Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Комитет беззащитности журналистов



Россия, где с 2000 года погибли 20 журналистов, остается одним из лидеров по количеству преступлений в отношении представителей СМИ. Международный Комитет защиты журналистов, сделавший такой вывод, утверждает, что власти страны могут, но не хотят проводить эффективное расследование этих преступлений.

За период с 2000 года в России были убиты, скончались от ран или умерли при загадочных обстоятельствах 17 журналистов, еще трое погибли в ходе боевых действий на Северном Кавказе. Таким образом, общее число умерших насильственной смертью журналистов составило 20 человек. Все эти преступления, за исключением одного, не увенчались вынесением обвинительного приговора, что свидетельствует о колоссальном пренебрежении со стороны государственной власти к представителям СМИ. Таковы выводы доклада «Анатомия безнаказанности», который обнародовала во вторник в Нью-Йорке международная организация «Комитет защиты журналистов».

По числу погибших с 2000 года журналистов Россия делит второе и третье места с Сомали. Выше стоят Филиппины (29 погибших журналистов), ниже – Пакистан (19).

Пятая часть всех убитых и погибших при сомнительных обстоятельствах журналистов работали в «Новой газете»: это Анастасия Бабурова, Игорь Домников, Анна Политковская и Юрий Щекочихин.

По показателю «рейтинга безнаказанности убийств журналистов», который высчитывает комитет, лидирует Ирак, где этот показатель составляет 2,983, Россия в нем занимает 9-е место с 0,106. Рейтинг высчитывается по числу нераскрытых убийств журналистов на миллион жителей.

Жертвами убийц стали не только корреспонденты московских изданий, расследовавшие коррупционные схемы в верхах власти или преступления, допускаемые в Чечне, такие как главный редактор Forbes Россия Пол Хлебников или корреспондент «Новой газеты» Анна Политковская. Покушения совершались и против тех, кто занимался громкими расследованиями в российской провинции: погибли учредитель еженедельника «Новый Рефт» Эдуард Маркевич, оператор азовской телекомпании «Пульс» Павел Макеев, издатель ингушского оппозиционного издания «Ингушетия.Ru» Магомед Евлоев.

Из 17 преступлений лишь одно – об убийстве редактора спецпроектов «Новой газеты» Домникова в мае 2000 года – было раскрыто. В августе 2007 года пятеро членов ОПГ были признаны виновными в этом преступлении, которое было задумано в отместку за публикации, которые один из знакомых главы группировки посчитал для себя оскорбительными.

Некоторые расследования, например по делам Хлебникова и Политковской, были доведены до суда, но некомпетентность органов следствия, предоставивших неприемлемые, неполные или сфабрикованные доказательства, не позволила суду найти виновных. В первом случае было назначено повторное рассмотрение дела, которое в итоге прекратили, во втором обвиняемые были оправданы.

«Будем говорить начистоту. Если государство смотрит сквозь пальцы (это в лучшем случае) на убийства журналистов, оно теряет право называться демократическим», – указывает в предисловии к докладу член совета директоров комитета Кати Мартон.

«Каждое из этих убийств сопровождалось пародией на правосудие. Как правило, власти без промедления подменяли реальные мотивы преступления ограблением или личной неприязнью», – утверждает она. По данным Комитета защиты журналистов, расследования убийств «неизменно ведутся в обстановке секретности, нередко осложняются конфликтами интересов и зачастую испытывают ненадлежащее воздействие внешних политических сил».

Действия следствия во время работы над делами об убийствах журналистов зачастую малообъяснимы. «Когда московская прокуратура прекратила уголовное расследование таинственных обстоятельств смерти Ивана Сафронова, чиновники даже не удосужились уведомить об этом семью журналиста», – указывают правозащитники. Военный корреспондент издательского дома «Коммерсантъ» 2 марта 2007 года выпал из окна лестничной клетки собственного дома, и прокуратура объявила случившееся самоубийством по «субъективным, личным причинам», которые нигде так и не были объяснены.

В Тольятти в апреле 2002 года был расстрелян в упор Валерий Иванов, главный редактор газеты «Тольяттинское обозрение». Менее чем через полтора года был убит и его преемник Алексей Сидоров. В убийстве Сидорова следователи не нашли преднамеренного умысла: по официальной версии, главный редактор не поделился бутылкой водки и был зарезан в уличной потасовке. «Следователи почти не интересовались записями убитого журналиста, его компьютером и магнитофонными записями. И в этом случае, и во многих других милиция фактически не допрашивала свидетелей», – утверждают авторы доклада.

Осталось без обвиняемых и дело об убийстве ведущего махачкалинского телеканала «ТВ-Чиркей» Тельмана Алишаева, расстрелянного в сентябре 2008 года. Один из подозреваемых, считавшийся боевиком местного ваххабитского подполья, погиб в бою с федеральными силами, местонахождение другого остается неизвестным.

Правозащитники подготовили и ряд рекомендаций российским властям. «В первую очередь необходимо изменить политический тон, заданный Кремлем», – считают они, советуя президенту Дмитрию Медведеву и премьеру Владимиру Путину «ясно, открыто и недвусмысленно осудить любые нападения на журналистов».

Все закрытые, затормозившиеся или отправленные судом на пересмотр дела должны быть тщательно повторно расследованы. Не должно оставаться безучастным и международное сообщество, которому стоит «требовать от российских руководителей предоставления отчета в том, что ими сделано для решения данной проблемы».

Александр Артемьев

Центр экстремальной журналистики

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Думайте сами:

"Секретность, коррупция, отсутствие отчетности, конфликты интересов и недостаток политической воли являются основными преградами в свершении правосудия в нераскрытых убийствах семнадцати журналистов, погибших в России в отместку за свою деятельность, начиная с 2000 года. Это основной вывод исследования, которое Комитет по защите журналистов сегодня представляет общественности.

Руководимая членом совета директоров КЗЖ, журналистом и публицистом Кати Мартон, делегация в составе старшего консультанта в Европе, журналиста и правозащитника Жан-Поля Мартоза и координатора программы Европы и Центральной Азии Нины Огняновой, представила на пресс-конференции в московском Независимом Пресс-центре доклад под названием “Анатомия безнаказанности: Нераскрытые убийства журналистов в России”.

На 87 страницах своего доклада КЗЖ исследует убийства 17 журналистов – редакторов, репортёров, фотографов, обозревателей и издателя – погибших в России при нынешнем руководстве страны. В этой работе КЗЖ документально подтверждает неспособность правительства раскрыть эти преступления; анализирует причины безуспешности расследований и предлагает российским властям и международному сообществу рекомендации, направленные на преодоление безнаказанности нападений на представителей прессы в России.

Семнадцать убитых журналистов были выходцами из больших и малых городов России. Одни из них добились международного признания, другие проявляли инициативу на местах, пытаясь пролить свет на проблемы, важные для их региона. Но всех этих журналистов объединяла критическая направленность их репортажей на темы, затрагивавшие властные интересы – будь то интересы правительства, бизнеса, правоохранительных структур, армии, криминальных или военизированных группировок. В одном единственном случае – деле забитого насмерть в 2000 году журналиста Новой газеты Игоря Домникова – убийцы понесли наказание. Но ни в одном из 17 рассматриваемых дел заказчики не были привлечены к ответственности.

Невозможность добиться правосудия отражает должностные изъяны на всех уровнях: политическом, следственном, прокурорском и судебном. Как показывает “Анатомия безнаказанности”, расследования убийств журналистов неизменно проводятся в обстановке секретности, нередко осложняются конфликтами интересов и подвергаются ненадлежащему воздействию внешних политических сил. Исследование показало, что следователи зачастую не отрабатывали версий, связанных с профессиональной деятельностью жертв, не допрашивали всех свидетелей и не предпринимали попыток задержания всех подозреваемых. Время от времени важные улики либо терялись, либо утаивались без каких-либо объяснений. В ряде случаев прокуроры выступали в суде со слабой, а то и с фальсифицированной доказательной базой. Власти всех уровней не предоставляли семьям жертв сколько-нибудь содержательной информации о ходе расследований. Как показывает доклад КЗЖ, неспособность властей раскрыть данные преступления подрывает доверие общества к российской системе правосудия и к ее способности защитить граждан своей страны.

В атмосфере безнаказанности произошел подрыв верховенства закона, а противники свободной прессы ввели смертоносную цензуру. Когда доклад готовился к печати, от рук убийц погибли еще три журналиста. Среди них правозащитница и журналист Наталья Эстемирова, которая была похищена в Чечне и убита в соседней Ингушетии. В настоящее время КЗЖ занимается изучением обстоятельств этих преступлений.

Безнаказанные убийства 17-ти журналистов за последние 10 лет привели к тому, что в прессе стали замалчиваться острые темы коррупции, политики Кремля в нестабильном регионе Северного Кавказа, нарушения прав человека и злоупотребления в органах власти. Эти нераскрытые преступления вынудили российскую прессу укрываться за самоцензурой, и в результате жизненно важные вопросы стали освещаться не полностью или вообще игнорироваться. Пострадало и международное сообщество – его лишили информации о проблемах, имеющих международную значимость. Как пишет Мартон в предисловии к докладу, “Свобода средств массовой информации является такой же опорой здорового общества, как законность, независимая судебная система и самостоятельное гражданское общество. Если убрать один из этих столпов, вся система может рухнуть”.

Как сказал в Нью-Йорке исполнительный директор КЗЖ Джоэл Саймон, “Это решающий момент для будущего свободы выражения в России. Президент России Дмитрий Медведев публично обещал укрепить верховенство закона, бороться с коррупцией и обеспечить проведение успешного расследования убийств журналистов. Пока факты насилия не оспариваются, а неправосудие считается недопустимым, у нас есть основания для надежды”.

В июле российские власти пообещали возобновить расследование убийства в 2004 году редактора журнала Forbes Россия Пола Хлебникова. В этом месяце, Верховный суд России вернул на доследование в прокуратуру дело об убийстве в 2006 году журналистки Новой газеты Анны Политковской.

В своём докладе КЗЖ предлагает конкретные рекомендации российским властям и международному сообществу. “В данном отчете мы не просто выражаем негодование, -пишет Мартон, - мы предлагаем конкретные меры и приводим неопровержимые факты, добиваясь повторного расследования этих нераскрытых убийств”.

Чиновники также несут моральную ответственность за эти преступления, говорится в докладе КЗЖ. Они должны ясно, открыто и недвусмысленно осудить любое насилие против представителей прессы и требовать от руководства правоохранительных органов конкретных действий по расследованию нападений на журналистов. Генеральный прокурор Юрий Чайка и председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин разделяют ответственность за практическую сторону дела. Они должны распорядиться о проведении тщательного повторного расследования всех 17 преступлений и требовать от своих подчиненных на местах отчета о проделанной работе. В свою очередь, зарубежные лидеры должны внимательно следить за всеми случаями безнаказанных преступлений против прессы в России и настаивать на изменениях к лучшему".

Центр экстремальной журналистики

Международная организация "Комитет по защите журналистов" представила доклад, в котором исследуются причины частых убийств журналистов в России. Авторы считают, что виновата система, созданная руководством страны.

После убийства Натальи Эстемировой в списке журналистов, погибших в России за последние десять лет, стало 18 имен. Ни одно из этих преступлений до конца не раскрыто, то есть ни в одном случае не названы заказчики. Те, кто заказывает убийства журналистов, добились своего, заявила координатор программы Европы и Центральной Азии Комитета по защите журналистов Нина Оганянова.

"Многие факты замалчиваются, а наиболее опасные темы вовсе исчезли. Кроме того, в России была введена цензура, которая практически полностью сделали прессу зависимой и подконтрольной", - сказала правозащитница.

Международный резонанс

Проблема убийств журналистов не только российская, но и международная, уверена член совета директоров Комитета по защите журналистов Кати Мартон. Демократия и права человека это не следствие, а условие развития любого цивилизованного государства. Прозрачность и подотчетность являются единственными гарантиями того, что страна будет успешно развиваться, заявила правозащитница. Ответственность за нераскрытые убийства журналистов лежит и на властях, отметила председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева, которая присутствовала на презентации доклада.

"Утверждение, что все убийства журналистов были заказаны российскими властями или санкционировались на самом верху, является ошибочным, но в России создана такая атмосфера, которая делает профессию журналиста смертельно опасной", - заявила правозащитница.

А заказчик кто?

Людмилу Алексееву также настораживает тот факт, что после убийств журналистов в России ни разу не был выявлен заказчик. "Все это, повторю, позволяет заподозрить власть если не в причастности, то в попустительстве, формировании такой атмосферы, в которой убийства стали возможны", - подытожила Людмила Алексеева.

Главный вывод, который сделала Нина Оганянова, сводится к тому, что уничтожение свободной прессы приводит к разрушению гражданского общества.

Рекомендовано остановить убийства журналистов

Кроме анализа ситуации в докладе содержатся рекомендации. В одном из пунктов говорится, что в случае сохранения угрозы для работы журналистов на прежнем уровне Совет Европы имеет право пересмотреть отношение к России и даже применить санкции. Однако член совета директоров Комитета по защите журналистов Кати Мартон заявила, что не считает необходимым и возможным прибегать к жестким мерам.

"Мы не прокуроры и не судьи, чтобы обвинять, выносить решение и применять санкции. Мы лишь можем констатировать, что в России сложилась сложная и опасная ситуация, мы видим, что происходят убийства и преследование журналистов и просим обратить на это внимание".

Следующий доклад, который уже сейчас готовится, будет о нападениях на журналистов, сообщила Кати Мартон. Эта форма преследования журналистов становится все более распространенным явлением в России. Руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов заявляет о почти ста случаях нападения на представителей прессы в год. Олег Панфилов полагает, что большинство преступлений против журналистов происходит с молчаливого согласия или даже с санкции властей.

Автор: Егор Виноградов, Москва
Редактор: Геннадий Темненков

Центр экстремальной журналистики

О проекте