Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Пусть служивые смеются в цирке



Кто в армии служил, тот в цирке не смеётся. В справедливости этой поговорки я убеждался сотни раз, поскольку прослужил в Вооружённых силах СССР, а затем РФ в общей сложности 38 лет. Из них почти 30 – в военной печати. Был редактором газеты флотилии атомных подводных лодок на Севере, начальником отдела флотской газеты в Североморске, 13 лет – собкором центральной военной газеты «Красная звезда». Но смех, который вызывает то, что происходит с Вооружёнными силами, зачастую – смех сквозь слёзы. На эти мысли меня натолкнули и материалы дискуссии на страницах «Журналиста», и общение с коллегами, выпускниками славного ЛВВПУ, на интернет-форумах…

Коллеги по альма-матер уже несколько месяцев говорят о некоей директиве, «распого­нивающей» военкоров, назы­­­вают сроки сокращения воен­­­ных журналистов, делятся слу­­­­хами, витающими в редакциях военных изданий, поносят ми­­­­­ни­­­­стра обороны, ломающе­­го судьбы тем, кто соединил воедино мечту (военный и журналист), отстаивают право на жизнь военной печати. Но есть и диаметрально противоположные мнения. Вот лишь некоторые.

Олег  Б.: «Хватит государству содержать эти «кормушки». Погоны и прилагаемые к ним льготы (пенсии, жильё и  т.  д.) должны иметь люди, отдающие армии хотя бы 50-60 часов в неделю без нормированного рабочего дня, а не пару часов в день».

Николай  З.: «До военных журналистов реформы должны были добраться рано или поздно. Вот и добрались. Причём в войсках замену офицерских должностей гражданскими никто не заметит. И это будет главной оценкой нашей работы. У кого есть талант и трудолюбие, те не пропадут. Им рамки ведомственных изданий тесны. А кого Господь не поцеловал, пусть ищут себе применение».

Сергей  К.: «Если с военных журналистов снимут погоны, ничего страшного не случится. Войска останутся без собственной карманной прессы, которая рассказывает про то, какая у нас прекрасная армия».

Девять лет назад на страницах «Независимого военного обозрения» я, тогда еще старший посткор «Красной звезды», высказал мнение о необходимости в корне менять организацию ведомственной военной печати. Поясню, почему, работая в центральном органе Минобороны, свои мысли излагал на страницах не военной газеты. В 2000 году некоторые так называемые «военные журналисты», которым пригрозили зарубить карьеру, меня предали и продали. Пришлось пройти через 14 военных судов, чтобы восстановить своё честное имя. Спасибо Вите Баранцу, который опубликовал в мою защиту материал в «Комсомольской правде», Станиславу Ивановичу Чекалину, сделавшему две объективные передачи на радио «Маяк», уже покойному Володе Урбану, поддержавшему меня на страницах «Русского курьера». В 2000 году за критические выступления в отношении командующего флотом я получил кастетом по голове, перелом челюсти и двух рёбер. Об этом написали многие гражданские и иностранные СМИ. Но не военная пресса. И свои взгляды на ведомственную военную печать удалось высказать лишь в «НВО».

Газеты округов и флотов, не выполняющие возложенные на них функции, я предлагал сократить, полагая, что Вооружённые силы окажутся от этого только в выигрыше. В пример привёл газету Балтийского флота «Страж Балтики» (в нынешнем марте издание отмечает 90 лет). Эта ведомственная газета в то время писала о том же, что и десяток выходящих в Калининградской области. Плюс перепечатка материалов из «Красной звезды». Выступление моё вызвало неоднозначную реакцию, критику со стороны ветеранов флота. Но за 9 лет после публикации в «НВО» положение, увы, не изменилось. Это подтверждает и мне­­­­­­­ние офицера-журналиста из «Стра­жа Балтики», высказан­­­­­­ное не­­­­­дав­­но на одном из интернет-фо­­ру­­мов: «Военной журналис­­­ти­­­­ки уже нет. Однозначно. И воен­­­­­ные СМИ вечно лижут адмиралов, генералов и прочих. Я за время работы во флотской газете столько насмотрелся, что сократить эту всю бражку – святое дело».

На страницах военных газет проблемные материалы по боевой подготовке – редкие гости. Добротных очерков и зарисовок о людях, аналитики там не найдёшь. Кадровый голод, отсутствие жизненного и служебного опыта, ушедшая с развалом советской военной печати системная журналистская учёба – лишь некоторые причины невозможности конкурировать ведомственным газетам на нынешнем рынке. Многие военкоры проводят в редакциях, по их же утверждению, от силы по часу – полтора. Некоторые забыли, как выглядит военная форма, они, чтобы прокормить семью, работают ещё на двух-трёх работах. Военные печатные СМИ полностью финансируются из оборонного бюджета, и их продукции хватает, в основном, для удовлетворения нужд библиотек воинских частей. Словом, система затратная и информационно неэффективная.

Ломать, конечно, не строить. А как быть с людьми в погонах, с ветеранами армии и флота, с аудиторией, интересующейся военной проблематикой? Ведь забыть о них – преступление?

Девять лет назад я предлагал на базе большинства флотских и окружных газет создать ежедневное региональное приложение к «Красной звезде». Затраты сократились бы, а военные получали бы как региональную флотскую и окружную информацию, так и информацию о состоянии Вооружённых сил страны в одном номере газеты. Но теперь, глядя на нынешнюю «Красную звезду», я уже не столь категоричен.

Я пришёл в «Красную звезду» после 14 лет службы на Севере. Тогда её тираж был около 2 млн. экз. Основными её подписчиками были люди гражданские (не только ветераны и офицеры запаса, но и молодые, готовящиеся служить). Газета продавалась в каждом киоске. А сейчас? В выходных данных «Красной звезды» указан тираж 50 тыс. экз. Но работающие в редакции знают, что это неправда, тираж намного ниже.

«Я «Красную звезду» не читаю, – заявил мне недавно высокопоставленный офицер-воспитатель, – там нет ничего интересного». Слышать подобное обидно. Но и возразить-то нечего. Откройте газету – и увидите: основной жанр – интервью. Публикуются несколько интервью в одном номере (раньше такое было недопустимо). Очень удобная страусиная политика – практически ни за что не отвечаешь. Ответственность несёт интервьюируемый. А критических выступлений не найти днём с огнём. Конечно, критику в печати никто не любит. Но разве сегодня в Вооружённых силах нет мздоимцев в погонах, любителей строить дачи за чужой счёт, расхитителей? Боевая подготовка от этого страдает. Почему в тяжёлые годы Великой Отечественной войны даже Иосиф Сталин наложил резолюцию на письмо редактора «Красной звезды» Ортенберга: «Фронтовые и армейские газеты могут критиковать также действия средних и старших командиров. Необходимо только, чтобы критика была не грубая и не резкая, а тактическая и товарищеская». Тогда можно было, а сегодня – нет?

Опрос, проведённый социологическим центром ВС РФ в феврале 2006 года во всех округах, флотах, среди кадровых офицеров и военных пенсионеров, показал, что 52% совсем не читают «Красную звезду». Только 7% военнослужащих – её подписчики. Сомневаюсь, что за 3 года что-то изменилось.

И если начинать реформу военной печати, то – с центральной военной газеты. Нелишне перенять и опыт других стран. Будучи в качестве военкора в США, я убедился: там принципиально по-иному функционирует система печати по военным вопросам. Самые массовые военные издания по видам вооружённых сил, в частности, сухопутным войскам, ВМС и ВВС – это еженедельники «Арми таймс», «Нэви таймс» и «Эйр форс таймс». Их можно найти на любой базе, примерно половина офицерского и сержантского состава подписывается на них. Они… частные, коммерческие.

Одно из популярнейших военных печатных СМИ газета «Старз энд ст­­райпс» предназначена для американских военнослужащих, находящихся за рубежом. Часть тиражей закупается Пентагоном лишь для библиотек на базах, в военных учреждениях и для комнат отдыха, экипажей кораблей (1 экземпляр на 5 человек).

Американская система неидеальна. И у Пентагона есть рычаги влияния на военные СМИ. Но рычаги подконтрольные, приемлемые как для МО, так и для самих СМИ. Информполитику определяют учредители, а военные пресс-службы способствуют журналистам в сборе информации.

На военных базах выходят многотиражки, отражающие только местные события (несколько сот экземпляров – не чаще раза в неделю). Их готовят работники пресс-центров, используя местные коммерческие производственные силы. А наше Минобороны содержит за счёт своего бюджета многочисленные типографии в различных местах (им, правда, разрешено заниматься коммерческой деятельностью).

Работники американских военных СМИ свободны в выборе средств и методов, для них бог – читатель. У главредов – хорошие контакты с руководством силовых структур, но в своих действиях для них незыблем принцип свободы слова. СМИ независимы от суждений действующих генералов и адмиралов. Недавние попытки силовых ведомств США негласно внедрить «своих экспертов» в СМИ закончились грандиозным скандалом.

А каков статус наших военных главреда и журналиста? В соответст­вии с международной конвенцией, журналист не имеет права брать в руки оружие – он некомбатант. И в СССР, и в РФ военный журналист ОБЯЗАН брать в руки оружие. Он – прежде всего военный (и по образованию, и по факту). Согласитесь, юридическая нелепица.

Ничего о военных журналистах не сказано в Законе о СМИ и других документах. Григорий Пасько в журнале «Огонёк» рассказал о случае, когда его, журналиста флотской газеты, не пустил на корабль командир бригады, которого он покритиковал в своём издании. «Капраз посмотрел на меня в упор и выдал фразу, которую, наверное, никогда уже не забуду. Он сказал: «Да кто вы такие, военные журналисты? Про вас даже в корабельном уставе ничего не сказано!» – пишет Пасько. – На корабль я всё-таки попал. Но с тех пор сильно задумался. Действительно, корабельный устав – это вам не устав КПСС и не редакционный устав. Книжка эта несколько столетий создавалась и прошла проверку боями и кровью. В ней предусмотрено если не всё, то почти всё необходимое. Особо отмечу – НЕОБХОДИМОЕ для нормальной жизнедеятельности кораблей и соединений в мирное время и в боевых условиях. Там есть разделы о корабельной организации, обязанностях должностных лиц, повседневной службе, правилах и базировании, воинской чести и торжествах, парадах и корабельных нарядах... И ни слова – о военных, или каких бы то ни было журналистах. Значит, сама собой вырисовывается мысль – журналисты попросту не нужны для той системы отношений людей и железа, которая именуется флотом? Согласитесь, неприятная догадка для человека, решившего посвятить свою жизнь именно военной журналистике».

Дискуссия на страницах «Жур­­­­­на­­­листа», мнения, которые высказывают в Сети выпускники славного (не побоюсь этого слова) ЛВВПУ, убеждают: время пересмотреть принципы военной печати в России. Чтобы была польза делу, нужно избавить Вооружённые силы от не свойственных им функций. Нужно открыть дополнительные материальные резервы, раскрепостить офицера-журналиста, сделать для народа жизнь армии и флота прозрачной и понятной, вернуть доверие к слову, вышедшему из-под пера журналиста (в погонах или без – не так важно). Тогда и армия станет серьёзной государственной работой. Тогда, возможно, и человек, служивший в армии, научится смеяться в цирке.

Валерий ГРОМАК, капитан 1 ранга запаса, собкор «Сельской жизни» по Калининградской области

Журналист

4
Рейтинг: 4 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте