Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Впору вводить процедуру сертифицирования профессии журналиста.



Правда, идея эта вызывает резкие возражения: «Недемократично! Посягательство на свободную профессию!». Но давайте разберёмся.

Тема известная: почему мало хороших журналистов? Винов­­­ники находятся легко. Это кафедры, отделения, факультеты журналистики, выпускающие Бог знает кого.

Начну со справедливой пре­­­тензии: на практику и на работу в редакции действительно при­­­ходят слабо подготовленные студенты и выпускники.

Но такое было и прежде. Работая в 70-90-х годах ответст­венным секретарём и редактором многих газет разного типа и уровня, постоянно руководил студентами-практикантами. На некоторых из них тоже можно было сразу махнуть рукой («...И тему придумать не могут, и по телефону не знают, как позвонить, и пишут ужасно, и ленивы...»), но приходилось заниматься ими, наставлять, переписывать... А сегодня воз­­­­­­­­­­­­глав­­­­ляют редакции журналов и газет, медиахолдинги, прав­­ления Союза журналистов; есть среди них и члены Союза писателей, и солидные функционеры от СМИ, и собкоры, спецкоры ведущих изданий, начинавшие порой с беспомощных заметок.

Значит, есть редакция и редакция, есть студент и студент, преподаватель и преподаватель. В одной редакции понимают, что все когда-то начинали с нуля, в другой требуют: «Дайте нам профи!»; один студент старается брать всё полезное у всех и всегда, другой учится ради «корочки»; один преподаватель стремится разглядеть в первокурснике искру Божью, другой в аудитории отбывает номер.

Если говорить о редакциях, то здесь немало проблем. Рань­­­­ше тот факт, что у нас растёт количество СМИ, меня радовал: новые базы практик, места трудоустройства выпу­­скников, сегодня же я смотрю на этот процесс с осторож­­ностью. Происходит размывание профессии, атомизируется ауди­­­тория. Развлекательные, дело­­­­вые, информационно-рек­­ламные издания в областных центрах растут, как грибы, а местная общественно-политическая пресса влачит бедное существование. «Районки» не могут, как прежде, обеспечить студента-практиканта сносным жильём, о приёме на работу нет и речи – квартиру молодому специалисту никто не даст, ветераны не стремятся уходить на жалкую пенсию, к тому же жизнь в районном центре, увы, безрадостна и бесперспективна. Как пошутил один редактор: «У нас градообразующее предприятие – дом престарелых...».

А кто возглавляет многочисленные новые издания? Как правило, предприимчивые люди, рассматривающие прессу лишь в виде коммерческого или политического капитала. Идея же сертифицирования нашей профессии вызывает резкие возражения: «Недемократично! Журналист – свободная профессия!».

Но давайте разберёмся. Жур­­­­­­­­­­­­­на­­­­­листы производят некий про­­­­дукт, за который потребитель платит деньги. Этот продукт дол­­­­жен соответствовать некоему качеству, которое мы, журналисты, гарантируем, оформляя учредительные документы, полу­­­чая свидетельство о регистрации. И вдруг читатель получает газету с огромным количест­вом фактических и стилистических ошибок, с текстами и фотографиями, нарушающими профессиональные и этические стандарты... Скажут: ваше право – обращаться в суд. Но зачем же допускать такую ситуацию? Почему обманутый читатель/потребитель должен тратить время, нервы, деньги, доказывая очевидное?

Сертификат же подтверждает некую квалификацию, которая позволяет производить достойный качественный продукт. Вы же не пойдёте лечиться к человеку, который, не имея соответствующей подготов­­ки, просто решил заняться вра­­­­чеванием. Сегодня даже спортивную команду самой низшей лиги нельзя тренировать без соответствующего диплома, команду высшей лиги не возглавишь без диплома Высшей школы тренеров, сборную – без международного сертификата, а быть редактором общественно-политического СМИ – пожалуйста... В результате – снижение уровня журналистики, утрата доверия к СМИ (с 80 процентов в 1985 г. до 17 процентов в настоящее время!).

Возможно, сертификация не должна распространяться на корреспондентов (хотя и они во многих странах принимают этические Уставы, Хартии, входят в Ордеры), но уж на редакторов – точно. Возможно, сертификация должна производиться на добровольной основе. Например, сегодня любое СМИ может войти в Национальную тиражную службу, и знак НТС в выходных сведениях означает, что редакция добровольно согласилась на независимый аудит тиража, и, значит, не обманывает ни рекламодателей, ни партнёров, ни читателей.

Если говорить о студентах, то надо начинать со старшеклассников, приходящих к нам в качестве абитуриентов. А качество их подготовки, увы, всё ниже и ниже... И это не вина, а беда школы, которой всё ещё не уделяют должного внимания.

Если говорить о преподавателях журналистики, то надо начать с того, что в стране сегодня более ста (!) вузов, где реализуют программу высшего профессионального образования «Журналистика». Каждый субъект федерации посчитал нужным готовить журналистов, как говорится, под боком. Примерно такой же логики придерживались многочисленные коммерческие вузы, всегда ориентирующиеся на модные, востребованные специальности (а количество СМИ всё растёт и растёт!). Где найти столько квалифицированных преподавателей, если журфак начинать с нуля? Не каждый практикующий журналист может преподавать в вузе. Вспоминается история с известным режиссёром Григорием Козинцевым, который постоянно поругивал ВГИК, а потом согласился на предложение позаниматься со студентами самому. Начал бодро, а потому вдруг исчез. На вопрос встретившего его ректора «Куда же вы пропали?», смущённо развёл руками: «Я им рассказал всё, что знал...». Да, есть особая методика преподавания, есть принцип постепенности обучения, есть непростые отношения обучающего и обучаемого...

До сих пор существует миф, что лучшие журналисты получаются из филологов. Действительно, грамотный человек, корреспондент или редактор, любящий и знающий литературу, нужен газетам, журналам, телевизионным и радиоканалам. И неслучайно наши учебные планы содержат много предметов, связанных с лингвистикой и филологией – это правильно, это верно, поскольку слово остаётся нашим главным средством, нашим «оружием». Но иногда для человека, изящно излагающего, словотворчест­­во, художественное самовыражение становится самоцелью. А журналиста-профессионала отличает не только и не столько языковая подготовка, сколько владение методикой журналистского творчества, знание правовых и этических норм профессии, социологии, психологии, экономики журналистики и многого другого, чему и обучают на факультетах журналистики. Повторюсь – постепенно, в рамках продуманного учебного процесса. Уточню – на тех факультетах, где есть хорошие кадры, хорошая специальная библиотека, хорошая материально-техническая база (компьютерный класс, подключённый к интернету, телестудия, радиостудия, фотографическая и типографическая лаборатории и др.).

Учебные планы сегодня включают массу практических предметов, они сориентированы на подготовку практических работников СМИ. Студенты проходят круглогодичные практики, выпускают собственные газеты и журналы, телевизионные и радиопрограммы. Более того, многое из того, что они готовят, отличается в лучшую сторону от того, что порой предъявляют аудитории зарегистрированные СМИ. К сожалению, среди их учредителей, владельцев да и редакторов немало тех, кто не просто не понимает природы и назначения журналистики, а даже и не стремится понять. Потому что у них другие цели: либо агрессивно пропагандистские, либо сугубо коммерческие (получить прибыль, и немедленно!).

А дальновидные редакторы понимают, что ремеслу можно обучить достаточно быстро, и потому при приёме на работу выпускника обращают особое внимание на его кругозор, мировоззрение. Задача высшей школы и состоит главным образом в том, чтобы подготовить культурного, широко образованного человека, способного легко адаптироваться в специализированной среде. Гражданственность, служение высшим ценностям и идеалам, на мой взгляд, – такие же важные, если не важнейшие составляющие нашей профессии, как и владение технологией журналистского мастерства. Практики должны понять: мы вместе занимаемся одним делом – подготовкой профессионалов. Вуз даёт базовые знания, первые навыки, а редакция развивает умения с учётом специфики своей деятельности (типа, направленности СМИ и др.). Если руководители заботятся о будущем, видят перспективу, то задумываются и о молодой смене, о «свежей крови».

Увы, первые два-три года вузы тратят на закрепление элементарной грамотности: ведь уровень филологической подготовки абитуриентов заметно снизился. Это общая тенденция, связанная с тем, что дети стали меньше читать, что количество часов, выделяемых на литературу, уменьшается, что из школ уходят опытные педагоги и т.д. Между тем, именно умение грамотно и образно писать, ассоциативно мыслить, оформлять логику рассуждений в письменную или устную речь – одна из базовых составляющих журналистского мастерства. Тем более в профессиональной среде российских журналистов уже растет понимание: будущее – именно за качественными медиа, объективно востребованными гражданским обществом, и, как показывает мировой опыт, не менее экономически выгодными, чем массовая, бульварная пресса.

Следует учесть и объективные трудности, связанные с изменением демографической ситуации. Очень скоро количество выпускников превысит количество бюджетных мест в вузах страны (еще неизвестно, решит ли проблему качественного набора единый экзамен). На факультетах и отделениях журналистики 90 процентов обучающихся – девушки, что связано с их лучшей школьной подготовкой, более ранней социализацией (как известно, раньше на факультеты журналистики принимали людей с двухлетним стажем редакционной работы или отслуживших в армии).

И ещё: пока не изменится отношение государства к высшей школе, проблему квалифицированных кадров не решить. Студенты, аспиранты, преподаватели сегодня вынуждены подрабатывать на стороне (хорошо, если это работа – по профессии). Журналисты – особенно телевизионщики – неохотно идут на преподавательскую работу по причине мизерной оплаты, аспиранты меньше, чем прежде, защищают диссертаций по тем же причинам. Единственное, что помогает удержать кадровую ситуацию, – сохранившийся в обществе престиж вузовского специалиста, энтузиазм одиночек и надежда на светлое будущее.

Вот такая ситуация. Проблема обнажилась. Её видят и практики, и преподаватели, и студенты.

Что делать?!
Если коротко, то предложений два:

следует развивать отделения и факультеты журналистики, соответст­вующие лицензионным и аккредита­ционным требованиям, и закрывать те, которые им не соответствуют; следует обратить особое внимание на качественные СМИ, остающиеся в сфере журналистики (например, давно уже пора различать социальную и каталогизированную прессу – первая нуждается в государственной поддержке, поскольку она производит «социальный товар»; вторым же, ориентированным не на читателя, а на рекламодателя, такая поддерж­­­ка не нужна – они и так успешны в коммерческом отношении).

Владимир ТУЛУПОВ

профессор, заведующий кафедрой факультета журналистики Воронежского государственного университета

Журналист

5
Рейтинг: 5 (2 голоса)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Елена Сафронова
Я давно "за" сертифицирование абитуриентов на предмет готовности их к профессиональному обучению и особенно работе в выбранной профессии. Оно должно быть обязательным в любом вузе, ориентированном на подготовку специалистов к работе с людьми - именно с ЛЮДЬМИ, а не с человеческим материалом. Стало быть, не только в журналистике.
Лет пять назад я написала несколько статей о проблемах школьного образования - о том, что учителя зачастую психологически не способны (а иные - так просто не должны!) работать в школах. Мне казалось, это так просто - системой специальных тестов определить буквально "на входе" в педвуз, получится ли из абитуриента Учитель, будет ли он середнчком, кое-каким предментником, или его вообще на пушечный выстрел нельзя подпускать к детям.
Брала комментарии у многих связанных с этой работой. Проректор Рязанского педуниверситета (под этим названием он именно тогда доживал последний год) сказал, что они не имеют права препятствовать людям выбрать профессию по душе. Да и, мол, трудно в 17 лет понять, способен ли ты работать педагогом... Такая "политкорректность навыворот" меня просто убила - значит, препятствовать людям выбрать "не свое" дело неправомерно, зато позволить такому неудачнику изуродовать себя и детей в ходе ненавистной работы - пожалуйста!..
Учителя в школах тоже не обрадовались предложению о сертификации. Чем-то она им даже гипотетически не потрафила... И тут же стали кивать на другие профессии - мол, в медицине дела обстоят еще хуже, а там и с людьми работают ближе, уж если начинать обязательную психологическую сертификацию, то с медвузов. И хотя аргумент "а у соседа хуже!" не извиняет чьей-то конкретной беды, но с доводами тех педагогов трудно не согласиться...
Так что существует множество профессий, в которых нужна обязательная сертификация. И в журналистских вузах - обязательно (хотя и не в первую голову, в "педах" и "медах" она важнее, ИМХО). Но без нее никуда. Если,конечно, стремиться поднять уровень нашей профессии, а не свести его к соревнованию папарации, кто ловчее влезет в чужую жизнь и душу без мыла...

Социальная журналистика обращена к людям, и требует потому не столько специальных знаний, не столько филологической грамотности, сколько умения общаться, интереса к людям, любви к ним, не побоюсь этого слова... И, конечно, комплекса правовых, общественных и прочих современных познаний. А у нас в стране почему-то (не знаю, с чьей дурацкой подачи!) принято считать, что журналистом может стать любой, кто бойко писал сочинения в школе...

О проекте