох 1 рубль,16 алтын, 4 деньги [69].Извещение в винном курении начальству было выгодным делом, об этом рассказывает один из сохранившихся документов.

В 1688 году 15 мая , в сьезжей избе, перед воеводою « …Скопинские стрелцы, Карпик Гутков, Ивашка Филюшкин с товарыщи, семь человек, да посадские люди, староста Семношка Голынин, Ефремка Кузовлев, Тимошка Базаров, Мартынка Князев с товарыщи, восм… …кь, сказали:по святей, непорочной, Евангилской заповеди Господни, еже ей ей, по указу великих государей, посыланы были они, стрелцы и посадские люди, в Скопин с подьячим, что приезжал из Переславля Резанского с Кузмою Тюшевским, для винной выимки, на которых людей извещал выимщик в винном куреньи. И они, стрелцы и посадские люди, с подьячим, с Кузмою Тюшевским, того ж Мая с 15 числа, были с ним, подьячим, у Скопинских подьячих: у Ивана Сорокина, выняли они три котла винных, у Ермила Аврамова вынято два котла винных, у Ивана Ремезова вынято котел железный бражной, у Никиты Сорокина ничего не выняли, а опричь того, никакого питья у них, подьячих, они, стрелцы и посадские, люди, с подьячим, с Кузмою Тюшевским, не вымали, то наша и сказка». В этот же день «…Скопинские стрелцы, Антошка Жмуркин, Максимка Перелыгин, Дениска Слепой, Фочка Бородин, Федотка Зотов,Гришка Карпов, Карпушка Татаринов да Келецкие казаки , Савостка Духанин, Петрушка Решетников, Автамошка Полтинин, Федюшка Кузнецов, Петрушка Лафин, Минка Воробьев с товарыщи , дватцать человек, сказали: по святей,.. посыланы были они, стрелцы и казаки, в Скопинской уезд, в села с подьячим, что приезжал из Переславля Резанского, с Кузмою Тюшевским, для винной выимки, на которых людей извещал выимщик в винном куреньи. И они стрелцы с подьячим, с Кузмою Тюшевским, в Скопинском уезде, были в селе Лопатине, у попа Леонтья на дворе и ничего у него не выняли,да в селе Павелце у крестянина, у Ивашки Хирова, выняли у него на дворе толко железные крючья, на чом железной котел вешают.

В селе Хворощовке, на дворе у попа Юды никакого питья не выняли. В селе Мшанке у попа Андроника выняли у него в боченке с ковш вина да в селе Муровлянке у крестьянина, у Стенки Веселого, вынято бочку браги, да у него ж взяли он, подьячей Кузма, с Переславскими служилыми людми трех лошадей. В селе Становых у крестьян, у Кирюшки Филиппова, питья и посуды ничего не вынято; того ж села у крестьянина, у Стенки Лукьянцова, питья и винной посуды никакой не вынято, да взял де он,подьячей, у него, Стенки, крестьянку, а как ее зовут, того они не ведают; того ж села у крестьянина, у Ганки Сафонова, на дворе его питья, вина, и пива, и винной посуды нечего не выняли ж, а его, Ганку, взял с собою он, подьячей, в Переславль Резанской. Да по его ж, подьячего Кузмы Тюшевского, словам, Скопинские стрелцы и казаки, звали его, подьячего, Кузму, что ехать было ему в село Скопинской Ильинеск, для винной выимки, и он де, подьячей, в то село с ними , стрелцами, не пошол, и поехал по Пронской дороге в Переславль Резанской, а их стрелцов отпустил в Скопин, то наша и сказка».Ну и хорошо, что так, в этом селе тогда жил мой предок крестьянин Свирид Скалин. Из расспросных речей Ивашки Хирова видно, что « взята его, Ивашкова, лошадь с телегою и с хомутом, и та де лошедь оставлена в Переславле Рязанском, а ценою де та его лошадь была с телегою и с хомутом в четаре рубли. Стенка Веселый сказал:..и тех де его, Стенкиных, лошадей с телеги и с хомуты взял к себе Аким Ржевской, и купчая на них взял на имя держалника своего Григория Полибина, а в купчей написали бутто взял он , Стенка, десять рублев, а те де его, Стенкины, лошеди стоили осминатцать рублев, а с телеги и с хомуты стоили и дватцать рублев и болши»[70]. Почему делали выемку у подьячих , это понятно, у них было что взять, видимо они и откупились и попы тоже, а вот крестьянам и в этот раз не повезло.

Относительно священников Собором от 11 августа 1652 года предписывалось чтобы
« священнический и иноческий чин на кружечный двор не пускать, и вина им не продавать».В 1681 году патриарх предписывал архиереям, митрополитам, архиепископам, чтоб они учинили крепкий наказ протопопам, священникам, диаконом и всем церковным причетникам в домах своих вина не курить, и кроме кружечных дворов вина нигде не покупать».Но если поп села Мшанка попал в историю из-за ковша вина в боченке, то диакон соборной церкви города Шуи отец Ларион, в 1678 году , как выяснилось по учиненному архиепископом суздальским розыску « на кабаке и по улицам валяется , и по харчевням скитается ,и приходя пьян бьет и градом всем возмущает, и в церковь божию не ходит, всегда по улицам ходя, по ночам и в день кричит».В 1677 году опять по указу архиепископа суздальского был розыск про попа Григория, и спрашивали у шуян: «А пономарь все пьян валяется ли? Да поп Грегорей в беседах напивается ли пьян и озорничает ли? Ст… у… на беседах и по улицам ходя, выставляя, показывает ли?» Шуяне

сказали: «Ей же, ей»[71].Злоупотребляли винным курением и воеводы, вот и в Скопине,

Кабак. худ. Рябушкин А.П.
Кабак. худ. Рябушкин А.П.

хотя и не доказали вину воеводы Василия Александрова сына Даудова во всех злоупотреблениях, а также и в том, где жалобщики намекая на злоупотребления в курении вина, писали, что он «близ нашей, великих государей,пороховой казны, и житниц, и городовой стены, с приезду своего, курит вино, в восмь кубов, а градских и уездных людей для того винного куренья посылает по дрова неволею и со крестьян … берет по 20 возов дров», город 24 августа 1689 года ему пришлось сдать « по наказу, и по грамотам из приказу болшаго дворца» дьяку Льву Протопопову, который «по тому челобитью был посылан нарочно с Москвы…подлинно сыскать»[72]. В ноябре 1689 года в городе уже был воеводой Авраам Пасынков. Помимо злоупотреблении в винном курении воевода , по челобитной скопинских стрельцов пятидесятника Евтюшки Жмуркина и посадских людей Матюшки Бородина и Аврамки Ляхова с товарищи обвинялся «во всяких налогах ( проще говоря поборах), и в боях, и во взятках, и в разоренье» и то, что «на дворцовых на четырех мелницах целовалником, по вся дни, велел солод и всякое жито молоть на себя безденежно,…да с …дворцовых лугов сена к себе на двор возит», а кроме того в очной ставке прибавили, что воевода «велел свести людем своим его истца, Матюшкиных 20 пластин дубовых (досок) к себе на двор». После «сыска» дьяка Льва Протопопова в иске скопинцам было отказано т.к «били челом без мирского ведома, а в челобитных с собою писали в товарищах стрелцов и посадских людей без их мирского ведома , воровски…», за что предписано « учинить наказанье при многих людех, бить кнутом нещадно и впредь их их к нашим делам ни в какие службы не выбирать,…жить на прежних своих тяглых жеребях и собрать по них поручные записи, а Василю Даудову доправить на них… безчестья 153 рубля с полтиною…»[73]. То что скопинцы в этот раз не соврали нет никакого сомнения, в данном случае обнаружился один из фактов воеводского кормления .Назначение воеводой было государевым пожалованием за заслуги и пожалование расценивалось как доходное место для улучшение своего материального положения .Подчиненные им подьячие в силу принадлежности к власти также стремились увеличить свое материальное положение собственными кормленными доходами. «Правительство награждало служилых людей воеводством, чтобы они могли «покормитца», иногда прямо возмещая этим пожалованием невыплаченное денежное жалование»[74].

Можно даже не сомневаться, что в минимальном исчислении кормление скопинского воеводы состояло из кормов на три праздника – на Рождество Христово, Пасху и Петров день, именины членов царской семьи, дни ангелов самих воевод, их родственников и «повседневных» кормов натуральными продуктами и деньгами. Еще в 1651 году, боярин Б.И.Морозов в наказе по управлению вотчиной, своему приказчику указывал: «Да пожаловал я ево Третьяка приказным жалованьем со крестьян в год на 3 празника з дыму по алтыну: на рождество христово, на светлое воскресенье, да на Ильин день…А пашню ему Третьяку пахать на себя и сено косить насильством не велеть, а хто честью по доброте на него Третьяка станет пашню пахать и сено косить,и им в том заказу нет»[75].

Разновидностью повседневного кормления являлись расходы посадских людей и крестьян на строительство дворов на воеводу, на ремонт и поддержание в хорошем состоянии жилых и хозяйственных помещений, на отопление, освещение,…на транспортные расходы воевод, их родственников и дворовых людей в деловых и частных поездках, на разнообразные бытовые услуги были бесконечными и составляли значительные суммы.

Конечно отличия в кормлении были, и по приезду воеводы В.А. Даудова в Скопин стрельцам и посадским могло показаться , что все это незаконно и прежние воеводы, да и в «прежние времена» при Никите Ивановиче Романове так не поступали. Но стольник В.А.Даудов прошел уже школу воеводского кормления в Чаронде, куда он был послан в 1680 году « про ( воеводу) Петра Протопова и про подьячего..., против челобитья чаронцев в обидах и налогах, и во взятках розыскать..».И тот же Петр Протопопов, хотя и сам наворовал более чем на 1300 рублей, и как в челобитной чаронцев сказано :«имал…двойные кормы, денежной и хлебной, и конской… Да он же, Петр, имал себе хлебного запасу- муки ржаной и овсяной, и солоду, и овса шестьдесят пять четвертей с полуосминою….своими налогами и от немерных правежов двести шестьдесят два рубли…от щетого дела сорок рублев…Да…как он приехал из волостей на Чаронду тридцать две четверти ржи и овса, да коням ево сена сорок пять возов. Да в ево ж… харчевные запасы издержали пятьдесят семь рублев…»,указывал на то ,что Даудов бил и сажал в тюрьму крестьян, которые приносили скаски о том , что писец им нужен ( в то время Протопопов с воеводства был снят и оставался на должности писца)и заставлял (Даудов) их писать обратное , « в волости посылали обрасцовые памяти и ссылошные грамотки и к порожным столбцам велели попом прикладывать руки».Все это потом подтвердилось в розыске, Даудов всеми возможными способами отстранив конкурента по кормлению Протопопова и в качестве писца, уже через год сдал воеводство новому воеводе стольнику Андрею Поливанову , который должен был « по челобитью чаронцов посадских и уездных людей 66 человек…в налогах и во взятках про Василья Даудова розыскать…»[76].Кроме воевод, как органов постоянного хозяйственного управления, контроль в вотчине осуществляли дьяк Хлебного приказа, головы и сотники московских стрельцов, полковники, майоры, поручики двух выборных солдатских полков М.Кравкова и А.Шепелева, а также подьячие, сокольники, конюхи. Им давались «в большей или меньшей степени чрезвычайные поручения, которые выдвигала интенсивная хозяйственная жизнь и которые не могли удовлетворится средством обычной «приказной» администрации»[77].

Видимо на торговой площади , располагалась скопинская таможня. В конце 17 века в Скопине таможней управляли выборные головы, которые избирались из купечества, посадских людей и дворцовых крестьян. Служба эта была «на веру», поэтому должностные лица принимали присягу. При голове обычно состояло несколько помощников – целовальников, именовавшихся в таможенных выписях как «товарищи». «Ходячие» целовальники собирали пошлины на торговых площадях. Выборному голове также помогали местные подьячие, заносившие в таможенные книги данные о торговцах, их товарах, суммах сборов. Таможенное управление с 1700 г. осуществлялось уже таможенными бурмистрами, которые по-прежнему избирались от купечества и по существу ничем не отличались от таможенных голов прежнего времени. Таможенная документация включала «расходные книги», «росписные списки», «отпускные книги», «товарные ценовые росписи», «приходные книги», «обыскные книги». Особый документ «таможенная выпись», в котором отражались результаты досмотра и суммы начисленных пошлин,. именно по ним можно судить о торговле в Скопине в конце 17 – в первой половине 18 века. Выписи введены Новоторговым уставом 1667 года, где в статьях .

27-30 отражены порядок начисления и сбора пошлин - «..всякой на своем городе, какой ни есть товар купит, и с тех товаров пошлин не платить по прежнему для того, что живучи все торговые люди с торгов великому государю в тех городех служат и всякия подати платят. А которой человек, купя на своем городе какой ни есть товар, и похочет тот товар вести в иной кой город, и ему объявить в таможне и записать таможенному голове тот товар в отпускную книгу, и дать ему выпись за рукою и за печатью, и отпустить в тот город… И приехав ему на иной город, подать выпись в таможню, и против той выписи голове у него велеть досмотрить и записать в книги имянно, .. что сверх выписи объявитца, взять на великого государя.. А как он тот товар продаст на городе, и с него взять пошлина по десяти денег с рубля, с продажные с прямые цены, и дать ему в том платеже выпись. А будет хто приедет на которой город с деньгами для покупки товаров, и ему те деньги объявить в таможне, .. и взять пошлины з денег, по пяти денег с рубля. И что он купит каких товаров и поедет с того города на иной город, и ему дать выпись, что он з денег пошлину платил … И приехав тому человеку с товаром на кой город похочет, подать в таможню данную ему выпись. И в таможне против выписи записать и велеть товар осмотреть, и с продажного товару имать пошлины по пяти денег с рубля, потому что он в том городе, в коем покупал товар, платил по пяти денег...

А у кого выписей таких не будет, что они з денег пошлину платили, имать с тех товаров по десяти денег с рубля»(Российское законодательство X-XX вв.: в 9 т.Т.4. Законодательство периода становления абсолютизма. Отв. ред. А.Г.Маньков. М., Юридическая литература, 1986г). Из Москвы в Скопин везли товары повседневного спроса, ткани , обувь и даже недорогие украшения, так «…Москвитин, кадашевской слободы Трофим Семенов продал в Скопине по отпускной московской выписи : пятьнадцать кокошников, двадцать два холста , два тюка китайских, двадцать обуви сапогов, пуд меду, полпуда ладану, пуд воску, четыре фунта шолку черного, пуд шолку красного, десять фунтов жолтого цвета, тридцать ожерелков оборочных, одиннадцать кумачев три конца китайских однопартищевых …» . В 1741 году «…купецкой человек Максим Черкасов продал… дегтю в пяти бочках, медов восемьдесят ведер…». Из Скопина везли зерно, кожу, мед, воск. «В 1708 году ноября…скопинской таможни (бурмистр) Фетиска Духанин с товарищи отпустили из Скопина …посадского человека Григория Сафонова товару к Москве скопинской покупки тридцать три кадей меду…». В 1723 году «… скопинской таможни бурмистр Михайла Козьмин отпустил из Скопина посадского человека Михайлу Скатникова скопинской покупки хлеба ржи 50 четвертей , цена по рублю четверть. Итого покупного отпускного хлеба таможенных пошлин…по десяти денег с рубля да новонакладных за санк-петербурские съесные припасы с платежа пошлин по гривне с рубля. Платил отпускного того хлеба до Тулы а где продаст внести в платежные выписи…».В 1725 году «…отпустили из Скопина до Тулы …посадского человека Ивана Петрова сына Бряшева товара ево скопинской покупки на явлены денги напятнадцать рублев сполтиной тритцат одна кожа еловичных цена попяти рублей десяток…». В таможенной выписи, видимо , конца 17 века «… в Скопине таможне выборному голове Тарасу Сафонову с товарищи Ростовского уезду крестьянин Антип Степанов явми( явил) девять рублев тринадцать алтын две денги и на те денги купил во Скопине меду тридцат шесми кадей в нем девеносто два пуда да четверть…»[78].Обязанность смотреть за действиями таможенников возлагалась на скопинских посадских земских старост. В документах того времени говорилось о запрещении воеводам «ведать» таможенных голов и целовальников.

В 1710 году по переписной книге в Скопине числились: « протопопов двор один, поповых десять, дьяконовых пять, дьячковых три, пономарских три – всего 22 двора».

Значатся также скопинской приказной избы подъячие: «Иван Олимпиев сын 70 лет…да работник Потап Григорьев 70, вдов, увечен животом …,Никита Иванов сын Сорокин 60 лет ..,отставной подъячий Влас Еремеев 60 лет .., Иван Иванов сын Еремеев 35 лет .., подьячего сын писать не умеет Иван Иванов сын Сорокин 60 лет .., Иван Мартинов сын Сорокин 40 лет .., Федор Григорьев сын 33 лет .., Сергей Яковлев сын 30 лет .., Клим Юдин сын Слаботчиков 50 лет .., Михайла Антипов сын Ханин 25 лет .., подъяческий сын бездворный Никифор Иванов сын 35 лет , вдов, снимает у семейных двор».Всего в Скопине десять дворов подъячих, у них работников мужского пола 8 человек, женского пола 9 человек».

Жили «по указу государя и по грамотам из военного приказа скопинские отставные солдаты , за храбрость оставленные , за старостью и за увечья».

«Итого в Скопине и на посаде солдатских рядовых и отставных и вдовьих 193 двора, в них 476 человек».

«…на конюшенном дворе у лошадей стадные сторожа – 9 дворов.., в них людей мужского пола 37 человек, из них женатых 13 человек ,..солдат, что в прошлом 186 ( 1678) году написаны в переписных книгах стрельцами – 185 дворов ,..в Скопине на посаде, посадских людей тяглых – 103 двора, вдовьих безтяглых – 5 дворов, пустых – 2 двора..., в них дворовых людей и бездворных мужского пола 279 человек , в том числе женатых 136 человек .., женского пола 298 человек …у посадских людей в домах работников мужского пола 8 человек, в том числе женатых 4 человека, женского пола – 10 человек,..на посаде посадских людей кузнецов 31 двор, вдовьих 5 дворов …, в них людей мужского пола 113 человек, в том числе женатых 61 человек, женского пола 115 человек, в их домах работников мужского пола 1, женского пола 1,..на посаде, волостных дворцовых крестьян тяглых и вдовьих 324 двора, в них людей мужского пола 765 человек, в том числе женатых 442 человека , женского пола 758 человек …, работников мужского пола - 3, в том числе женатых 2 человека, женского пола 6 человек», из них детей в возрасте до 15 лет 480 человек. «…Оскудалые, безтяглые крестьяне кормящиеся по миру милостью, работать за старостью не могут и тягла тянуть за скудостью нечем…7 дворов, в них людей мужского пола 30 человек, втом числе женатых 16 человек , женского пола 37 человек».Количество дворов по переписной книге книге 1710 года приведено в Таблице 1.3.

Таблица 1.3[79]

Экономическая целесообразность, скорейшее реформирование армии , создание более эффективной структуры управления привело к новому административно-территориальном делении России , введеное указом Петра I 18 декабря 1708 г..Скопин вошел в Азовскую губернию переименованную затем в Воронежскую.

«В рамках данной реформы в 1712 г. были созданы так называемые особые советы ландратов, действовавшие при губернаторах. Согласно Указу 20 января 1714 г., ландраты избирались «в каждом городе или провинции всеми дворяны за их руками». Однако избрание ландратов не было проведено, поскольку отсутствовали нормативные акты, которые бы регулировали процедуру голосования. Поэтому формирование ландратов проводилось Сенатом на основании списков кандидатов, присланных из губерний. Разделение территории Российского государства на губернии имело свое продолжение. В 1715 г. принимается решение разделить губернии на «доли», в которые входило 5536 дворов. При этом каждая доля находилась в ведении особого ландрата, который в пределах своей доли «управлял всякими сборами и земскими делами». Тогда же за каждым ландратом была закреплена определенная доля: устанавливалось, чтобы каждый ландрат жил в пределах своей доли, в определенном городе, и имел двор для помещения «приказа, тюрьмы и хором, где можно ему жить»[80]. Институт уездного воеводства был упразднен. При губернаторе постоянно находились два ландрата, а ландраты, управлявшие долями, должны были съезжаться в губернский город один раз в году "для счета и управления дел". Итак, в соответствии с Указом 1719 г., согласно новому административному делению, все губернии разделялись на провинции, а провинции — на уезды. Скопин входил в Елецкую провинцию Воронежской гебернии .Именно к этому времени относится переписная книга Скопина.

В ней писано: «реестр присланной Сказки 1920 года города Скопина приему вместо того воеводы подьячей Анисим Алтухов а что какова звания о том явствует ниже сего».То есть можно думать, что воеводы в Скопине в это время в это время уже не было , но был провинциальный.Из официального документа того времени: «Великаго государя и Великаго князя Петра Алексеевича, с Ельца, из Провинской канцелярии, за подписанием стольника и воеводы Василия Петровича Зиновьева, велено собрать с Скопина и с уезда с дворцовых и новоприверстанных крестьян на окладной Воронежской губернии расход с числа людей…»[81].Из ревизской сказки узнаем: «В скопинской канцелярии перед подьячим Анисимом Алтуховым которому по отъезде из Скопина в шацкой ландрату Федора Григорьева Ляпунова повелено ведать город Скопин всяким правлением…».В приказной, по той же сказке, избе значились скопинские подьячие Петр Иванов сын Сорокин,Клим Юдин сын Слоботчиков, Федор Григорьев сын Григорьев, Антип Федоров сын Забобурин , отставной подъячий Влас Еремеев – 70 лет, Михайла Антипов сын Ланин, Василий Никитин сын Сорокин, Сергей Яковлев сын Яковлев , Николай Яковлев сын Ремезов, а также «Воронежской губернской канцелярии комиссарства конюшенного правления подъячей Дмитрий Устинов сын Ташков ».

В 1709-1721 годы были временем, когда управление дворцовыми землями было раздробленным.Скопин управлялся , как видно, из созданного при губернаторе комиссарства, скорее всего это воронежская контора, которая управляла конюшенными селами и волостями губернии.По ревизии значилось в Скопине 124 посадских двора , а «выборной староста (стадных конюхов) Тихон Федоров сын Лохов, Андрей Владимиров сын Коновалов ( видимо, судя по фамилии, он не в первом поколении «ходил за лошадьми») …сказали вправду, что у нас в заверденской также и в шадловской конюшенных слободах (дворцовых )стадных конюхов» по 11 дворов. В составе вотчины значились села : Вослеба, Гремячка, Ильинка, Казинка, «Березняги Неделенка тож», Троицкое, «Становое Чертовое тож» (видимо, починок села Становое как значился он по окладным книгам 1676 года был построен на месте , может быть, сгоревшего в конце 17 века села Чертовое, второй раз так именовать , да рядом с христианской церковью наверно не решились) , Покровское, Мшанка, Лазинка, Келец, Лопатино, Кремлево, Вязовенка, Жерновки, Борщевое, Чернава, Липяги, Муровлянка ,Затворное, Рудинка, Горлово, Хорошава, Делехово, Павелец[82].

Существовал в Скопине с конца 17- начала 18 века солидный по тем временам конный завод .О большой численности лошадей говорит то, что в 1707 году Скопинский завод по указу государя из него передано для формирования нового завода 63 лошади и в вотчине полновластный хозяин уже не воевода, вотчиной управляют два приказщика. Функции распределены следующим образом: «Один из этих приказщиков заведовал лошадьми, конюшенной прислугой и конюшенными вещами, введении другого было предоставлено экономическо-хозяйственная часть – обработка принадлежащих заводу пахотных участков земли, посев на них и уборка хлебов, производство сенокосов, доставка в завод необходимого для лошадей количества фуража (овса и сена) и подстилочной соломы, покупка конюшенных вещей, ремонтные исправления старых конюшенных зданий. Срок службы приказщиков – 3 года,..»[83].

Наличие плодородной земли, лугов послужило развитию в Скопине конезаводства. Крестьяне скопинской вотчины и их хозяйственная деятельность уже были подчинены развитию этой отрасли хозяйства. В начале 18 века в начале своей реформаторской деятельности Петр Первый отдал существовавшие конезаводы в частные руки оставив «для надобности государева двора» лишь 11, в том числе и Скопинский. Реформировалось и хозяйство в самих конезаводских волостях, «штатное положение …административно- служебного персонала уменьшалось и увеличивался комплект заводских лошадей». В соответствии с указом от 31 декабря 1704 года предписано персоналу довольствовать «лишь половину тех денег и хлебных окладов, которыми они пользовались» и совсем прекращено отпускать продовольствие и деньги на лошадей, расходы приказано покрывать из доходов от хозяйственной деятельности приписных к конезаводу сел и деревень[84]. В 1721 году Петр I своим указом повелел «дворцовые города,слободы, волости, села и деревни (с находившимися в них конскими заводами), которые ведомы были по губерниям собрать в Приказе Большого Дворца по прежнему и ведать одной командой.» Приказщики по окончанию срока службы должны были отчитываться в этом Приказе. « Нормы годовых окладов приказщикам не существовало одним выдавалось денежное и хлебное, другим какое либо из двух» , а вот например, «жалование кановала-4 руб, и по 3 четверти и 5 четвериков ржи и овса, стадный конюх – 2 руб. и по 5 чт. с осминою (3 ½) ржи и овса.

Чтобы облегчить жизнь крестьян ПетрI издал несколько указов:
«1) указом 1708г. повелевалось не считать беглецов плательщиками, а потому не взимать податей, числящихся за этими беглецами, с их односельчан.

2) указами 1717 и 1724 годов приказывал сдавать крестьянам в оброк с платой двуз- трех рублей за десятину, те луга коннозаводского ведомства, которые оставались свободными за удовлетворением потребности завода»[85].

К концу первой четверти 18 века с введением института управителей, скопинская приказная изба в документах стала именоваться конторой. В 1728 году с учреждением Конюшенной дворцовой канцелярии, Скопин с приписными селами и деревнями передается в ее ведение. К этому времени, в царствование Петра II, относится описание Скопина: «В городе пушечный анбар: в нем восемнадцать пушек, в том числе десять пушек трехфунтовых без четверти, длины по два аршина без трех вершков. Пушки все чугунные. Сто четырнадцать мушкетов; пушечных, больших и средних и малых пят сот семдесят восемь ядер, фитилю два пуда. В казенном погребе пороху в пяти бочках. Из этого числа употреблено в расход июля в 29 день на пальбу за тезоименитство Его Императорского Величества двадцать фунтов, да дня коронования его Императорского Величества издержано два пуда. В том погребе воску три пуда 13 фунтов, весенней и осенней шерсти пять пудов двадцать девять фунтов, да с упалых овец снято шкур восемьдесят две. Выше означенные в пушечном анбаре и в казенном погребе припасы под охранением целовальника Анисима Трубицына. В городе ж двор, в котором живут управители, в нем строение: две горницы липовые плостовые на глухих подклетах, меры по три сажени, сени с чуланом: в городе шесть житниц, в которых кладется Его Императорского Величества десятинный хлеб, крыты лубем и соломой»[86].

Помимо этого ранее Скопин с селами и деревнями был закреплен ( отдан Петром I) в 1713 за царицей Екатериной Алексеевной и город , таким образом, состоял еще в ведении «собственной канцелярии». Эти учреждения регламентировались Главной дворцовой канцелярии, все ступени управления слились только в 1760 году. Численность поголовья лошадей в 1732 году в Скопине известно из доносения А. П. Волынского в кабинет Анны Иоанновны: «В городах: в Скопине жеребцов – 23, кобыл-200; в Богородске жеребцов – 14, кобыл нет(на весну 1733 года назначили содержать 400 лошадей); в Романове жеребцов 231, кобыл – 1018». Примерный штат служителей каждого конезавода включал: «один управитель, при нем два писаря; один штутмейстер и при нем один писарь; один нарядчик; один коновал иноземец; учеников русских, грамот умеющих от двух до четырех человек; стряпчих конюхов от 5 до 10 человек; стадных конюхов от 10 до 30 человек» [87].«Управители как и воеводы «почувствовав полновластными хозяевами …часть исправно взимаемых с заводских крестьян денежных сборов …откладывали на пополнение собственного бюджета, показывая ее недоимкою за плательщиками; сбор хлебов и сена с принадлежащих заводам пахатно-луговых участков в своих официальных донесениях они показывали меньше действительного; некоторые из управителей ухитрялись даже обьменивать или продавать хороших производителей»[88]. Вышестоящие начальники тоже не дремали, первый назначенный в должность штатс-директора Конюшенной канцелярии Абрам Лопухин и призванный контролировать управителей был уволен в 1739 году за «незаконные поборы с скопинских крестьян»[89].

Лошадь в конюшне. Худ.Сверчков Н.Е.
Лошадь в конюшне. Худ.Сверчков Н.Е.

Чтобы как-то поправить дело с воровством управителей на конских заводах были введены должности унтер-шталмейстеров, которым вменялось заниматься исключительно лошадями и их обеспечением, включая контроль за фуражным довольствием и за состоянием конюшен. «В 1736 и 1739 годах, кроме существовавшего в уезде Келецкого конского завода…основано еще два: один на Заслободском пастбище, за рекою Слободкою, не менее как на 500 лошадей, другой на 700 лошадей. Этот последний завод был назван Скопинским-Вороновским по месту своего нахождения в Вороновском пастбище против устья реки Слободки. Лес на постройки этих вновь учреждаемых заводов брали из Ряжской засеки Скопинского уезда; строительнае работы производились местными коннозаводскими крестьянами»[90].На 1 января 1740 года по описям во всех дворцоых заводах содержалось без учета рабочих 2693 лошади из них на скопинских 691 лошадь. По породам на скопинских заводах были персидские, неаполитанские, голштинские, немецкие, кубанские, черкесские, а также «домашние от русских» лошади. Разнообразные по шерсти ( по масти): гнедые, серые, половые, рыжие, вороные, карие, бурые, буланые, саврасые, соловые, голубые, игрение, серопегие, гнедопегие, буланопегие, рыжепегие, карецепегие, соловопегие, гнедочалые, вороночалые,бурочалые,саврасочалые, чубарые. На 2 декабря 1740 года на Скопинских заводах содержалось 784 лошади[91].

«На Скопинском конезаводе содержались лошади пегой масти, в пригородных селениях – в одном вороные, в другом разношерстные. Лошади со скопинских заводов продавались, шли для армейских нужд и использовались для дворцовых работ. Все три завода, разводившие отечественных лошадей, пользовались известностью. Лошади этих заводов были крепкими и выносливыми, «годились в полевые цуги, на разьезд и для санной парной езды»[92].В январе 1745 года в соответствии с «вновь учененным штатом» комплект заводских лошадей в Скопинских заводах определен в 143 жеребца и 1000 кобыл. Впервой половине 18 века в скопинской вотчине, увеличилось и количество крестьянских дворов, десятинная пашня непрерывно расширялась так как для конных заводов требовалось больше овса. В 1728 году десятинная пашня по Скопину с «приписными» уже составляла в одном поле 2138десятин из 5998 десятин, которые числились за Конюшенной канцелярией, в 1746 году 4276 десятин из 8326 [93].Господствующей системой земледелия было трехполье, но помимо трехполья в дворцовом полеводстве в конце 17 века была заведена в качестве опыта пятипольная система. По конюшенному ведомству поля засевались по четырехпольной и пятипольной системам в конце 1770 года. Стабильно высокие урожаи на скопинской земле обеспечивали плодородная земля и возможность использовать для ее удобрения навоз со скотных и конюшенных дворов. Например, урожай конопли в 1743 году составил сам-6,1[94]. Ежегодно в вотчину посылались распоряжения об унавоживании десятинных пашен, в них указывалось, что «паровые поля следовало вспахивать и унаваживать до Петрова дня».

Все виды работ на десятинной пашне регламентировались инструкциями Дворцовой канцелярии начиная с 1724 года и далее в 1731, 1743, 1756 годах, кроме того дворцовая канцелярия рассылала специальные указы, распоряжения, напоминания и прочие документы определяющие практические действия управителей. Так например, А.П.Волынский по возглавляемому конюшенному ведомству, к которому относился и Скопин, отдавал относительно возделывания земельных участков пашни следующие распоряжения : «а) возможно чаще удобрять эти земли как навозом, так и другими к нему суррогатами; б) глубже вспахивать их , затем мелко перепахивать и тщательно выборанивать, чтоб комьев больших не было, понеже в том нет пользы, что хотя и много напахано, а плохо, отчего и труды и хлеб теряем напрасно, того ради надлежит за пашнею гораздо прилежно смотреть, понеже сие всему фундамент;в) рожь, овес и пшеницу сеять погуще, а горох, коноплю, мак, просо, репу и лен – пореже; г) отнюдь не пропускать удобнаго времени для обработки пахатных земель и посева на них хлебов».В отношении содержания лугов, что очень важно для развития скотоводства, предписывалось луга очищать от зарослей ежегодно, траву косить «поближе к пятке» т.е. ближе к корню, косить в ветреную погоду, сено высушивать как можно лучше и складывать непременно в сараи, для чего в 1735 году приказано построить « при всех лошадиных заводах сенные дворы крестьянскою работою для лучшего хранения сену»[95].

Обед работников. худ. Виноградов С.А.
Обед работников. худ. Виноградов С.А.

В первой половине 18 века на десятинной пашне Скопина сеяли рожь, овес, пшеницу яровую и озимую, гречиху, чечевицу, мак ,коноплю, ячмень. «Большое значение придавалось качеству посевного материала. Семена тщательно отбирались и для сохранения лучшей всхожести их на овинах не сушили, посевы пропалывали от сорных трав…зерно за зерном перебирали для посева, очищая их от сорняков»[96]. Кроме возделывания пашни в описаниях дворцовых селений, сделанного еще в 1705 году отмечается в Скопине «государев сад» в нем 42 садовника, «пчелиный двор», двор (мастерового) плотника, конюшня[97]. Из этого неполного описания видно, что пасеки и в 18 веке в Скопине продолжают расширятся и занимают в царском хозяйстве по числу ульев ведущее место. Как и другие отрасли, пчеловодство обслуживалось исключительно крестьянами. Закладка пасек, огораживание мест летних стоянок, строительство «омшаников» для зимы, изготовление ульев- колод и липовых кадок для меда, уход и охрана пчелен входило в обязанности дворцовых крестьян.

В 18 веке в дворцовом ведомстве малыми пасеками считались с числом не более 200 ульев, за увеличение пчелен указ 1746 года управителям назначалось поощрение, за недосмотр и нерадение – штрафы и наказание. В Скопине, в составе хозяйства была специальная группа крестьян, приписанная к садам и огородам, они назывались- «садовники» или «огородники», по их числу вотчина намного превосходила села Коломенское, Измайлово , во всех дворцовых селах по описанию дворцовых селений было показано всего – 86 дворов. Огородники были и в 17 веке, но уже 1724 года они должны были платить вместо натурального оброка овощами денежный подушный оброк. Коннозаводские крестьяне – «садовники» возделывали огороды, сажали и выращивали овощи, охраняли их, убирали, доставляли на рынки и торги или в хранилища. Штат этих крестьян не расширяли, а по мере необходимости управители в огороды для посадки и для прополки, «да в страду брали работать крестьян, пеших и с лошадьми, по надобности».

Крестьянская община в первой половине 18 века находилась в руках зажиточного крестьянства. Управители вместе со выборными старостами наблюдали за всеми вотчинными работами, кроме того собирали с крестьян на «неминутные» волостные расходы, целовальники вели ужино-умолотные книги, выборные сборщики собирали подати, за лугами наблюдали - «лужники»,за посевами - «польники», за конюшнями – конюшенные «порядчики», за скотными дворами – «скотники».В 30-х годах 18 века положение скопинских как и остальных дворцовых коннозаводских крестьян в начале управления Конюшенной канцелярией А.П.Волынским было тяжелым.Они даром вспахивали десятинную пашню в ржаном и яровом полях, скашивали про конюшенный обиход сено, возили в Москву хлеб, производили ремонт и строили новые конюшни, платили окладное сено и иногда «посопный (ссыпной) хлеб. А.П. Волынский в представлении к Сенату отмечал: «и хотя крестьяне-недоимщики состоят непрестанно на правежах…денег платить не могут, понеже пришли в такое убожество, что многие и себя пропитать не могут…и ежели тем крестьянам не учинено будет в платеже денежных доходов уравнения и облегчения такого, как учинено Дворцовой Канцелярией дворцовых волостей крестьянам, то и прочие конюшенных волостей крестьяне многие…побегут, а оставшиеся придут в такую крайнюю нищету, что уже впредь исправить их будет не возможно». В представлении приводился такой факт, что с 1705 года с конюшенных крестьян собирались деньги «сверх дворцовых доходов наложенные безсовестно плутом Василием Ершовым».

Как выяснилось, якобы «на жалованье приказным чиновникам и на прочие приказные расходы, чтоб воеводам и прочим чинам дворцовых волостей с крестьян посулов и подносов и за работу денег не имать»[98].После уравнения конюшенных крестьян с дворцовыми по сбору различных податей Волынский предпринял некоторые меры социального характера цель, которых в конечном счете было направлено на улучшение жизни, а значит и прибыли в возглавляемом им ведомстве. Были закрыты кабаки, священников обязали каждый праздник говорить поученья на тему воровства, пьянства, при конских заводах открыты школы. Немало сделал для развития скопинской вотчины и в какой то степени улучшения положения крестьян назначенный 19 февраля 1750 года на управление коннозаводского ведомства П.С.Сумороков.Для улучшения экономики хозяйств скопинских крестьян наряду с крестьянами Гавриловской, Шекшовской, Богородицкой конюшенных волостей им были отданы во владение казенные луга с условием поставки ими сена в местные заводы на наличное число лошадей, а в «случае впредь какой их невозможности или по власти Господней в сене неурожая»[99], недопоставка сена покупалось за казенный счет. В период своего правления в Скопине была построено каменное здание конюшни на 352 стойла.А также «В городе Скопине, по удобности там места и по дешевизне покупкою материалов, заведен кожевенный завод для делания юфтей красной и черной и сыромятных кож, для чего выучены добрые работники, и отпускаются из оных в конюшенные заводы на сделание вновь и на починку шор, хомутов, узд, уздечек, и тому подобнаго, и на придворную ж конюшню к делу казенного экипажа по немалому числу каждый же год…учрежден шляпный завод, и противу покупных со всеми расходами и с жаловньем работникам обходятся гораздо дешевле и крепче…»[100].

Всего по окладной книге Скопинской воеводской канцелярии за 1746 год в конюшенной волости числилось 28 сел и деревень, всего 2731 двор и 17671 крестьян, таблица 1.4. [101].Росло поголовье лошадей и следовательно десятинная запашка, вотчина к этому времени достигла максимального расцвета.На крестьянский двор уже приходилось 1,5 десятины государевой пашни в одном поле.Незаметно сокращался и крестьянский надел, времени на его обработку становилось меньше.

Таблица 1.4

Примечание: * - нет данных о численном составе.
** - количество женщин установлена из соотношения 48: 52(%).

*** - количество дворов установлено исходя из средней численности крестьянской семьи -6.6 человека.

Крестьянский быт с конца 17-го до середины 18-го изменился незначительно. В крестьянский двор, состоял обычно из крытой соломой избы из одного помещения с земляным полом , клети для хранения имущества, хлева для скота или навеса огороженного забором , сарая. Зимой крестьяне держали в своей избе поросят, телят, ягнят .Этот обычай сохранился вплоть до 20 века.Вдоль стен лавки для ночлега и сна, стол.В углу избы иконы.У богатых крестьян в избе деревянный пол, подполье, во дворе амбар.Нравы были жестокие и церковь являлась тем единственным институтом который создавал нравственный стержень крестьянства, давал направления для развитие личности.Судить, в какой-то степени о дворовых постройках состоятельного жителя Скопина , каким мог быть посадский человек или крестьянин, обычаях того времени можно из челобитной попа Покровской (Никольской) церкви Матфея Павлова. « В нынешнем 1747 году, после того, как я отлучился для мирских треб, ко дворишко пришли того города новоприверстанные волостные крестьяне – пятидесятник Андрей Кочергин дасоцкой Реутов да Скопинской концелярии россыльщики многолюдством незнаемо для чего, и пришел, стали вокруг двора.

Вслед за крестьянами приехал соборный протопоп Пантелеймон, а с ним волостных крестьян прикащик Михайла Бычков и велели крестьянам выставить ворота, идти в домишко.Крестьяне перелезши через прясла, в анбаре, в клети, в избе, в подполье ( полы видимо деревянные) и в погребе искали незнамо чего и чинили домашнему скарбу хищение, а именно: взяли из коробьи денег монет и полтинников семьдесят рублев, две шубки китайчатых, ценою в 10 рублей, две шубки кумачных, ценою в 6 рублей, кокошник бархатной красной с позументом золотым, ценою в 2 р. 50 коп., серги жемчужная в серебре, ценою в три рубля.Когда же, сведав чрез сына своего Андрея о таком многолюдственном ко дворишко приходе я прибежал ко двору, то Кочергин и Реутов со крестьяны били меня смертным боем.Сын ударил в набат.По набатном бое крестьяне разбежались...на тот набатный бой збежалось того города обывателей многое число, приехал также г.Скопина управитель подпорудчик Иван Перепечин, который поехал в домишко и приказал в доме искать, везде незнаемо чего, а дочь и сноху (попа) вытащить из избы за косы, коих избил плетью из своих рук замертво и уехал со двора.Андрея приказал посадить в острог и допрашивал с пристрастием»[102].

В 1746 году, в воеводской канцелярии, числилось кроме рассыльных, два писаря и за штатом один подъячий, функционировала городская ратуша ( орган управления посадского населения), где по штату был один канцелярист и четыре подъячих за штатом [103].Среди служителей канцелярий знакомые фамилии подъячих приказной избы 17 века.

[1]Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей.Костомаров Н.И.1997 г.Ростов на Дону, Т1-3, стр.210.
[2] Там же.стр.217.
[3] Царская вотчина XVII в. / Заозерский Александр Иванович. - М.: Соцэкгиз, 1937.стр.40.
[4] Там же.стр. 17.
[5] Там же.стр. 64
[6] Царь Алексей Михайлович в своем хозяйстве. Заозерский Александр Иванович. – Петроград., 1917.стр.188.
[7] Царская вотчина XVII в. / Заозерский Александр Иванович. - М.: Соцэкгиз, 1937.стр.17.
[8] Там же.стр. 112,113.
[9]Г.Ф. Г. Гарин. «Очерки истории земли Домодедовской», стр.
[10] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.98.
[11] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.51,52,115.
[12] Там же.стр. 118.
[13] Там же.стр. 96.
[14] Царь Алексей Михайлович в своем хозяйстве. Заозерский Александр Иванович. – Петроград., 1917.стр.189.
[15] Книги окладные монастырям, церквам и часовням Рязанской епархии, учиненные при преосвященном Иосифе, митрополите Рязанском и Муромском, в 1676 году / Цепков Александр Иванович. - Рязань: Александрия, 2004. стр.,351;
[16] Там же.стр. 351.
[17] Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии.Рязань.,Добролюбов И.1996г.,Т.2.,стр., 150.

[18] Цепков А.И. Указ.соч., стр.351.

[19] Добролюбов И. Указ.соч., стр.155.
[20] Добролюбов И. Указ.соч., стр.162.
[21] Цепков А.И. Указ.соч., стр.370.
[22] Цепков А.И. Указ.соч., стр.370.
[23] Цепков А.И. Указ.соч., стр.372.
[24] Добролюбов И. Указ.соч., стр.166.
[25] Добролюбов И. Указ.соч., стр.163,164.
[26] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.162.
[27] РГАДА,ф.1209,д.213,оп.1,ч.3;Переписная книга города Скопина и Скопинского уезда.1675год ,л.58,66 об,67,75;
[28] Очерк служебной деятельности и домашней жизни стольника и воеводы XVII столетия / Селифонтов Н. Н. - СПб.: Изд. археогр. комис., 1871.стр 82
[29] Там же.стр.83
[30] Там же.стр 70-74.
[31] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.60.
[32] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.54.
[33] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.115.
[34] Книги окладные монастырям, церквам и часовням Рязанской епархии, учиненные при преосвященном Иосифе, митрополите Рязанском и Муромском, в 1676 году / Цепков Александр Иванович. - Рязань: Александрия, 2004. стр.,352-357;
[35] Там же.стр. 355-362.
[36] Книга окладные приходных денег и подушных сборов.РГАДА, ф.572,оп.1 д.10,1746 г
[37] Водарский А.Я. Население дворцовых владений в России в последней четверти 17века.,стр 12.

[38] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.21.

[39]РГАДА,ф.1209,д.213,л.58-193.
[40] Хозяйство крупного феодала-крепостника XVII в., Вып. 2. - Б. м.: Б. и., 1936. стр. 115-116;
[41]РГАДА,ф.Дворцового архива,д.41758,л.9.,9 об.
[42] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.53-54/
[43] РГАДА,ф.Дворцового архива,д.41758,л.14об.,17об.
[44] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.162.
[45] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.109.
[46] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.103.
[47] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.104.
[48] ] РГАДА,ф.Дворцового архива,д.41758,л.22об.,23.
[49] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.162.
[50] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.163.
[51] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.54.
[52] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.53.
[53] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.52.
[54] ] РГАДА,ф.Дворцового архива,д.41758,л.20-23.
[55] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.55.
[56] РГАДА,ф.Дворцового архива,д.41758,л.9об.,10.
[57] Царь Алексей Михайлович в своем хозяйстве. Заозерский Александр Иванович. – Петроград., 1917.стр.225,232.
[58]РГАДА, Ф. 210. Разряд. Столбцы Московского стола. № 435. л. 113, 115

[59] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.299-301.

[60] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.164.
[61] Очерк служебной деятельности и домашней жизни стольника и воеводы XVII столетия / Селифонтов Н. Н. - СПб.: Изд. археогр. комис., 1871.стр.77,79,84
[62]ЧерновА.В.Вооруженные силы Русского государства в 15-17 веках.М.1991.139-140.
[63]Важинский В. Н. Сельское хозяйство в черноземном центре России в XVII веке. Воронеж, 1983. С. 19.
[64] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.159.
[65] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.53,154.
[66] Царь Алексей Михайлович в своем хозяйстве. Заозерский Александр Иванович. – Петроград., 1917.стр.171.
[67] Там же.стр. 243.
[68] Соборное уложение 1649 года, М., Изд-во Моск.ун-та,1961 г.,стр.295.
[69] История кабаков в России.Прыжов И.-Санкт- Петербург., 2009 г,стр.87,105,113.
[70] Очерк служебной деятельности и домашней жизни стольника и воеводы XVII столетия / Селифонтов Н. Н. - СПб.: Изд. археогр. комис., 1871.стр.74-77.
[71] История кабаков в России.Прыжов И.-Санкт- Петербург., 2009 г,стр.105,109.
[72] Селифонтов Н. Н. , Указ. соч., стр.79,80.
[73] Селифонтов Н. Н. , Указ. соч., стр.85.
[74] Воеводское кормление в России в XVII веке (содержание населением уезда государственного органа власти) / Енин Геннадий Павлович. - СПб.: Российская национальная библиотека, 2000. стр., 316.
[75] Хозяйство крупного феодала-крепостника XVII в., Вып. 2. - Б. м.: Б. и., 1936. стр. 118.
[76] Веселовский С.Б. Акты писцового дела 60-80-х годов XVII века. М., 1990., стр., 81,101- 102, 110,117 – 118, 126;

[77] Заозерский А. И.Указ. соч., стр.61.

[78] РГАДА,ф.829, оп.1,д.1670, л.1-6.
[79] РГАДА,ф.1209, оп.1,ч.3,д.213, л.319-323,341,343-345,362об-363об.,397,400об-401об. [80]Институт губернатора в России: традиции и современные реальности.Н.С. Слепцов.,М, изд-во РАГС.,1997г.
[81] Скопин.Краткое историческое исследование.Сушицкий В.А.-Рязань.,1921.,стр.9,10;
[82]РГАДА Ф.350,д.3176, л.1-2,32-41, 165,166.
[83]Зезюлинский Н.С. Историческое исследование о коннозаводском деле в России.,Вып.2.-СПб.: типо-лит.Ю.А.Римана,1893 г.,стр.4,11,12,14.
[84]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.5.
[85]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.11,12.
[86] Скопин.Краткое историческое исследование.Сушицкий В.А.-Рязань.,1921.,стр.10.
[87]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.42,53.
[88]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.54.
[89]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.56.

[90]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.91.

[91]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.74.
[92]Индова Е.И.Дворцовое хозяйство в России.Первая половина XVIII в.-М.:Наука,1964 г.стр 235,236.
[93]Индова Е.И. Указ. соч., стр.133,136.
[94]Индова Е.И. Указ. соч., стр.174.
[95]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.87,88.
[96]Индова Е.И. Указ. соч., стр.176,177.
[97]Индова Е.И. Указ. соч., стр.116.
[98]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.81-83,88.
[99]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.140.
[100]Зезюлинский Н.С. Указ. соч., стр.143.
[101]РГАДА,ф.572,оп.1.д.10.л.1-90.
[102] Скопин.Краткое историческое исследование.Сушицкий В.А.-Рязань.,1921.,стр.17.

[103]РГАДА,ф350,оп.2,д.3185,л.1,2.

5
Рейтинг: 5 (5 голосов)
 
Разместил: skala    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте