Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Печать зла



ФИГАРО. ...Когда им надоело кормить неизвестного нахлебника, меня отпустили на все четыре стороны, а так как есть хочется не только в тюрьме, но и на воле, я опять заострил перо и давай расспрашивать всех и каждого, что в настоящую минуту волнует умы. Мне ответили, что, пока я пребывал на казенных хлебах, в Мадриде была введена свободная продажа любых изделий, вплоть до изделий печатных, и что я только не имею права касаться в моих статьях власти, религии, политики, нравственности, должностных лиц, благонадежных корпораций, Оперного театра, равно как и других театров, а также всех лиц, имеющих к чему-либо отношение, – обо всем же остальном я могу писать совершенно свободно под надзором двух-трех цензоров. Охваченный жаждой вкусить плоды столь отрадной свободы, я печатаю объявление о новом повременном издании и для пущей оригинальности придумываю ему такое название: "Бесполезная газета". Что тут поднялось!
Бомарше. "Безумный день, или Женитьба Фигаро". Акт V, явление III

В 1670 году в Нидерландах побывало русское торговое посольство в составе купцов Томаса Кальдермана и Владимира Воронина. Ознакомившись с государственным устройством страны, послы сообщали царю Алексею Михайловичу, что они "будучи в Галанской земле, проведали, что Галанская земля делится в семь областей. А ис тех областей посылают лутчих людей бурмистров в Гагу с полною мочью, что им всякие дела разсуждати и росправливать. И те люди, приехав в Гагу, высокомочными именуются потому, что они меж себя удумуют в каких государственных делах – и то повсюду слушают. Они ж послов в ыные государства отпускают и перед себя пускают и ответы чинят и всякие дела исправливают. А бывают те Статы переменные, после дву или трех лет в их место иных отпускают".

Государственное устройство Голландии, переживавшей тогда свой золотой век, было в диковинку не только московитам, но и подданным других стран Западной Европы, которая не знала иной формы правления кроме монархии. Нидерландское королевство было учреждено после наполеоновских войн решением Венского конгресса. В наше время эта страна пользуется заслуженной репутацией образца либерализма. Но оказывается, королевская семья этим статусом отнюдь не дорожит.

Наследный принц Нидерландов Виллем-Александер и его супруга принцесса Максима сильно рассердились на американское информационное агентство Associated Press. Семейство наследника отдыхало на аргентинском горнолыжном курорте. Фотокорреспондент АР сделал серию фотографий, запечатлевших августейших физкультурников, включая маленьких дочерей.

Ничего неприличного или оскорбляющего достоинство Оранско-Нассауской династии на снимках нет. Кронпринца возмутил сам факт несанкционированного фотографирования. Он расценил это как вторжение в свою частную жизнь. И вчинил иск агентству.

Выяснилось, что в Нидерландах действует кодекс поведения прессы при освещении жизни членов королевской семьи. Когда они не исполняют официальные обязанности, фотографировать их и вообще собирать информацию, не относящуюся к этим обязанностям, можно только с их высочайшего дозволения. Документ снабжен всевозможными реверансами в сторону демократических ценностей, но цензурный смысл запрета именно таков. При этом авторы ссылаются на Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, которую самочинный сбор информации якобы нарушает. Само собой разумеется, фигурируют в кодексе и "соображения безопасности", которыми можно оправдать вообще все что угодно.

Медиа-кодекс утвержден парламентом и имеет статус закона. Именно он стал основанием для принцевых претензий. Для начала семья потребовала от прессы добровольно исправить ошибку. Голландские печатные средства информации принесли извинение и изъяли тиражи с крамольными фотографиями из продажи. АР оставило их на своем сайте. Тогда адвокаты Виллема-Александера пошли в суд.

У кронпринца есть основания обижаться на свободную прессу. Недавно она подвергла его отчаянной критике в связи со строительством дворца в Мозамбике – естественно, на казенные деньги. Дворец возведен на заповедных землях, стройка нанесла ущерб экологии, обещания принца облагодетельствовать живущих по соседству аборигенов (провести водопровод и построить школу) не выполнены. К тому же обнаружились растраты и нецелевое расходование средств. В результате премьер-министр рекомендовал наследнику передать особняк в управление траст-фонду. И вот теперь новое огорчение от настырных журналюг. Понятное дело, нежная, ранимая душа кронпринца не вынесла нового измывательства.

Напрасно ответчик доказывал, что кронпринц не частное, а публичное лицо, а потому его частная жизнь по определению не подлежит защите (как тут не вспомнить Диану Уэльскую, которую повсюду преследовали папарацци со своими телеобъективами и вертолетами и в конце концов стали причиной ее смерти); что общество имеет право знать, как наследник расходует выделяемые ему бюджетные средства; что фотографии сделаны не в будуаре, а в публичном месте; что "преступление" имело место на территории страны, на которую юрисдикция Нидерландов не распространяется. Все эти здравые аргументы пропали втуне. Окружной суд Амстердама прогнулся перед королевской семьей и 28 августа постановил, что АР обязано выплачивать по 1000 евро за публикацию в дальнейшем каждого снимка скандальной фотосессии. Общая сумма штрафа не должна превышать 50 тысяч евро.

Видимо, теперь амстердамское правосудие войдет в международный лексикон наряду с басманным.

Международная организация "Репортеры без границ" и Союз журналистов Нидерландов выразили разочарование решением суда. "Репортеры" назвали его позорным для страны, служившей примером приверженности свободе слова. Блоггер mama-4olly, которая следит за историей по первоисточникам и чьими ссылками я воспользовался, сообщает, что голландские газеты опубликовали саркастические комментарии. И только истцы сказали, что они рады.

Случай и вправду небывалый. Ясно, что публику не интересуют прилизанные парадные фото. У кронпринца есть идеальная возможность защитить свою частную жизнь от вторжения – отказаться от права наследования престола. Он превратится в частное лицо и будет никому не интересен. А покуда он наследник, надо терпеть. Жаль, что мама королева Беатрикс, немало натерпевшаяся от прессы, не объяснила ребенку эту простую истину.

В свободной стране прессу можно просить, но не приказывать ей. Если папарацци нарушают режим безопасности (пролезают под колючую проволоку, подделывают пропуска, переодеваются садовниками и т.п.) или, допустим, травмировали детей своим внезапным появлением из кустов, их надо привлекать к ответственности именно за это. Но если они физически ни в какие запретные зоны не вторгаются, привлекать их не за что. Можно говорить о нарушении этики, но неэтичность ненаказуема.

Что-то часто высокопоставленные лица демократических стран стали проявлять недовольство свободой прессы. Пошли по кривой дорожке российских чиновников, заваливших суд исками о защите своих чести и деловой репутации. Впрочем, этим обиженным, пожалуй, пора брать пример с хакасских начальников, которые тихой сапой закрыли уголовное дело против журналиста Михаила Афанасьева.

Вот и итальянский премьер Сильвио Берлускони, сам крупный медиа-магнат, затеял тяжбу в международном масштабе. Изволите видеть, этот мышиный жеребчик (Берлускони 72 года) отличается завидным сексуальными задором, не стесняет себя брачными узами, пользуется услугами проституток и даже обвиняется в интимной связи с несовершеннолетней неаполитанкой по имени Ноэми Летиция. Жена любвеобильного премьера не вытерпела всех этих эскапад и подала на развод.

Оскорбленный в лучших чувствах Берлускони велел своим юристам патронов не жалеть. Иски предъявлены итальянской газете La Repubblica, которая в каждом номере печатает одни и те же ""Десять вопросов к Берлускони", испанской El Pais, опубликовавшей фоторепортаж с сардинской виллы премьера, где гости щеголяют в натуральном виде, и французскому еженедельнику Nouvel Observateur за статью "Секс, власть и ложь". Адвокатам также поручено изучить возможность судебного преследования лондонской Times – Берлускони убежден, что скандалы раздувает его главный враг и конкурент Руперт Мэрдок, которому принадлежит эта газета. Но на Британских островах у экспансивного и обидчивого премьера, известного своими нелепыми и подчас просто глупыми выходками, руки коротки.

Наконец, нельзя не упомянуть министра иностранных дел Израиля Авигдора Либермана, закатившего истерику Швеции и Норвегии. В шведской бульварной газете Aftonbladet опубликована статья о торговле донорскими органами, которые израильская военщина якобы удаляет из трупов убитых ею палестинцев и затем переправляет в США. Опровергать тут нечего, статья никаких доказательств не содержит; любому читателю, знакомому с юридической стороной трансплантации органов в США, совершенно очевидна ее несуразность. Но Либерман требует извинений от правительства Швеции. И получает от оного резонный ответ, что в Швеции пресса свободная, власти ее не контролируют и извиняться им не за что. Либерман тогда кричит про двойной стандарт: а почему же Швеция извинялась перед мусульманами за публикацию пресловутых датских карикатур? А это было другое правительство, напоминают ему, социал-демократическое, а теперь у власти правоцентристское; и кроме того, тогдашний министр иностранных дел Лайла Фрейвальдс именно по этому случаю была вынуждена выйти в отставку. Во всех деталях этот сюжет излагает в своем комментарии Алексей Цветков, с которым я всецело согласен.

Норвегия же не угодила Либерману тем, что торжественно отмечает 150-летие писателя Кнута Гамсуна, который, как известно, симпатизировал нацизму. Ну, это и вовсе вздор. Было время, в Израиле не исполняли Вагнера на том основании, что он был антисемит и любимый композитор Гитлера. Запрет, естественно, был негласным – провести его через кнессет не представлялось возможным. В июле 2001 года дирижер Даниэль Баренбойм – сам еврей, выросший в Израиле, – нарушил табу. На концерте в Иерусалиме его берлинский оркестр исполнил на бис увертюру к "Тристану и Изольде", причем, объявляя номер, Баренбойм предложил всем желающим покинуть зал.

Реакция была смешанной – от бурного восторга до крайнего негодования. Табу, впрочем, остается в силе. Возможно, в Израиле не издают и не ставят и Гамсуна, чем, конечно же, обедняют самих себя. Но норвежцы имеют право на собственное отношение к своему культурному наследию.

Остается напомнить искрометные слова из монолога Фигаро, написанного 228 лет назад: "Как бы мне хотелось, чтобы когда-нибудь в моих руках очутился один из этих временщиков, которые так легко подписывают самые беспощадные приговоры, – очутился тогда, когда грозная опала поубавит в нем спеси! Я бы ему сказал... что глупости, проникающие в печать, приобретают силу лишь там, где их распространение затруднено, что где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна и что только мелкие людишки боятся мелких статеек".

Владимир Абаринов
Грани.Ру

04.09.2009

Союз Журналистов России

4
Рейтинг: 4 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте