Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Всероссийский НИИ коневодства в Дивово.



Отечественное племенное коневодство - это национальное достояние, которое мы практически потеряли.

Татьяна Батенёва (Рязанская область)

За последние 20 лет Россия лишилась половины поголовья лошадей: было почти три миллиона, осталось меньше полутора. Скажете, "железный конь пришел на смену крестьянской лошадке"? В том-то и дело, что губит лошадей вовсе не рукотворный конкурент, а алчность и дилетантство.

На мою леваду ни копытом

Ирина - конюх по велению души. Дипломированный психолог, летом она снимает жилье в Дивове, чтобы быть рядом с лошадьми. Задавать корм, чистить, выгуливать, убирать, простите, навоз. Бесплатно.

Ирина выводит из денника чистокровного "араба" Лахика-аль-Раби. Красавица Абир провожает его тонким ржанием. Ей тоже хочется гулять, но на всех сразу места для выгула и волонтеров не хватает. Лахика и Абир в свое время подарил президенту России Владимиру Путину арабский шейх. Возможно, даже не зная, что это потомки "арабов" российской селекции Балатона и Косметики. Ирина чистит жеребца, тот недовольно перебирает точеными ногами.

В конюшнях Всероссийского НИИ коневодства таких красавцев разных пород несколько десятков. Ученые много лет проводят здесь экспериментальные работы по искусственному осеменению, длительному хранению замороженных эмбрионов и спермы, повышению продуктивности лошадей, улучшению свойств пород, контролю генетической чистоты. Ведут государственные племенные книги, проводят экспертизы, выявляют "кровленых" лошадей, которые улучшены нечестным путем от чистокровных жеребцов, а не от "папаш", заявленных в родословной. Тут - и кумысная ферма, продукция которой уходит влет, и стадо шетлендских пони и лаборатория физиологии тренинга лошадей - единственная в стране...

Только места для всего этого богатства почти нет. Узкая полоска земель института, на которой практически не осталось левад - специально подготовленных пастбищ для лошадей, - зажата между просторами частных владений. Это земли бывшего государственного конезавода, который несколько раз переходил из рук в руки. Но покупали его владельцы не ради лошадей. Место благодатное - Рязань под боком, Москва недалеко: настрой коттеджей для богатых - озолотишься. Несколько кирпичных "недостроев" сиротеет на краю поля - изменить статус земель сельскохозяйственного назначения не удалось. С горя, рассказывают в поселке института, один из череды владельцев срыл слой чернозема и продал в розницу. А от процветавшего завода осталось 100 лошадей вместо 600...

Фотокорреспондент Володя Суворов в поиске красивого ракурса подлезает под железную ограду соседней левады. Через некоторое время его сурово отчитывает крупный мужик, проезжающий мимо на двуколке: "Что это вы без разрешения по моей леваде топчетесь? Это частное владение!" Лошадиный оскал капитализма.

Подкова на память: ВНИИ коневодства из Москвы под Рязань, в бывшее поместье коневода графа Николая Дивова, выселил в 1960 году Никита Хрущев. По причине того, что роль лошади постепенно сойдет на нет. Однако и по сей день в нашей стране есть огромные территории, где кроме лошади нет другого транспорта. Есть табунное коневодство, продуктивное - ради молока и мяса. Всего в России сейчас 1 млн 319 тысяч лошадей, из них лишь 100 тысяч - спортивные, призовые, "хоббики" - так называют лошадей "для радости". Остальные - трудяги. А по расчетам экспертов, стране нужно не меньше 6 млн лошадей, из них 3,8 млн рабочих, а более 2 млн - для спорта, туризма, отдыха и "для души".

Крах розовых конюшен

В первый раз я попала во ВНИИ коневодства на студенческой практике. Дети обратились в "Пионерскую правду" с вопросом: правда ли, что бывают розовые кони? Оказалось, правда. Племенной жеребец изабелловой масти - бледно-розовый, с золотой гривой и хвостом и голубыми глазами - горделиво выступил из денника на солнечный свет. Он и сам прекрасно знал, как хорош, и мое восхищение принял как должное.

Еще удивительнее было то, что ученые тогда смогли закрепить случайную генетическую мутацию (именно так появлялись время от времени эти редчайшие лошади) и вовсю получали сливочно-розовых жеребят. Их продавали за рубеж за большие деньги. "Будет финансирование - можно вывести и голубых, и зеленых", - шутили тогда генетики. Или не шутили? Будущее племенного коневодства в те годы тоже казалось розовым.

Ведь совершенные лошади - такое же произведение искусства, как шедевры живописи, архитектуры, музыки. На протяжении веков они сопутствовали человеку, возили, кормили, спасали, радовали сердце. А для России с ее просторами и сельским по преимуществу населением лошадь всегда была и членом семьи, и опорой в хозяйстве.

- Лошадь определенно занимает в генах человека свое местечко, - улыбается директор института академик РАСХН Валерий Калашников. - Это один из тех факторов, которые изменяли нашу генетику. Так что "все мы немножко лошади" - это не поэтическая вольность, а правда.

Нет русского классика, в произведениях которого не было бы проникновенных строк об этих животных. Нет в России региона, в фольклоре которого не было бы сказок, песен, поговорок о коне. Нет человека, который не обернулся бы, когда мимо проезжает патруль конной милиции. Нет ребенка, который не потащил бы маму за руку к "лошадке", едва завидев пони в зоопарке или тихую прокатную работягу где-нибудь в парке. Нет сердца, которое не замрет при виде чудес джигитовки или совершенства выездки...

Но времена изменились. Розовый красавец пал от старости, его потомки разбрелись по миру, а на подобные научные изыски просто не дают денег. Государству не до коней. Заморенные голодом великолепные рысаки Новотомниковского завода потрясли страну, когда их показали телевизионщики. Но как же так получилось, что мы забыли о сотнях тысяч других? Под нож идут целые конюшни. Распродаются за бесценок лучшие производители. Ночью с конеферм воруют племенных лошадей, чтобы сдать на мясо, а на мясокомбинатах делают вид, что знать не знают о происхождении "поставок". В конфликтных регионах бандиты уходят ночью в горы верхами, а солдаты трясутся по удобным для обстрела дорогам на неповоротливой технике...

Почему лошадь перестала быть нашим товарищем, напарником, надежным защитником?

Был завод - и нет завода

Печальная участь за последние годы постигла многие конезаводы. Правдами или неправдами их выкупали "быстробогатеи". Коневоды радовались: вот придет капитал, построит, накормит, выведет отрасль на новый уровень. Радовались рано.

- Приватизация положения дел в отрасли практически не улучшила, - сокрушается генеральный директор ассоциации "Росплемконзавод" Александр Тимченко. - Единственный пример - Чесменский конезавод, где частные владельцы построили конюшни европейского уровня, прекрасный ипподром. Неплохо идут дела на отдельных заводах, которые выкупили крупные промышленные предприятия. Пример - завод "Донской", который сейчас принадлежит "Башнефти". Дали деньги - их кони и показывают результат.

Ликвидированы конезаводы Петровский, Татарский, Целинный, Ростовский. Утратили уникальный тип чистокровных арабских скакунов разведения Терского завода. Еще в 2003 году на аукционе в Голландии они уходили по $3 млн, в конюшнях Арабских Эмиратов до сих пор стоят три "араба"-терца великолепных статей. Но пришли новые владельцы, растранжирили все, что могли. Сейчас разворачивается трагедия Пермского завода. Новый владелец решил, что кони ему ни к чему.

- А там эталонный, лучший в стране маточный состав орловской рысистой породы, - едва сдерживая волнение, рассказывает завотделом селекции института кандидат наук Галина Калинкина. - Сплошь рекордсмены породы! Представляете, сколько труда в них вложено?

- Распродают племенных маток по 15 тысяч рублей, когда годовалый жеребчик на аукционах стоит от 60 до 90 тысяч! - крутит седой головой Тимченко.

Подкова на память:Орловские рысаки, выведенные гениальным графом Алексеем Орловым в XVIII веке, были первыми в мире лошадьми, у которых летящая рысь стала не просто аллюром (видом движения), а признаком породы. Прославили русское коневодство в мире.

Где летает птица-тройка

Помимо заводских пород лошадей в России существует множество местных, "аборигенных", как их называют специалисты. Вятские и мезенские, алтайские и бурятские, якутские и карачаевские - каждая порода выводилась народной селекцией для определенных целей. Каждой из них участие ученых-коневодов помогало достичь наивысших кондиций, а некоторым и выжить.

Уникальная вятская лошадка прославлена на весь мир. Небольшая и неказистая с виду, она отличалась огромной выносливостью и добронравием. Мчала почту, тащила обозы, работала в поле и под седлом не плошала. А истинно русская тройка - это не столько "парадные" красавцы-рысаки с телевизионной заставки, сколько лохматые вятки. Ведь и сама тройка - это те самые "почтовые" из песен. Лишь им позволено в этой упряжке всем скакать галопом, в "благородном" варианте коренник непременно должен бежать рысью. Но прокатиться по снегу на исконной троечке из вяток - теперь в России такое же редкостное чудо, как катание на слонах. Породу чуть не утратили уже в конце ХХ века. Только селекционеры, отыскавшие несколько особей, и спасли ее от исчезновения.

А сколько еще на счету науки в этой сфере. Владимирский тяжеловоз - огромный, как русская печка, спокойный и неимоверно сильный, способен везти груз, как иной тепловоз. Русский тяжеловоз - габаритами поменьше, но в любом фермерском хозяйстве будет незаменим - что пахать, что боронить, что грузы возить там, где трактор или грузовик гонять невыгодно. А прославленные донские и буденовские - великолепные верховые! А терские - изящные серебристые скакуны, которые выделывают чудеса в цирке!

Сегодня те, кто хочет превратить коневодство в бизнес, готовы все прошлое достояние забыть. Кому нужны эти исконно российские породы, тройки, цирки и детские радости, если на них не срубишь больших денег? Зато купив за рубежом очень дорогую призовую лошадь, можно деньги не только быстро отбить, но и преумножить.

Телега впереди лошади

Прежде коневодством управлял Минсельхоз как одной из отраслей животноводства. После реформы госуправления "конный" главк упразднили, и сегодня в министерстве нет не то что отдела, но даже и одного штатного специалиста-коневода. Часть функций приняла на себя ассоциация "Росплемконзавод". Но что такое руководить отраслью без финансирования? На уровне добрых пожеланий. А дотации на племенную работу (8 тыс. руб. в год на матку) заводам еще надо заработать - выполнить госзадание по продаже государству зерна, молока, мяса и т.п.

- Задумал я создать племенную конеферму, - рассказывает дипломированный зоотехник-коневод Андрей К. - Арендовал землю, оформил пакет документов, все честь честью. А мне - задание по зерну и молоку-мясу. Где же я их возьму? У меня же кони! А вы купите и сдайте как свое, говорят. Подумал-подумал - и вернул все документы в администрацию области.

Большие надежды возродило у конников создание Национального коневодческого союза (НКС). Пришли к руководству им богатые люди, владельцы конезаводов и дорогих лошадей. Вот-вот хлынут в отрасль инвестиции, а их связи помогут решить массу проблем.

- Главная проблема российского коневодства - отсутствие единой системы испытаний племенных лошадей, - рассказала "Известиям" генеральный директор НКС, владелица конного клуба "Прадар" Вита Козлова. А также о том, как союз видит ее решение - через аккредитацию ипподромов, аттестацию специалистов, развитие тотализатора, отчисления от которого пойдут в том числе и на племенную работу...

Как профессиональное сообщество отреагировало на эти идеи, можно увидеть в интернете. На форумах одни горячо поддерживают Виту и ее команду. Другие сокрушаются: союз хочет снять "сливки" с отрасли вместо черновой работы, а бизнес-план развития тотализатора не только не проработан, но и явно отдает преимущество зарубежному коневодству. Третьи откровенно иронизируют над "паркетным" коневодством и стремлением НКС к гламуру: в иллюстрированном буклете по итогам скачек и бегов 2008 года светских персонажей больше, чем лошадей, жокеев и наездников, вместе взятых. А в регламент Российского кубка коннозаводчиков 2009 года - это главное состязание под эгидой НКС - введен и дресс-код: "костюмы серых тонов для господ, шляпки и перчатки для дам". Конечно, профессиональных конников, которым порой приходится покупать сено на свои кровные, чтобы лошади не пали, все эти "шляпки-перчатки" не могут не раздражать.

- Нынешний сезон на Центральном московском ипподроме не принес желаемых результатов. Из-за роста стоимости входных билетов зрителей стало меньше. Надо было сфокусировать внимание на привлечении аудитории, а не на формировании призового фонда и создании гламура, - признал и председатель совета директоров НКС, тверской губернатор Дмитрий Зеленин, выступая на конференции коневодов в декабре 2008 года.

Но бизнес-хватка у НКС и впрямь есть, несмотря на его статус некоммерческой организации. Прежде паспорта молодняку выдавал ВНИИ коневодства - по 2 тыс. руб. Теперь эту функцию взял на себя НКС - только уже по 10 тыс. То же с генетической экспертизой - институт делает это в своей лаборатории, располагая базой данных более чем на 100 тыс. голов. НКС посылает анализы аж в Чехию - мол, нашим доверять нельзя. Профессиональные свидетельства жокеям, тренерам, берейторам и т.п. тоже выдают за деньги - всего за 150 руб. Хотя "Росплемконзавод" до сих пор делает это бесплатно.

А самое главное - ориентир на призовое коневодство практически вывел из игры лошадей российского разведения. Богатые люди предпочитают покупать их в США, Германии, Франции - там они резвее, у нас качество лошадей и их подготовки сильно упало в последние годы. На резвых "иностранцах" шансы выиграть огромные призовые за рубежом куда выше. Сегодня на скачках и бегах до 70% лошадей - импортные. Даже на последнем Призе президента из 10 лошадей девять были зарубежной селекции. Хотя сам статус соревнований предполагает поддержку престижа Родины.

Подкова на память. Из суммы призовых 80% получает владелец лошади, по 10% -тренер и жокей или наездник. Так что призовое коневодство выгоднее всего коневладельцам.

Гандикап надежды

Гандикапом конники называют скачки для лошадей разных возможностей, в которых более слабым предоставляются некоторые преимущества: сильным добавляют вес или удлиняют дистанцию. Сегодня заброшенное российское племенное коневодство явно проигрывает европейскому и американскому, но гандикапа не имеет.

А условия-то не равны. У нас нет внятной законодательной базы. Государство практически устранилось от развития отрасли, в то время как во всех "конных" странах она находится под государственными опекой и контролем, особенно все, что касается оригинальных национальных пород. Никто не занимается популяризацией лошадей как национального достояния и гордости, как это делают в Испании, Франции, США, Нидерландах, даже в Финляндии, где лошади местных пород особо оберегаются законом и властью.

На представлениях конных цирков в Испании, на шоу высшей школы верховой езды в Вене, на родео в Америке всегда толпы зрителей. На конных выставках везде в мире, на ярмарках, на парадных выездах кавалерии - тысячи зевак. В лихие 90-е всадники конноспортивного полка ЦСКА создали конный театр. Пять его представлений в Бельгии прошли при полных аншлагах, на одном присутствовала королева. Когда на финальных поклонах лошадей зазвучал хор "Славься!" Глинки, ее величество встала, вслед за ней встал весь многотысячный зал королевского цирка. Но успешный дебют на Родине не поддержали. А ведь конный цирк, где были бы представлены наши национальные породы, может доставить не меньше удовольствия, чем шоу седых красавцев-липицанов, придворных лошадей австрийских монархов, в манеже королевского дворца в Вене.

В конноспортивных школах для детей и взрослых повсюду в мире бум. Неужели мы меньше любим лошадей? В советское время у нас было более 1000 конноспортивных школ, клубов, секций. А сколько сейчас? Почему так мало секций для малышей, которые могли бы учиться ездить на пони? Почему проблема - арендовать экипаж для жениха и невесты или для незабываемой поездки семьи за город? Почему у нас бизнес стремится в каждом городе построить аквапарк, или корт для багги, или дельфинарий, но не строит манежи и конюшни для лошадей, которых можно взять в аренду? Ведь это прекрасное вложение средств - за небольшие деньги ты можешь общаться со "своей" лошадью, наблюдать за ее тренировками, выводить ее на соревнования, а если повезет, то и получить часть приза. Не знают, не умеют, не хотят? Есть те, кто и умеет, и хочет, но идея требует вложения средств. Так, может, государству стоит чуть-чуть помочь им - в виде большого социального и воспитательного эффекта. Все-таки лошадь в нашей нежаркой стране - куда более логичный спортивный ресурс, чем дельтаплан или, скажем, яхта. А по эмоциям и вовсе не сравнимый.

Под губернаторским седлом

Тем не менее в одном нельзя не согласиться с НКС - без внятной программы развития российское племенное коневодство обречено. Видимо, поэтому союз поддержал в бытность свою министром сельского хозяйства Алексей Гордеев, наделив НКС большими полномочиями.

Однако концепция союза - не единственная. В 2004 году прошел съезд коневодов: 800 делегатов представляли все регионы России, все конезаводы, фермы, госконюшни. Эксперты разработали программу развития отрасли до 2015 года. В ней было немало здравых идей. Развитие новых научных методов селекции. Подготовка кадров. Организация левадного хозяйства. Создание по стране сети кумысных ферм - известно, как высока у нас заболеваемость туберкулезом, в лечении которого кумыс используется испокон века. Создание фермерских хозяйств мясного направления - помимо регионов традиционного потребления конины, ценное мясо во всем мире используется для производства колбас и прочих деликатесов. Наконец, создание сети конных парков, где дети и взрослые могли бы заниматься разными видами конного спорта, проводить семейные и общественные праздники с конными выездами, просто общаться с лошадьми. В Рязани, к примеру, педагоги знают, как меняются самые трудные подростки в общении с этим благородным животным...

- Нам бы хоть небольшой госзаказ, - мечтает Александр Тимченко. - Ведь кони и сегодня нужны пограничникам, милиции, спортшколам, врачам для иппотерапии. Но государство про нас напрочь забыло.

Программа предлагала развивать и систему конного тотализатора для всех желающих, а не только для посетителей ипподромов. Ведь он совершенно не похож на тупые азартные игры "на удачу" - тут надо разбираться в лошадях, уметь просчитывать ставки, следить за испытаниями. Но не из голого расчета на участие в барышах международных "тото", а для развития и популяризации своего, отечественного коневодства. Причем профессионалы тоже надеялись, что основные финансовые вложения сделают сами коневладельцы, государству лишь надо немного помочь - льготными кредитами, дотациями заводам на приобретение племенных производителей за рубежом, четкой политикой, которая не позволит владельцам беспредельничать. Но министр не проявил никакого интереса ни к съезду, ни к программе.

Зато после отставки - теперь уже в статусе губернатора Воронежской области - Алексей Гордеев принимает живейшее участие в работе НКС. И даже баллотируется в новый состав его совета директоров. Впрочем, он не исключение. Многие губернаторы, мэры, депутаты, чиновники, руководители госпредприятий стали владельцами породистых лошадей и даже целых конюшен, стоимость которых намного превышает их заработки за всю сознательную жизнь. (Между прочим, покупка и перепродажа дорогих лошадей - отличный способ отмывания денег и красивая взятка. Их также не нужно указывать в сведениях о доходах кандидатов в депутаты в отличие от автомобилей, средств водного и воздушного транспорта, хотя иная лошадь дороже и яхты, и вертолета.) Личные лошади VIP-персон всегда накормлены, имеют персональные штаты обслуги.

Подкова на память. Мы уже, кажется, почти расстались с наивной иллюзией, что рыночная экономика способна сама руководить собой. Мол, все, на что есть спрос, будет развиваться, а все, что спроса не находит, должно послушно умереть. Не получается. Спрос тоже необходимо сформировать. И уж если государство принимает участие в спасении частных банков и заводов, то не заниматься спасением душ - что человеческих, что лошадиных - оно точно не вправе. И еще неизвестно, от чего пользы будет больше. Потому что каждая спасенная лошадиная душа спасет не одну человеческую. И попробуйте доказать мне, что это не так.

Фоторепортаж Известия.Ру

См. также:

Музей коневодства

Диво в Дивове

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте