Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Журналистика первого десятилетия советской власти.



Установление в России большевистской власти предопределило утверждение в стране однопартийной системы.
Важнейшим идеологическим и организационным институтом ее стала советская журналистика, унаследовавшая основные принципы, функции и традиции большевистской печати. В 20-е гг. отечественная пресса формировалась как многонациональная дифференцированная система средств информации, создаваемая по единой унифицированной идейно-организационной схеме. Выполняя идеологический и социальный заказ РКП(б), она принимала деятельное участие в строительстве Советского государства, в утверждении авторитарных принципов руководства, настойчиво боролась за осуществление решений партии.
В первое десятилетие своей деятельности журналистика Советской страны прошла несколько отличающихся друг от друга этапов, изменивших ее характер и приведших к органическому вхождению в административно-командную систему.
ЖУРНАЛИСТИКА СОВЕТСКОЙ РОССИИ В УСЛОВИЯХ МНОГОПАРТИЙНОСТИ
(ноябрь 1917 – июль 1918 г.)
25–26 октября (7–8 ноября) 1917 г. произошел вооруженный переворот. Временное правительство было отстранено от власти. В распространении известий о событиях в Петрограде, изложенных в обращении «К гражданам России!», первостепенную роль сыграло радио (радиотелеграф). Впервые радио показало свои возможности не только как средство связи, но и как средство широкой политической информации. По радио передавались декреты правительства, официальные сообщения, другие документы[1].
Утвердившийся строй требовал строительства прессы, проводившей его политику, защищавшей его интересы. Так появились новые издания. Помимо «Правды» и «Известий» 10 ноября вышел первый официальный правительственный орган «Газета Временного рабочего и крестьянского правительства». Следующим такого рода изданием явилась газета «Армия и флот рабочей и крестьянской России».
В октябрьские дни 1917 г. продолжали издательскую деятельность все буржуазные партии, газетно-журнальные объединения, финансируемые крупными монополиями. Выходили все газеты и журналы социалистических партий – 52 меньшевистских, 31 эсеровских, 6 анархических[2]. Реакция всей буржуазной, мелкобуржуазной, меньшевистской печати на свершившуюся революцию была однозначной: она восприняла ее недоброжелательно. В ответ на это на следующий же день после победы вооруженного восстания Временный революционный комитет закрыл 10 наиболее крупных буржуазных газет – «Речь», «Русское слово», «Русская воля», «Новое время», «Биржевые ведомости», «Копейка» и др.
Полиграфическая база «Русской воли» была передана большевистской «Правде», типография которой за день до восстания была разгромлена юнкерами. Для печатания двух других изданий ЦК партии большевиков газет «Солдатская правда» и «Деревенская беднота» были использованы конфискованные типографии газет «Речь», «День». Издание «Известий» было организовано в типографии газеты «Копейка».
Буржуазная пресса не могла согласиться с акцией Временного революционного комитета и выступила с протестом, обвиняя Советское правительство в нарушении принципа свободы печати. В связи с этим Советское правительство 10 ноября 1917 г. приняло Декрет о печати[3]. Главную суть его составляло ленинское утверждение, сделанное еще в сентябре: как только большевики придут к власти, они ликвидируют буржуазную прессу и предоставят свободу действий пролетарской печати. В Декрете действия Советской власти мотивировались тем, что молодое государство не может противостоять буржуазии и ее печати, подчеркивалось, что пресечение деятельности инакомыслящей печати – временная мера. Но отмены на инакомыслие так и не последовало.
Идеи Декрета не нашли понимания в среде буржуазных журналистов. В действиях Советского правительства они увидели нарушение принципов свободы печати. И открыто об этом заявили. Возникла угроза очередной репрессивной меры.
Ее ускорила публикация 30 ноября 1917 г. в ЦО партии кадетов газете «Наша Речь» Обращения Временного правительства «Ко всем гражданам Российской республики». В Обращении отмечалось, что утверждение Петроградского революционного комитета от 25 октября о низложении Временного правительства не соответствует действительности. Временное правительство, хотя и не в полном составе, продолжало выполнять свои функции наряду с деятельностью Советского правительства. Министры-социалисты Прокопович, Никитин, Гвоздев после их освобождения из-под ареста продолжали выполнять свои обязанности, не прекращал своей работы и государственный аппарат, стремясь не допустить анархии в управлении государством. В Обращении выдвигалось главное требование – созыв Учредительного собрания.
В тот же день, 30 ноября, как об этом сообщили на следующий день «Известия», Военно-революционный комитет принял решение «Об аресте всех бывших министров, объявивших себя Временным правительством и подписавших обращение к населению». Приостанавливался также выпуск всех газет, поместивших Обращение бывшего Временного правительства. Были закрыты не только буржуазные газеты «Наша речь», «Утренние Ведомости» и др., но и меньшевистские «Наше единство», «Рабочая газета», правоэсеровская «Воля народа» – всего 10 изданий. Была арестована по обвинению в контрреволюционном заговоре группа сотрудников газет «Воля народа», «Трудовое дело». Действия официальных властей явились продолжением линии на подавление буржуазной и оппозиционной журналистики.
Жесткие принципы классового подхода, проводимые большевиками, определяли судьбу не только буржуазной, но и социалистической печати. Большевики, не признававшие никаких компромиссов, были непримиримы к изданиям, выступавшим против их действий. Очередным шагом в этом направлении явился Декрет «О введении Государственной монополии на объявления»[4], принятый через несколько дней после заседания Военно-революционного комитета. Главная цель Декрета – лишить буржуазную прессу источников дохода. Протесты с ее стороны привели к тому, что в январе 1918 г. Совнарком принял Декрет «О революционном трибунале печати»[5], предоставлявший последнему широкие полномочия. Среди приговоров, вынесенных трибуналом, появилось постановление о закрытии меньшевистской газеты «Вперед», редактором которой был Л. Мартов[6].
Борясь против оппозиционной журналистики, РКП(б) принимала одновременно меры к созданию и укреплению прессы советского государства. Для этого использовались перешедшие в собственность государства бумажные фабрики, типографии. В Петрограде и Москве создаются правительственные учреждения по управлению национализированными типографиями и контролю за деятельностью частных полиграфических предприятий.
В середине декабря 1917 г. на заседании ЦК РКП(б) был утвержден новый состав редколлегии «Правды». В развернувшейся дискуссии предложение Ленина об освобождении Бухарина от обязанностей редактора «Правды» не нашло поддержки. В итоге кроме него в состав редколлегии вошли Г. Сокольников, И. Сталин. С 10 марта 1918 г. по постановлению Совета Народных Комиссаров прекращается выпуск «Газеты Временного рабочего и крестьянского правительства». Структура «Известий» полностью соподчинялась профилю центральной советской газеты. Она становилась центральным органом как ВЦИКа, так и его исполнительного и распорядительного органа – Совнаркома. Редактором «Известий ВЦИК» был утвержден Ю. Стеклов.
Интересы строительства нового общества требовали издания периодики для различных категорий читателей. В декабре 1917 г. вышла первая массовая отраслевая рабочая газета «Гудок», в первой половине 1918 г. появляется ряд центральных газет: в марте – «Беднота» (для деревенского читателя и красноармейцев), в апреле – «Известия Народного Комиссариата по военным делам», в мае – «Известия Народного Комиссариата здравоохранения», затем центральная ежедневная массовая газета «Коммунар», а также «Вечерняя красная газета» и др.[7]
В марте 1918 г. редакция ЦО российских коммунистов газеты «Правда» переехала в Москву, а с 17 марта она стала органом Центрального и Московского комитетов РКП(б). Спустя несколько дней появилась новая газета «Петроградская правда» – орган Северного областного и Петроградского комитетов РКП(б).
В строившейся системе печати Советской России важное место заняла крестьянская печать. Некоторые ее издания – большевистские газеты «Деревенская беднота», «Деревенская правда», появившиеся накануне Октябрьской революции 1917 г., продолжали свою деятельность и в первые месяцы Советской власти.
Многопартийность, существовавшая в советском государстве той поры, нашла отражение и в структуре крестьянской печати. В начале декабря 1917 г. стала выходить еженедельная газета фракции бюро левых эсеров Всероссийского Совета крестьянских депутатов в Петрограде «Голос трудового крестьянства». Ведущими авторами газеты были видные лидеры партии левых эсеров, активно выступавшие против действий Советской власти. 6 июля 1918 г. газета была закрыта и возобновилась спустя несколько дней при измененном – большевистском – составе редакции.
В конце марта 1918 г. после переезда правительства в Москву произошло объединение «Деревенской бедноты», «Деревенской правды», «Солдатской правды», на базе которых стала выходить ежедневная, массовая газета «Беднота». Предназначенная для деревенской бедноты и красноармейцев, она по своему содержанию и оформлению существенно отличалась от других центральных изданий. Ее постоянные рубрики и отделы («В деревне», «В провинции», «По России», «Борьба за хлеб» и др.) говорили о повседневном внимании к деревенской жизни, к проблемам, волновавшим трудовое крестьянство и красноармейцев – тоже в основном бывших крестьян. «Беднота» приобретала все большую популярность в их среде. Интерес к газете рос еще и благодаря отделу «Уголок неграмотного», в котором текст для начинающих читателей печатался крупным шрифтом. В газете не было пространных статей, заголовки материалов были краткими, лаконичными. Читателям нравилась газета, и они тянулись к ней. Тираж «Бедноты» вырос с 350 тыс. экз. в конце ноября 1918 г. до 750 тыс. экз. в 1920 г.
В конце 1917 г. интенсивно развивается местная печать. В начале 1918 г. в Советской России выходило 884 газеты, 753 журнала, издаваемых комитетами РКП и органами государственной власти на местах. Так, только в 14 губерниях Центральной промышленной области к июню 1918 г. издавалось 76 газет, журналов и бюллетеней. Новые издания появляются в национальных районах страны. Газеты на русском и национальных языках выходят на Украине, в Белоруссии, Закавказье, Прибалтике, Туркестане. К середине 1918 г. издавались газеты более чем на 20 языках. Общее число изданий, выходивших в стране, достигло почти двух тысяч, а их общий разовый тираж составил свыше 2 млн. экз.[8] Заметное развитие получает журнальная периодика. В ее структуре – военные, производственно-экономические, молодежные, литературно-художественные, сатирические и другие издания.
Складывается в стране и советская система издательств. Кроме издательств «Прибой» (Петроград) и «Волна» (Москва), созданных еще в дооктябрьскую пору большевиками, в ноябре-декабре 1917 г. начали функционировать издательские отделы ВЦИК, Московского и Петроградского Советов, Народного Комиссариата по делам национальностей, которые в течение первой половины 1918 г, выпустили около 200 названий различных книг, брошюр, плакатов и другой печатной продукции. В январе 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял декрет «О Государственном издательстве»[9], перед которым ставились две основные задачи: выпуск дешевых народных изданий русских классиков и массовое издание учебников.
Заметную роль в распространении политической информации играло радио. По радиотелеграфу передавались декреты Советской власти, правительственные сообщения, которые публиковали все большевистские газеты, выходившие в крупных городах и районах страны. В условиях преобразований, происходивших в России, объем передаваемой по радиотелеграфу политической информации неуклонно возрастал. С февраля по июль 1918 г. в стране были установлены 103 новые радиотелеграфные станции, которые снабжали газеты, местные партийные и советские органы разнообразными материалами[10].
В начале 1918 г. появились новые меньшевистские, эсеровские, анархические издания. Объяснялось это тем, что в первые месяцы Советской власти в стране существовало правительство, в которое входили представители различных социалистических партий. Но не все их газеты занимали лояльную позицию. Против них по-прежнему принимались решительные меры.
Социалистическая революция, создав новый тип государства, изначально выражала классовую неприязнь к небольшевистской журналистике, видя в ней пороки, тормозившие формирование печати, призванной служить новому обществу. В ленинском наследии есть немало статей и документов, характеризующих его отношение к задачам большевистской журналистики в условиях советского строя. В них выражены взгляды вождя на прессу нового государства в начальный период его существования. Ленин игнорирует существовавшую в ту пору многопартийную журналистику, и речь ведет только о большевистской печати. Она, по его мнению, должна стать важнейшим орудием социалистического строительства, средством экономического воспитания и перевоспитания масс – составной частью административного управления обществом. Поэтому необходимо коренное изменение типа печати, форм и методов ее работы.
Программа советской прессы изложена в ряде работ Ленина, написанных им вскоре после революции. К ним относятся: «Как организовать соревнование?»[11], первоначальный вариант статьи «Очередные задачи Советской власти»[12], статья «Очередные задачи Советской власти»[13], статья «О характере наших газет»[14]. В них настойчиво проводятся те идеологические установки большевистской партии, которые определили и характер, и содержание советской печати, превратили ее в активного проводника воли административно-командной системы.
Советская пресса, выступая с позиции нового строя, пропагандировала декреты Советской власти, организовывала массы на их выполнение. В «Правде», «Известиях» и других центральных, а также местных газетах появились постоянные рубрики и подборки: «Строим новый мир», «Очередные задачи революции», «За хлебом и волей» и др. В один ряд с печатью встает и радио. Передачи по радиотелеграфу политической информации занимают все больше места. Так, Царскосельская радиостанция передавала политическую информацию двумя продолжительными сеансами – днем и вечером, общим ежедневным объемом в 2–3 тысячи слов. Радио в условиях политической изоляции Советской России явилось своеобразным окном во внешний мир, единственным источником зарубежной информации, особенно после введения на Тверской и ряде других радиостанций круглосуточной службы радиоперехвата. Не менее важным для радио делом стало обеспечение прессы официальными правительственными документами и различным информационным материалом.
Одно из главных мест во всей российской печати послеоктябрьского периода, действовавшей в пору ее многопартийности, занимала тема мира. Разные подходы в освещении проблема прекращения войны определялись теми противоречиями, которые, с одной стороны, лежали в основе политической платформы большевистской печати, с другой – определяли позицию как буржуазной, так и социалистической прессы.
Первым законодательным актом Советского государства стал Декрет о мире. Через несколько дней после издания декрета оно обратилось ко всем воюющим странам с предложением заключить демократический мир и прекратить войну. 22 ноября 1917 г. «Правда» сообщила о том, что Советское правительство приступило к переговорам с Германией о мире. В тот же день газета начала публикацию тайных договоров царского двора и Временного правительства. Всего было опубликовано свыше 100 различных дипломатических документов. Неделей раньше советская пресса обнародовала «Декларацию прав народов России», принятую Советским правительством и провозгласившую право народов на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. К этим государственным актам примыкало и обращение «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», в котором Советское правительство отказывалось от раздела Персии и Турции, расценивая это как часть колонизаторской политики царизма, и призывало народы Востока к восстанию против своих правительств.
Печать меньшевиков и эсеров заявила о несостоятельности такого рода призывов и выступила против революционных лозунгов большевистского правительства, чреватых неисчислимыми жертвами для народов Востока.
Меньшевики и особенно левые эсеры были категорически против заключения мира с Германией на кабальных условиях. Они видели в этом предательство интересов и завоеваний революции. Левоэсеровская газета «Власть народа» заявляла, что заключение мира с Германией не только ставит Россию на колени, но и лишает ее территорий и национальных богатств.
Достигнутое хрупкое перемирие с германскими войсками вот-вот могло быть нарушено. Это тем более становилось вероятным, что активными противниками заключения кабального мирного договора и прекращения войны выступали не только буржуазные и социалистические партии, но и группа видных большевистских деятелей. Среди «левых коммунистов» были Бухарин, Пятаков, Радек и др. Их позиции разделял и Троцкий. «Левые коммунисты» и их печатный орган «Коммунист» выступали против мирного договора. Таким образом, сложился определенный союз эсеров, меньшевиков и «левых коммунистов».
Ленин, называя противников заключения мирного договора с Германией «авантюристами», в январе 1918 г. опубликовал в «Правде» несколько статей и политических памфлетов, направленных против «левых коммунистов». В их числе: «О революционной фразе», «О чесотке», «Несчастный мир», «Странное и чудовищное», в которых настойчиво проводил мысль, что, невзирая ни на какие трудности и препятствия, чинимые любителями громкой фразы, надо пойти на тяжелые условия мира с Германией. Однако Троцкий, будучи председателем Реввоенсовета республики, полагал иначе. Своими действиями и заявлениями на мирных переговорах он спровоцировал возобновление военных действий и наступление немецких войск на важнейших участках фронта.
Пресса сообщала о тяжелых боях с войсками кайзеровской Германии, о контрударах Красной Армии и революционных частей старой армии. 20-е числа февраля 1918 г. стали решающими в жизни Советской России. Именно в эти дни рождается цикл радиотелеграмм «Всем, Всем!», а 22 февраля Петроградская радиостанция передала в эфир декрет Советского правительства «Социалистическое отечество в опасности». Наступление немецких войск удалось остановить, что открыло путь к возобновлению переговоров о мире.
3 марта 1918 г. мирный договор с Германией был подписан. Сообщая об этом, «Правда» отмечала, что «левые коммунисты» игнорируют Брестский мир и усиливают свои атаки против партии.
Орган «левых коммунистов», газета «Коммунист», повела линию на срыв мирного договора. Центральные большевистские издания развернули острую полемику с «левыми коммунистами», к которым примкнули и левые эсеры. Обвинив фракционный орган в преступной деятельности, правительство 20 марта 1918 г. закрыло газету «Коммунист»[15]. Это еще более накалило взаимоотношения «левых коммунистов» с большевиками.
Обнажившиеся противоречия превратили сторонников различных течений и фракций российского социалистического движения в непримиримых врагов.
И все же позиции лидеров партии эсеров и меньшевиков были неоднозначны: они заявляли, что выступают против открытой контрреволюции, что не поддерживают большевистскую диктатуру, что они за «третий путь». Идея «третьей силы» заключалась в создании коалиционного (с преобладанием эсеров и меньшевиков) правительства, которое изменило бы характер революции, превратив ее в социал-демократическую, с переходом на парламентские рельсы.
Представители социалистических партий, предвидя возможную конфронтацию фракций социалистического движения, неоднократно в октябрьские дни 1917 г. призывали к созданию коалиционного правительства. Но Ленин, которого поддерживал Троцкий, был непоколебим: никаких компромиссов с соглашателями. Непримиримость, максимализм большевиков вызывали ненависть и озлобление меньшевиков и эсеров и вели к усилению конфронтации, к окончательному развалу социалистического движения в стране. Так в практической реальности послеоктябрьской действительности все отчетливее проявлялись предпосылки формирования однопартийной политической системы, которая представляла Советскую власть.
В «Правде», «Известиях» и других изданиях РКП(б) и Советского правительства происходивший процесс конфронтации находил отражение в материалах, касавшихся проблем партийной жизни. В них целиком одобрялись позиции большевиков и подвергалась критике политика меньшевиков и эсеров.
И все же главной предпосылкой однопартийности стала исключительно сложная экономическая обстановка в стране, вызывавшая объективные противоречия между рабочим классом и широкими слоями крестьянства. Надвигавшийся голод вызывал неприязнь рабочих к крестьянству и требовал принятия мер по обеспечению города хлебом. Возникшая ситуация породила систему продовольственной диктатуры, главное место в которой заняли комбеды, введенные весной 1918 г. Издания РКП и Советов всемерно поддерживали их деятельность, заявляя о том, что, только объединив усилия беднейших слоев города и деревни, можно будет одолеть тех, кто прячет зерно и не отдает его государству.
Создание комбедов левые эсеры считали грубой ошибкой и открыто выступали против них. В большевистской печати развернулась политическая кампания, осуждавшая действия левых эсеров. Их негативное отношение к комбедам расценивалось как помеха в осуществлении внутренней и внешней политики государства.
Для окончательного решения вопроса о мире был созван VII съезд РКП(б). Трудной и тяжелой была борьба на съезде. И все же принятое решение позволило Советской России выйти из войны.
Буржуазная пресса не сочла нужным считаться с реальными фактами. Она развернула кампанию против Советской власти, ее мирной политики. 18 марта 1918 г. Совнарком РСФСР принял постановление, направленное на пресечение деятельности буржуазной прессы[16].
Центральная, местная и национальная советская пресса развернула широкое разъяснение решений съезда – о войне и мире, об усилении строительства Красной Армии, о пересмотре программы российской революционной социал-демократии и о новом названии партии, о максимальном напряжении всех сил народа, об использовании мирной передышки для подъема экономики страны.
На начальном этапе деятельности советской журналистики возникли новые формы общения с читателем, новые формы подачи материалов: дискуссионные статьи, письма-отклики, публикация результатов социологических опросов. Специфическая обстановка первых месяцев Советской власти, насыщенная драматическими событиями, вызвала к жизни и своеобразный жанр – многострочную шапку-призыв. Не менее широкое распространение получили аншлаги, лозунги. Ответом на них явились многочисленные письма, заметки, отклики, обязательства рабочих, крестьян. Поиск постоянных связей с читателями, путей расширения их участия в печати становится одной из важнейших тенденций деятельности советской журналистики.
Прессе Советской России в условиях многопартийности были присущи полемичность, дискуссионность, разнообразие мнений, в ходе которых большевистская журналистика неотступно проводила идеи пролетарской диктатуры, бескомпромиссности к инакомыслию.
УТВЕРЖДЕНИЕ ОДНОПАРТИЙНОЙ СОВЕТСКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ В ГОДЫ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ И ИНОСТРАННОЙ ВОЕННОЙ ИНТЕРВЕНЦИИ
(июль 1918–1920 г.)
Мирная передышка, достигнутая в результате Брестского договора, оказалась непродолжительной. К середине 1918 г. объединенные силы внутренней и внешней контрреволюции развязали гражданскую войну. Безусловно, гражданскую войну начали белогвардейцы, поддержанные зарубежными буржуазными государствами. Но в ее развязывании и ожесточении повинны и большевики, и Ленин, допустившие широкое проведение левацко-догматической политики в решении крестьянского и казачьего вопросов: искусственное форсирование классовой борьбы в деревне, классового расслоения, создание комбедов, насильственное изъятие хлеба, репрессии по отношению к основной массе казачества.
Большим бедствием для народов России было то, что междоусобная война поставила по разные стороны линии фронта носителей социалистической идеи: большевиков, с одной стороны, меньшевиков и эсеров – с другой. Результатом все более обострившихся противоречий между большевиками и левыми эсерами стал левоэсеровский мятеж в июле 1918 г.
К августу объединенным силам контрреволюции удалось занять три четверти территории страны. Главной задачей большевистской прессы стала организация масс на борьбу с врагом.
Гражданская война внесла определенные изменения в структуру журналистики Советской России. Буржуазные издания, с которыми полностью сомкнулись газеты и журналы правых эсеров, целиком встали на сторону контрреволюции и перешли во враждебный стан. Они стали карательной силой в руках контрреволюции на территориях, захваченных белогвардейцами и иностранными интервентами.
Вторая половина 1918 г. практически свела на нет прессу оппозиционных социалистических партий. Если в начале года в стране выходило 154 издания меньшевиков, эсеров (левых, правых), анархистов, эсеро-меньшевистских, мелкобуржуазных, то к сентябрь их осталось 50, а в 1919 г. – всего 3[17].
Ведущую роль в системе печати Советской России в условиях войны играла большевистская журналистика, процесс строительства которой продолжался несмотря на все трудности военного времени. Советская пресса представляла собой идеологическое и организационное средство проведения политики РКП. Партия, заботясь о своем идеологическом оружии, интенсивно развивала его с учетом интересов различных категорий читателей. В 1918 г. в стране насчитывалось до 10 типов изданий, проводивших политику правящей партии. Это партийные, советские, профсоюзные, военные, крестьянские, молодежные и другие издания.
Результатом продолжавшегося в 1918–1920 гг. процесса дифференциации следует считать появившиеся в «Правде» и других газетах странички «Красноармеец», «Женщина-работница», «Юный коммунист». Но самым примечательным стал выход 28 новых центральных изданий.
6 ноября 1918 г. вышел в свет орган Высшего Совета Народного хозяйства и экономических наркоматов – ежедневная газета «Экономическая жизнь». Опубликованные здесь материалы рубрик и разделов «В Президиуме ВСНХ», «Официальный отдел», «Продовольствие», «Топливо», «Транспорт», «Финансы» и другие позволяют достаточно полно представить цели и задачи «Экономической жизни». Это тем более важно, что анализ ленинских документов, адресованных редакции газеты, работникам государственного и партийного аппаратов, позволяет осмыслить разработанную Лениным программу предоставления журналистике полномочий органа хозяйственного управления[18].
«Экономическая жизнь» была призвана стать важным инструментом в разработке и осуществлении хозяйственной политики РКП(б) и Советского государства, изданием нового типа. В.И. Ленин, по инициативе которого была создана газета, хотел видеть в ней орган, регулярно публикующий материалы по экономике, дающий научный анализ статистического материала, содействующий улучшению работы всех отраслей народного хозяйства.
Редакцию газеты возглавил Г. Крумин. В нее вошли и активно сотрудничали видные публицисты-экономисты: М. Бронский, И. Губкин, Ю. Ларин, Г. Ломов и др. Многие выступления именно этой части редакции вызывали неприязнь со стороны Ленина и характеризовались им как «пустейшее говорение. Литературщина...», «скучнейшая схоластика», «схоластика то литераторская, то бюрократическая...»[19]. Газета не оправдывала его надежд. Она публиковала много различного материала, но он был случаен, неполон, несистематичен, а поэтому и не оказывал влияния на ход экономического строительства. Да и полномочия «Экономической жизни» были ограничены: она не обладала силой ни партийного, ни административного воздействия на происходящие процессы.
Среди центральных изданий, возникших в годы гражданской войны, следует назвать газету «Жизнь национальностей» – орган Народного Комиссариата по делам национальностей. Издавалась она еженедельно с 9 ноября 1918 г. по 16 февраля 1922 г. Главная ее цель – освещение мероприятий Советской власти по национальному вопросу, публикация важнейших документов на этот счет, освещение процессов, связанных с утверждением и ростом национальной государственности, национального самосознания.
В 1918–1920 гг. продолжался процесс дальнейшего строительства системы советской прессы. Развивалась местная и национальная печать, появлялись новые областные, губернские, уездные газеты. Периодические издания создавались во всех крупных городах по мере установления в них Советской власти: в Челябинске, Омске, Красноярске, Воронеже и др.
После разгрома контрреволюционных отрядов, изгнания их с временно занятых территорий коммунистические организации Украины, Белоруссии, Закавказья, Средней Азии, Северного Кавказа, Татарии, Молдавии, Башкирии, Чувашии, Мордовии, Якутии в 1918–1920 гг. осуществляли большую работу по созданию, развитию и укреплению первых партийных и советских газет. Сеть изданий на национальных языках неуклонно росла. По неполным данным, в 1918–1920 гг. их выходило более 80.
В общей системе партийно-советской прессы периода гражданской войны определенное место занимали военные газеты, среди которых ведущую роль играла массовая красноармейская печать. Развертывание ее сети осуществлялось одновременно со строительством и совершенствованием структуры Красной Армии и ее политорганов. К концу 1918 г. в основном определился тип и характер военной печати: фронтовая, армейская (флотская) газеты. К началу 1919 г. во всех действующих армиях издавались армейские газеты. К середине 1919 г. в Красной Армии и Военно-Морском Флоте издавались 21 армейская, 2 флотские газеты, 2 газеты особых армейских групп. К концу 1919 г. вся советская военная печать в целом насчитывала около 90 газет.
В годы гражданской войны во многих районах Украины, Белоруссии, Сибири, Дальнего Востока активно действовала подпольная и партизанская печать. Пропагандистское воздействие на войска и тыл противника осуществляла специальная группа международной пропаганды, созданная при Политуправлении Республики (ПУР). Ей удалось издать и распространить на различных фронтах около 16 млн. экз. листовок на иностранных языках. Кроме того, удалось наладить выпуск ряда специальных газет для распространения среди русских белогвардейских и польских войск.
В системе советской журналистики периода гражданской войны и иностранной военной интервенции важную роль играла пресса иностранных интернационалистов. На фронтах в рядах Красной Армии сражались представители многих народов Западной Европы. В мае 1918 г. группы коммунистов-интернационалистов, входившие в состав РКП(б) на территории Советской России, объединились в Федерацию иностранных групп РКП(б). С ноября 1918 г. она стала издавать свой центральный орган – газету «Коммуна», которая выходила в Петрограде на английском, французском, немецком, сербо-хорватском, итальянском, финском, русском языках до конца 1919 г. Кроме того, некоторые иностранные группы имели свои печатные органы. Всего центральные и местные организации Федерации иностранных групп РКП(б) в 1918–1920 гг. выпускали около 100 периодических изданий на 13 иностранных языках, много листовок и брошюр.
В трудных условиях военного времени советская пресса продолжала развиваться. Если в середине 1918 г. в стране выходило 884 газеты, то в декабре 1920 г. – 1080. Заметен был рост местной и национальной печати. По сравнению с 1918 г. к концу 1920 г. издавалось втрое больше республиканских, губернских, областных, уездных и городских газет. Количество их достигло 964. Стремительно росли тиражи советских газет. Так, в 1919 г. тираж «Правды» превысил 170 тыс. экз. (это в два раза больше, чем в 1918 г.), тираж «Известий ВЦИК» составил 452 тыс. экз.
Утверждение в стране однопартийной журналистики неразрывно связано с процессом формирования системы средств информации Советской России. Так, обогащается структура не только газетной периодики, создаются новые журналы различного типа. С мая 1919 года начал выходит информационный бюллетень «Известия Центрального Комитета Российской Коммунистической партии (большевиков)». Вслед за ним возникают журналы «Вестник агитации и пропаганды», «Спутник агитатора», «Коммунист», «Юный Коммунист» и др. Созданный при Политуправлении Реввоенсовета Республики литературно-издательский отдел издавал военные журналы «Политработник», «Красноармеец».
Заметное развитие получает и книгоиздательское дело. В 1918–1920 гг. активизировалась деятельность издательств «Прибой», «Волна», «Жизнь и знание». Только в 1919 г. было выпушено 7,5 тыс. названий книг общим тиражом 82,5 млн. экз. Большими тиражами выпускались массовые брошюры, политические плакаты, листовки. Значительную работу выполняли издательские отделы ВЦИК, Петроградского и Московского Советов рабочих депутатов. В 1918–1919 гг. они выпустили около 500 различных изданий.
В целях координации издательской деятельности летом 1918 г. было создано единое издательство «Коммунист», а затем в мае 1919 г. учреждено единое центральное советское объединенное Государственное издательство (ГИЗ). Госиздат начал выпускать популярную, научную и научно-популярную литературу, группируя ее в серии «Красная книжка», «Наука для всех», «Начатки знания», «Естественно-научная библиотека».
В 1918 г. Наркомпросу с помощью A.M. Горького удалось наладить выпуск произведений русских классиков в массовой серии «Народная библиотека», создать издательство «Всемирная литература». Предпринимаются первые шаги в издании детской литературы. Только в 1918 г. было выпущено для детей 428 названий книг тиражом почти в 3 млн. экз. В 1920 г. трехмиллионным тиражом вышел новый «Букварь».
С самого начала своей деятельности советское книгоиздание стало многонациональным. С 1918 по 1920 г. только Народным Комиссариатом по делам национальностей было выпущено более чем на 20 языках свыше 700 названий книг, общий разовый тираж которых составил 12 млн. экз.
Необходимость учета и систематизации всей выпускаемой в стране печатной продукции требовала сосредоточения этой работы в одном центре. Им стала созданная летом 1920 г. в Москве Книжная палата.
В годы гражданской войны особое значение для Советской страны приобрело радио. С его помощью удавалось информировать местные органы власти о мероприятиях правительства, доводить до сведения населения положение на фронтах. Основным передающим центром после переезда правительства в Москву стала Ходынская радиостанция. К осени 1918 г. передаваемая по радиотелеграфу информация в тот же день вывешивалась в виде листовок и плакатов на вокзалах крупных железнодорожных станций, водных пристанях, городских площадях и в других людных местах.
19 июля 1918 г. Совнарком принял «Декрет о централизации радиотехнического дела РСФСР», в соответствии с которым в стране началась организация государственной радиотехнической сети. Проведение этой работы возлагалось на Народный комиссариат почт и телеграфов.
30 июля 1919 г. Совет рабоче-крестьянской обороны принял специальное постановление о срочном строительстве мощной радиостанции в Москве для обеспечения надежной и постоянной связи центра Республики с окраинами и западными государствами.
Станцию решено было построить на Шаболовской улице. 1 марта 1920 г. она была сдана в эксплуатацию. Радиус ее действия составлял около 2 тыс. км. Возрастал объем не только передаваемых, но и принимаемых, точнее, перехватываемых по радио сообщений из-за границы. Радиоперехваты публиковались в наших газетах, являясь важным, а подчас единственным источником иностранной информации. На страницах советских газет сообщения из-за границы печатались с указаниями: «Получено по радио», «Парижская радиостанция передает», «Радио из Берлина».
В годы гражданской войны радио выполняло немаловажные функции в системе советской журналистики: оно становилось важнейшим структурным звеном передачи оперативной информации, новейшим каналом связи. Это явилось решающей предпосылкой организации в Советской стране регулярного массового радиовещания.
Значительную роль в развитии системы средств информации Советского государства сыграло Российское телеграфное агентство (РОСТА)[20]. Созданное постановлением ВЦИК 7 сентября 1918 г. на базе Петроградского телеграфного агентства и Бюро печати при Совнаркоме РСФСР, оно выполняло немаловажные функции: обеспечивало периодическую печать, партийные и советские органы оперативной информацией о героизме трудящихся масс на фронте и в тылу. В составе РОСТА организуются десять отделов: литературно-агитационный, инструкторский, художественно-фотографический и др. Телеграфному агентству удалось довольно быстро создать широкую корреспондентскую сеть, отделения РОСТА. К концу 1919 г. их было 42.
РОСТА, будучи центральным информационным органом Советской России, одновременно стало крупным издательским учреждением, выпускавшим новые виды печатной продукции: ежедневные вестники, бюллетени, стенные газеты или, как их называли, одностороннюю печать, – «Литагит РОСТА», или «АгитРОСТА», выходившие на двух-четырех, а иногда на шести полосах большого формата. Предназначались они в помощь губернским и уездным газетам. Продолжением «АгитРОСТА» стали «Окна РОСТА», привлекавшие внимание броской карикатурой и хлестким лаконичным текстом.
Одной из новых и действенных форм пропаганды большевистских идей в массах в годы гражданской войны стали агитпоезда и агитпароходы. Деятельное участие в их работе также принимало РОСТА, выпуская многотиражные газеты, листовки, плакаты.
Важный участок деятельности РОСТА – выпуск литературы в помощь редакциям местных газет, губернским и уездным отделениям агентства. С ноября 1919 г. постоянными становятся «Инструкторские странички», на базе которых начал выходить журнал «Красный журналист» (августа 1920 – июнь 1921 г.)[21].
Одновременно с широкой информационно-пропагандистской и организационной деятельностью РОСТА занималось и распространением печати. В 1919 г. эти функции были переданы Наркомату почт и телеграфов (Наркомпочтелю), в систему которого вошла «Центропечать».
Интенсивно развивалась сеть отделений Центропечати по всей стране. Вскоре функционировало 65 губернских, 570 уездных, около 2 тыс. волостных (районных) отделений и агентств, 470 агитпунктов на железнодорожных станциях.
Почти с первых дней организации Центропечати в ее штате был создан отдел «Советская пластинка». В его ведении находилась единственная в стране Апрелевская фабрика пластинок, которая в то время не работала, хотя в стране в употреблении находилось около 500 тыс. граммофонов. В скором времени фабрика была пущена. Только за три месяца 1920 г. Центропечать распространила около 80 тыс. граммофонных пластинок.
С окончанием гражданской войны «Центропечать» реорганизуется в Центральную экспедицию печати, а с образованием СССР – в «Союзпечать».
Утверждавшаяся в годы гражданской войны и иностранной военной интервенции система советской журналистики всю свою деятельность подчиняла задачам борьбы с внутренней и внешней контрреволюцией. Лозунг «Социалистическое отечество в опасности!» постоянно звучал со страниц печати. Так, «Правда» в передовой «Под ружье!» (1918, 1 июня) и других выступлениях убеждала рабочих и крестьян в необходимости немедленно, на основе обязательного призыва создать революционную армию. Однако обращение печати к крестьянам не всегда находило в их среде поддержку. Многие из них по нескольку лет отсидели в окопах империалистической войны, познали ее ужасы, видели смерть и увечья, в Красную Армию насильно, по мобилизации призывались тысячи крестьян. Поэтому, получив землю, они не желали рисковать жизнью «за Советы», не особенно рвались в бой. Нередки были случаи, когда только что сформированные части тут же распадались. Красноармейцы разбегались по домам.
Печать требовала от командиров Красной Армии быть непримиримыми и беспощадными к тем, кто «не шел на смерть во имя революции». Она выступала за применение к ним суровых мер наказания, которые стали широко вводиться в армию по приказу Л. Троцкого. Внутренний радикализм наркома по военным и морским делам, его обожествление революции в ее крайних формах, убежденность в необходимости пролетарской диктатуры сделали его инициатором и сторонником «крайних мер», одним из главных организаторов военного террора в годы гражданской войны.
В большевистской печати публиковались сообщения о расстрелах солдат, командиров и комиссаров, которые не смогли преградить путь белогвардейским войскам. Такие выступления, судя по газетным публикациям, помогали, но не всегда. Страх поселялся в душах бойцов, удерживая многих до поры до времени от бегства к своим семьям с полей опостылевшей войны. В этой обстановке нужны были выступления печати, которые могли изменить психологию крестьянской массы, убедить ее, что восстановление старых порядков лишит их земли, что право на нее нужно защищать с оружием в руках.
Повседневно освещали большевистские газеты положение на фронтах, боевые действия Красной Армии. Им посвящались, в частности, материалы рубрики «Вести с фронта», регулярно появлявшиеся в «Правде».
В конце 1918 г. в «Правде» под рубрикой «Впечатления» увидела свет серия очерков и корреспонденции первого разъездного военного корреспондента газеты А. Серафимовича. Среди них: «Ночь», «Политком», «Самоисцеляющая сила», «Бой», «На позиции». Созданные по горячим следам событий, они правдиво описывали ситуации, происходившие на фронте и в стране, раскрывали человеческие характеры в экстремальных ситуациях, показывали новые взаимоотношения между людьми.
В советской прессе периода гражданской войны важную роль продолжали играть «Известия ВЦИК». (В марте 1918 г. вместе с переездом Советского правительства в Москву редакция «Известий ВЦИК» также переезжает в столицу.) В газете были постоянные рубрики и разделы: «Красный фронт», «Продовольствие», «Рабочая жизнь», «За границей». Важное место занимал отдел «Действия и распоряжения правительства». «Известия» разъясняли всю сложность ситуации, создавшейся на фронтах гражданской войны, требовали беспощадной борьбы и расправы над эсерами, совершившими покушение на главу Советского правительства Ленина.
Газета одобрительно отозвалась о действиях правительства, закрывшего многие эсеровские издания. Особое внимание «Известия» уделяли вопросам мира, установления дипломатических отношений Советской республики с другими странами.
Особый интерес вызывали материалы «Экономического отдела» «Известий» и специального приложения «Вопросы экономической жизни», регулярный выпуск которых был начат 12 июня 1918 г. Знакомство с опубликованными в газете статьями М. Ольминского, С. Косиора, В. Карпинского и др. позволяет уяснить главные тематические направления экономической проблематики газеты. «Известия» обстоятельно освещали также вопросы работы Советов всех уровней.
С «Известиями» связаны первые шаги военно-публицистической деятельности писателя Дм. Фурманова, комиссара Чапаевской дивизии, редактора дивизионной газеты «Красный бюллетень». За годы гражданской войны в «Известиях» напечатано свыше 100 его статей, очерков, корреспонденции и заметок.
В середине 1918 г. в «Известиях» появились первые очерки Л. Рейснер. Публикуемые под рубрикой «Письма с Восточного фронта», они доходчиво и убедительно рассказывали обо всех недостатках и бедах, обо всех радостях и горестях, встававших на пути героического перехода Волжско-Каспийской флотилии от Казани до Энзели. Комиссар Генерального штаба Морского флота Л. Рейснер, участвовавшая в походе флотилии, стала постоянным военным корреспондентом «Известий». Ее перу принадлежали десятки материалов. Среди них очерки: «Казань – Сарапул», «Астрахань – Баку», «Маркин»[22] и многие др.
«Петроградская правда» в годы гражданской войны поднимала питерцев на борьбу с интервентами, с войсками белогвардейских армий Колчака, Юденича, Деникина, Врангеля. Газета публиковала важнейшие правительственные документы, в том числе обращения Петроградского Совета к революционно настроенным массам (во главе Петросовета с декабря 1917 г. стоял Г. Зиновьев). Газета рассказывала о победах не только на фронте и в тылу, но и об успехах в строительстве новой жизни.
В суровую пору войны, в обстановке невероятных хозяйственных и экономических трудностей печать, стоявшая на позициях социалистических преобразований, убеждала читателей, что в Советской России не прекращается созидательная деятельность, что люди в тылу совершают такие же героические поступки, как и на фронте.
Сообщениям советской прессы о положении дел в стране и на фронте противостоял другой поток информации – белогвардейская печать. Военно-общественные газеты белого движения выходили на фронтах гражданской войны. В войсках Колчака издавался «Голос Сибирской Армии», на Дону выходил «Вестник Донской Армии», в Мелитополе – «Голос фронта». Кроме того, идеи белого движения, его цели и задачи проводила официальная пресса: выходивший в Новочеркасске «Вольный Дон» – вестник войскового правительства, издававшаяся в Екатеринодаре «Вольная Кубань» – орган Кубанского краевого правительства, «Вестник Верховного круга» и др.
Среди белогвардейских изданий особое место занимали газеты общеполитического направления. Это в первую очередь орган русской государственной и национальной мысли газета «Великая Россия», которую редактировал Вл. Шульгин. Издавалась она в 1919 г. в Ростове-на-Дону; «Голос жизни» в 1919 г. выходил в Керчи, «Голос Юга» – в Полтаве тоже в 1919 г.
Белое движение располагало также и сетью местной и региональной печати: в Северной области, Западной и Восточной Сибири, на Урале, Дальнем Востоке. Его газеты выходили в Архангельске, Иркутске, Омске, Екатеринбурге, Челябинске, Томске, Барнауле, Чите, Новониколаевске, Владивостоке и других городах – всего около 30 изданий.
Главные темы белогвардейской официальной и армейской прессы, в первую очередь «Вестника Донской Армии», которой командовал Деникин, имели несколько направлений: борьба за единую, великую, неделимую Россию; защита веры; установление административного и правового порядка; установление военной диктатуры. Ведущая мысль всех выступлений – борьба с большевизмом до конца.
В «Вестнике» Деникин высказывал свое отношение к прессе, выходившей в районах, занятых белой армией. Естественно, оно было дифференцированным, однако большевистские издания, как и самих большевиков, предлагалось безжалостно уничтожать.
Характеризуя в дальнейшем суть и характер гражданской войны, А. Деникин в своей пятитомной книге «Очерки Русской смуты» без всяких приукрашиваний рассказал о том, что представляла собой Добровольческая армия в духовном и моральном плане. Здесь следовали рядом подвиг и грязь, героизм и жестокость, сострадание и ненависть. Жестокость правила кровавый пир на Русской земле. Чрезвычайно полезным и поучительным для студента станет прочтение его книги, в которой Деникин кровавое ристалище гражданской войны назвал «русским погостом», где и «красные» и «белые» пустили реки крови[23].
К началу 1920 г. белогвардейские армии и войска интервентов, терпя одно поражение за другим, покидали Россию. Вместе с ними уходила в эмиграцию значительная часть членов социалистических партий – эсеры, меньшевики, анархисты. В 1919 г. были закрыты их три последние газеты.
Гражданская война и иностранная военная интервенция подходили к концу. В Советской России прочно утвердилась однопартийная система, а вместе с ней и однопартийная журналистика. Завершение гражданской войны выдвинуло перед ней задачу всемерного содействия восстановлению народного хозяйства. 29 января 1920 г. «Правда» открыла новый отдел «На бескровном фронте», тщательное изучение материалов которого поможет глубоко разобраться в царившей в ту пору в стране обстановке трудового героизма рабочих, трудармейцев, крестьян.
Для большевистских партийных органов и Советов периода гражданской войны становится все более характерным сочетание освещения жизни фронта с показом трудового героизма масс в тылу. При этом наиболее важным событиям «Правда» и «Известия» посвящали дополнительные выпуски – однодневные газеты.
Активизации деятельности партийно-советской печати, ее перестройке уделили большое внимание I и II съезды советских журналистов, состоявшиеся в ноябре 1918 г. и в мае 1919 г. в Москве.
Важное значение для дальнейшей деятельности советской журналистики имели решения VIII съезда РКП(б), направленные на повышение действенности выступлений партийно-советской прессы. Своей резолюцией съезд органически вписал ее в структуру административно-командного управления.
В годы гражданской войны заметное развитие получило рабселькоровское движение. Центром его организации стала «Правда» и, прежде всего ее отделы организационно-массовой работы и «Рабочей жизни». Многое сделали для привлечения рабочих к сотрудничеству в печати литературные коллегии «Правды» и «Петроградской правды», деятельность которых строго регламентировалась партией.
В годы гражданской войны и иностранной военной интервенции в Советской России настойчиво осуществлялись строительство и дифференциация партийно-советской прессы, которая вместе с радиотелеграфом, РОСТА, издательствами складывалась в систему многонациональных средств информации. Их приоритетное развитие, последовательно проводимая государством линия на сокращение и подавление оппозиционной прессы социалистических партий подготовили благоприятную почву для доминирующего положения в Советской России печати партийных комитетов РКП(б) и органов Советской власти. С утверждением в стране однопартийной политической системы многопартийная журналистика прекращает свое существование. Однопартийность становится основным признаком советской журналистики.
примечания
[1] Основы радиожурналистики /Под ред. Э. Багирова и В. Ружникова. М., 1984. Гл. I.
[2] Овсепян Р. История советской журналистики. Первое десятилетие Советской власти. М., 1991. С. 75.
[3] Декрет о печати. 27 октября (9 ноября) 1917 г. //О партийной и советской печати, радиовещании и телевидении. М., 1972. С. 57–58.
[4] Декрет о введении государственной монополии на объявления 21 ноября 1917 г. //Там же. С. 58–59.
[5] Декрет о революционном трибунале печати. 10 февраля 1918 г. //Там же. С. 60–61.
[6] Мартов Л. Диалектика и диктатура //Социалистический вестник. Берлин. 1922. № 3.
[7] Мишурис А. Печать, рожденная Октябрем. М., 1968. С. 18.
[8] Многонациональная советская журналистика. М., 1975. С. 18.
[9] Декрет о государственном издательстве //О партийной и советской печати. М., 1954. С. 174–175.
[10] Глейзер М. Радио и телевидение в СССР. Даты и факты (1917–1986). М., 1989. С. 9.
[11] Ленин В. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 195–205.
[12] Там же. Т. 36. С. 127–164.
[13] Там же. С. 165–208.
[14] Там же. Т. 37. С. 89–91.
[15] ЦПАНМЛ. Ф. 17. Оп. 4. Ед. хр. 11.
[16] Декреты Советской власти. Т. 2. М., 1957. С. 569.
[17] Овсепян Р. Указ. соч. С. 75–77.
[18] Ленин В. Письмо в редакцию газеты "Экономическая жизнь" //Полн. собр. соч. Т. 44. С. 112–114.
[19] Ленин В. Полн. собр. соч. Т. 42. С. 339–347.
[20] О Российском телеграфном агентстве (РОСТА). Постановление Президиума ВЦИК. 7 сентября 1918 г. // О партийной и советской печати, радиовещании и телевидении. М., 1972. С. 62–63.
[21] Подробно о РОСТА см.: Бриляков Н. Российское телеграфное... М., 1976.
[22] Рейснер Л. Казань – Сарапул. Письма с Восточного фронта //Избранное. М„ 1980. С. 42–49.

[23] Волкогонов Д. Генерал Деникин //Литературная газета. 1990. 5 дек

Овсепян Р. История новейшей отечественной журналистики.

Библиотека "Центра экстремальной журналистики"

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте