Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Журналистика послевоенного десятилетия



Победное окончание Великой Отечественной войны стимулировало в советской журналистике дальнейшее усиление пропаганды величия сталинизма, обожествления личности Сталина во всех сферах жизни.

Это в полной мере относится и к журналистике. В условиях тоталитарного режима она настойчиво призывала народ к новым подвигам на фронтах экономического возрождения страны. Административно-командная система, используя политическую и организаторскую силу журналистики, направляла ее на привлечение широких слоев населения к самоотверженному труду по восстановлению народного хозяйства, на усиление идеологической пропаганды.
С окончанием войны возникла острая необходимость в перестройке и дальнейшем развитии прессы, в изменении характера ее работы.
РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ГОДЫ
К маю 1945 г. структура советской печати представляла собой тщательно разработанную систему военной и тыловой прессы, рассчитанной на условия военного времени. Окончание войны вызвало необходимость не только реорганизовать систему печати, но и направить ее усилия в сторону проблем хозяйственного строительства. Перед страной стояла нелегкая задача восстановления и дальнейшего развития народного хозяйства. Однако речь идет не только о реорганизации прессы. Послевоенные годы приводят к значительным изменениям во всех звеньях системы средств массовой информации. Они были связаны в первую очередь с реорганизацией их структур.
После окончания войны почти все местные газеты – республиканские, краевые, областные, городские, районные – выходили в уменьшенном объеме – на двух полосах (городские и районные – половинного формата «Правды»). Ограниченные размеры газетной площади лишали их возможности наиболее полно освещать жизнь страны и своего района. Остро ощущались бедность материально-технической базы, недостаток журналистских кадров, что в значительной степени сказывалось на качестве периодических изданий.
Возникла крайняя необходимость всесторонней помощи печати. Предпринимались энергичные шаги для перевода высвободившихся из военной печати журналистов, денежных средств, полиграфической техники, бумаги. Направляемые в центральные и местные газеты, они способствовали их укреплению. Постепенно увеличивался объем изданий. Шаг за шагом шло восстановление сети республиканских, а затем и областных, молодежных газет.
В региональной и местной печати осуществлялся выпуск новых центральных отраслевых изданий, потребность в которых диктовалась неотложными задачами восстановления народного хозяйства. В послевоенную пору в числе первых создаются газеты «Промышленность стройматериалов», «Водный транспорт». Выходят также «Культура и жизнь», «За прочный мир, за народную демократию», затем реорганизованная в журнал «Проблемы мира и социализма» и другие газеты.
В структуре советской журналистики появились новые республиканские и областные газеты. С 1946 г. издаются «Львовская правда», «Калининградская правда», «Минская правда». Увеличилось и число городских газет. За послевоенное десятилетие только в Российской Федерации их было создано более 30; такие, как «Заполярная правда» (Норильск), «Знамя коммунизма» (Ангарск), «Новая заря» (Всеволжск, Ленинградская обл.) и др. Вновь создаются вечерние газеты, и в их числе «Вечерний Ленинград».
Значительное развитие получила пресса на национальных языках. В 1945 г. в Молдавии выходит на молдавском языке газета «Жизнь села», в 1949 г. Сахалинский обком партии начал выпускать на корейском языке газету «По ленинскому пути», под тем же названием выходит республиканская газета на дунганском языке в Киргизии. Выходят новые газеты на узбекском, грузинском, киргизском и других языках. Развитие сети газетной периодики шло одновременно с укреплением ее материально-технической базы.
В 1946 г. в стране выходило 7 039 газет, разовый тираж которых составлял около 30 млн. экз.[1], в то время как в 1942 и вплоть до окончания Великой Отечественной войны издавалось ежегодно немногим более 4,5 тыс. газет, а их разовый тираж составлял 18 млн. экз.
Особое место в структуре всей советской печати первых послевоенных лет занимала газета «Культура и жизнь». Будучи органом отдела пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), она в условиях тоталитарного режима выполняла функции директивного органа, указания которого были обязательны для прессы и других идеологических институтов.
Первый номер газеты «Культура и жизнь» вышел в конце июня 1946 г. Ее директивный тон определила передовая статья «Выше уровень идеологической работы!». Исполнению высказанного требования она посвятила всю свою деятельность. В статьях «Литература советского народа», «Газеты должны стать подлинными центрами политической работы в массах», «Неотложные задачи художественной кинематографии» и другие редакция газеты настоятельно рекомендовала всем, кто занят в сфере идеологии, всегда помнить о классовом подходе при оценке фактов жизни, широко и повседневно пропагандировать ленинское мировоззрение, воспитывать у советских людей коммунистическое сознание.
«Культура и жизнь» занимала непримиримые позиции по отношению к изданиям, которые отступали от сложившихся стереотипов славословия в адрес партии, советской власти. «Безликий журнал» – так озаглавила газета критическую статью, посвященную журналу «Ленинград». Вслед за ней резкой критике был подвергнут журнал «Звезда». Это было лишь началом необоснованных обвинений в адрес ленинградских журналов. Затем последовало постановление ЦК ВКП(б) «О журналах “Звезда” и “Ленинград”». В следующих номерах газета напечатала доклад А. Жданова об этих изданиях и десятки различного рода материалов, обвинявших эти издания, их редакции и авторов в беспринципности, идеологическом отступничестве, приверженности буржуазному мировоззрению.
Беспощадную травлю работников искусства, культуры, литературы начала газета после принятых ЦК ВКП(б) постановление «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», «О кинофильме “Большая жизнь”», «Об опере “Великая дружба”» и др.
В газете «Культура и жизнь» регулярно публиковались обзоры печати. Они были одной из форм партийного руководства прессой. Поэтому объектом анализа в обзорах печати стали различного типа периодические издания: республиканские газеты «Заря Востока», «Правда Востока», «Советская Киргизия», краевые – «Алтайская правда», «Тихоокеанская звезда» и многие др. Критические статьи и обзоры печати в обязательном порядке перепечатывались изданиями, в адрес которых высказывалась критика, с примечанием «От редакции». В них признавалась правильность высказанных замечаний и сообщалось о принимаемых мерах для их устранения. «Культура и жизнь» издавалась до конца февраля 1951 г. Газета просуществовала более четырех с половиной лет. За это время на ее страницах были опубликованы многочисленные документы, касавшиеся характера, содержания, различных сторон деятельности системы средств массовой информации страны.
За первое послевоенное десятилетие было принято около 50 документов о печати и других средствах информации. Классификация их позволяет обозначить три основные группы вопросов, на которые в первую очередь обращалось внимание. Первая из них была связана с необходимостью усиления проблемно-тематического и идейного содержания печати и повышения ее роли в политическом воспитании трудящихся. К этой наиболее многочисленной группе документов относятся постановления: «Об улучшении качества и увеличении объема республиканских, краевых и областных газет “Молот” (Ростов-на-Дону), “Волжская коммуна” (Куйбышев) и “Курская правда” (июль 1946 г.)» и др. Анализ различного типа газет, проведенный ЦК ВКП(б), показал, что профессиональный и культурный уровень большинства из них был низким. Редакции некоторых газет не располагали необходимой информацией о положении дел на местах, уходили от проблем местной жизни.
Причины серьезных недостатков в деятельности прессы ЦК ВКП(б) усматривал в оторванности редакций газет от партийных органов, в ослаблении партийного руководства печатью. Целям укрепления партийного руководства служили постановления, принятые во второй половине 40-х – начале 50-х гг., касавшиеся почти всех типов газет: центральных, республиканских, краевых, областных, городских, районных. В их числе постановление о газетах «Труд» (1946), «Социалистическое земледелие» (1948), «Гудок» (1951), «О мерах по улучшению районных газет» (1952) и др. При всем директивном характере принимавшихся документов в целом они способствовали росту идейного и организационного воздействия журналистики на различные стороны жизни общества.
Совершенно иную, пагубную для советской литературы и искусства роль сыграли антидемократические постановления ЦК ВКП(б) «О журналах “Звезда” и “Ленинград”» (1946)[2], «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», «Об опере “Великая дружба”» (1948)[3] и ряд др. По мнению А. Жданова, основного инициатора принятия этих документов, они призваны были поднять идейный уровень советской литературы, публицистики, журналистики, искусства, поэзии, драматургии. Лишенные объективной оценки, эти постановления подвергли грубой, жесткой, ничем не обоснованной и не оправданной критике многих известных деятелей советской культуры – Анну Ахматову, М. Зощенко, Дм. Шостаковича, В. Мурадели, Дм. Кабалевского и др.
На страницах печати и в творческих коллективах развернулась травля деятелей культуры, литературы и искусства, обвинявшихся в космополитизме. Вскоре эта кампания переплелась с. еще одной политической акцией, получившей название «кампания борьбы за чистоту материалистической науки, против вейсманизма и морганизма». В космополитизме, преклонении перед буржуазным Западом обвинялись сотни талантливейших советских ученых, работавших в области естественных наук, в том числе биологии, генетики.
Советская журналистика в условиях тоталитарного государства, став структурным звеном административно-командной системы, слепо выполняла ее волю. В своем стремлении любой ценой реализовать постановления ЦК по идеологическим вопросам она встала на путь манипулирования общественным мнением. Некоторые центральные и местные издания, и в их числе «Правда», «Культура и жизнь», «Ульяновская правда», «Уральский рабочий», «Правда Украины», «Красное знамя» (Харьков) и другие творческое обсуждение художественных проблем подменяли их субъективными оценками и администрированием. Они встали на путь наговоров и клеветы на видных деятелей литературы и искусства, ученых – биологов, генетиков, физиков, многие из которых были репрессированы. Допущенный акт беззакония не мог быть оставлен без внимания в новой политической ситуации, сложившейся в стране в конце 50-х и во второй половине 80-х гг. Под давлением общественности в 1958 г.[4] и в 1988 г.[5] ЦК КПСС вынужден был признать ошибочными постановления ЦК о журналах «Звезда» и «Ленинград», о репертуаре драматических театров, об опере «Великая дружба» и др.
В послевоенные годы с особой остротой встал вопрос о повышении интенсивности издательской деятельности. К концу 40-х гг. ОГИЗ РСФСР был реорганизован в Главполиграфиздат. Госполитиздат практически полностью занялся изданием трудов Маркса, Энгельса, Ленина, видных деятелей Коммунистической партии и Советского государства. В планах работы издательств «Советский писатель», «Московский рабочий», «Молодая гвардия» и других важнейшее место также занимает выпуск политической литературы.
К началу 50-х гг. в стране насчитывалось около 200 центральных, республиканских, краевых и областных издательств, выпускавших сотни миллионов книг и брошюр на 78 языках народов СССР.
В первые послевоенные годы острой необходимостью стало укрепление связей редакционных коллективов с массами. В принятых директивных документах рассматривались пути преодоления серьезных упущений в организационно-массовой работе советской прессы. В частности, речь шла о недостатках в работе редакций газет «Советская Сибирь» (1949 г.), «Известия» (1951 г.) и некоторых других с письмами трудящихся. Узость тематических выступлений печати, уход от критики во многом были связаны с тем, что редакции недооценивали значение писем трудящихся в улучшении содержания газеты, не был налажен учет писем, контроль за их прохождением. К середине 50-х гг. отношение в редакциях к читательской почте заметно изменилось.
В конце 40-х гг. благодаря реализации мер, разработанных в директивных документах, усилилась организационная структура аппаратов редакций. В краевых и областных газетах были организованы секретариаты, в республиканских, краевых и областных газетах созданы редакционные коллегии.
В послевоенное десятилетие проявилась некоторая неравномерность в развитии периодической печати. Так, в 1946 г. выходило 7039 газет. Значительный прирост периодики был достигнут в 1950 г. Количество газет возросло почти на 800 и составило 7831[6]. Однако в последующие пять лет из-за ряда причин – директивного закрытия некоторых центральных, республиканских, областных, городских, районных газет, изданий на национальных языках и др. – число газет сократилось в стране почти на 600 и составило 7246. Но при этом разовый тираж периодики не только не сократился, а значительно возрос. Если в 1946 г. разовый тираж составлял 29,6 млн. экз., в 1950 г. – 36 млн. экз., то в 1955 г. он достиг 48,7 млн. экз.[7], т.е. по сравнению с 1946 г. он увеличился почти на 20 млн. экз.
В 1955 г. в стране газеты выходили на 67 языках народов СССР и зарубежных стран.
В 1955 г. в стране издавалось более 4300 журналов.
В послевоенные годы интенсивно осуществлялась реорганизация структуры ТАСС. Развивается внутрисоюзная сеть агентства. На Украине, в Белоруссии, Молдавии, в Прибалтийских республиках восстанавливаются и расширяются республиканские отделения ТАСС, при помощи местных партийных и советских органов создаются республиканские телеграфные агентства – РАТАУ, БелТА, ЛатТАГ и т.д. В аппарате ТАСС организуются региональные главные редакции. Осуществляется жесткая централизация деятельности республиканских и местных отделений ТАСС.
Радикальные перемены, происшедшие после второй мировой войны во всем мире, потребовали расширения службы зарубежной информации ТАСС. К середине 50-х гг. корреспондентские пункты агентства открываются во многих странах Восточной Европы, Азии, Ближнего Востока, Латинской Америки, Африки. Возраставший поток зарубежной информации требовал ее отбора, систематизации, дифференцированного распространения. Решение этих задач взяли на себя созданные в структуре зарубежной информационной службы ТАСС региональные редакции по группам стран или континентам.
Меры по организационному и техническому укреплению периодической печати, ТАСС положительно сказывались на деятельности и других звеньев системы средств информации и в том числе радиовещания. Уже в последние месяцы Отечественной войны принимались меры по дальнейшему развитию радиовещания в стране, по подготовке его к работе в мирных условиях. В октябре 1944 г. постановлением правительства была определена программа неотложных мер по укреплению материально-технической базы радиовещания и восстановлению на новой технической основе телевидения.
7 мая 1945 г. в СССР впервые отмечался День радио. В этот день после длительного перерыва, вызванного войной, в Москве состоялась первая телевизионная передача. В октябре 1945 г. разрабатываются меры, предусматривавшие организацию теле¬визионного вещания в Москве сначала на довоенном стандарте четкости изображения, т.е. 343 строки, а затем, после реконструкции Московского телевизионного центра, – на 625 строк. Предусматривалось также строительство телевизионных центров в Ленинграде и Киеве[8].
15 декабря 1945 г. Московский телевизионный центр первым в Европе возобновил после войны регулярные передачи телевизионных программ с разложением изображения на 343 строки. На развитии телевидения сказывалось благотворное влияние радиовещания. Позитивную роль играл и факт их совместного существования в общих организационных рамках Комитета по радиофикации и радиовещанию при Совете Министров СССР. В середине 40-х гг. еще трудно было полностью предвидеть воз¬можности телевидения. В ту пору предполагалось, что задачи радио и телевидения совпадают. На основе подобных суждений строилась их деятельность.
1947 г. стал началом заметного повышения роли отечественного радиовещания в информированности масс, в их политическом воспитании и повышении культурного уровня. Растет объем информационных программ «Последние известия», регулярными становятся новые радиоциклы «Наша Родина», «На темы дня», «Радиокалендарь», «Новости науки и техники», «У карты мира» и др. Постепенно восстанавливаются и получают дальнейшее развитие все виды художественного вещания. В программах Всесоюзного радио растет удельный вес литературных передач, радиотеатра и других литературно-драматических форм.
Происходят определенные изменения и в структуре низового радиовещания. В ноябре 1948 г. началась реорганизация редакций районного радиовещания. Мотивировалась она необходимостью экономного расходования материальных средств и целенаправленным использованием журналистских кадров. Действительно, в сельских районах функционировали две редакции – районной газеты и районного радиовещания, что порой приводило к ненужному параллелизму в их работе и нерациональному использованию журналистов и государственных средств. В результате реорганизации проведение радиопередач в сельских районах было возложено на редакции районных газет. Редакции радиовещания сохранялись в городах и наиболее крупных районных центрах, располагавших развитой радиотрансляционной сетью. Однако предпринятая реорганизация не дала желаемых результатов. Напротив, она привела к упадку районного радиовещания. Совмещение двух сфер деятельности оказалось не под силу редакциям районных газет. Через несколько лет без особых директив сверху редакции районного радиовещания были восстановлены.
К началу 50-х гг. заметно возросла роль телевидения в системе средств массовой информации страны. Так, во второй половине 1949 г. Московский телевизионный центр стал работать на новой аппаратуре. Речь идет о вводе в действие 29 июня 1949 г. передвижной телевизионной станции (ПТС), с помощью которой была осуществлена первая в СССР внестудийная передача – репортаж с футбольного матча на стадионе «Динамо».
Переход на новое оборудование, новые возможности, связанные с использованием ПТС, расширили телевизионную аудиторию. И все же до 1954 г. – до выхода в эфир первых документальных передач – продолжался процесс становления телевидения, период настойчивого выявления его общественно-политических и технических возможностей.
22 марта 1951 г. Совет Министров СССР принял постановление об организации ежедневных телевизионных передач из Москвы. Для успешного решения задач, вставших перед телевидением, летом 1954 г. в Центральной студии телевидения были созданы редакции (отделы) по образцу радио и газет – промышленности, сельского хозяйства, науки, пропаганды, спорта. В новые редакции пришли работать – впервые в истории телевидения – журналисты. Им надлежало овладеть мастерством аудиовизуального отображения действительности. Это было время повседневной учебы, неустанных творческих поисков, связанных с формированием документального телевидения[9].
Первые достижения не заставили себя ждать. В ноябре 1954 г. был передан в эфир первый телевизионный очерк известного публициста Евг. Рябчикова. Очерк рассказывал о строительстве электростанции на Ангаре. Передача состояла из монтажа кинокадров, макетов, схем, фотографий и других документальных материалов, показ которых был объединен в единое целое выступлением автора перед камерой и его же закадрового комментария. Евг. Рябчиков с той поры стал автором и комментатором многих телевизионных передач.
Первый репортаж с предприятия был передан по телевидению в январе 1955 г. Это был прямой эфир с московской кондитерской фабрики «Красный Октябрь». С тех пор событийный репортаж все чаще появлялся на телевидении. А через год-два он стал неотъемлемой частью программ Центрального телевидения.
С января 1955 г. ежедневным стало московское, а с октября 1956 г. – ленинградское телевидение. Вступила в строй действующих Свердловская студия телевидения[10]. К середине 50-х гг. наметилась тенденция к росту числа телевизионных журналов, несших в себе оперативную информацию. В 1956 г. на Московской студии телевидения была создана редакция «Последних известий».
К 1955 г. в стране насчитывалось около миллиона телезрителей, мощность радиостанций за прошедшее пятилетие возросла вдвое. В стране действовало 26 млн. радиоприемных устройств. Неуклонно расширялась аудитория радиослушателей.
ТЕМА ВОССТАНОВЛЕНИЯ И ДАЛЬНЕЙШЕГО ПОДЪЕМА НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА В СОВЕТСКОЙ ПРЕССЕ
Первые послевоенные месяцы для журналистики оказались особенно сложными. Приходилось резко перестраивать ее характер и содержание, направлять усилия масс на восстановление разрушенного войной хозяйства. В руинах лежали более 70 тысяч городов, поселков и деревень. Почти полностью были разрушены Сталинград, Севастополь, Киев, Минск, Одесса, Смоленск, Орел, Харьков, Ростов-на-Дону и многие другие города.
Предстояло восстановить около 32 тысяч промышленных предприятий, 65 тысяч километров железных дорог, более 4 тысяч железнодорожных станций. В пепелища войны были превращены десятки тысяч школ, больниц, библиотек[11].
В передовой новогоднего, 1946 г., номера «Правды» нашли отражение основные задачи, вставшие перед народами страны в первый послевоенный год. Труженики города и деревни, отмечала газета, должны продолжить беспримерный патриотический подвиг военной поры в условиях мирного строительства и дать стране новых героев мирного созидательного труда. «Пусть их самоотверженный труд и патриотическая инициатива, – заключала “Правда”, – движут вперед нашу Родину, укрепляют ее могущество, множат ее славу!».
Центральная, республиканская и местная печать каждый день содержала все больше сообщений о том, как шаг за шагом трудящиеся страны преодолевали послевоенные трудности.
В марте 1946 г. был утвержден четвертый пятилетний план, целиком направленный на восстановление и дальнейшее развитие народного хозяйства. Обнародовав Закон о пятилетнем плане на 1946–1950 гг.[12], печать развернула большую работу по его разъяснению. Речь идет не только о публикации серии материалов, посвященных рассмотрению разделов пятилетнего плана в целом и по отдельным регионам страны. Редакции газет, журналов, радио систематически помещали статьи и другие материалы, показывавшие, чего достигнет страна в результате выполнения послевоенной пятилетки. Причем на первых порах главное внимание уделялось восстановительным задачам пятилетки.
В заголовках передовых статей, в аншлагах специальных полос и подборок постоянно присутствовал призыв: «Быстрее залечим раны, нанесенные стране войной!» Газеты вдохновляли массы на решение задач первоочередного восстановления и развития тяжелой индустрии и железнодорожного транспорта, на подъем из руин Донбасса и Днепрогэса, на восстановление промышленного и сельскохозяйственного потенциала и достижение их довоенного уровня. Из номера в номер на первых полосах газет помещались подборки материалов, сопровождаемых рубрикой «На стройках пятилетки». Газеты публиковали репортажи, хронику восстановительных работ, фотоокна, отдельные фотоснимки.
Как и в годы предвоенных пятилеток, печать оказала заметное агитационное и организационное воздействие на возрождение лозунга «Пятилетку – в четыре года!». Так, «Правда» опубликовала обращение коллектива Макеевского металлургического завода с призывом начать Всесоюзное соревнование по отраслям промышленности за выполнение и перевыполнение пятилетки. Последующие публикации не только «Правды»[13], но и других газет страны показывают, что призыв макеевских металлургов нашел широкую поддержку.
В материалах прессы содержалось немало сообщений о новых начинаниях передовиков производства, о массовых движениях трудовых коллективов. Так, сам ход послевоенной жизни привел к рождению лозунга «Пятилетку – в четыре года!».
В сентябре 1947 г. страна торжественно отметила 800-летие Москвы. Материалы центральных и московских газет были посвящены героическому прошлому и настоящему столицы.
В одном из февральских номеров за 1946 г. «Известия» писали: «При всей сложности восстановительных работ в промышленности поднять сельское хозяйство будет еще труднее». Это было действительно так. Четыре года понадобилось для того, чтобы преодолеть последствия войны в сельском хозяйстве. Однако в дальнейшем административно-командное давление партийных органов на ведение сельского хозяйства стало сказываться более пагубно. Сельская проблематика в печати ограничивалась сообщениями о ходе ремонта техники в МТС, о ходе сельскохозяйственных кампаний, о темпах сдачи зерна государству. Подавляющая часть периодических изданий уходила от волновавших крестьян вопросов, отдавая предпочтение проблемам промышленного производства.
В выступлениях печати и радио конца 40-х – первой половины 50-х гг. сообщалось о новых успехах в развитии тяжелых отраслей индустрии, в электрификации страны. В самых восторженных тонах рассказывалось о грандиозных победах человека над природой, звучали гимны в честь героев «сталинских строек коммунизма» – строителей Куйбышевской, Каховской, Волжской, Горьковской гидроэлектростанций, Волго-Донского судоходного канала. И никто из журналистов даже не задумывался о пагубных народнохозяйственных и экологических последствиях вторжения человека в природу, о том, что затопление миллионов гектаров плодородных земель, лесных угодий, причинит народному хозяйству страны неисчислимые потери.
В октябре 1952 г. на XIX съезде Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) – ВКП(б) – получила новое название – Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС).
В марте 1953 г. умер И. Сталин. Вскоре, хотя и очень сдержанно, впервые заговорили о беззакониях, допущенных им и его ближайшим окружением.
ТЕМА ВОССТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ ЭКОНОМИКИ В ПРЕССЕ ПОСЛЕВОЕННЫХ ЛЕТ
Противоречия между трудовым энтузиазмом масс и все нараставшей волной беззакония в послевоенные годы требовали перемен, осуждения нарушений, допущенных в период культа личности Сталина. Уже в марте 1953 г. – буквально через две недели после его смерти – было прекращено следствие по так называемому «делу врачей» – одному из самых позорных преступлений сталинской поры. 4 апреля 1953 г. в печати было опубликовано сообщение МВД СССР, в котором говорилось, что выдвинутые обвинения против врачей были ложными. 6 апреля «Правда» выступила с передовой, в которой отмечалось, что впредь никто не посмеет нарушать советские законы, фальсифицировать следствие. Виновные в фабрикации «дела врачей» были привлечены к уголовной ответственности.
10 апреля 1953 г. прекращается так называемое «мингрельское дело» о якобы действовавшей в Грузии националистической организации. Было прекращено дело по обвинению во враждебной деятельности Еврейского антифашистского комитета. Сообщения такого характера в печати носили информационный характер и не содержали комментариев.
После ареста Л. Берия и его сообщников стали известны многие факты грубейших нарушений законности, злоупотреблений властью, произвола и репрессий против честных советских людей. Была реабилитирована группа видных деятелей партии и Советского государства, проходивших по так называемому «ленинградскому делу»[14]. В мае 1954 г. начался процесс над теми, кто сфабриковал «ленинградское дело». Это были работники органов государственной безопасности, непосредственно виновные в истязаниях и репрессиях безвинных людей.
С 15 до 20 декабря 1954 г. «Правда» и другие газеты рассказывали о том, что в ленинградском окружном Доме офицеров, где ранее проходил суд над «центральной группой» по «ленинградскому делу», на скамье подсудимых оказались бывшие руководящие работники Министерства госбезопасности СССР Абакумов, Леонов, Лихачев, Комаров, Чернов, Броверман. За тяжкие преступления перед народом Абакумов, Леонов, Комаров, Лихачев были приговорены к высшей мере наказания.
Печать сообщала и о других процессах над лицами, виновными в злостных нарушениях законности.
В 1953–1955 гг. были пересмотрены основные политические «дела» послевоенного времени, связанные с незаконными репрессиями сталинского режима. Однако на пересмотр политических процессов 30-х гг. Н. Хрущев не решался. Вместе с тем в отдельных, персональных случаях реабилитация коснулась и осужденных по политическим процессам 30-х гг.: Косиора, Чубаря, Постышева, Рудзутака, Косарева, Гамарника, Эйхе и др. Но позиция советской журналистики, официальной пропаганды оставалась неизменной. Они по-прежнему сохраняли миф о вожде народов, великом продолжателе дела Ленина. В декабре 1954 г. отмечалось 75-летие И. Сталина. Многие газеты к этой дате открыли специальные рубрики, под которыми появились статьи: «И.В. Сталин – выдающийся теоретик марксизма», «Сталин – великий продолжатель дела Ленина» и др.
Создавалась крайне противоречивая ситуация не только в общественной жизни. В радикальных переменах нуждалась экономика. В августе 1953 г. наметились новые направления экономической политики государства. Предлагалось на базе достигнутых успехов в развитии тяжелой индустрии организовать значительное увеличение производства товаров народного потребления, обратить особое внимание на сельское хозяйство, с тем чтобы вывести его из затяжного кризиса[15]. Предусматривалось с 1954 г. снизить сельхозналог в 2,5 раза, списать недоимки по сельхозналогу за прошлые годы, увеличить приусадебные хозяйства колхозников и т.д. Провозглашенные комплексные меры для улучшения положения дел в сельском хозяйстве имели большой политический резонанс. Об этом убедительно свидетельствовала редакционная почта центральных и местных газет, особенно «Правды», «Известий», «Социалистического земледелия».
Осенью 1953 г. по инициативе Н. Хрущева, занявшего к тому времени пост первого секретаря ЦК КПСС, были приняты меры по оказанию материально-технической помощи сельскому хозяйству и усилению материальной заинтересованности колхозов и колхозников в результатах своего труда.
В течение весны, лета и осени 1953 г. на страницах «Правды», «Социалистического земледелия» и других газет шло обсуждение назревших проблем сельскохозяйственного производства.
Появление в «Правде» и журнале «Новый мир» острых публицистических выступлений В. Овечкина явилось началом нового этапа глубокого и правдивого отображения колхозной жизни. Овечкин первым из публицистов заговорил о наболевших вопросах колхозной деревни, в частности о вреде партийного руководства сельским хозяйством, подменявшего руководителей хозяйств и специалистов. Очерки Овечкина «Районные будни», «В том же районе», «Борзов и Мартынов», «На переднем крае», «Своими руками», «Два костра» обратили на себя внимание не только высоким мастерством, но главное – показом жизни без всякого затушевывания недостатков[16].
С большим интересом встретила читательская аудитория и очерк А. Калинина «На среднем уровне», опубликованный в «Правде» и раскрывавший инертность и склонность к перестраховке руководителей районного масштаба[17]. Сельской проблематике посвящали свои очерки и статьи А. Колосов[18], И. Рябов[19], Г. Троепольский[20], В. Тендряков[21], В. Величко и др.
Среди мер, призванных поднять уровень производства зерна, важное место должно было занять использование пустовавших пахотных угодий. Движение за освоение целинных и залежных земель нашло широкое отражение в советской журналистике 50-х гг.
«Комсомольская правда» в течение полугода публиковала серию целевых полос, посвященных молодым целинникам – участникам патриотического движения молодежи за освоение целины. В ноябре 1954 г. «Правда» поместила очерк И. Шухова «Покорители целины». Его герои – «люди одной судьбы», которые в близких к фронтовой жизни условиях «перешли... в развернутое наступление на целину во всех 93 новых зерновых совхозах Казахстана»[22].
Газеты печатали письма новоселов, рассказывали об их трудовом порыве, о трудностях освоения целины. Практически во всех центральных газетах и изданиях районов освоения целинных земель стали постоянными такие рубрики и подборки: «Письма новоселов», «На целинных землях» и др. И снова пресса обошла стороной вопросы экологии.
В период освоения целины возродились многие формы массовой работы редакций газет 30-х гг., и в первую очередь выездные редакции. Они выпускали не только представляемую ими газету на целине: «”Комсомольская правда” на целине», «”Правда” на целине» и т.д. Выездные редакции газет республик Средней Азии и Казахстана готовили обменные полосы и объединенные номера. В 1958–1959 гг. регулярно стали выходить целевые номера с единой целинной проблематикой. Они создавались творческими усилиями редакций пяти республиканских газет: «Казахстанской правды», «Правды Востока», «Советской Киргизии», «Туркменской искры», «Коммуниста Таджикистана».
В декабре 1947 г. редакция газеты «Труд» положила начало новой форме массовой работы – «стахановским вторникам». Проводились они редакцией совместно с отраслевыми профсоюзами и министерствами и преследовали цель распространения передового опыта в различных отраслях промышленности. «Стахановские вторники» регулярно проводились в дальнейшем и другими редакциями: николаевской областной газеты «Бугская заря», ростовской областной газеты «Молот» и др.
Стремясь использовать различные формы работы с массами, редакции часто приглашали рабочих и сельских корреспондентов принять участие в общественных рейдах. Материалы рейдовых бригад «Ленинградской правды», «Уральского рабочего», «Горьковской коммуны», «Советской Киргизии» и многих других газет касались важнейших вопросов организации производственных процессов на заводах машиностроительной и металлообрабатывающей промышленности, экономии сырья, материалов, бережного расходования электроэнергии, вскрывали серьезные упущения в работе трудовых коллективов.
Среди вопросов, повседневно освещавшихся в прессе послевоенного десятилетия, неизменной оставалась международная проблематика. В первую очередь это были циклы статей, посвященные показу всемирно-исторического значения разгрома гитлеровской Германии и фашизма.
Главные немецкие военные преступники предстали перед судом. Судебный процесс, проходивший в Нюрнберге десять месяцев – с 20 ноября 1945 по 1 октября 1946 г., – широко освещался всей советской прессой. Кроме официальных сообщений центральные газеты публиковали репортажи, статьи из зала суда, памфлеты, карикатуры. «Правда» ввела постоянную рубрику «На Нюрнбергском процессе. Их портреты», опубликовала статьи Вс. Вишневского, Л. Леонова, Е. Кононенко и других публицистов. В «Красной звезде» Нюрнбергский процесс освещали П. Трояновский, К. Симонов, Ю. Корольков, художник-сатирик Б. Ефимов, карикатуры которого часто появлялись в газетах.
Вскоре после окончания второй мировой войны зародилось Движение сторонников мира. С 1948 г. центральные советские издания публиковали подробные отчеты о всемирных конгрессах и всемирных конференциях, всесоюзных конференциях борцов за мир, кампаниях в защиту мира. В печати были опубликованы «Воззвание Конгресса народов в защиту мира», итоги сбора подписей под стокгольмским «Воззванием о защите мира» и другие документы.
20 сентября 1947 г. М. Шолохов, А. Фадеев и другие писатели опубликовали открытое письмо «С кем вы, американские мастера культуры?», в котором звучал призыв предотвратить угрозу термоядерной войны, стать глашатаями идей мира, не допустить распространения милитаристских идей.
Публицистические статьи в защиту мира, принадлежавшие перу И. Эренбурга[23], Л. Леонова, Б. Горбатова, К. Симонова и других советских писателей, публиковались в «Правде», «Известиях» и других газетах.
Проблематика отделов международной жизни центральных и местных газет второй половины 40-х – середины 50-х гг. тесно связана с процессами, происходившими в жизни многих государств различных континентов в послевоенную пору. Циклы различных по своим жанрам материалов рассказывали о создании Восточно-европейских социалистических стран, Корейской Народно-Демократической Республики, Демократической Республики Вьетнам, Китайской Народной Республики. В газетных публикациях раскрывался агрессивный характер военных блоков стран Западной Европы и Америки, военных действий американских войск во Вьетнаме. Большое место на страницах газет отводилось сообщениям о создании Варшавского договора СССР и его союзников и т.д.
Советская журналистика отстаивала ортодоксальные позиции марксистско-ленинской теории в международном коммунистическом и рабочем движении. Она выступала с разоблачительной критикой югославской, итальянской компартий, компартии Великобритании, обвиняя их в ревизионизме за попытку переосмысления отдельных положений теории научного коммунизма в условиях новых тенденций общественно-политической и экономической жизни этих стран, ставшей реальностью после второй мировой войны.
Разгром фашистской Германии привел к дальнейшему расслоению русской эмиграции. В широком спектре изданий различных партий и общественных течений в первые послевоенные годы появились газеты и журналы с явно выраженной антисоветской направленностью, непримиримостью к тоталитарному режиму Сталина. Среди них издания «Союза борьбы за свободу России», газеты «Российский демократ», «Возрождение», журнал «Часовой», печатный орган анархистов «Дело труда», газета кавказских сепаратистов «Прометей», эсеровский журнал «За свободу» и др. Главная проблематика их выступлений связана с разоблачениями диктаторского режима Сталина, чудовищных притеснений и насилий, чинимых советскими властными структурами. Газеты и журналы сообщали о том, что страх перед преследованиями и репрессиями на Родине гонит подальше от ее границ сотни тысяч советских граждан, оказавшихся вне пределов своей страны. Это были военнопленные и рабочие, отправленные фашистскими оккупационными властями на работу в Германию. Многие из них, чтобы сохранить жизнь и не оказаться в лагерях ГУЛАГа, любыми путями покидали Европу. Так появилась послевоенная эмиграция, пополнившая русскую диаспору в США, Аргентине и других странах.
В печати русского зарубежья было немало общественно-политических и литературных журналов, в полную меру заявивших о себе в последующие годы: «Посев», «Грани», «Возрождение», «Жар-птица», «Встреча» и др.
В эмигрантской журналистике конца 40-х – середины 50-х гг. большим влиянием пользовалась парижская демократическая газета «Русская мысль». На ее страницах находили отражение важнейшие проблемы послевоенного устройства Европы, международной жизни. Первая полоса всегда посвящалась событиям, происходившим в Советском Союзе и их воздействию на образование стран – сателлитов СССР. Постоянной оставалась тема развенчания культа личности Сталина и его последствий во всех сферах жизни советского общества.
6 марта 1953 г. газета сообщила о смерти Сталина, многозначительно подчеркивая: «Корабль потерял ход. С исчезновением Сталина возрастают шансы скорого падения режима». Спустя несколько дней газета опубликовала передовую «”Умер Сталин”[24], главный акцент в которой сделан не на возможных в СССР переменах», а на личности Сталина, «величайшего преступника, жертвы которого исчисляются миллионами».
В "Русской мысли" были постоянные рубрики и отделы: «Обзоры советской прессы», «Что происходит в России», «Международная неделя», «Литература и искусство», «Театр и музыка» и др.
Из периодики русского зарубежья первого послевоенного десятилетия особенно обращал на себя внимание выходивший в Париже журнал «Возрождение». Рассчитанный на читателя-интеллигента Советской России и эмиграции, он апеллировал к нему в надежде на его прозрение, призывая к решительным действиям, духовному возрождению.
В 1950 г. редактором журнала стал видный историк и публицист С. Мельгунов[25]. Это способствовало усилению общественно-политической направленности публицистики журнала. Одним из впечатляющих выступлений «Возрождения» явилась статья «Страшное безмолвие России», посвященная раскрытию всевластия Политбюро ЦК ВКП(б), его «угрожающим интонациям» в «разговоре» с внешним миром.
В проблематике журнала выделялась тема второй мировой войны и осознания ее уроков. Публицисты «Возрождения» рассказывали читателям об истинных героях в войне с фашистской Германией – простых людях огромной страны, «защищавших не партию и Сталина, а свою Отчизну от врага».
Большой интерес в эмигрантских кругах в послевоенные годы вызывал «Новый журнал», основанный еще в 1942 г. в Нью-Йорке М. Алдановым и М. Цетлиным[26]. Публицистические выступления издания имели четко выраженную направленность – критику и развенчание мифов о величии большевизма, советской демократии, о счастливой жизни народов Советского Союза. Постоянными в журнале были отделы «Художественная проза», «Литература и искусство», «Воспоминания и документы», «Памяти ушедших» и др. С художественными произведениями, публицистическими и литературно-критическими статьями выступали известные литераторы и философы, такие как М. Алданов, Н. Бердяев, М. Вишняк, Р. Гуль, И. Одоевцева и др.
Общественно-политические и литературные издания русского зарубежья первого послевоенного десятилетия свято чтили героический подвиг миллионов простых советских людей, защитивших Отчизну от посягательств фашистской Германии. Газета «Русская мысль», журналы «Возрождение», «Российская независимость» и другие не только значительное место отводили разоблачениям тоталитаризма в СССР, но и вскрывали причины, сделавшие неизбежной новую послевоенную российскую эмиграцию.
Советская журналистика, отстаивая марксистско-ленинскую идеологию выступая против любых проявлений инакомыслия, обвиняла в антисоветизме печать русского зарубежья. Тон в разоблачительных выступлениях центральной и местной прессы задавали партийные издания. Их редакции не допускали, чтобы суждения, противоречащие официальной точке зрения о положении дел в западном мире, в том числе о жизни русского зарубежья, проникали на страницы советских газет и журналов. Непреодолимые барьеры на пути продвижения многообразной информации из-за рубежа ставила политическая цензура советского государства. Ее штатные сотрудники осуществляли досмотр всех без исключения газет и журналов, всех печатных изданий, выходивших в стране. Любое слово или фраза, вызывавшие у цензора малейшие сомнения или подозрения, вычеркивались. Без визы цензора издание не могло увидеть света. Политическая цензура бдительно несли свою службу и на радио, и на телевидении.
Сложившаяся к маю 1945 г. система печати в стране не отвечала требованиям мирного времени. Возникла острая необходимость в перестройке прессы, дальнейшем ее развитии. Заметные изменения в структурах газетно-журнальной периодики, ТАСС, издательской системы[27], радио произошли уже в первые послевоенные годы[28].
Все больше упрочивалось место телевидения в системе средств массовой информации. В середине декабря 1945 г. Московский телевизионный центр первым в Европе возобновил после войны регулярные передачи на довоенном стандарте четкости изображения, а после своей реконструкции перешел на новый стандарт. Были построены новые телецентры в Ленинграде, Киеве, Свердловске[29].
К середине 50-х гг. в стране сформировалась система подготовки журналистских кадров для печати, радио, а в дальнейшем и для телевидения. На базе отделений журналистики филологических факультетов Московского, Ленинградского и ряда других университетов были созданы факультеты журналистики[30]. Подготовка журналистских кадров осуществлялась также в системе высшего партийного образования, в региональных и межреспубликанских партийных школах.
В первые послевоенные годы главное внимание пресса уделяла задачам восстановления народного хозяйства, провозглашенным в планах четвертой пятилетки, возрождению из руин войны десятков тысяч городов и сел. К концу 40-х гг. довоенный уровень промышленного и сельскохозяйственного производства был превзойден. Средства массовой информации распространяли опыт передовиков в промышленности и сельском хозяйстве, поддерживали массы в их стремлении досрочно выполнить первую и вторую послевоенные пятилетки, освоить целинные и залежные земли. В своей организаторской деятельности печать, радио и телевидение использовали многочисленные формы и методы работы, в творческой – обращались к различным жанрам.
В деятельности советской журналистики послевоенного десятилетия много позитивного. Вместе с тем, будучи целиком подчиненной требованиям административно-командной системы, она стремилась во что бы то ни стало добиться выполнения ее директив. Такого рода действия центральной и местной печати стали причиной многих ошибок в ее работе, когда она любой Ценой добивалась реализации постановлений ЦК ВКП(б) по идеологическим вопросам, когда проводила кампанию по борьбе с космополитизмом, не смогла предусмотреть пагубных народнохозяйственных и экологических последствий насильственного преобразования природы.
За реальными и мнимыми успехами выступавшие в прессе не видели серьезных упущений в руководстве отдельными отраслями экономики, в частности сельского хозяйства. Это вело к тому, что в печати приукрашивалась действительность. Появление в газете «Правда» острых публицистических выступлений В. Овечкина явилось началом нового этапа глубокого и правдивого отображения колхозной жизни.
Публицистика послевоенного десятилетия представлена в советской прессе портретными очерками Б. Галина, Б. Полевого[31], проблемными статьями А. Колосова, И. Рябова, В. Овечкина, В. Тендрякова, гражданской поэзией А. Твардовского[32], статьями-раздумьями Т. Тэсс, В. Фоменко[33], М. Шагинян и многих др.
В международной проблематике доминирующее место заняла борьба за мир, освещение тех социально-политических преобразований, которые произошли в странах Европы, Азии, Дальнего Востока во второй половине 40-х – середине 50-х гг. Необходимость повседневного освещения вопросов международной жизни вызвала потребность в расширении зарубежной корреспондентской сети ТАСС, центральных газет. На страницах «Правды», «Известий» и других центральных изданий регулярно публиковались статьи на международные темы, международные обзоры журналистов Ю. Жукова, В. Маевского, Г. Рассадина, Д. Краминова.
примечания
[1] Печать СССР за 50 лет. Статистические очерки. М., 1967. С. 190.
[2] О журналах "Звезда" и "Ленинград" (Из постановления ЦК ВКП(б) от 14 августа 1946 г.) //О партийной и советской печати, радиовещании и телевидении. М., 1972. С. 258–262.
[3] Об опере "Великая дружба" В. Мурадели. Постановление ЦК ВКП(б). 10 февраля 1948 г. //О партийной и советской печати. М., 1954. С. 590–595.
[4] Об исправлении ошибок в оценке опер "Великая дружба", "Богдан Хмельницкий" и "От всего сердца". Постановление ЦК КПСС. 28 мая 1958 г. //Вопросы идеологической работы. Сборник документов. М., 1961. С. 87–88.
[5] Об отмене постановления ЦК ВКП(б) «О журналах "Звезда" и "Ленинград"». Решение Политбюро ЦК КПСС //Правда. 1988. 21 окт.
[6] Печать СССР за 50 лет. Статистические очерки. С. 142.
[7] Кузнецов И., Мишурис А. История партийной и советской журналистики. М., 1979. С. 87.
[8] О мероприятиях по развитию телевидения. Постановление Совнаркома СССР. Октябрь 1945 г. //Известия. 1945. 12 окт.
[9] Об организации ежедневных телевизионных передач в Москве и о создании Центральной студии телевидения. Постановление Совета Министров СССР. 22 марта 1951 г. //Глейзер М. Радио и телевидение в СССР. Даты и факты (1917–1986). М., 1989. С. 70.
[10] О мерах по дальнейшему развитию телевизионного вещания в СССР. Постановление Совета Министров СССР. 15 сентября 1955 г. //Глейзер М. Радио и телевидение в СССР. Даты и факты (1917–1986). С. 74.
[11] Эпоха газетной строкой. Правда 1917–1967. М., 1967. С. 271.
[12] Закон о пятилетнем плане восстановления и развития народного хозяйства СССР на 1946–1950 годы. Принят Верховным Советом СССР. 18 марта 1946 г. М., 1946.
[13] Правда. 1946. 9 июня.
[14] Замарина Н. "Ленинградское дело" //Страницы истории КПСС. М., 1988. С. 473–478.
[15] Наше Отечество. Опыт политической истории: В 2 т. М., 1991. Т. 2. С. 446–478.
[16] Овечкин В. На переднем крае //Овечкин В. Избранные произведения: В 2 т. Т. 2. М., 1963. С. 42–77.
[17] Калинин А. Неумирающие корни. М., 1956.
[18] Колосов А. Как расцветала степь. М., 1955; Колосов А., Кузьменко С. Прокофий Нектов //Правда. 1951. 6, 8 и 11 сент.
[19] Рябов И. Голоса жизни. М., 1960.
[20] Троепольский Г. Прохор семнадцатый и другие. М., 1955.
[21] Тендряков В. Среди лесов. М., 1954.
[22] Шухов И. Покорители целины //Правда. 1954. 3 ноября.
[23] Эренбург И. Открытое письмо писателям Запада //Публицистика периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет. М., 1985. С. 438–444.
[24] Русская мысль. 1953. 11 марта.
[25] Даниель А., Охотин Н. О С.П. Мельгунове и его книге //Мельгунов С.П. Красный террор в России. 1918–1923. М., 1990. С. 206.
[26] Материалы к сводному каталогу периодических и продолжающихся изданий Российского зарубежья в библиотеках Москвы (1917–1990 гг.). М., 1991. С. 50.
[27] Кузнецов И.В. Советская журналистика первых послевоенных пятилеток (1946–1958 гг.). М., 1984. С. 4–20.
[28] Основы радиожурналистики /Под ред. Э. Багирова и В. Ружникова. М., 1984. С. 26–30.
[29] Юровский А. Телевидение – поиски и решения. М., 1983. С. 41–102.
[30] О факультете журналистики в Московском государственном университете им. М.В. Ломоносова. Распоряжение Совета Министров СССР от 7 июня 1952 г. //О партийной и советской печати, радиовещании и телевидении. М., 1972. С. 286.
[31] Полевой Б. Современники. М., 1952.
[32] Твардовский А. В родных местах //Публицистика периода Великой Отечественной войны и первых послевоенных лет. М., 1985. С. 409–426.

[33] Фоменко В. Рассказы. М., 1954

Овсепян Р. История новейшей отечественной журналистики.

Библиотека "Центра экстремальной журналистики

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте