Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Правильный журналист!



Вот что случилось. «Интерфакс» недоволен, что «Русгидро» выслало корреспондента агентства с территории Саяно-Шушенской ГЭС. Зато то же «Русгидро» пригласило на станцию очень популярного в российском инете блогера drugoi. Чем, судя по тексту агентства, «Интерфакс» тоже недоволен.

Действительно, неожиданное решение приняло «Русгидро», пригласив блогера. Нестандартное, согласитесь.

«Интерфакс» задает вопросы: кто отправил блогера в командировку и оплатил ее? Журналисты отвечают за свои действия перед законом, редакцией и аудиторией, а блогеры?

Это должно было рано или поздно случиться. Вот это прямое пересечение профессиональной, скажем так, журналистики и блоготворчества – не знаю, как это точнее назвать. Давайте абстрагируемся от данной ситуации, к которой чуть позднее вернемся. Давайте о пересечении.

Журналист, который заводит свой блог в интернете. Например, в «Живом журнале». Он кто? Он журналист или блогер? Вот он/она сидит на радио, телевидении, в газете или агентстве и строчит заметки, выпускает программы и проч. и получает за это деньги. Он/она – журналист. А тот же/та же он/она сидит точно так же перед компьютером и пишет свои записки, заметки, дневники в открытом пространстве интернета для своего, видимо, удовольствия – как кто? Как блогер? То есть фактическая разница лишь в том, что за строчку в газете или ином СМИ он/она получает зарплату или гонорар, а в интернете – это такое бесплатное личное удовольствие? Степень личной ответственности за сказанное перед микрофоном или опубликованное в газете, условно, и написанное или в звуке вывешенное на личной странице в интернете – различна? Я не говорю сейчас о людях, не имеющих отношения к СМИ. Я говорю только о тех, кто в СМИ работает, а еще и ведет свой блог на своем собственном пространстве в интернете. Не в газете, не на веб-сайтах радио или телевидения, а свой частный блог, или дневник. Да, журналист может в блоге опубликовать, например, рассказ или роман. Отлично! Или рассказать, кому интересно, как и где отдыхал. Или написать свой рецепт плова. Или рассказать о прочитанной книге, увиденном фильме, новом Iphone или правильном способе повязывания бабочки. О-кей. А если, например, журналист в своем личном блоге выясняет отношения с коллегами, уволившими подругу или жену/мужа журналиста-блогера? Журналист это делает как частное лицо? Или журналист это делает как член профессиональной среды, отлично знающий, что на его/ее блог могут зайти другие профессионалы, в том числе общающиеся с теми, кто уволил его/ее близкого? Он/она формирует общественное мнение таким образом? Через блог? Скорее всего. Или стремится, как миниум. Но это и есть основное предназначение журналистики... Формирование общественного мнения. Или нет? А если один блогер, имеющий отношения к СМИ, упрекает в своем блоге другого блогера, имеющего отношение к СМИ, что в издании последнего берут взятки за публикации? Ну например. То это что – приватный спор двух знакомых блогеров или публичный спор двух медиаменеджеров? Иногда на этом фоне блогеры, рассказывающие в своих постах о событиях в стране и не только в ней, действительно куда больше напоминают журналистов, чем журналисты, которые балуются сомнительными «профессиональными» откровениями в блогосфере.

Вы не поверите, но именно потому, что не могу ответить на все эти вопросы и разрешить для себя сомнения, я и не завожу блога в интернете. Я не знаю. Или потому, что журналистика – это такая профессия, которая не заканчивается с окончанием рабочего дня. Может быть, у кого-то получается быть до 19.00 журналистом, а после 19.00 им не быть. Мне не удается. А когда удается – это моя личная жизнь, до которой никому дела нет, кроме близких и друзей. Чтобы с ними это обсудить, мне не нужен публичный дневник.

Именно это пересечение журналистики с блогосферой особенно зыбкое и нервное, потому что и там и там мы имеем дело со словом, или звуком, или изображением – а все это журналистский профессиональный инструментарий. И потому что и там и там довольно часто мы имеем дело с информацией. И потому что и там и там мы имеем дело с аудиторией. И аудитории медийная и блогерская пересекаются.

Итак, заменяема ли в России журналистика блоготворчеством?

Да, если блогеры делают то, чего не делают журналисты. Условно, если блогер drugoi публикует фотки с «Марша несогласных», а телевидение делает вид, что «несогласных» нет, то заменяемы. Если блогеры присылают информацию и картинку о разгоне кризисных митингов, а СМИ делают вид, что ничего этого не происходит, – то да. Если блогер, например, специалист по ГЭС и рассказывает, что именно там могло произойти, – то да, он источник информации, и его информация достойна внимания аудитории. Если блогер – матрос с Аrctic Sea и рассказывает, что там произошло на самом деле, – то да, это дает нам возможность понять ситуацию. И не надо мне рассказывать, что он не несет ответственность за свою информацию, что его нельзя перепроверить и проч. А когда журналист Мамонтов на всю страну несет с экрана чушь про «философский камень», то какова его ответственность? И кто прямо-таки ринулся его перепроверять? Кстати, об ответственности блогеров. Их привлекают к ответственности не реже, если не чаще, чем журналистов. И не только нацистов, заметьте. И даже не столько нацистов.

Теперь по поводу того, кто оплатил блогеру drugoi поездку на СШ ГЭС. Скажите, а кто оплачивает поездки кремлевскому пулу? Не исключаю, что редакции оплачивают их поездки с первыми лицами. От этого их работа не приближается к журналистике ни на йоту. Их можно назвать агитаторами, пропагандистами, трансляторами и ретрансляторами, а иногда и сказочниками. Но это не работа, не журналистики. А если их поездки оплачивает Кремль или Белый дом, то какие в таком случае претензии к блогеру? Можно ли купить блогера drugoi, чтобы он сделал позитивчик в ущерб истине? Ровно в той же степени, как и журналиста. Увы! И никакая командировка от редакции от этого не гарантирует. Вспомните репортажи из Чечни в период второй чеченской войны. По пальцам можно перечесть тех, кто честно работал тогда журналистом. Кстати, давить на блогера сложнее. Его нельзя ни уволить, ни лишить аккредитации. Это вообще не его работа, если разобраться. Его можно не пустить туда, куда пускают журналистов, но если уж кому-то пришло в голову пригласить, то больше рискует пригласивший, чем блогер.

Мои слова ни в коей мере не относятся к корру «Интерфакса», отлученному от СШ ГЭС. Вполне допускаю, что редакция справедливо недовольна его отстранением от работы на ГЭС. И допускаю, что свои обязанности он выполнял профессионально. Но я не могу согласиться и с априори подозрительным отношением агентства к блогеру лишь на том основании, что неизвестно, кто оплатил его проезд и проживание, а также потому, что неизвестно, какова его ответственность за фотографии и текст. Эти претензии не котируются в стране, где журналистика, совершенно забыв о собственном предназначении и ответственности перед аудиторией, превратилась в сервильное дополнение к решениям партии и правительства.

Свято место пусто не бывает. Зачищенные от разноголосицы и разномнений профессиональные СМИ давно уже заменил интернет. Для серьезной аудитории это основной источник информации. Официальная аккредитация на медийном событии (трагическом, увы) блогера – признание существенности этого источника информации.

А дальше и в блогосфере будут происходить закономерные процессы. Довольно быстро станет понятно, кто из блогеров достоин доверия аудитории, а кто нет. Это относится и к блогеру drugoi. Посмотрим, что он нам расскажет из этой «командировки», и тогда уже будем судить.

Я лично считаю, что лучше бы на месте катастрофы продолжал работать и журналист «Интерфакса» (для недовольных его работой есть закон о СМИ и суд), и блогер Drugoi – человек, возможно, не случайно придумавший себе такой ник. Формальные и неформальные источники информации. Чем плохо? Вон все нормальные СМИ призывают блогеров присылать информацию, особенно если происходит какое-то чрезвычайное событие. Аудитория от этого только выигрывает. Возможно, мы вообще являемся свидетелями трасформации журналистской профессии, расширения ее границ или некоторой компенсаторики, вызванной и объективными (скорость передачи информации, новые носители, новые формы и прочее), и субъективными (деградация российской профессиональной журналисткой среды, ограниченные по тем или причинам информационные возможности СМИ) факторами.

Газета.Ру

Союз журналистов России

4.666665
Рейтинг: 4.7 (3 голоса)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте