Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Журналистика поможет бороться с коррупцией?



Это интервью Председателя СЖР В.Богданова журналу "Антикоррупционер". Звучит интересная мысль о том, что журналисты должны писать про коррупцию. Только не уточняется, что ежемесячно журналисты попадают в "интересные" ситуации (одни оказываются на больничной койке, другие - на кладбище).

Для журналиста борьба с несправедливостью, в частности борьба с коррупцией, – это, наверное, некое естественное состояние. Вы человек с огромным опытом, с большой собственной историей в журналистике. Как борьба с коррупцией эволюционировала с советских времен до нашего времени?
Я думаю, что есть журналистика как таковая и есть производство того, что все привыкли называть заказным материалом. Журналист – прежде всего профессионал, который, конечно, не может заниматься заказными материалами. Помню, в 1980-е гг., в пору перестройки, газету «Советская Россия», где я тогда работал, называли газетой перестройщиков.
И вот у нас сложилась такая ситуация: приехал из командировки фельетонист, очень известный парень, с громким именем. Приехал из Вологодской области и написал фельетон. Его напечатали, но вдруг появилось подозрение, что это материал, который ему кто-то заказал, тем более что он приехал из Вологды в новой дубленке. И это так взбудоражило всю редакцию, весь коллектив: «Как, неужели кто-то посмел? Как, неужели он пошел на поводу?» Была создана комиссия, которая поехала в Вологду разбираться. Выяснилось, что нет оснований для таких утверждений. И тем не менее потом, когда комиссия докладывала на редколлегии, было принято единое решение: «Знаешь, раз ты вызвал такие подозрения, ты должен уйти из газеты, ты больше не можешь писать и не можешь печататься в нашей газете, потому что у людей возникает подозрение, что материал кем-то был заказан».
Сейчас смешно об этом говорить, да? А в целом, по большому счету, что было самое важное, самое главное? Главным было имя, репутация журналиста. Материал появлялся в газете, и ему доверяли, защищал ли он простого человека или был направлен против коррупции либо против произвола. И материал этот побеждал всегда, потому что журналист был чистоплотен.
Когда речь идет о нынешней жизни, мы говорим, что борьба с коррупцией крайне сложна, в обществе очень много проблем. Сам президент Медведев поясняет: «Когда объявили борьбу с коррупцией, мы же не имели в виду, что объявим – и победим за одну неделю или за один год, потому что это сложное явление».
Я думаю, если говорить о нашей с вами работе, то самое главное, чтобы ни в одном СМИ не допускались заказные материалы, чтобы профессия журналиста была четко разделена с профессией пиарщика. И раз журналист вызывал такое доверие в обществе, раз он это опубликовал, рассказал, значит, так и есть на самом деле, значит, общество, власть должна вмешаться, изменить что-то.
А вообще эффективность журналистики как одного из способов борьбы общества с коррупцией – имеются в виду, в частности, журналистские расследования – за последнее время повысилась или понизилась? Какова здесь тенденция?

Было десять принципов партийной советской печати: партийность, народность, массовость… ну и т. д. И мы недавно с Ясеном Засурским – это глава факультета журналистки МГУ – провели ревизию на предмет того, как эти принципы сейчас используются, как действуют, существуют или нет.
Мы обнаружили, что все принципы существуют. Партийность – это та же клановость (можно это и так назвать) – суперпринцип, который сегодня реально отражает работу многих газет, журналов, телеканалов. А вот принцип, который назывался «действенность», совершенно исчез, стал ничтожным, потому что политтехнологи сумели размыть этот принцип. Подумаешь, журналисты что-то написали, ну и что? Одни журналисты одно написали, другие журналисты написали другое. Надо ли так срочно реагировать? Я думаю, это большая ошибка. Конечно, она более всего вредоносна для власти, потому что действенность прессы, журналистики очень важна.
Журналистика – это такая же сфера общественного сознания, как наука и искусство, только более сложная и более влиятельная. Хорошие СМИ – это когда нация разговаривает сама с собой. И когда нация разговаривает сама с собой, она обсуждает прежде всего пути изменения жизни к лучшему. Скажем, борьба с той же коррупцией – это решение каких-то самых важных проектов для общества. Тогда общество растет, оно меняется и многие изменения происходят в экономике, в политике, в социальной сфере. А когда этого нет, то, естественно, наступает деградация, люди перестают верить друг другу.
Тема доверия сегодня, может быть, самая важная: доверия к власти, доверия к медицине, просвещению, доверия друг к другу, в конце концов. Это глобально, это основа жизни, развития общества.
Возникает резонный вопрос: как может бороться с коррупцией журналистика, которая была в общем изрядно коррумпирована еще в 1990-е гг., во времена так называемых олигархических информационных войн?

Я еще в начале разговора сказал, что, как ни странно, самая главная проблема, с которой надо начинать, – это, конечно, заказные материалы и это возможность, необходимость срочно отделить журналистику от пиара. Это два вида деятельности, которые совершенно не пересекаются, они не должны быть вместе. Поэтому начинать надо, наверное, с того, чтобы мы сами, журналисты, сделали все возможное, чтобы убрать из практики работы журналиста «заказуху», пиар, чтобы мы сегодня помнили только об одной зависимости – от человека, который нас читает, смотрит, слушает.

Всеволод Леонидович, вам как руководителю одного из крупнейших общественных объединений России и Союза журналистов или, может быть, вашим сотрудникам часто приходится встречаться с проявлениями коррупции в вашей деятельности?
Я думаю, что, к сожалению, всегда на это смотрят так: а ты можешь повлиять на чье-то мнение, на чью-то позицию, повлиять на какую-то газету, на канал? И это, конечно, стало обыденным понятием в жизни общества. Вот это плохо. Особенно скверно, когда это исходит от депутатов парламента, от тех людей, которые занимают ключевые позиции в бизнесе. Я думаю, здесь надо выстраивать в обществе новые отношения – отношения доверия.
Но лично Вам приходится преодолевать коррупционные схемы во власти, в экономике, в общественной жизни?
Ну, это бывает. Вот, например, наш проект журналистской деревни, которую мы пытаемся построить на Ленинградском шоссе. Я могу сказать, что надо было приложить определенные усилия, чтобы обойти проблемы, связанные с коррупцией в отношениях с чиновниками. И некоторые чиновники, честно говоря, были неприятно удивлены, что мы избегаем таких контактов, таких отношений. Теперь, когда мы получили наконец свидетельство, когда эта земля – в нашей собственности, в собственности Союза журналистов России, я не могу забыть, что это стало возможно без таких неформальных, коммерческих отношений с какими-то группами чиновников.
В свое время, в середине 1990-х, были такие программы, как, например, «Чистые перья», которые тогда инициировал Виктор Лошак, главный редактор «Московских новостей». Это были программы, которые возрождали жанр журналистского расследования. Скажите, пожалуйста, на сегодняшний день что-то подобное планируется – какие-то мероприятия, может быть, специальные программы Союза журналистов или иные проекты?

Я думаю, это зависит, конечно, от каждого, кто в нашей профессии работает. Наивно думать, что вот там сказали: «Ребята, станьте “чистыми перьями”» – и кто-то стал «чистым пером». Есть работа журналистская, настоящая, искренняя, честная. Каждый год мы вручаем премию Артема Боровика за журналистское расследование. Меня всегда поражает, сколько людей собирается. Конкурсанты приезжают из самых разных регионов. Это журналисты, которые, несмотря ни на что, не предают жанр журналистского расследования, берут самые острые темы, рискуют, погибают, но они не уходят от этой темы, что бы там ни было.
И это сотни, тысячи журналистов, наших коллег в регионах, которые не отходят от этих принципов. У меня всегда слезы на глазах, когда мы вручаем премии победителям из разных регионов. Каждый год мы издаем сборник или два сборника как итог этой работы – рискованной, опасной, но по-настоящему журналистской.
С коррупцией в России боролись уже на раз, по-моему, еще со времен Петра Первого. Что, на Ваш взгляд, нужно сделать, чтобы это стало системной работой, а не превратилось в очередную, скажем так, политическую кампанию?
Меня более чем порадовало заявление президента Медведева о том, что это не призыв и не решение покончить с коррупцией за одну-две недели. Это попытка поменять менталитет людей, это попытка заставить уважать себя, найти людей, у которых есть большое желание построить правильные отношения и в экономике, и в политике, и в жизни общества. Я почему-то верю, что мы, журналистский цех, можем быть исключительно полезными в этой работе. И возможно, нам надо первыми начать эту работу.
Ну и, кроме того, может быть, поднять действенность публикаций? Если помните, существовала такая рубрика «Газета выступила. Что сделано?». Может, вернуть такую рубрику как форму своеобразного журналистского и общественного контроля?
Если говорить о действенности, я думаю, что в борьбе с коррупцией это особенно важно. Надо, конечно, принять какие-то особые законы или указы, которые при доказанности коррупции обеспечивали бы меры исправления ситуации. Полагаю, что если бы мы это сделали, пришли бы к каким-то решениям, связанным с повышением действенности прессы, журналистки, нашей работы, то это было бы только на пользу, направлено на то, чтобы изменить взаимодействие власти и общества, власти и бизнеса к лучшему.
В последнее время довольно много было предложений как по изменению закона о СМИ, так и по внесению специальных поправок в другие законы, которые позволили бы ужесточить ответственность средств массовой информации в том случае, если они задевают интересы чиновников. Не буду спрашивать, как Вы к этому относитесь, это понятно. Вопрос: как этому противостоять?
Ну, у нас был хороший опыт работы с вице-спикером палаты Олегом Морозовым, когда мы внесли, согласовав со всеми частями общества, поправки в закон о СМИ. Мы этот вопрос очень подробно обсуждали. Я думаю, что противостоять надо только в тесной взаимосвязи с парламентом, прежде всего с теми силами, здоровыми и полезными, скажем так, для развития демократического общества, которые нас поддержали бы. Но ждать, что придет какой-то мудрый вождь, какой-то мудрый царь, и все само по себе изменится, неправильно. Я считаю, что надо работать с людьми, которые трудятся в парламенте, надо вмешиваться, надо предлагать, надо изменять.
Всеволод Богданов

Союз Журналистов России

Интервью журналу «Антикоррупционер», № 1(3) 2009 г.

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Коррупция. Журналисты сейчас не собираются даже бороться с коррупцией. Какой смысл бороться против определённых "шишек" в регионах? Большинство журналистов финансируется этими же "шишками".

О проекте