Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Анафема, которой не было?



Мы продолжаем следить за судьбой журналиста, который был предан анафеме. Некоторые эксперты полагают, что отлучения от церкви… не было!

Резонансный нонсенс с анафемой, которой был предан псковский журналист Олег Дементьев, печатавшийся в коммунистической прессе, продолжает обрастать неоднозначными оценками и комментариями, провоцируя все новые дискуссии «за и против».

Общество (по крайней мере, его неравнодушная часть) разделилось на тех, кто безоговорочно верит автору, и тех, кто склонен не доверять скандальной публикации. «Проклятие», коего удостоился Олег Дементьев, в одночасье сделало его известным чуть ли на всю просвещенную Европу, и, по иронии судьбы, журналист теперь может благодарить митрополита Евсевия за беспрецедентную PR-кампанию.

Случай, кстати, не первый в отечественной истории. Так, патриарх русской литературы Лев Толстой (самый знаменитый русский «прОклятый церковью писатель) незадолго до своей смерти обругал в прессе стихи поэта Игоря Северянина, который на следующий день после публикации нелестной оценки и проснулся знаменитым на всю Россию. Думается, Игорь Северянин не раз вспоминал Льва Толстого с благодарностью за неоценимую услугу.

Если же говорить серьезно, то прецедент с анафемой псковского журналиста высветил множество проблем, которые накопились в отношениях между Русской Православной Церковью и СМИ. Обсуждению этих вопросов как раз и был посвящен семинар «Свобода прессы и РПЦ», организованный в Пскове Институтом региональной прессы, так сказать, «по следам» скандальных событий, хотя, как отметила директор института и модератор дискуссии Анна Шароградская: «Это не та проблема, которую можно обсудить на однодневном семинаре и расставит все точки над i».

- Мы имеем дело с анафемой, которая не имеет никакой силы даже с точки зрения канонического, церковного права, – начал встречу с журналистами псковских СМИ руководитель отдела межрегиональных связей и ведущий эксперт Санкт-Петербургского гуманитарно-политологического центра «Стратегия» Евгений Бестужев. – Это, скорее всего, некий такой устрашающий ход. В основном рассчитанный на тех людей, для которых церковная анафема все-таки что-то значит, для людей воцерковленных. Но это еще раз говорит нам об опасных тенденциях, которые наметились в нашей стране и в нашем обществе, и в принципе - угрожающих самому существованию светского правового государства. Кроме того, подобная ситуация угрожает самому институту Русской Православной Церкви. Потому что находясь вне критики, в каком-то особо привилегированном положении, над законом, такой институт безусловно будет разлагаться изнутри, что сейчас, к сожалению, и происходит. Эта тема волнует меня, как православного человека, волнует многих людей и священнослужителей, в том числе и представителей иерархии, которые тоже задумываются и стараются что-то изменить. Однако, увы, ситуация пока не меняется к лучшему.

- Если вспомнить, что сказал в свое время Господь Иисус Христос своим апостолам, какая главная опасность угрожает церкви? – продолжил докладчик. – Он им сказал: «Бойтесь закваски фарисейской». И теперь мы убеждаемся в правоте Его слов. Сказано как будто про наше время и про ту ситуацию, которая сложилась в Пскове, и которую мы сейчас обсуждаем. И действительно, вся ситуации восходит к истории церкви, когда она вышла из катакомб и стала очень тесно входить в государство, когда в церковь пришли хозяйствующие субъекты. Что касается современной РПЦ, то необходимо признать: после 70 с лишним лет гонений, после того, как церковь в СССР фактически была на положении сект, после того, как вышла из подполья, возник конфликт между теми священниками и мирянами, которые боролись за религиозные права в советское время, и теми представителями иерархии, которые шли на компромисс и сотрудничество с советской властью. Многие священнослужители были даже напрямую ставленниками соответствующих органов. В 90-ые годы этот конфликт стал разрастаться, а РПЦ постепенно из гонимой стала превращаться в гонителя.

- К сожалению, за 70 лет советской власти религиозная культура пришла в упадок, – констатировал Евгений Бестужев. – Так, например, «Левада-Центр» провел в 2003-м году социологические исследования, получив весьма любопытные данные. У нас более 70% опрошенных отнесли себя к православию. Тогда как верующими назвали себя только 25%. Это – удивительная ситуация. Оказывается, можно быть православным и не быть при этом верующим! То есть православие выполняет уже роль не религии, а то ли национальной идентичности, то ли идеологии. Если мы посмотрим на конец 80-х годов, когда в России начался процесс религиозного возрождения, то авторитет церкви был так высок, как ни у какого другого социального института. Но, по выражению одного священника, за 15 минувших лет церковь умудрилась растратить тот кредит доверия народа, который она имела, быстрее, чем промотал блудный сын наследство своего папы. Авторитет упал значительно, и прежде всего у интеллигенции, у людей думающих, которые в свое время активно включались в процесс возрождения церковной жизни, – заключил докладчик.

С докладом перед собравшимися выступил священник Павел Адельгейм, который подробно изложил свой взгляд на ситуацию как в Псковской епархии, так и в Русской Православной Церкви в целом.

- Наиболее удобная модель отношений: «Я приказываю – ты выполняешь. И не возражай, а слушайся», – сказал священник. – Признавать собеседника личностью и относится к нему так, как этого требует Священное Писание, очень трудно. Гораздо легче сказать: «Пошел вон!». Тем более, если у меня есть власть и поддержка, и никто не посмеет ничего сказать в ответ. Это – власть, которая уверена в своей силе.

Говоря о скандальной публикации, ставшей поводом к церковному проклятию, отец Павел заметил:

- Там много правды написано. Существуют очень неблаговидные вещи, и об этом тоже надо говорить. Потому что если мы не будем выявлять безобразия, которые творятся вокруг нас, то мы в этой грязи просто погрязнем. Ведь монахи – это тоже люди. Кто это? Разве Ангелы с неба? А это обыкновенные люди, о которых нужно говорить точно так же, как и обо всех остальных. К ним, к священникам, к епископам, следует предъявлять даже большие требования, чем к обычным людям, потому что они облачены духовными званиями.

Довольно бурную дискуссию между присутствовавшими на круглом столе журналистами и автором нашумевшей статьи вызвал вопрос достоверности опубликованных фактов, записанных со слов очевидцев. Имел или не имел право Олег Дементьев доверять своим свидетелям?

- Журналист берет то, что лежит на поверхности, публикует информацию и отвечает за нее. А уже компетентные органы должны проводить специальное расследование, если для этого есть причины, – попыталась резюмировать споры оппонентов Анна Шароградская. - Я хочу привести здесь только один пример. В Петербурге, на площади Восстания, милиционер избил молодого человека. Просто ни за что. И женщина, весьма преклонных лет, без всякой просьбы, пошла свидетельствовать против милиционера. И возникла точно такая же ситуация: «Почему я должен верить?» - «Потому что я никогда не вру», - ответила женщина. Так и мы сомневаемся в приведенных в публикации свидетельствах. На нужно обязательно присутствовать на месте каких-то деяний, о которых идет речь. Тогда возникает вопрос: «А какому тогда журналисту мы вообще можем доверять?». Сейчас идет такого рода недоверие к прессе, власти, церкви, что мы совсем забыли о человеческом достоинстве, и о существовании людей, которые никогда не лгут. На Западе журналист имеет право писать и публиковать то, что он считает нужным, только если он не делает это с клеветническими целями. Если же это клевета и подтасовка, то журналист несет уголовную ответственность. У нас же в стране журналист должен приложить справку, документ. И мы должны понимать, что это проблема отечественной журналистики, и мы ее в своей работе всегда должны иметь в виду.

Дальнейшая дискуссия показала, что ни редакторы газет, ни сами журналисты не хотят «связываться с церковью», дабы не имеет лишних проблем, а значит критические публикации – это удел редких «неадекватов», вынужденных оправдываться пеед журналистским сообществом в своей политической неангажированности.

- «Свобода прессы и РПЦ» - тема не просто интересная сама по себе, но и многогранная, неразрешенная и, быть может, неразрешимая, – вставил реплику Виктор Яковлев, актер местного драмтеатра, подвизавшийся на борьбе с апологетами клерикализма. – Речь не о том, достоверна или нет данная информация. А том, что если ты вообще критикуешь тех или иных иерархов, то ты автоматически враг – православия. Враг церкви. Враг Христа. Но если называть вещи своими именами, то сейчас все главные враги православия – в рясах и с крестами. Вот где истинные враги православия и свободы. То есть ситуация из прямо из «Легенды о Великом инквизиторе» Достоевского: Явился Христос, а Инквизитор ему говорит: «Уйди! Ты мешаешь нам делать твое дело!». Поэтому главным критерием в журналистике, как и в любом другом деле, была и остается совесть.

- Когда я лет 30 назад ездил на поезде, в плацкартном вагоне, то обычно поспать мне не приходилось, потому что ко мне сбивался буквально весь вагон, – продолжил тему кризиса церкви и тотального недоверия отец Адельгейм. – Народ все прибывал, и разговоры шли совершенно бесконечные. Сейчас ко мне не подойдет никто и ни с каким вопросом. Это чрезвычайная редкость, чтобы священника кто-то о чем-то спросил. Интерес к церкви потерян. – С сожалением констатировал священник.

Что до пресловутой анафемы, то, по мнению отца Адельгейма, перефразируя известную крылатую фразу, «никакой анафемы и не было»:

- Я вам предлагаю эксперимент. Вот случилась эта история с анафемой. А мне хочется спросить: «А была ли она или нет? Она вообще – была? Мы все прочли об анафеме. А само это сообщение, верное или ложное?» Я спрашиваю о факте. О событии. Было оно или нет? Епархиальный Совет вынес решение об анафеме? Так вот: решения об анафеме не было! А было только о нем сообщение. Я никакого документа на епархиальном сайте не видел. Найдите это решение. Вот Олег Дементьев послал запрос в епархию, и я вам даю голову на отсечение, что он ни то что никакого документа не получит. Он вообще никакого ответа не получит. Просто потому что никакого акта не было и никакого решения не выносилось. А сообщение – это ложь. Более того, епархиальный совет, согласно закону, не имеет никакого права выносит подобные решения.

Александр Донецкий

Центр экстремальной журналистики

4
Рейтинг: 4 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте