Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Обзор деятельности Общества Рязанских врачей за время его существования (1874-1908 гг.)



Настоящая публикация подготовлена на основании «Обзора деятельности Общества Рязанских врачей за время его существования», прочитанного секретарем Общества Т.И. Федоровым 20 ноября 1908 года во время первого заседания Рязанского Медицинского Общества (Протокол заседания Рязанского Медицинского Общества от 20.11.1908г.) и материалов, опубликованных в Трудах Общества Рязанских врачей.

I.

«Обзор деятельности Общества Рязанских врачей за время его существования»
Т.И. Фёдорова.

«Приступая к обзору деятельности Общества Рязанских врачей, считаю необходимым сделать следующую оговорку.

За первые 7 лет существования Общества в его архиве не имеется никаких документальных данных, как о составе, так и о деятельности его. Известно, что Общество было утверждено 17 октября 1874 года. Сведения о первоначальном составе Общества и его деятельности получены мною от единственного остающегося среди нас, члена – учредителя Общества, бывшего первого его Секретаря, теперь Председателя Общества В.А. Мартынова. Конечно, за давностью эти сведения не могут быть полны, но они очень ценны.

Целью учреждения Общества было единение врачей, сообщение специально научных и практических сведений и, вообще, деятельность согласно «Нормальному Уставу» медицинских обществ.

(Справка: в том же, 1874 году, губернатором Н.С. Абаза, по образованию - медика, получившего степень доктора медицины в Московском университете, была поддержана инициатива Данковского земства по организации губернских съездов врачей. Вполне вероятно, что эти две инициативы рязанских врачей: по созданию губернского Общества врачей и по организации губернских съездов врачей – родились одновременно – Д.А.)

Учредителями Общества были 7 врачей – П.В. Стародубский, К.П. Асеев, В.А. Мартынов, П.Н. Екимецкий, И.К. Яроцкий, В.А. Вандаловский и П.А. Модестов. 1-е заседание Общества было в конце сентября 1875г., в квартире провизора, члена Общества К.Я. Баниге. 1-ое Правление составляли: Президент П.В. Стародубский, Вице-президент П.Н. Екимецкий, секретарь В.А. Мартынов, казначей-библиотекарь И.К. Яроцкий. Общество затем имело еще несколько заседаний, всего 5, на которых обсуждались специальные доклады, а также и вопрос об устройстве при Обществе врачей амбулаторной лечебницы. Из числа обсуждавшихся докладов известен доклад В.А. Мартынова «О выскабливании узлов при hupus с последующим прижиганием». Относительно остальных докладов ничего неизвестно, неизвестно и число их.

Вопрос об устройстве амбулаторной лечебницы был решен в положительном смысле, и она была открыта в помещении при аптеке Баниге. Эта лечебница существовала несколько лет (до 4-х). В деятельности же Общества наступил продолжительный перерыв.

Нужно думать, что причиной этого были как общие неблагоприятны условия, так и неблагоприятные условия внутри самого Общества.

ул. Ленина (Астраханская), д.36. Дом агронома Михайлова (голубое здание). Нижний этаж сдавался аптекам Баниге и Кашидзе. Ныне здесь женская консультация.
ул. Ленина (Астраханская), д.36. Дом агронома Михайлова (голубое здание). Нижний этаж сдавался аптекам Баниге и Кашидзе. Ныне здесь женская консультация.

Годы 1876 и 1877 годов Русско-Турецкой войны, сосредоточивши на себе внимание всего русского общества, отвлекли и рязанских врачей; в 1876г. опасно заболел Секретарь Общества врачей и проболел несколько месяцев, когда и были затеряны дела архива Общества во время пожара; в 1878 же году умер Президент его – П.В. Стародубский. Для молодого Общества, не успевшего еще окрепнуть и состоящего всего из 7 членов, приведенных неблагоприятных условий было слишком достаточно, чтобы остановить совсем деятельность его.

Общество врачей снова возродилось только в 1881г. и с этого времени деятельность его не прекращалась до настоящего времени. 27 октября 1881г. было 1-е заседание по возобновлении, под председательством Вице-президента П.Н. Екимецкого, в присутствии 7 членов. В следующем заседании было избрано 2-е Правление и 9 новых членов Общества. Избраны в Правление: Президент П.Н. Екимецкий, Вице-президент В.А. Вандаловский, секретарь Д.С. Щеткин и казначей – библиотекарь И.К. Яроцкий.

С 1881 по 1883г. деятельность Общества выразилась в следующем: Общество имело 17 заседаний, на которых доложено и обсуждено 13 докладов, которые принадлежали: Щеткину -1, Гиршновскому – 1, Норшину – 1, Штейну – 5, Мартынову – 1, Вандаловскому -2, Кашкарову – 1 и Васильеву -1; демонстрировано на заседаниях: 1 больной, 1 инструмент и 4 фармацевтических препарата. Кроме того, в заседаниях обсуждались бытовые врачебные вопросы; именно – по поводу оскорбления действием врача П.А. Бабикова в то время, когда он шел к больному; по делу вольно-практикующего врача в г. Данкове Петрова, присужденного к 5-ти дневному аресту на гауптвахте и 5 р. штрафа за отказ оказать помощь больному в земской больнице. Была избрана комиссия по аптечному вопросу. Изданы первые Труды Общества под заглавием: «Протоколы заседаний Общества Рязанских врачей за 1881, 1882 и 1883гг. с приложениями».

Примечания

Из Трудов Общества Рязанских врачей с 1881г. по 1883г.


1. Первые заседания Общества Рязанских врачей, возобновленные с 27-го октября 1881г., проходили в доме фармацевта А.К. Баниге, который сделал соответствующее предложение. Помимо организационных вопросов, на 1-м заседании, в связи с нехваткой средств, Обществом было решено выписывать только реальную энциклопедию медицинских наук и воздержаться от выписки медицинских журналов, а для чтения обмениваться теми журналами, которые выписывают сами врачи; так же было решено печатать научные сообщения членов Общества и возражения на них без исключений.
2. 2-е заседание Общество прошло на следующий день, 28-го октября. Помимо упомянутых выше членов Правления членами общества избраны: Н.А. Норшин, М.Я. Гиршовский, В.М. Кубицкий, К.П. Асеев, П.А. Модестов, К.Я. Баниге, В.А. Мартынов, М.И. Коротков, В.В. Штейн, Н.П. Кашкаров, Б.М. Ганнушкин, К.М. Лыткин, М.С. Климова-Орлова.
3. 3-е заседание проходило 07-го ноября 1881г.- были заслушаны медицинские доклады, обсуждались организационные вопросы.
4. 05 декабря 1881г. прошло следующее заседание, начавшееся с прений по поводу сообщений, сделанных в предыдущем заседании. А.К. Баниге были представлены отечественные и иностранные фармацевтические препараты, которые он предложил членам Общества испытать в своей практике. Обсуждался зарубежный труд «Притворные болезни призываемых», вышедший в русском переводе, посвященный «притворству» солдат. Так же было решено отказаться на время от приема в Общество членов – соревнователей, которые пожелали бы присутствовать на заседаниях Общества и одновременно с этим уведомить врачей Рязанской губернии о приеме желающих в действительные или члены – корреспонденты Общества.
5. На следующем заседании 02 января 1882г. был поднят вопрос «по поводу оскорбления действием врача П.А. Бабикова в то время, когда он шел к больному» и «по делу вольно-практикующего врача в г. Данкове Петрова, присужденного к 5-ти дневному аресту на гауптвахте и 5 р. штрафа за отказ оказать помощь больному в земской больнице». Данные вопросы были подняты Президентом Общества П.Н. Екимецким, заявившем «…об усиленном преследовании в настоящее время врачей за их отказ явиться к больному, причем указал на факт привлечения к ответственности в непродолжительный период времени 4-х врачей в губернии…»
6. Следующее заседание проходило через месяц, 06-го февраля 1882г. Было заслушано сообщение о «деле врача Петрова» в г. Данкове; так же принято решение обратиться к Рязанской почтовой конторе с просьбой - доставлять корреспонденцию, адресованную на имя Общества, на квартиру Секретаря Д. Щеткина.

Старый Данков.
Старый Данков.


7. 06 марта 1882г. прошло следующее заседание, на котором были заслушаны и обсуждались медицинские сообщения и решен ряд организационных вопросов.
8. 03 апреля 1882г., на очередном собрании, обсуждались организационные вопросы. Кроме того, было заслушано поступившее в Общество предложение Общества Русских Врачей в г. Санкт – Петербурге приять участие в обсуждении вопроса относительно аптечного дела в России. Для рассмотрения поставленных вопросов Общество избрало комиссию из 3-х врачей (В.М. Кубицкий, В.В. Штейн, Д.С. Щеткин) и 2-х фармацевтов (К.М. Юревич и А.К. Баниге).
9. 14-го апреля было созвано внеочередное собрание Общество в связи с выходом врача В.В Штейна из Комиссии по аптечному вопросу: были заслушаны причины выхода и избран новый член комиссии – Президент Общества П.Н. Екимецкий.
10. 1-го мая 1882г. состоялось очередное собрание, на котором обсуждались организационные вопросы.
11. 02-го октября 1882г. состоялось следующее собрание, на котором рассматривалось отношение Общества Русских Врачей в Санкт – Петербурге о предоставлении ему устава рязанского Общества и предложение о помощи в его экспертизе (изменении отдельных положений). Было принято решение: 1) издать 300 экз. устава Общества, один из которых отправить в СПб; 2) изменения и дополнения в устав не вносить. В общество поступили протоколы и труды Обществ Подольских врачей, Орловских врачей и Русских врачей в СПб.
12. 06-го ноября 1882г. решались организационные вопросы, был заслушан медицинский доклад.
13. 13-го ноября состоялось годичное собрание 1882г. Были рассмотрены вопросы: 1) организационные; 2) доклад Комиссии по аптечному вопросу; 3) избрано Правление Общества. Члены Общества поддержали те предложения, которые выработала Комиссия по аптечному вопросу: о порядке передачи аптечных привилегий от частных владельцев аптек в ведение губернских и уездных земств с предоставлением компенсаций за отобранные привилегии частным владельцам; о мерах, которые могут привести к снижению цен на лекарства и их бесплатной выдаче беднейшим классам населения. Вышеуказанный врач Д.С. Щеткин, имевший свое собственное мнение по данным вопросам, в ходе прений высказал утверждение, удивительным образом характеризующее и сегодняшнее состояние российской медицины: «...Современное лечение есть привилегия людей со средствами, а бедняки должны прибегать в случае болезни или к общественной благотворительности, или же прямо ложиться в больницу». Членами Правления общества избраны: Президент Общества – П.Н. Екимецкий, младший врач 11-го Гренадерского Фанагорийского Генералиссимуса Князя Суворова полка; Вице – президент – В.А. Вандаловский, помощник Врачебного инспектора Рязанской губернии; секретари – Д.С. Щеткин, ординатор Рязанской губернской земской больницы и А.И. Васильев – младший врач 77-го Резервного пехотного батальона; кассир и библиотекарь – И.К. Яроцкий, старший по губернии уездный врач.

Губернская земская больница. Ныне – 14-я горбольница.
Губернская земская больница. Ныне – 14-я горбольница.


14. Первое заседание Общества в 1883г. состоялось 5-го февраля. Были заслушаны медицинские доклады и приняты решения: 1) принять предложение Общества врачей Самарской губернии об обмене своими изданиями; 2) утвердить комиссию для издания протоколов заседаний Общества; 3) просить Рязанского губернатора разрешить напечатать 300 экз. устава Общества. При этом выяснилось, что устав содержит орфографические ошибки – вместо слова «Рязанских» в двух местах стоят буквы NN. На обращение Общества к губернатору разрешить напечатать устав, исправив при тираже данные ошибки, был получен отказ – Общество должно было сначала утвердить изменения в устав. Поскольку такое изменение устава должно быть утверждено Министром Внутренних дел, то Общество решило ходатайствовать перед губернатором об издании устава с указанными ошибками.
15. На заседании 05-го марта 1883г. члены Общества были ознакомлены с поступившей в адрес Общества медицинской литературой, а так же собраны пожертвования присутствующих на заседании членов на памятник академику Н.Н. Зинину. В Общество был принят фармацевт Ф.П. Грот.
16. 02-го апреля 1883г. в Общество избран ветеринарный врач А.К. Тарто.
17. На заседании 08-го октября 1883г. были заслушаны медицинские доклады и решались организационные вопросы: 1) об издании протоколов общества; 2) об издании вопросов об аптекарской таксе; 3) финансовые отчеты 4) о полученных медицинских изданиях и пр.

С 1884 по 1888г. Общество имело 22 заседания, но которых доложено 14 докладов, демонстрировано 16 больных и 2 анатомических препарата и рисунки. Доклады принадлежали: Васильеву -3, Штейну – 1, Щеткину -3, Кашкарову -3, Баженову -2, Вандаловскому -1 и Кубицкому -1. Кроме того, обсуждались следующие вопросы:

1) По предложению Комитета общественного здравия рассматривалась программа Комитета об устройстве бесплатной врачебной помощи бедному классу населения г. Рязани во время эпидемий холеры; тут же обсуждался вопрос, на каких условиях врачи г. Рязани должны будут принять на себя труд в борьбе с эпидемией холеры. (Вопрос передан в комиссию из 5 лиц – Вандаловский, Кубицкий. Екимецкий, Щеткин и Васильев).
2) Рассмотрено отношение врачебного инспектора Рязанской губернии, в котором предлагается Обществу врачей: 1) выработать постановления на время холеры, более применимые для беднейшего класса населения, и 2) программу дезинфекции ретирад, жилых помещений, извержений холерных больных, белья и пр. (Последний вопрос передан в комиссию из 3 лиц – Вагин, Цимковский и Николаев).

3) Рассматривалось предложение Рязанской губернской земской управы по поводу загрязнений р. Трубежа просачиванием нечистот из выгребных ям больницы. (Передано в комиссию 5-ти лиц – Вагин, Васильев, Щеткин, Цимковский и Николаев).

Губернская Земская Управа
Губернская Земская Управа

Состав Правления за эти годы: Президент - Кашкаров, Вице-президент - Щеткин, секретари Шульгин и Белицер, казначей – библиотекарь Яроцкий; в 1888г. И.К. Яроцкий умер и Казначеем-библиотекарем был избран Н.Л. Прозоровский.

Примечания:

Из доклада Обществу Рязанских врачей Комиссии по рассмотрению архива Общества, «состоящей из членов Общества А.И Васильева и Н.Л. Прозоровского, которым было поручено разобрать архив Общества, начиная с 1884 по 1888 год, и доложить, в каком виде он существует, для того, чтобы видеть, что напечатать и что нет», прочитанного на заседании 27 февраля 1890г.

«Исполняя означенное поручение Общества, имеем честь доложить следующее: весь архив, полученный нами от секретаря Общества г. Алексеева (вышедшего из состава Правления и членов Общества в связи с отъездом в январе 1890г.- Д.А.) главным образом, состоит: во 1) из 17 протоколов разных заседаний Общества, годичных, ординарных и экстраординарных, во 2) 4 протоколов об избрании должностных лиц в разные годы, в 3) 2-х отчетов казначея по кассе за два разных года и в 4) 3 докладов различных комиссии. Таким образом, за все годы мы имеем в своем распоряжении 21 протокол.

Из этих 21-го протокола 7 не только никем не подписаны, но три, даже 4 протокола просто черновые, ибо один написан карандашом, а три с многочисленными поправками и зачеркиваниями. Распределяя протоколы мы получим за 1884 год 3 протокола, из которых (…) только один подписан и годен; за 1885 год 9-ть протоколов, из них 6-ть протоколов подписанных и годных (…);за 1886 год находятся на лицо 4 протокола, все подписаны; за 1887 год 5 протоколов, из них (…) один лишь находиться в надлежащем виде. Как неподписанные, так и черновые протоколы, очевидно, не годны для печати, хотя два протокола 1885г. от 11 и 25 апреля по существу своему представляют значительный интерес. Тем более это жаль, что если не будет напечатан протокол от 11 апреля 1885г., то нельзя напечатать и работы трех различных комиссий, доклады которых к этому протоколу непосредственно относятся.

Два протокола 1887 г. были переданы нами в октябре прошлого года для проверки бывшему президенту Общества г. Баженову, но им до сих пор не возвращены обратно. Остаются 6 протоколов 1885 года, 4 протокола 1886 года, по одному протоколу 1884 и 1887 годов, а всего 12 протоколов, которые с внешней стороны имеют вид удобный для печати, подписаны (…)

Во всех протоколах записано и упомянуто, если не ошибаемся, о 17 сообщениях и демонстрациях, но подлинных сообщений нет ни одного. Таким образом, разобранный нами архив Общества, по нашему мнению, по протокольно и по годам в последовательном порядке едва ли может быть напечатан, ибо, как сказано выше, одна половина протоколов не подписанные и черняки, а другая половина их, хотя и годная для печати сама по себе, но без первой теряет уже значение, так как между некоторыми протоколами существует непосредственная связь. Все, что можно сделать из существующего материала, это – составить одну общую записку, в виде обзора деятельности Общества за 4 года и напечатать таковой; в этот обзор могут войти и доклады трех различных комиссий целиком в виде приложений. К обзору 4-х лет можно присоединить и 1888 год, так как и за этот год имеется лишь один протокол годичного заседания Общества, никем не подписанный и другой черновой протокол экстренного заседания…»

В 1889г. состав Общества: 2 почетных и 35 действительных членов; Правление: Президент Н.Н. Баженов, Вице-президент А.И. Васильев, секретари Е.Н. Алексеев и А.Ф. Матвеев, казначей – библиотекрь Н.Л. Прозоровский. Общество имело 7 заседаний, на которых сделано 13 сообщений, демонстрировано 3 человека больных и микроскопические препараты. Доклады и демонстрации принадлежали: Н.Н. Баженову – 4, А.И. Васильеву – 2, М.Н. Феноменову -1, В.П. Яковенко – 1, В.Д. Шеффер -1, А.Ф. Матвееву – 4. Избрана комиссия для приведения в порядок архива Общества из 3 лиц. Поднят вопрос о публичных чтениях от Общества и о расширении параграфа 3 Устава с тем, чтобы в члены Общества могли быть принимаемы лица, окончившие курс на физико-математическом факультете. Издан 2-й том Трудов Общества под заглавием «Обзор деятельности Общества Рязанских врачей за период времени с 1884 по 1889 годы».

В 1890 году состав Общества значительно увеличивается: оно насчитывает 5 почетных и 43 действительных члена, в числе которых 11 – иногородних. Правление: Президент П.Н. Екимецкий, Вице-президент В.А. Мартынов, секретари – А.Ф. Матвеев и И.Т. Иванов, казначей – библиотекарь Н.Л. Прозоровский. Общество имело 8 заседаний, сделано 9 докладов, принадлежавшие: Яковенко – 1, Липец – 1, Пушкареву – 1, Иванову – 1, Милевскому – 1 и Матвееву – 4. Заслушаны доклады комиссий: 1) по поводу эпидемии брюшного тифа в Голенчинской колонии, 2) по рассмотрению архива Общества. Изданы «Протоколы Общества Рязанских врачей за 1889-1890 гг.»

Примечания:

Из Трудов Общества Рязанских врачей за 1889г. - 1890г.

1. Список членов Общества рязанских врачей.

Почетные члены: Абаза Николай Савич; Норшин Николай Агапитович, бывший врачебный инспектор Рязанской губернии.

Действительные члены:

Живущие в Рязани врачи:

Бельцов С.С.
Васильев А.И.
Волинский Р.О.
Добротворский Н.И.
Екимецкий П.Н.
Кашкаров Н.П.
Климова – Орлова М.С.
Иванов И.Т.
Кубицкий В.М.
Мартынов В.А.
Милевский С.Н.
Матвеев А.Ф.
Прозоровский Н.Л.
Пушкарев И.К.
Петров В.А.
Шеффер В.Д.
Шеффер Л.Д.
Шульгин П.В.
Цымловский Б.М.
Ганнушкин Б.М.
Иногородние:

Лактаев А.Н.
Разумовский Н.Н.
Субботин И.М.
Субботин П.А.
Хрущов А.Н.
Феноменов М.Н.
Янчуров В.А.
Яковенко В.И.
Женщина – врач:

Яковенко Н.Ф., Липец С.М.
Живущие в Рязани:

Ветеринары: Златкин П.И., Тарто А.Я.

Фармацевты: Зейтц А.Х., Ротер Г.Г.

2. Из отчета секретаря Общества А. Матвеева за 1889г., прочитанного на годичном собрании Общества, состоявшегося 20 октября 1889г. в Губернской Земской Управе.

«Истекший 9 год наше Общество прожило при некоторых особенных условиях. После некоторого продолжительного перерыва в заседаниях Общества, оно вновь собиралось только 1 февраля, а 4 марта избраны новые должностные лица.

Возрождение Общества на первых же порах омрачилось отказом Правления от возложенных Обществом на него обязанностей и окончательным выходом из членов Общества бывшего вице-президента д-ра Д.С. Щеткина, принимавшего живое, деятельное участие в жизни Общества.

Новое правление Общества составилось из президента Н.Н. Баженова, вице – президента А.И. Васильева, секретарей Е.Н. Алексеева и А.Ф. Матвеева и библиотекаря – кассира Н.Л. Прозоровского.

На приветственную речь президента Общества Н.Н. Баженова члены Общества горячо отозвались и по мере сил и времени обратили свою деятельность на пользу и развитие Общества. Деятельность эта выразилась в 7 заседаниях, в которых было выслушано 13 сообщений(…)

Сообщения, конечно, имели главным образом казуистический интерес, за исключением сообщения д-ра Яковенко об анатомической локализации хореи, которое имеет за собой вполне научное значение (оно произведено за границей в лаборатории). Характер сообщений, конечно, объясняется провинциальною жизнью – отсутствием библиотек и других научных приспособлений. Но все сообщения возбуждали живой интерес в Обществе и служили обменом мыслей между членами его.

Для решения некоторых вопросов Общество передавало их на решение. Так вопрос о печатании трудов и протоколов с 1884 по 1888г. передан на рассмотрение комиссии из 3-х лиц (…)

Затем нельзя не отметить и обойти молчанием, что по почину (…) Н.Н. Баженова выдвинут на очередь вопрос о публичных чтениях и в принципе он горячо принят и разделен всеми членами, причем некоторые из членов выразили желание осуществить это на деле в предстоящий зимний сезон.

Затем поднят вопрос о расширении 3 параграфа устава так, что в члены Общества могли бы вступать и лица, получившие образование на физико-математическом факультете, о чем решено просить разрешения через г. Губернатора у г. Министра Внутренних Дел (ходатайство еще не возбуждено в виду общего пересмотра устава)….»

3. На заседании 20 ноября 1889г. обсуждались организационные вопросы, слушались медицинские сообщения, в том числе доклад ординатора Голенчинской психиатрической больницы В. Яковенко «Эпидемия брюшного тифа в Голенчинской Психиатрической больнице». По результатам обсуждения доклада Общество выбрало комиссию из 5-ти лиц для проверки указанных в докладе обстоятельств эпидемии непосредственно в больнице с целью выработки позиции Общества. Из доклада В. Яковенко:

«… В настоящем сообщении я не намерен ограничиться одним констатированием эпидемии брюшного тифа в Голенчинской Больнице (…) я хочу перейти к вопросу: что делать, как бороться с данной эпидемией?
Все мы, как служащие в Земстве, так и частные врачи, частенько получаем циркуляры от врачебной инспекции, требующей от нас немедленного сообщения обо всяких эпидемических заболеваниях. Все мы знаем, что закон и разные инструкции обязуют нас принимать в подобных случаях так называемые – «надлежащие меры». Но, насколько мне приходилось прежде и приходиться теперь наблюдать, эти «надлежащие меры» ограничиваются тем, что мы даем знать «куда следует», и то не всегда, а затем занимаемся лечением отдельных случаев (…) Но эпидемия, конечно, ни чуть не страшиться этих бумажных мероприятий и продолжает свирепствовать, пока ей не будет благоугодно самой прекратиться
Не касаясь г. Рязани и соседних деревень, я позволю себе поставить вопрос относительно Голенчинской Больницы: что предпринято для прекращения эпидемии? Мы, врачи Голенчинской Больницы, лечим отдельные случаи, дезинфицируем тифозные испражнения, отсылаем в Губернскую Больницу для дезинфекции загрязненное тифозными белье. Что касается источников заразы, то уничтожение их не в нашей власти.
По поводу этих источников я позволю себе высказать свои соображения и предположения (…)
Голенчинская больница выстроена недавно, следовательно, не может считаться заведением, загрязненным инфекционными началами. Она снабжена водопроводом и канализацией, следовательно, должна бы представлять условия, наиболее выгодные для устранения всяких инфекций (…) мы должны искать источник Голенчинской эпидемии либо в заражении тифозным ядом колодца, из которого снабжается водою вся больница, либо – в близком соседстве от жилых помещений – нечисто содержимых зараженных клоак.

Я прошу обратить Ваше внимание на прилагаемый при этом план канализации и водоснабжения Голенчинской больницы (прилагается в Трудах - Д.А.)
(…) Чтобы подтвердить мое предположение о загрязнении колодезной воды клоачными продуктами, я обратился через посредство многоуважаемого президента нашего Общества и директора больницы, Н.Н. Баженова, в лабораторию профессора Эрисмана с просьбой проанализировать нашу воду (кстати: при устройстве Голенчинской больницы – об этом позабыли позаботиться!) Но (…) пришлось от этого отказаться: в смете Голенчинской больницы на подобные случаи денег не имеется.

(…) Если верны все высказанные мною предположения относительно условий развития брюшного тифа в Голенчинской больнице, то нужно придти к следующим заключениям (…)

Я льщу себя надеждой, что те, на обязанности и во власти которых лежит принятие «надлежащих мер» против эпидемии, не ограничатся бумажною борьбою с опасным врагом. Как я уже сказал выше, врачи Голенчинской больницы сделали все, что от них зависело. Но так как их не спрашивали, где можно копать водоснабжающий колодец, где будет безвредною выгребная клоака и т.д., то не в их власти и устранить существующие ошибки.»

Из доклада комиссии Общества «По поводу сообщения д-ра Яковенко «Об эпидемии брюшного тифа в Голенчинской психиатрической больнице»:

«… инфекция могла быть схвачена и вне Голенчина, так как … люди имели постоянное сношение с Рязанью, где тиф брюшной, как спорадическое заболевание не переводиться (…) Комиссия установила тот факт, что местной эпидемии брюшного тифа в Голенчинской колонии не было (…) отрицая существование местной эпидемии брюшного тифа в Голенчинской колонии и сомневаясь в возможности просачивания нечистот из выгребной ямы (…) Комиссия все таки полагала бы порекомендовать Губернской Земской Управе, во избежание всяких нареканий, производить время от времени химический анализ воды в колодце № 9 на содержание в ней хлора и свободного аммиака; это уже положительно укажет, существует ли влияние выгребной ямы на колодец, или нет»

Голенчинская психиатрическая больница: выдержки из статьи М.Л.Белоусовой «120 лет Рязанской областной клинической психиатрической больнице им. Н.Н. Баженова», опубликованной в «Независимом Психиатрической Журнале» № 3/2008г.

«В 1881 году Рязанская земская управа по решению Земского собрания приобрела в 2,5 верстах от города в селе Голенчино 111 десятин для постройки психиатрической больницы. По плану, составленному архитектором профессором Штромом и утвержденному профессором Балинским, предполагалось открыть лечебные корпуса на 50 коек и приют для хроников на 140 коек. К строительству больницы приступили в 1885 году. В материалах госархива Рязанской области имеется личное дело Н.Н. Баженова, которое отражает его профессиональную и общественную деятельность в г. Рязани. В связи с предполагающейся постройкой психиатрической больницы, Рязанское земство обратилось в Медицинский департамент с просьбой о назначении директора больницы. 13 июля 1885 года на этот пост был предложен молодой, энергичный и эрудированный Н.Н. Баженов(…)

Земским собранием Н. Н. Баженов 17 августа 1885 года был утвержден организатором губернской больницы с самостоятельным управлением дома умалишенных. Он постепенно переводит больных из городских лечебниц во вновь строящуюся. Спокойных больных вовлекали в строительство, они делали мебель, шили одежду. 15 августа 1888 года был осуществлен окончательный перевод 200 больных из губернской земской больницы, а 1 октября получена санкция официального призрения. Два каменных корпуса с калориферным отоплением и электрическим освещением предназначались для свежезаболевших. Вторые этажи занимали пансионы для платного содержания больных. В четырех бараках размещались хронические душевнобольные.

В больнице работали 4 врача (включая директора). В отделениях был надзиратель (фельдшер или медицинская сестра), помощник надзирателя, служители и сиделки, которые комплектовались из расчета на 40 пациентов. Для врачей были построены три квартиры. Надзиратели жили в отдельных комнатах при отделениях, а прислуге приходилось спать в ваннах, подвалах и даже на свободных койках в палатах. Питание для сотрудников готовилось больницей на 10 копеек, на лечение больного отпускалось 5 копеек. Тяжелые условия труда вызывали большую текучесть кадров. Скудность финансирования не позволяла даже проводить общесоматическое лечение.

В январе 1887 года Н.Н.Баженов участвовал в 1 съезде врачей-психиатров в Санкт-Петербурге, где высказал свои соображения по семейному патронажу больных, но не встретил ответного энтузиазма как коллег, так и в дальнейшем Рязанского земства. Однако Н.Н.Баженовым и врачами больницы осуществлялись возможные принципы нестеснения - не применялись горячечные рубашки, в изолятор переводили крайне редко и на короткий срок, больным разрешались прогулки по саду и даже по городу, использовались все виды сельскохозяйственного труда для реабилитации больных (…)

Конфликты с руководством Земской управы г. Рязани привели к тому, что в 1890 г. Баженов переходит на службу в Москву и направляется для дальнейшей деятельности в Воронежскую губернскую психиатрическую больницу. Затем с 1904 г. возглавляет Преображенскую больницу в Москве.

В последние годы в Рязани Н.Н.Баженов возглавлял общество рязанских врачей. За время пребывания на этом посту он провел 7 заседаний, сделал 13 сообщений. Им были организованы публичные лекции для населения города и расширен Устав Общества рязанских врачей. Современники вспоминали: «Крупный ученый, такой же организатор психиатрического дела, он в нашем обществе вскоре занял выдающееся положение». После отставки Н.Н .Баженова больницу возглавил барон Кридинер…»

4. 17 декабря 1889г. было созвано экстренное заседание Общества в связи со смертью профессора С.П. Боткина. От имени общества были посланы две телеграммы с соболезнованиями: супруге С.П. Боткина и Обществу Русских врачей в СПб. Было собрано 100 рублей пожертвований на венок на гроб покойному, причем не только от членов Общества, поэтому было решено послать собранные средства телеграфом на серебренный венок с лентой: «Профессору С. П. Боткину от врачей и почитателей из Рязани». В церкви Губернской Земской больницы по почину Общества была отслужена панихида, певчих на которую прислал директор Александровской семинарии Н.И. Высоцкий.

5. 15 января 1890г. Н.Н. Баженов и секретарь Е.Н. Алексеев сложили с себя обязанности членов Правления и вышли из состава Общества в связи с отъездом из Рязани.

6. На заседании 27 февраля 1890г. были заслушаны медицинские доклады и приняты следующие решения: 1) О сборе сведений членами Общества по поводу эпидемии энфлюенции (гриппа) в Рязани в 1889-90гг. и передаче собранных материалов в Общество охранения народного здравия в СПб по его программе, которое обратилось с просьбой предоставить их; 2) О взаимном обмене трудами с Обществом врачей при Казанском университете; 3) избрать президентом Общества П.Н. Екимецкого, вторым секретарем – д-ра Цымковского; 4) утвержден доклад Комиссии по рассмотрению архива Общества с 1884 по 1888гг. (см. выше) Ввиду плачевного его состояния было решено составить Обзор деятельности Общества за 1884-1888 года и напечатать таковой, приложив к нему в виде приложений и имеющиеся доклады.

7. На заседании 27 марта 1890г. рассматривались организационные вопросы, слушались медицинские сообщения, был заслушан и утвержден Обзор деятельности Общества за 1884-1888 года с приложением имеющихся докладов.

8. На заседании 25 сентября 1890г. рассматривались организационные вопросы, слушались медицинские сообщения, в том числе по поводу эпидемии гриппа в Рязани в 1889гг.: в Рязанском исправительном арестантском отделении; в Губернской Земской больнице; в учительской семинарии; в 11-м Гренадерском Фанагорийском полку, на Рязанском участке Рязано-Козловской жел. дор. и пр. - по программе вопросов, присланной Обществом охранения народного здравия в СПб.

Из заметки И.К. Пушкарева «Об эпидемии гриппа в 11 Гренадерском Фанагорийском полку осенью 1889 года»

Первая мировая война. 11-й гренадерский Фанагорийский генералиссимуса князя Суворова полк. Фото. 1914-1916
Первая мировая война. 11-й гренадерский Фанагорийский генералиссимуса князя Суворова полк. Фото. 1914-1916

«Всего заболело в полку 369 человек, что составляет 25.01%, беря средне списочное состояние за это время 1475 человек (…)
Эпидемия … начинается в 10-й роте и команде портных. 10-я рота помещается у Мясницкого моста, команда портных на Астраханской улице против сада. 10-я рота обставлено очень хорошо, команда портных – дурно (душно, пыльно, сквозняки). В нестроевой роте, помещающейся в том же доме, где и команда портных, пониже этажом и во флигеле на дворе, находящейся тоже в дурных условиях (…)

Астраханская улица.
Астраханская улица.

16 рота, учебная команда и команда охотников помещаются в одном доме рядом с Астраханской частью, при чем 16-я рота помещается в верхнем этаже: помещение сыровато, темно и тесно; учебная команда занимает средний этаж, помещение очень хорошее; команда охотников временно помещается в нижнем этаже помещение сыровато (…)

Астраханская улица и каменные ряды
Астраханская улица и каменные ряды

Московская улица
Московская улица

1-я, 2-я, 3-я, 4-я, 6-я и 8-я роты помещены на одном дворе, в так называемых Дунаевских казармах, находящихся у острога; каждая имеет отдельный барак, только 2-я и 3-я – общий, разделенный каменной стеной; помещения в общем хороши, одинаковы, 8-я рота несколько сыровата (…) Люди 1-й роты на вид здоровые, высокие, на самом деле мало выносливы. Все эти шесть рот имеют общими кухни, столовые и чайные, а поэтому часто соприкасаются.
5-я, 7-я, 9-я, 12-я и 13-я роты помещаются тоже близко друг от друга, охватывая, так сказать, среднюю часть Московской улицы, между Сенной, Хлебной и Селезневской улицами; все помещения почти одинаковы. 12-я рота находится, можно сказать, в средине этих рот, и поразительно, что в ней позже стали заболевать, чем в других. Помещение 5-й роты худшее (сыровато) из этих рот; люди в 5-йи 13-й ротах одинаковы (…)

Владимирская улица
Владимирская

В 11-й роте, помещающейся далеко от всех других рот, у присутственных мест, эпидемия (…)
Почему пощажены 14-ая и 15-ая роты, помещающиеся особняком от других рот одном доме (дом Рюмина на Владимирской улице, против городского сада), нельзя объяснить.
Также трудно сказать, почему мало было больных в команде сигналистов и барабанщиков, очень дурно помещенных на Курганской улице, около вала.

Ни одна из рот не помещена где-нибудь внизу у Лыбедки. Гигиенические условия обстановки у всех почти одинаковы. Продовольствие и вода одни и те же. Занятия и служба распределены повсюду почти равномерно»

Примечание: Из доклада врача полка можно составить практически точную карту дислокации 11-го Гренадерского Фанагорийского полка в Рязани осенью 1889 года, его численность и представить условия размещения солдат. Описываема эпидемия унесла жизни трех солдат, двое остались инвалидами и уволены по неспособности нести службу.

Из заметки врача Рязанского участка Рязано-Козловской железной дороги И.Т. Иванова «Очерк эпидемии гриппа на Рязанском участке Рязанско-Козловской железной дороги, в связи с метеорологическими явлениями данной местности»

«… Сведения, представляемые мною, относятся только к той части моего участка, которая находиться в моем непосредственном ведении и заключает в себе 72 версты пути с одною большою станцией (Рязань, где и находиться амбулатория), с тремя другими станциями, тремя полустанциями и шпалопропиточным заводом; число служащих на участке около 980 человек, большинство которых женаты и многосемейные; бесплатным советом и лекарствами пользуются как сами служащие, так и члены их семей без различия степени их родства…»

Примечание: В заметке были использованы сведения, предоставленные заведующим метеорологическою станцией на ст. Рязань, В.Ф. Литкеным.

В 1891г. Общество имело 8 заседаний, на них доложено и обсуждено 14 докладов: Матвеева – 8, Пушкарева – 1, Васильева – 1, Прозоровского -2, Кравкова – 1 и Златкина -1. В одном из заседаний обсуждался вопрос о Коховском туберкулине, о господствующих в городе заразных заболеваний, для регистрации которых Обществом была выработана санитарная карточка и разослана всем врачам города. Членом Общества И.Т. Ивановым была прочитана от Общества публичная лекция о микробах, им же внесен проект нового Устава Общества. Состав Правления тот же.

В 1892г. Общество имело 16 заседаний, сделано 12 докладов: А.Ф. Матвеев – 4, Т.И. Федоров -3, И.Т. Иванов -1, В.П. Кравков -1, М.Г. Перевенцев -1, И.И. Талько -2. В одном из заседаний обсуждался вопрос об эпидемии оспы в Рязанском уезде; 8 заседаний были посвящены «холере», появившейся в этом году в Рязанской губернии. Членами врачебного отделения на этих заседаниях давались точные сведения о распространении холеры, силе её и смертности. П.И. Златкиным были демонстрированы занятыя Коха и показаны культуры их. Изданы «Протоколы и Труды Общества за 1891/1893гг.» Состав Правления тот же.

Примечания:

Из Трудов Общества Рязанских врачей за 1890г. - 1893г.

1. Список членов Общества рязанских врачей.

Почетные члены: Абаза Николай Савич; Норшин Николай Агапитович, бывший врачебный инспектор Рязанской губернии, Разцветов А.П., Склифосовский Н.В., Эрисман Ф.Ф.

Действительные члены:
Живущие в Рязани врачи:

Александр Я.А.
Бельцов С.С.
Борткевич А.А.
Волинский Р.О.
Ганнушкин Б.М.
Добротворский Н.И.
Екимецкий П.Н. – Президент Общества
Иванов И.Т. - Секретарь
Кашкаров Н.П.
Климова – Орлова М.С.
Барон фон Криденер А.Г.
Кондрашев П.А.
Кубицкий В.М.
Кипарисов
Кравков В.П.
Латышева
Мартынов В.А.- Вице-президент Общества
Мичурина
Матвеев А.Ф. - Секретарь
Милеев Ф.Ф.
Первенцев М.Е.
Прозоровский Н.Л. – Библиотекарь и кассир
Талько И.И..
Шеффер В.Д.
Шеффер Л.Д.
Шульгин П.В.
Врачи, живущие в Рязанской губернии:

Разумовский Н.Н.
Карлин И.М.
Субботин И.М
Ландау А.А..
Субботин П.А.
Тихонов В.А.
Хрущов А.Н.
Янчуров И.А.
Липец С.М.
Попов Е.А.

Алексеев Е.Н.

Ветеринары:

Златкин П.И.,
Тарто А.Я.
Фармацевты:

Зейтц А.Х.,
Ротер Г.Г.
Субоцкий М.М.
Баниге В.К.

2. 22 ноября 1891г. в зале клуба Рязанского Благородного Собрания, предоставленного Обществу Советом старшин Рязанского Благородного Собрания, состоялось очередное годичное заседание Общества. Обсуждались организационные вопросы, по которым были приняты решения: 1) избрать почетными членами Общества профессоров Московского университета Н.В. Склифософского, Ф.Ф. Эрисмана и А.П. Разцветова 2) утвердить отчеты секретаря Общества, казначея и библиотекаря за 1890/91гг. 3) прочее.

Рязань. Благородное (Дворянское) собрание
Рязань. Благородное (Дворянское) собрание

Из «Годичного отчета библиотекаря Общества Рязанских врачей за 1890/91 год» Н. Прозоровского

«Отчет по библиотеке Общества мне приходиться делать впервые. Хотя наше Общество существует уже десяток лет, однакожь библиотека его за все время пополнялась весьма медленно. Это зависело с одной стороны от недостатка денежных средств и отсутствия постоянного помещения, а с другой – и от того обстоятельства, что Общество редко печатало свои труды и мало кому рассылало, а следовательно ничего не получало в обмен. С прошлого года и в особенности с нынешнего, когда мы, напечатав свои протоколы заседаний и разослав их другим врачебным обществам и учреждениям, стали получать от них в обмен таковые же издания, библиотека наша мало по малу начала собираться и в настоящем году увеличилась до 200 номеров. Конечно, это еще очень скромно, но по крайней мере есть хоть что-то, положено хотя начало.
С другой стороны, с нынешнего года, благодаря любезному вниманию и сочувствию к задачам нашего Общества Совета старшин Рязанского Благородного Собрания и в особенности старшины – распорядителя и члена нашего Общества А.Х. Зейтца, библиотека наша нашла себе более или менее постоянный приют в помещении библиотеки Рязанского Благородного Собрания (…) Предпославши эти несколько слов, в заключение я хочу указать и перечислить те общества и учреждения, которые в нынешнем году прислали нам свои труды в обмен на наши собственные издания. Общества эти следующие:

1) Общество Русских врачей в СПб
2) Общество Детских врачей в СПб
3) Общество врачей Восточной Сибири в г. Иркутске
4) Общество Казанских врачей
5) Детская больница св. Ольги в г. Москве
6) Симбирское Медицинское Общество
7) Каменец-Подольская комиссия Императорского человеколюбивого Общества
8) Курское Общество врачей
9) Орловское Общество врачей
10) Самарское Общество врачей
11) Русское хирургическое общество в память Н.И. Пирогова
12) Съезд врачей Саратовской губернии
13) Костромское Общество врачей
14) Новгородское Общество врачей
15) Симферопольское Общество врачей
16) Кавказское Медицинское Общество
17) Общество невропатологов и психиатров в Москве
18) Архангельское Общество врачей
19) Виленское Медицинское Общество
20) Тульское Общество врачей
21) Хирургическое Общество в г. Москве
22) Общество Могилевских врачей
23) СПб Медицинское общество
24) Томское Общество естествоиспытателей
25) Общество Донских врачей
26) Общество Псковских врачей
27) Астраханское Общество врачей
28) Общество врачей г. Вятки
29) Тамбовское Медицинское Общество
30) Антропологическое Общество в СПб
31) Общество Киевских врачей
32) Общество охранения народного здравия в г. СПб
33) Общество Русских врачей в Москве
34) Калужская губернская земская больница
35) Общество врачей Енисейской губернии
36) Общество врачей Гродненской губернии
37) Екатеринославское Медицинское Общество
38) Бессарабское Медицинское Общество
39) Омское Медицинское Общество
40) Уральское Медицинское Общество в г.Екатеринбурге
41) Гинекологическое Общество в Москве
42) Общество врачей Пермской губернии
43) Казанское военно-санитарное Общество
44) Русское сифилидологическое и дерматологическое Общество
45) Московская губернская земская санитарная комиссия

…. Помимо этого, многие отдельные лица, а так же некоторые бывшие и настоящие члены нашего Общества пожертвовали в нашу библиотеку, как свои печатные труды, так и из своих личных библиотек сочинения других авторов. Таковых пожертвованных сочинений и брошюр насчитывается около 80…»

Из «Отчета секретаря за 1890/91 г.» А.Ф. Матвеева

«В прошлом 1890/91 году Общество рязанских врачей имело 8 очередных заседаний, в которых прослушаны следующие сообщения (…) Одно из таких заседаний было посвящено обсуждению о Коховском туберкулине (…) в программу большинства заседаний входило обсуждение о господствующих острых заболеваниях в г. Рязани.

…. Общество, преследуя местные интересы, выработавши проект санитарной карточки, разослало всем г.г. врачам г. Рязани для собирания статистических сведений о месте и характере острых инфекционных заболеваний. В апреле месяце мы будем иметь честь узнать, поскольку все сочувствуют этому делу. Теперь же я должен отметить, что карточки присылаются в Общество.

Нельзя также не отметить, что давно-заветная мысль о публичных лекциях начинает осуществляться. Член Общества д-р И.Т. Иванов прочел публичную лекцию о микробах, а устройство и расходы – взяло на себя Общество (…) в последнем заседании этого года д-р И.Т. Иванов внес новый проект устава. Обществом составлена комиссия для ознакомления с уставами других обществ, и мы можем надеяться, что в скором времени у нас будет устав, измененный сообразно теперешним нуждам Общества…

…В заключение нельзя не пожелать дальнейшего развития Общества в преследовании местных интересов. Дорог почин: работа каждой единицы не заметна, но общая совместная работа может внести солидный вклад для изучения края в медико-санитарном отношении»

3. 07 декабря 1891г. состоялось очередное заседание общества, на котором обсуждались организационные вопросы, медицинские сообщения. Было сообщено о получении на имя Общества письма профессора Н.В. Склифосовского с благодарностью за избрание его в почетные члены Общества. Рассматривались вопросы, связанные с борьбой с эпидемией оспы в Рязанском уезде, в частности, с пропагандой ревакцинации населения и учебных заведений.
4. На следующем заседании, состоявшемся 26 февраля 1892г., в основном осуждался вопрос, связанный со сбором Обществом статистических сведений об эпидемиях от врачей губернии по разосланным им санитарным карточкам. Обществу было предложено отказаться от сбора сведений, поскольку аналогичные карточки стало собирать Рязанское врачебное отделение. Обществу врачи могли присылать сведения в добровольном порядке, Рязанскому врачебному отделению – обязаны были присылать в силу закона, поэтому Общество могло бы пользоваться этими сведениями. На заседании было решено продолжить сбор сведений в пользу Общества, поскольку: 1) неизвестно, будет ли Врачебное отделение заниматься сбором сведений и по окончании эпидемии оспы 2) закон об обязанности врачей предоставлять сведения Врачебному отделению существует давно, однако «…Общество никаких сведений о заболеваемости заразными болезнями в г. Рязани не имеет и нет основания предполагать, что у Врачебного отделения это дело пойдет лучше, чем у Общества; (…) неизвестно, как будет разработан материал Врачебного отделения и даст ли он данные, желательные для Общества…» На заседании так же слушались медицинские сообщения, решались организационные вопросы, а также было доложено о получении писем профессоров Эрисмана и Разцветова с благодарностью за избрание их в почетные члены Общества.
5. Очередное заседание проходило 30 марта 1892г. Решались организационные вопросы слушались медицинские доклады. Были приняты решения: 1) об оказании материальной помощи. из средств Общества семье умершего уездного врача Вознесенского; 2) об оказании материальной помощи на похороны члена Общества В.А. Петрова; 3) об извещении особыми повестками членов Общества о смерти своего собрата «дабы каждый желающий знал и мог присутствовать на панихидах и похоронах». Из медицинских сообщений интерес вызывает сообщение д-ра Матвеева о применении медицинской гимнастики в Рязанской губернской больнице при лечении болезней позвоночника.
6. На заседаниях Общества 25-го апреля, 24 октября и годичном - 23 ноября 1892г. решались организационные вопросы и обсуждались медицинские доклады членов Общества.
7. Следующее заседание проходило 11 января 1893 года. Помимо обычных организационных вопросов и слушания медицинских сообщений на заседании обсуждался ряд интересных вопросов.
7.1 Член Общества, фармацевт В.К. Баниге, предложил Обществу свое помещение при аптеке для организации лечебницы Общества. При этом было обещано со стоимости рецептов, поступающих из этой лечебницы, делать 10% скидки. Было принято решение вынести данное предложение на обсуждение всех членов Общества.
7.2 Обсуждался вопрос о годичном опыте сбора статистических сведений о заболеваниях от врачей губернии по разосланным им Обществом санитарным карточкам. Констатировалось, что врачи остались равнодушными к собиранию таких сведений в пользу Общества – карточки доставлялись в ограниченном количестве и ограниченным числом врачей, в связи с чем, каких либо выводов на основе полученных сведений сделать невозможно, за исключением того, что в школах наиболее распространенные инфекционные заболевания – корь и скарлатина. Однако данная инициатива Общества послужила «толчком к собиранию этих сведений врачебным отделением которое ретиво принялось за это дело, и г.г. врачи в данное время поставлены в такие условия, что волей-неволей приходиться давать ежедневно сведения(…) рассыльный ежедневно обходит всех врачей» Выражалась надежда, что Рязанское врачебное отделение будет знакомить Общество по мере разработки этих интересных сведений.
7.3 Был зачитан «Обзор экстренных заседаний во время холеры». Из обзора: «Активного участия Общество Рязанских врачей в борьбе с эпидемией холеры в Рязанской губернии в 1892 году не принимало. Комитет общественного здравия и санитарно – исполнительная комиссия с участием некоторых врачей вырабатывали меры борьбы с эпидемией. Общество врачей, желая быть все таки в курсе дела, еженедельно собиралось в Врачебном отделении, где, благодаря любезности г. Врачебного инспектора, члены могли знакомиться как с путем распространения холеры, так и с цифровыми данными. В виду того, что случаев заболевания в г. Рязани было мало и, за редкими исключениями, больные направлялись в холерный барак при Рязанской губернской земской больнице, естественным образом рассуждения сводились к расспросам, как и чем лечат больных, и к воспоминаниям о прежних эпидемиях (…) Сознавая что при борьбе нужно больше рук,, приученных к делу, Общество предложило санитарно-исполнительной комиссии подготовить таких лиц при губернской земской больнице и открыть для этого временные курсы. К сожалению, предложение это ограничилось отпечатыванием объявлений, что «желающие имеют явиться в контору больницы»

(Справка: В 1891-1892 годах Рязанская губерния и соседние области были охвачены голодом, к которому добавилась эпидемия холеры, о которой говорится. Голод был вызван неблагоприятными погодными условиями: малоснежная зима, которая привела к отсутствию половодья весной 1891г. Засуха продолжалась до середины июня, осадков было мало и водоемы высохли; посевы весны к тому же еще раньше погибли от ударивших поздних морозов. В некоторых источниках говорится, что по официальным данным, из 1.8 миллиона жителей Рязанской губернии голодало более миллиона. При данной оценке следует учитывать, что первая всеобщая перепись населения была проведена в 1897г. – Д.А.)

Л.Н. Толстой со своими помощниками в Рязанской губернии во время голода проверяет списки голодающих. Фото 1892 г.
Л.Н. Толстой со своими помощниками в Рязанской губернии во время голода проверяет списки голодающих. Фото 1892 г.


7.4 На заседании членом общества был избран доктор И.И. Талько, который на нем же сделал два «любопытных и интересных сообщения:
А) «Об оптографии», при чем демонстрировал фотографические снимки;
Б) «К истории очков в России». Сообщение сделано на основании обозрения драгоценностей патриаршей ризницы в г. Москве, где между прочим сохранены 3 пары очков, относящихся к XVII столетию. Д-р Талько демонстрировал и рисунки их»

Первый доклад «Об оптографии» касался вопроса медицинской криминалистики, чего ранее на заседаниях Общества ни разу не слушалось, а именно, обсуждаемого в то время в медицинских кругах вопроса: может ли на сетчатке глаза убитого оставаться очертание, образ его убийцы? И.И. Талько, помимо данного сообщения, так же опубликовал в 1892г. статьи на эту тему в «Архиве общественной гигиены, судебной и практической медицины» и в зарубежном медицинском журнале. В этих сообщениях он исследовал сформулированный выше вопрос, который был изложен в качестве доказанного в лекции придворного ученого фотографа Тилле «Возможно ли получение в глазу убитого оптограмм убийцы?», изданной отдельным тиражом. Талько в своих сообщениях выступал противником данной гипотезы, т.е. опровергал возможность выяснить внешность убийцы указанным способом.

Второй же доклад касается истории медицины. На заседаниях Общества Рязанских врачей такие сообщения не делались, поэтому считаю возможным привести этот доклад целиком, поскольку он представлял собой еще и исторический интерес – данный доклад, сообщенный в Рязанском Обществе врачей, являлся первым описанием патриарших очков в России, хранящихся в Московском Кремле.

«К истории очков в России» И.И. Талько

«Патриаршие очки. Осматривая патриаршую ризницу в Московском Кремле, я нашел витрину, в которой в числе прочих археологически-церковных предметов и утвари сохранено несколько штук очков, употреблявшихся российскими патриархами. Очки эти упомянуты только вкратце в описаниях ризницы, но нигде до сих пор не были описаны и срисованы, как мне любезно сообщил известный археолог В.К. Трутовский в Москве (историк и музеевед – Д.А.) Между тем они имеют исторический интерес в деле учения об очках.
Как известно, патриархи, числом 10, существовали в Московском государстве от 1589 до 1700 г., когда их уничтожил Петр Великий. Из этого 110 летнего периода и сохранились в музее очки, но кому из 10 патриархов они принадлежали – решить трудно; достоверно только то, что они бесспорно фабрикации 17 столетия. Скажу об них несколько слов.
Стекла белые довольно большие и при том не шлифованные, круглые, одно только с зеленоватою окраскою; все они, по-видимому, выпуклые. Оправы тоже круглые и притом довольно толстые, из меди или железа; замечательны в этом отношении 3 пары:
А) Оправа из желтой меди, концы её связаны железною проволокой вблизи привинченной к ней переносице; последняя из серебра с нарезанными узорами; обе её половины соединены соответственно спинке носа удерживающим их под известным углом шарниром, при помощи которого стекла складываются;
Б) Оправа из толстой железной меди, спаянная в кольца, соединенная в переносице 2-мя параллельно выпуклыми кверху толстыми медными дугами.
С) Оправа из одной железной проволоки, которая извивается так, что служит для укрепления стекол и одновременно образует переносицу; части эти связаны между собою тонкою железной проволокой.

Видимо, патриаршие главным, если не единственным, образом удерживались у старцев на носу в роде нынешних pince-nez, потому что заушников не существует ни в одной паре, а зато на переносицу обращено было особое внимание фабрикантов.
Их, вероятно, носили в футляре, потому сто при оправе не имеется ни крючка, ни короткой с отверстием рукоятки для ношения на шнурке, подобно нынешним pince-nez.
Где фабриковались эти оригинальные очки – в Московском ли государстве или же в западных государствах – судит не берусь; быть может, выписанные из заграницы стекла (во всяком случае не русского изделия) вставлялись в оправу дома, доморощенными мастерами, или же, вернее, немецкими людьми, кои уже тогда населяли Немецкую слободу в Москве.»

В 1893 году – 6 заседаний, 11 докладов: А.Г. Криденер -1, В.П. Кравков -2, Г.Г. Закс -1, А.Ф. Матвеев – 7. Правление Общества и членский состав его тот же. Изданы «Протоколы и Труды Общества рязанских врачей за 1893 год».

С 1894 по 1896 год Общество имело 12 заседаний, заслушано 13 докладов, именно: Кравков -1, Матвеев – 8, Воскресенский – 1, Первенцев -1, Идельсон -1, Федоров -1.

В одном из заседаний Общества сделано постановление – обратиться, в виду необыкновенного распространения дифтерита в городе, с ходатайством во врачебное отделение о созыве общего присутствия губернского правления для выработки мер борьбы с дифтеритом. Считая в то де время поступление больных в губернскую земскую больницу стесненным, Общество постановило войти с ходатайством во врачебное отделение об изменении стеснительных условий при поступлении в губернскую земскую больницу для лиц Рязанского уезда.

По просьбе г.г. старшин благородного собрания Обществом обсуждался вопрос о возможности распространения заразных болезней через книги библиотеки, при чем были указаны предупредительные меры и рекомендована дезинфекция зараженных книг формалином. Вместе с тем, Общество возбудило ходатайство перед врачебным отделением об издании обязательных постановлений городом относительно пользования заверточной бумагой в лавках, через которую легко распространяется зараза.

Троицкая слобода, (ныне Первомайский проспект): место жительства мелких лавочников, крестьян, ремесленников
Троицкая слобода, (ныне Первомайский проспект): место жительства мелких лавочников, крестьян, ремесленников

Обсуждался вопрос о желательных изменениях и дополнениях новом издании Российской фармакопеи; вопрос этот был передан в комиссии. Изданы «Протоколы и Труды Общества за 1894, 1895 и 1896 гг.»

Примечания

Из Трудов Общества Рязанских врачей за 1893г. – 1896 гг.

1. Список членов Общества рязанских врачей на 1894г.

Почетные члены: Абаза Н.С., Норшин Н.А., Разцветов А.П., Склифосовский Н.В., Эрисман Ф.Ф.

Действительные члены:

Живущие в Рязани врачи:

Бельцов С.С.
Борткевич А.А.
Вербицкий П.В.
Волинский Р.О.
Воскресенский В.П.
Ганнушкин Б.М.
Гаврилов И.Н.
Геммельман В.В.
Добротворский Н.И.
Екимецкий П.Н. – Президент Общества
Иванов И.Т. – Секретарь
Идельсон И.С.
Кашкаров Н.П.
Климова – Орлова М.С.
Барон фон Криденер А.Г..
Кипарисов Н.П.
Кравков В.П.
Латышева Н.И.
Мартынов В.А.- Вице-президент Общества
Матвеев А.Ф. – Секретарь
Микулин Ф.Н.
Милеев Ф.Ф.
Первенцев М.Е.
Прозоровский Н.Л. – Библиотекарь и кассир
Талько И.И.
Федоров Т.И.
Шеффер В.Д.
Шеффер Л.Д.
Шульгин П.В.
Живущие в уездах:

Разумовский Н.Н.
Ландау А.А.
Субботин П.А.
Тихонов В.Н.
Хрущов А.Н.
Липец С.М.
Закс Г.Г.
Живущие в Рязани ветеринары:

Златкин П.И.,
Тарто А.Я.
Живущие в Рязани провизора:
,
Ротер Г.Г.
Субоцкий М.М.
Баниге В.К.
Пинт К.Ф.

2. 19 февраля 1894г. состоялось годовое собрание Общества за 1893г. Слушались и решались организационные вопросы. Из отчета секретаря за 1893г. следует, что основные вопросы Общества за этот год – это организационные и обсуждение медицинских докладов и сообщений, среди которых можно отметить «Фибринозная пневмония в войсках Рязанского гарнизона за минувшую зиму и весну» В.П. Кравкова.
3. 02 апреля 1894г. состоялось очередное собрание. Слушались медицинские сообщения.
4. Последнее и годовое собрание Общества за 1894г. состоялось 08 октября. Решались организационные вопросы, слушался и обсуждался медицинский доклад А.Ф. Матвеева «Наблюдения над лечением сибирской язвы в Рязанской губернской земской больнице за 1890-94гг.». За указанный период было отмечено 29 случаев заражения сибирской язвой, из которых 7 были летальными.
5. 21 января 1895г. состоялось очередное собрание, на котором решались организационные вопросы, слушался и обсуждался доклад «эпидемия болотной лихорадки в Болховском и Нежинском полках» весной 1894г. («Обзор эпидемии болотной лихорадки в 137 Нежинском полку»). Из прений следует, «что Рязанский уезд до сего времени отличался значительным развитием лихорадок, только с 1887г. число лихорадок прогрессивно уменьшалось…»

Офицеры 137-го Нежинского полка с женами перед отправкой на фронт. Рязань, 1904 год
Офицеры 137-го Нежинского полка с женами перед отправкой на фронт. Рязань, 1904 год


6. 18 марта 1895г. состоялось очередное собрание, решавшее организационные вопросы. Слушались медицинские сообщения. Была создана комиссия Общества для разрешения спора относительно врачебной этики во взаимоотношениях между лечащим врачом и больным, возникший во врачебной практике между членами Общества докторами Кравковым и Кашкаровым.
7. 07 октября 1895г. состоялось годовое собрание Общества, на котором решались организационные вопросы, слушались медицинские сообщения, был заслушан доклад комиссии, избранной для рассмотрения инцидента между докторами Кравковым и Кашкаровым (разбор бытового вопроса).
8. 29 февраля 1896г. состоялось очередное собрание. Рассматривались организационные вопросы, медицинские сообщения, демонстрировались приборы. По запросу исполнительного комитета XII Международного Съезда врачей секретарь Общества Матвеев А.Ф. составил краткий исторический очерк развития и деятельности Общества Рязанских врачей, который был утвержден и отправлен на съезд.

Содержание очерка

«Деятельность Общества Рязанских врачей за весь период времени с 1881 года (материалы сохранились только с этого времени) можно разбить на 2 резких группы: а) до 1888г. и б) с 1888г. по настоящее время. Во время деятельности Общества до 1888г. можно отметить, что Общество кроме обсуждений казуистического материала, было центром, куда администрация обращалась для разрешения общих санитарных вопросов (по предложению Комитета общественного здравия рассматривалась программа заседания означенного Комитета об устройстве бесплатной врачебной помощи бедному классу населения г. Рязани во время эпидемии холеры; обсуждался вопрос, на каких условиях гг. врачи г Рязани должны будут принять на себя труд в борьбе с эпидемией холеры?

Комитет Общественного здравия поручил выработать наставления во время холеры, применимые для беднейшего населения и программу дезинфекции.

По предложению Господина Губернатора обсуждался вопрос о загрязнении реки Трубежа нечистотами из выгребных ям больницы.

Общество охотно откликалось на все такие предложения и в трудах его можно найти по этим вопросам обстоятельные доклады.

С 1888 года Общество почему-то не участвовало в обсуждении медико-санитарных вопросов, хотя Комитет Общественного здравия не раз собирался (оспа, холера, сыпной тиф и т.д.)

В большинстве же случаев деятельность Общества ограничивалась выслушиванием казуистичных сообщений, демонстрацией патолого-анатомических препаратов и инструментов».

9. 23 сентября 1896г. состоялось очередное собрание, на котором, помимо организационных вопросов, было объявлено, что из Общества вышел почетный член - профессор Ф.Ф. Эрисман в связи с отставкой и отъездом из России.
10. 11 октября 1896г. было созвано экстренное заседание. На нем Правление Общества сделало заявление об эпидемии дифтерита в Рязани и предложило Обществу принять активное участие в борьбе с ней.

Из заявления Правления Общества

«…Заболевают дифтеритом по преимуществу дети, как в частных домах и учебных заведениях, так и в некоторых промышленных заведениях (мы знаем одно обоичное). Вне всякого сомнения, есть какие-то стимулы, которые благоприятствуют распространению этой заразы и нам думается, что здесь меры санитарные и медико-полицейские должны принести громадную пользу ( в смысле ограничения распространения дифтерита). С другой стороны дело лечения заболевших наталкивается на такого рода затруднения:
1) двери больницы не широко открыты для такого рода больных. Число мест мало и был пример что заявлено было в дом Трудолюбия, что больше трудолюбок с дифтеритом больница брать не может
2) Пользование сывороткой страшно затруднительно. Сыворотки в Рязани мало и продают её очень дорого (…)
Поэтому, не найдет ли Общество возможность ходатайствовать перед Врачебным Отделением Рязанского Губернского Правления о созыве Общего Присутствия губернского Правления, чтобы констатировать, что:
1) В городе Рязани в данное время эпидемия дифтерита.
2) Чтобы как можно скорее разработать вопрос о санитарно гигиенических мерах для борьбы с распространением дифтерита.
3) Поставить в лучшие условия лечение заболевших дифтеритом, т.е. широко открыть двери больницы и сделать запас противодифтеритной сыворотки, чтобы её даром раздавали бедным больным в частной практике»

Ул. Б. Мещанская. Бывший «Дом Трудолюбия».
Ул. Б. Мещанская. Бывший «Дом Трудолюбия».

(Справка: Еще в 1884 году в Рязани была возобновлена деятельность Комиссии по изучению санитарного состояния города, учрежденной в 1879г. В декабре этого года Губернское земское собрание просило губернатора ходатайствовать перед правительством России о принятии мер по оздоровлению Рязани: устройство водопровода (первый в губернии водопровод был заложен в 1877 году в Егорьевске), очистка р. Лыбеди и засыпка оврага, проходившего через Семинарскую улицу и Сенную площадь, который весь был завален навозом- весной и осенью вся эта жижа просачивалась в водоемы и колодцы, служила источником сильных и неприятных испарений. Обращение губернатора в правительство было безрезультатным – Д.А.)

Егорьевск, Женская амбулатория
Егорьевск, Женская амбулатория

ул. Сенная, вид с Семинарской.
ул. Сенная, вид с Семинарской.

Из прений по сделанному заявлению Правления

«Д-р Вербицкий указал, что для успешной борьбы с дифтеритом необходима точная регистрация всех заболевших.
Д-р Матвеев указал на дороговизну сыворотки(…) при чем рассказал, что одна бедная женщина принуждена была, как он слышал, заложить для покупки её последний самовар.
Д-р Пистерман сказал, что ему известен этот случай (…)
Д-р Матвеев просил обратить особое внимание на торгово-промышленные заведения, при чем рассказал, как он случайно только не попал в очень неприятную историю. Желая перебить у себя мягкую мебель, он условился уже с обойщиком и на днях должен был отослать её к обойщику, который настойчиво просил ускорить пересылку. У этого обойщика дети были в дифтерите, при чем один умер, другой хворает. Об этом случае д-р Матвеев счел необходимым заявить немедленно во Врачебное Отделение.
Д-р Милеев сказал, что заявление это принято и наведены необходимые справки. Д-р Милеев на основании официальных данных сообщил о заболеваемости дифтеритом за этот год (…) заболевания дифтеритом в Рязани пока не внушают ему опасений. О созыве Общего Присутствия Губернского Правления имелось уже в виду у Врачебного отделения. Д-р Милеев просил обратить внимание Земства или Городского Управления, что недостаток, ощущаемый в сыворотке, легко устранился бы, если б Рязанская губерния примкнула бы к одной из тех (например, Казанской), где есть или предполагается устроить лабораторию для приготовления сыворотки.
Д-р Мартынов указал и просил занести в протокол, что главное зло в Рязани, мешающее оздоровлению города – это река Лыбедь и её запруда у церкви Николо-Дворянского, где моют белье. Запруду следует уничтожить и русло после спуска воды засыпать известью. В пожарных же целях можно выкопать колодцы (…)

Николо-дворянская церковь на реке Лыбедь.
Николо-дворянская церковь на реке Лыбедь.

Собрание единогласно приняло эти предложения и постановило уведомить об этом, как предписывает устав, Врачебное отделение.

(Справка: На протекавшей через весь город р. Лыбедь было три запруды. Кроме упомянутой доктором Мартыновым одна была за городом, вторая у церкви великомученицы Екатерины. У запруд располагались бани, мельница, красильня предпринимателя Михайлова. Все отходы от них и грязная вода стекали в Лыбедь, из которой горожане брали воду для питья, для приготовления пищи и для бытовых нужд. Летом все запруды гнили и источали зловоние. – Д.А.)

Д-р Милеев показал карточку, полученную из Балашевского уезда для научной регистрации дифтеритных больных и предложил, не согласятся ли гг. врачи давать по ней сведения. Врачи изъявили согласие, а Ф.Ф. (Милеев-Д.А.) обещал похлопотать отпечатать её на казенный счет и разослать гг. практикующим врачам…»

11. 06 ноября 1896г. состоялось очередное заседание Общества. Слушались организационные вопросы, медицинские сообщения, в т.ч. сообщение об успешной операции священника с Гулынки Пронского уезда в деревенской больнице, сделанной А.Ф. Матвеевым. Секретарь Общества А.Ф. Матвеев сделал так же сообщение «К вопросу о дифтерите в г. Рязани (историческая справка)» по данным Губернской Земской больницы с 1864 по 1896 гг., которое вызвало оживленные прения у членов Общества.

Из исторической справки

«Вопрос о развитии дифтерита в г. Рязани, возбужденный Правлением Общества Рязанских врачей в заседании 11-го октября 1896г. очень заинтересовал меня и я пожелал познакомиться с ним пообстоятельнее по данным Губернской Земской больницы (больница всегда служит верным показателем появления и развития тех или других острых заболеваний в городе )(…) Президент нашего Общества, по моей просьбе, официально запросил контору больницы и от неё за № 4482 была получена обстоятельная справка. (…) Постановка лечения вообще заразных больных ( в том числе и дифтерита) в г. Рязани такова.

В Рязани две больницы – уездная земская и губернская (бывшего приказа Общественного Призрения). «В уездной больнице есть пять коек для мужчин, страдающих сырным тифом, женщин не принимают, а случайно попадающих кладут в отдельную палату на 2 человека. Для заразных сыпных – кори, скарлатины, оспы, дифтерита – отделения нет» (Справка от заведующего уездной земской больницы д-ра П.Н. Екимецкого). Лица, принадлежащие к Рязанскому уезду, имеют право поступить в Губернскую больницу в том только случае, если они доставят удостоверение из уездной земской управы (красный бланк) (Свод действующих постановлений Рязанского Губернского Земского Собрания, ст. 621), или же внесут вперед установленную плату (4 руб. за 10 дней).

Вне сомнения, такая постановка дела для лечения заразных больных должна быть изменена: в больницу должны быть принимаемы все без исключения с такими болезнями, без всяких стеснений. Этим только можно во время уничтожить местный очаг и препятствовать распространению заразы в городе».

Из прений

Все члены Общества были не согласны на существующий порядок приема в Губернскую больницу инфекционных больных, указывали на несоответствие действующих правил в Рязани законам, в связи с чем, на заседании было принято следующее постановление Общества:

«ходатайствовать перед рязанским Врачебным отделением, не найдет ли оно возможным путем, каким оно заблагорассудит, разрешить этот вопрос в том смысле, чтобы больные дифтеритом принимались в Рязанскую Губернскую Земскую больницу беспрепятственно, без всяких документов, и для этого сообщить Врачебному Отделению копию с настоящего постановления»

12. Поднятые Обществом вопросы на заседаниях 11 октября и 06 ноября 1896 года не пропали и нашли свое разрешение. 18 ноября 1896 года было созвано Общее Присутствие Рязанского Губернского Правления для выработки мер борьбы с дифтеритом, а 22 ноября Губернская Земская Управа приняла необходимые распоряжения. Порядок приема инфекционных больных в Губернскую Земскую больницу был изменен (отменен «красный бланк»), была так же отменена предварительная плата инфекционных больных для лиц, принадлежащих к Рязанскому уезду.
13. 22 января 1897г. состоялось очередное заседание Общества. Были рассмотрены организационные вопросы, слушались медицинские сообщения. Была образована Комиссия Общества для составления отзыва для Медицинского Совета Комиссии по составлению нового издания Российской фармакопеи об изменениях и дополнениях к новому изданию. Обществом были пожертвованы средства на памятники Лавуазье и Луи Пастеру. По запросу Совета Старшин, в целях борьбы с эпидемией дифтерита, передающегося от заразных больных здоровым людям так же через книги, было предложено: ограничить пользование библиотекой Благородного Собрания, в особенности детям; проводить дезинфекцию книг формалином; старые, ветхие и малоценные книги уничтожить; наладить обмен информацией о больных с Врачебным Отделением. Общество приняло так же ходатайство перед Врачебным Отделением о принятии обязательного постановления, аналогичного постановлению муниципалитета г. Монпелье, об ограничении и контроле использования бумаги как упаковочного материала в торговле продуктами питания.

В 1897г. Общество в 6 заседаниях заслушало 8 сообщений: К.Ф. Пинта -1, А.Ф. Матвеева – 4, В.А. Мартынова -1, П.А. Пистермана – 1 и О.С. Идельсона -1.

Состав Общества: 4 почетных и 43 действительных члена. Правление Общества оставалось в том же составе до середины года, когда Президент П. Н. Екимецкий и Секретарь А.Ф Матвеев выбыли: вместо них были избраны: Президентом Ф.Ф. Милев, Секретарем О.С. Идельсон. Изданы «Протоколы и Труды за 1897г.»

Примечания:

Из Трудов Общества Рязанских врачей за 1897г.

1. 10 февраля 1897г. состоялось очередное заседание Общества. Рассматривались организационные вопросы, а так же слушался и обсуждался доклад Комиссии по вопросу нового издания Российской фармакопеи (сборника официальных положений, обеспечивающих качество медицинских субстанций, вспомогательных веществ, диагностических и лекарственных средств). Общество выработало к рекомендации следующие предложения: 1) сократить объем фармакопеи, оставив в ней только те препараты, действие которых точно определено; 2) фармакопея должна содержать список обязательных и необязательных препаратов, находящихся в обращении, где указывались бы сроки их годности;3) предоставить Врачебному отделению право обязывать владельцев аптек иметь в аптеках новые препараты, которые включаются в фармакопею; 4) обязать владельцев аптек иметь стерилизационные аппараты, используемых для приготовления растворов и сывороток, и установить методы стерилизации; 5) более точно установить порядок испытаний лекарственных препаратов; 6) указывать состав лекарственных средств, включенных в фармакопею.
2. На заседании 10 марта 1897г. обсуждались организационные вопросы.
3. На очередном заседании, 07 апреля 1897г. , был заслушан и обсуждался доклад провизора К.Ф. Пинта «Сравнительная оценка воды из скважины у Собора, Симоновского и больничного колодцев».

Из доклада

«В виду общего интереса в Рязани к вопросу о водоснабжении, имеющему громадное общественное значение, и, с целью познакомить несколько Общество с этим вопросом, произвел химический анализ воды, взятой из скважины у Собора в марте месяце сего года, а также привожу анализы воды из скважины Губернской больницы (…) и скважины Симоновского колодца (…) При исследовании воды больничного колодца, профессор Эрисман высказал, что она должна быть признана негодной к употреблению как для питья, так и для приготовления пищи. Беркенгейм (Лаборатория Московского Университета Марковникова) ответил, что эта вода, безусловно, непригодна для питья. Пель воздержался от заключения.

О воде Симоновского колодца профессор Эрисман и Беркенгейм высказались, что она (…) непригодна для питья.

О воде из скважины Собора можно сказать тоже, что и о воде Симоновского колодца (…) но принимая во внимание (…) местные условия (…) воду эту можно признать годной к употреблению»

4. 28 апреля 1897г. состоялось очередное заседание Общества, на котором слушались медицинские сообщения, решались организационные вопросы.
5. 15 сентября 1897г. , на очередном собрании Общества было доложено об отказе от должностей и выходе из Правления Общества его Президента – П.Н. Екимецкого и Секретаря – А.Ф. Матвеева по личным причинам. При этом собрание просило А.Ф. Матвеева направить официальное письмо в журнал «Врач», что дело обстоит действительно так, и одновременный отказ от должностей Президента и Секретаря Общества не связан с какими-либо недоразумениями внутри самого Общества.
6. На заседании 29 ноября 1897г. Президентом Общества был избран Ф.Ф. Милев, Секретарями – О.С. Идельсон и В.Д. Шеффер. Так же слушались медицинские сообщения, было одобрен и отправлен от Общества поздравительный адрес Правлению Русского хирургического общества Пирогова в СПб в связи с открытием музея им. Пирогова, на которое было получено приглашение.
7. Состав Общества рязанских врачей в 1897 году.

Почетные члены: Абаза Н.С., Разцветов А.П., Склифосовский Н.В., Эрисман Ф.Ф.

Действительные члены:

Живущие в Рязани врачи:

Бельцов С.С.
Вербицкий П.В.
Волинский Р.О.
Воскресенский В.П.
Ганнушкин Б.М..
Геммельман В.В.
Добротворский Н.И.
Екимецкий П.Н. – Президент Общества
Иванов И.Т. – Секретарь
Идельсон И.С.- Секретарь
Кашкаров Н.П.
Климова – Орлова М.С.
Барон фон Криденер А.Г..
Кипарисов Н.П.
Кравков В.П.
Латышева Н.И.
Лебедев Д.И
Любимов И.Ф..
Мартынов В.А.- Вице-президент Общества
Матвеев А.Ф. – Секретарь.
Милеев Ф.Ф. – Президент Общества
Первенцев М.Е.
Прозоровский Н.Л. – Библиотекарь и кассир
Пистерман П.А..
Федоров Т.И.
Шеффер В.Д.-Секретарь
Шеффер Л.Д.
Шульгин П.В.
Живущие в уездах:

Разумовский Н.Н.
Ландау А.А.
Субботин П.А.
Тихонов В.Н.
Хрущов А.Н.
Липец С.М.
Закс Г.Г.
Живущие в Рязани ветеринары:

Златкин П.И.,
Тарто А.Я.
Живущие в Рязани провизора:

Ротер Г.Г.
Субоцкий М.М.
Баниге В.К.
Пинт К.Ф.

Состав Общества в 1898 и 1899гг.: 6 почетных и 67 действительных членов; такое увеличение действительных членов Общества зависело от значительного поступления в Общество иногородних членов.

Состав Правления: Президент Ф.Ф. Милев, Вице-Президент В.А. Мартынов, Секретари О.С. Идельсон и В.Д. Шеффер, Казначей – Библиотекарь Н.Л. Прозоровский.

Общество имело 12 заседаний, на которых обсуждалось 17 докладов: Ф.Ф. Милеева – 2, П.А. Пистермана – 2, С.М. Липеца – 1, К.Ф. Пинта -1 , Г.Г Закса -2, В.А. Белиловского -1 , Н.А. Мансурова -1, А.Ф. Матвеева -2, Правдина – 1, В.А. Мартынова – 1 и Т.И. Федорова – 3.

За эти 2 года деятельность Общества выразилась и в разработке разных вопросов общественно-санитарного свойства по запросам общественных учреждений.

Заслушаны и обсуждены доклады комиссий: 1) по вопросу о постройке заразного барака при Скопинской земской больнице; 2) по вопросу о водоснабжении г. Рязани; 3) по вопросу о постройке в г. Рязани новой скотобойни, и 4) по вопросу об устройстве приемного покоя при общине сестер милосердия в Рязани. Кроме того, были избраны комиссии: для выработки проекта нового Устава «Общества врачей г. Рязани и Рязанской губернии», для упорядочения и приведения в известность состава библиотеки Общества и для разработки вопроса об устройстве публичных чтений.

г. Скопин. Садовая улица.
г. Скопин. Садовая улица.

По предложению Председателя Воронежского Медицинского Общества обсуждался проект повременного издания, объединяющего провинциальные русские врачебные общества.

В одном из заседаний Общества обсуждался вопрос о надзоре за пищевыми припасами в г. Рязани. Из приведенного краткого обзора деятельности Общества за эти 2 года видно, что она была особенно разносторонняя. Изданы «Протоколы и Труды Общества за 1898 и 1899 года».

В 1901-1903гг. Общество состояло из 4 почетных и 72 действительных членов; Правление Общества: Президент Ф.Ф. Милев, Вице-Президент В.А. Мартынов, Секретарь Т.И. Федоров, Казначей – Библиотекарь Н.Л. Прозоровский. Общество имело 21 заседание, заслушано 20 докладов: Калабухова -1, Матвеева – 7, Пистермана -2, Савина – 2, Сорокина – 2, Федорова – 3, Закса -2, Янчурова -1.

Вследствие запроса Скопинской земской управы был подвергнут обсуждению вопрос о нормальном размещении больных в палатах больницы и в заразных бараках. Обсуждался и решен в положительном смысле вопрос об участии Общества в соединенном ежегодном издании «Обзоров деятельности русских медицинских обществ и губернских съездов земских врачей».

По запросу губернского комитета попечительства о народной трезвости обсуждался вопрос «об организации лечения алкоголиков» (передано в комиссию).

По запросу Скопинской уездной земской управы обсуждался вопрос «о порядке приема больных в Скопинскую больницу» (передано в комиссию).

По предложению одного из членов принято дополнении к параграфу 28 Устава «о закрытой баллотировке членов комиссии».

Поднятый вопрос об участии Общества Рязанских врачей в организующейся «Лиге борьбы с детской смертностью» остался открытым.

Изданы «Протоколы и Труды Общества рязанских врачей за 1900-1903 годы».

В 1904-1907 г.г. численный состав Общества уменьшился вследствие смерти многих членов Общества и за выездом действительных членов его на Дальний Восток. Уменьшилось также число заседаний и научных докладов, что зависело как от уменьшения числа членов, так и от пережитого времени. В составе Правления произошли следующие перемены: в 1905г. умер Президент Ф.Ф. Милев, в 1906г. Президентом Общества избран В.А. Мартынов, Вице – президентом Н.И. Соколов. За эти годы Общество имело 10 заседаний, на которых обсуждалось 13 научных докладов: Милеева -1, Гетлинга – 1, Ключарева – 1, Белицера – 1, Терешенкова – 1, Гаузнера – 3, Белицера и Марцинского – 1, Марцинского и Белицера – 1, Хитрова – 2 и Федорова – 1.

В 1904 г. Обществом обсуждался вопрос об открытии временных курсов для приготовления сестер милосердия; вопрос был решен в положительном смысле и для организации их избрана комиссия из 5 лиц. Курсы состоялись и 28 слушательниц получили свидетельство на звание сестры милосердия.

Избранная комиссия для выработки нового устава предложила проект устава «Рязанского Медицинского Общества», который был обсуждаем в нескольких заседаниях Общества и принят им. Изданы «Протоколы и Труды Общества Рязанских врачей за 1904/5-6/7 гг.»

В одном из заседаний настоящего года (26 марта 1908г.- Д.А.) была избрана комиссия для организации публичных чтений о холере, и минувшим летом от имени Общества врачей были прочитаны действительными членами его – врачами П.А. Пистерманом и Е.И. Ильиной – две лекции. (Прим.: В комиссию из четырех лиц для организации публичных лекций о холере были избраны: Т.И. Федоров, О.С. Идельсон, Н.И. Соколов и П.А. Пистерман.)

Заметка Т. И. Федорова «По вопросу об участии Общества Рязанских врачей в борьбе с ожидаемой холерой»
(Протокол заседания Общества Рязанских врачей 26 марта 1908г.)

«В минувшие холерные годы Общество Рязанских врачей не оставалось безучастным зрителем в деле борьбы с холерой, но всегда в той или другой форме приходило на помощь населению города.

Так, в 1885 году, по предложению Комитета общественного здравия, Обществом был разработан план организации помощи беднейшему населению города, были составлены правила по улучшению санитарного состояния его и, наконец, даны тонные наставления по дезинфекции; кроме того, Обществом обсуждался вопрос, на каких условиях врачи г. Рязани могут принять на себя труд по борьбе с холерой.

Таким образом, в 1885 году Общество Рязанских врачей приняло непосредственное участие в выработке всех противохолерных мер города. Полагаю, что и теперь, когда вся Россия готовится к очень возможному появлению холеры с наступлением весны, наше Общество не откажется придти на помощь населению города в той или другой форме.

В чем же может быть эта помощь? Конечно, наше Общество, не имея денежных средств и таких учреждений, как больница, санаторий и др., не может оказать какую-либо материальную помощь, даже устройством, например, чайных, столовых для бедных города; единственно, что доступно нашему Обществу и в то же время крайне трудно для отдельных лиц, это – широкая популяризация здравых понятий о холере среди населения; конечно, такая популяризация должна вестись не путем раздачи брошюр, а чтениями по холере.

Опыт таких чтений был уже в Рязани, они тогда охотно посещались публикой. В настоящее время устройство чтений о холере, насколько известно, в городе не предполагается, поэтому тем более желательно, чтобы этот пробел был заполнен.

Кроме того, желательна самая широкая популяризация предохранительных прививок – этой единственно надежной меры борьбы с холерой. Судьба предохранительных прививок у нас в сущности странная; начиная с противохолерного Съезда в Москве в 1905 году, которым рекомендовалось производить прививки с крайнею осторожностью, эти прививки совершенно не распространялись, их почему-то обходили молчанием как в специальной, так и в общей литературе.

В брошюрах о холере обыкновенно говорится о ряде всяких мер общественной и личной предосторожности и ни слова о предохранительных прививках. В общей прессе в минувшем, например, году этот вопрос совершенно не осуждался, на нем никто не останавливался, обыкновенно приводился перечень тех или других мер, осуществление которых санитарная комиссия такого-то города считает необходимым, и в этом перечне противохолерные прививки не упоминаются.

В настоящем году на предохранительные прививки обращается больше внимания, о них говорится в общей прессе, в частности по поводу прививок в Московской губернии, в Коломенском уезде; специальная же литература выдвигает их на первое место в числе мер борьбы с холерой. Действительно, предохранительные прививки, будучи безусловно полезной и единственно верной мерой в борьбе с холерой при безвредности их для организма, заслуживают самого широкого распространения в населении и рекомендации; поэтому, если бы наше Общество взяло на себя задачу пропагандировать прививки, то этим сделало бы для борьбы с ожидаемой холерой больше пользы, чем все намеченные общесанитарные меры, в сущности хорошие и нужные, как и всякие санитарные улучшения условий жизни вообще, но требующие для осуществления слишком продолжительное время.

По Нормальному Уставу нашего Общества в круг его деятельности входят «публичные чтения», следовательно, с этой стороны препятствий не встретиться. Некоторые из товарищей, с которыми мне пришлось говорить, выразили согласие взять на себя труд самого чтения. Что касается помещения для лекций, то едва ли можно сомневаться, чтобы городская или уездная управы отказали в нем. Наконец, расходы на лекции – не велики, они не могут служить препятствием.

Если Общество признает целесообразным и желательным организацию чтений о холере, то нужно избрать комиссию из трех или пяти лиц для подготовки всего необходимого для лекций. Комиссия желательна и в виду того, что возможно опыт публичных чтений о холере покажет, что в таких лекциях у нас вообще имеется потребность, о дальнейшем развитии которых эта комиссия и позаботится.

25 марта 1908г., г. Рязань»

Эпидемия холеры в С.-Петербурге. Заболевшие холерой и медицинский персонал в палате (больничном бараке). Фото К.К.Буллы. 1908
Эпидемия холеры в С.-Петербурге. Заболевшие холерой и медицинский персонал в палате (больничном бараке). Фото К.К.Буллы. 1908

Из обсуждения вышеприведенной заметки

«…..В.П. Кравков заметил, что улучшение санитарных условий жизни более важно в борьбе с холерой, чем предохранительные прививки, а потому в публичных лекциях необходимо знакомить слушателей с требованиями гигиены.

Т.И. Федоров, соглашаясь, что желательно вообще популяризовать требования гигиены, но, в виду близости холеры, считает, что этим цель не будет достигнута: только поднятие умственного развития и материального благосостояния народа приводит к улучшению условий жизни и вместе и к улучшению санитарного состояния, а для этого нужно продолжительное время: в короткий же срок нельзя улучшит санитарные условия города, тем боле, нельзя достигнуть этого улучшения распространением в народе требований гигиены; в предохранительных же прививках имеется надежное средство борьбы с холерой и при настоящих санитарных условиях (…) Можно думать, что в будущем борьба с холерой сведется на принятие таких же мер, как и появлении оспы – на предохранительные прививки.

О.С. Идельсон говорит, что нельзя становиться на проводимую докладчиком точку зрения борьбы с холерой; при этом условии наши публичные лекции скорее принесут вред, чем пользу; необходимо, напротив, знакомить и популяризировать общие санитарные меры и меры личной предосторожности в борьбе с холерой: холера распространяется преимущественно среди живущих в дурных санитарных условиях.(….)

Т.И. Федоров – Улучшение общих санитарных условий необходимо как при холере, так и при появлении других эпидемий – тифа и пр.; что касается меры личной предосторожности при холере, то, в действительности, они неосуществимы; так – чистота в пище, питье, посуде, одежде, белье, воздухе и т.д. не доступны для рабочего человека; рекомендация, например, есть все на подогретых тарелках и все в согретом виде, неосуществима и для достаточных классов (….) Предохранительные прививки могут быть осуществлены и у нас, при нашей некультурности, если только ознакомить с полезностью их население. Осенью минувшего года (1907г. – Д.А.) прививки производились в некоторых местах у нас и с успехом, так – на Коломенском заводе и в селах Коломенского уезда, в деревнях Саратовской губернии и в других местах. По личному опыту скажу, что рабочие, если им разъяснить значение прививок и показать безвредность их хотя бы на себе, охотно затем подвергаются прививкам, и я минувшей осенью сделал до ста прививок.

Н.П. Хитров заметил, что пр.-д. Златогоров, производивший прививки в эпидемию холеры в 1904г. в Персии, считает их полезным именно потому, что санитарные условия жизни в Персии крайне плохи и улучшить их нельзя.

Н.И. Соколов высказался за необходимость популяризации среди населения противохолерных прививок.

П.А. Пистерман говорит, что отсутствие популяризации противохолерных прививок объясняется с одной стороны недостаточным знакомством самих врачей с этими прививками, с другой – неустановившимся взглядом на них в науке.

В.А. Мартынов, не отрицая полезности популяризации общих санитарных меры борьбы с холерой, считает желательным и знакомство населения с предохранительными прививками…..»

Из отчета Казначея Общества Рязанских врачей Н. Прозоровского за 1908г.

«...21-го мая 1908г. выдано Секретарю Общества г. Федорову, под его расписку, на расходы по устройству чтений по холере – 18 р.»

Примечание: История организации мер борьбы с холерной эпидемией в губернии, начиная с 1905 года и действующих включая 1909 год, определяющих роль губернского и уездных земств в деле противохолерных мероприятий, так же обсуждалась на собраниях Рязанского Медицинского Общества 13 февраля, 23 марта, 17 апреля 1909г. (Протоколы 5-го, 6-го и 7-го заседания Рязанского Медицинского Общества) . Доклады и прения по ним,, касающиеся осуждаемого вопроса, раскрывают многие бытовые факты жизни города и губернии этого периода, в связи с чем представляют несомненный интерес, так как позволяют нашим современникам более полно узнать условия обыденной жизни общества того времени.

13 февраля выступающие врачи обрисовывали состояние противохолерных мероприятий в губернии и роль Общества в них. Обращалось внимание на то, что в Санитарной комиссии г. Рязани большинство членов – не врачи, вопрос о противохолерных мероприятиях решается по красноречию, а не по существу, кроме того, Рязанское Медицинское общество ничего не знает о решениях городской комиссии. Поэтому было решено посвятить заседание 23 марта ознакомлению с холерными мероприятиями и просить сделать сообщения о них врачей, заведующих санитарной частью в общественных учреждениях города и губернии.

Из Протокола заседания от 23 марта: «… А. И. Липницкий - Нельзя не быть благодарным Г.И. Ростовцеву за то, что он восстановил в нашей памяти те правила, которые находятся в изданиях Санитарного Бюро; начиная с 1905 года Г.И. Ростовцев старался главным образом обрисовать установленное правилами взаимоотношение губернского и уездных земств в деле противохолерных мероприятий (…) Если рассматривать действующие положения о противохолерных мероприятиях с общественно-санитарной точки зрения, то во многом они являются теоретическими и не всегда целесообразными.

Взаимоотношения губернского и уездных земств могло бы иметь значение при наличности в уездах санитарных организаций. В настоящее же время губернское земство все передает в уезды, а в уездах санитарных организаций нет. На практике результаты мероприятий оказываются весьма печальными. Для борьбы с холерой в губернском земстве имеется два эпидемических отряда, в 4-х уездах есть бараки, есть кое-где дезинфекционные камеры, имеется запас холерных вакцин. Но этого, ведь, мало! Прежде всего, что такое отряд? Это – врач и 2 лица низшего персонала. Посылается он обыкновенно после переписки и пререканий между губернским и уездным земствами. Иногда посылается только один врач без всяких помощников, дезинфекционных камер и других средств и даже без всяких определенных инструкций (…) Общесанитарные меры оказываются в полном забросе: не предпринимается ничего к устройству чайных и т.п. О подобных мерах следовало бы заботиться самому губернскому земству, а оно передало их всецело в уезды, где нет своих санитарных организаций.

Изоляция больных в уездах не всегда может быть приурочена к больницам и во многих местах будет представлять громадные затруднения. В распоряжении врачей не имеется кредита на сжигание вещей, что может иметь большое значение при обнаружении холеры. Наконец, несмотря на существование холеры целый ряд лет, не выяснены в губернии пункты, на которые должно быть обращено особое внимание.

Г.И. Ростовцев (…) Уезды стоят к делу ближе и должны вести дело сами. Губернское земство только приходит на помощь. Отказаться от этого взгляда земство не может. В уездах есть свои медицинские органы. Руководящая роль на местах должна быть предоставлена местным врачам. Точных детальных инструкций командируемым врачам давать нельзя. Есть, правда, уезды с плохой медицинской организацией, но губернское земство создать в них надлежащие организации не может. Это недостаток (…) общий. Вопрос о специально – санитарных организациях в уездах обсуждался в минувшем очередном губернском собрании, но к сожалению, не получил положительного разрешения. При отсутствии постоянных санитарных организаций, временно командированные врачи (…) приносят (…) случайную (…) пользу. Питательные пункты, чайные и т.п. вещи существующими положениями предусматриваются. 4 изоляционных барака устроены за последнее время, но кроме них имеется много при лечебницах. Устроенных ранее дезинфекционных камер (бочек) в уездах имеется большое количество. Медикаменты приобретаются за счет уездов…»

Частный дом уездного врача Алеева Н.Н. в г. Шацке (ныне Дом ветеранов).
Частный дом уездного врача Алеева Н.Н. в г. Шацке (ныне Дом ветеранов).

17 апреля 1909г. И.О. Любимов, председатель санитарной комиссии г. Рязани, сделал сообщение «О противохолерных мероприятиях г. Рязани в текущем году».

Из обсуждения доклада

«…С.М. Липец заметил, что в прошлом заседании Обществом были заслушаны о противохолерным мерах, принимаемых губернским земством, теперь – городом. Земские меры одобрены губернским собранием и проводятся в жизнь; в город же – одни предположения, до сих пор город ничего не сделал и, очевидно, ничего не сделает(…)

Н.Н. Гинзбург, напротив, полагает, что намеченные меры санитарною городскою комиссией более систематичны, чем меры в земстве (…)

С.М. Липец – Слова д-ра Гинзбурга были бы справедливы, если бы здесь говорилось о мерах, предполагаемых городскою санитарною комиссией, здесь же идет речь о предпринимаемых городом мерах: город ничего не сделал и ничего не делает. Заседание нашего Общества публичное, и мы должны этим путем сказать населению города, что для борьбы с холерой городом ничего не делается.

И.О. Любимов – 14-го апреля городской думой должны были обсуждаться намеченные санитарной комиссией меры, но заседание не состоялось. Нужно помнить, что наш город сильно задолжен и для проведения водопровода деньги занимаются; город охотно идет на нужные меры, но для этого нужны деньги, а взять их не откуда, - вот и препятствие для улучшений.

С.М. Липец заметил, что в прошлом году городская дума приняла некоторые предложения санитарной комиссии, но до сих пор не внесла в смету расходов.

М.П. Русанов, считая, что Рязань, как относительно народного образования, так и относительно санитарных условий не продвинулась вперед за многие годы, полагает, что это зависит от инертности лиц городского самоуправления, что, с изменением выборного закона, появятся активные лица. (…)

А.И. Липницкий – Докладчик дал нам интересную справку, из которой видно, что в городе существует санитарная организация, в которую входят санитарные попечители. Труды этой организации должны быть направлены к оздоровлению города, но в изданных за 7 лет обязательных постановлениях только вопрос о водопроводе является плюсом. Переходя к противохолерным мероприятиям, санитарной комиссии прежде всего нужно обратить внимание на предупредительные меры общественного санитарного характера; из доклада же этого не видно, не видно и в каком состоянии находятся санитарные условия города.

Итогов деятельности санитарных попечителей нет, не считая того. Что они следили за исполнением обязательных постановлений. Нам говорят, что Рязань загрязнена массой поглощающих колодцев, заменяющих сортиры. Сколько же таких колодцев и где они – неизвестно, и санитарная комиссия не разговаривает о них и их влиянии. Водоснабжение города – была исследована вода на химический состав её, но не указано, что анализами констатировано, что все источники загрязнены (содержит хлор), что зависит от поглощающих колодцев; желательно бы исследование воды на содержание бактерий, но этому не придается значения.

Вопрос об ассенизации – важный вопрос, как предупредительная мера. Городские свалки плохи, вода у боен издает зловоние – этот вопрос замолчен и отнесен к области теории. Вопрос о загрязнении р. Трубежа, где имеются купальни, не поднимался (…) Вопрос о спуске сточных вод губернской больницы, даже при биологической очистке их, до сих пор не решен. Из этого видно, что санитарные условия города находятся в плачевном состоянии и виновата в этом крайняя косность городского самоуправления (…) Поэтому нельзя не пожелать, чтобы городская санитарная комиссия смотрела реальнее на санитарное дело и с точки зрения санитарной, а не обывательской.

Спуск к Трубежу.
Спуск к Трубежу.

И.О. Любимов говорит, что санитарная комиссия смотрит на дело именно с реальной точки зрения: она предлагает только то, что можно осуществить. В голодные годы выдается на человека 30 ф. муки в месяц, и за это благодарят; в таком положении находится город Рязань, он дает, что можно: приютить холерного больного, дезинфицирует его вещи (…) что же сделала санитарная комиссия – можно представить: устроила городские ретирады, увеличила ассенизационный обоз, ввела обязательное постановление об уничтожении поглощающих колодцев но без них для Рязани, при отсутствии канализации и достаточного числа бочек обоза, было бы трудно – она покрылась бы на аршин отбросами.

А.И. Липницкий – Мне странно слышать от председателя санитарной комиссии такую защиту обывательских интересов и в то же время я не нахожу слов протестовать против защиты поглощающих колодцев – это обывательская точка зрения, а не врача.

И.О. Любимов говорит, что он не защищает поглощающих колодцев.

А.Г. Криденер – Городская дума 14-го числа не собралась на заседание; возможно, что ею сделаны будут те или другие постановления о принятии противохолерных мер.

И.О. Любимов – В думе просят сказать только, где, в какой именно части города будет холера, и тогда они ничего не пожалеют.

Е.П. Григорьев отметил, что в предложенных мерах городской санитарной комиссии не видно заботы о бедных города, комиссия им ничего не дает: водопровод не для бедноты, им воспользуются богатые; от амбулаторного врача также пользы мало; ночлежные дома и постоялые дворы не осмотрены, и о них комиссия не упоминает.

И.О. Любимов считает, что канализация нужна прежде всего для центра города, так как он более загрязнен; лучше бы сразу весь город канализовать, но нет средств. Что касается осмотра ночлежных домов и постоялых дворов, то это дело санитарных попечителей; нужно, однако, не забывать, что труд этих попечителей даровой, а потому, что они сделали, и за это спасибо.

С.М. Липец внес следующее предложение: «Заслушав предложения городской врачебно-санитарной комиссии по борьбе с холерой, Медицинское Общество отмечает, что город пока никаких мер ни для предупреждения, ни для лечения холерных больных не предпринял».

Это предложение единогласно принято….»

4 июня настоящего года (1908г. – Д.А.) был утвержден устав «Рязанского Медицинского Общества», когда, таким образом, перестало существовать Общество Рязанских врачей.

Из отчета Секретаря Общества Рязанских врачей Т.И. Федорова за 1908г.

«…. Таким образом, Общество рязанских врачей существовало в отчетном, 1908г. всего несколько месяцев и закончило этот неполный и последний год своего существования новой для него деятельностью – организацией публичных лекций.»

Итоги деятельности Общества Рязанских врачей за 34 года его существования (точнее за 27 лет, так как за 7 первых лет деятельность его остается неизвестной) выразилась в следующем:

Общество имело 152 заседания, на которых доложено и обсуждено 160 сообщений научного и практического характера демонстрированы больные, разные медицинские инструменты, фармокологические препараты, макроскопические и микроскопические препараты,, рисунки, микрофотограммы, рентгенораммы и культуры бацилл. Большинство сообщений напечатано в «Трудах» Общества, которых им издано 10 томов. Кроме того, очень многие доклады были в то же время напечатаны в разных специальных журналах. Не стану приводить названия этих докладов, ограничусь делением их по отделам и специальностям:

Хирургия – 63 докл.
Женские болезни – 10
Акушерство – 6
Глазные болезни – 12
Нервные болезни – 6
Внутренние болезни – 26
Психиатрические болезни – 5
Кожные болезни – 2
Сифилис – 1
Детские болезни – 6
Судебная медицина – 4
Притворные болезни – 1
Анатомия – 1
Физиология – 1
Химия – 2
Фармация – 2
Гентгеноскопия – 2
Болезни животных – 4
Общие медицинские вопросы – 6
-------------------------------------------

160 докладов.

Этим исчерпывается специально-научная деятельность Общества. Кроме того, Общество занималось вопросами врачебного быта и разными вопросами общественно – санитарного характера, возникавшими как в среде его, так и по просьбе различных общественных учреждений, как, Комитет общественного здравия, врачебное отделение, земские и городские управы. Для предварительной разработки таких вопросов Обществом было избрано 22 комиссии.

Желая придти на помощь бедному классу населения г. Рязани, в лечении его Общество некоторое время имело свою амбулаторную лечебницу; имело временные курсы для приготовления сестер милосердия и организовало несколько бесплатных публичных лекций.

Не располагая материальными средствами, Общество рязанских врачей едва ли могло ставить себе более широкие задачи в этом направлении, т.е. в деле распространения среди населения здравых понятий по медицине и санитарии. Средства его составлялись из ежегодных членских взносов, которые при открытии Общества были 5 р., с 1881г. – 10 р., с 1882г. – снова 5 р., а с 1888 года – 3 рубля. Из таких ежегодных взносов составился маленький капитал Общества, дававший ему возможность покрывать текущие и самые необходимые экстренные расходы: по заседаниям Общества, по изданию «Трудов» его, и такие расходы, как единовременная помощь семьям умерших членов Общества, взносы на содержание санатория в Ялте, отчисления в капитал имени Штиллинга для воспитания сирот-девочек врачей, в пользу голодающих, на устройство дома имени Н.И. Пирогова в Москве, членские взносы в ученые общества, приветствия разных медицинских обществ и университетов по поводу юбилейных годов их и проч.

Благодаря отсутствию средств у Общества, его небольшая библиотека состоит преимущественно из «Трудов и Протоколов» разных медицинских обществ и отдельных монографий, присланных в обмен на издания Общества Рязанских врачей. Специально-медицинских журналов Общество не выписывало, за единичными исключениями. Благодаря тому же отсутствию средств, Общество Рязанских врачей не располагает никакими специально-медицинскими учреждениями, как: кабинеты, лаборатории, лечебницы и т.д. Не имея собственного учреждения, Обществу Рязанских врачей приходилось устраивать свои заседания в разных местах: в начале – в квартире своего члена Баниге, затем – в губернской земской управе, несколько заседаний – в губернской больнице, в городской управе и последние годы – в Благородном Собрании, которое любезно предоставляет и помещение для библиотеки Общества.

Из Отчета библиотекаря Рязанского Медицинского Общества П. Дрейлинга за 1909г.
(Протокол 9-го заседания (годичного) Общества от 05 февраля 1910г.)

«Рязанское Медицинское Общество, преобразованное из Общества Рязанских врачей, на одном из первых своих заседаний сделало постановление о составлении полного каталога библиотеки, полученной им от Общества Рязанских врачей. Так как одного библиотечного шкафа для размещения имеющихся книг было недостаточно, то Правление Общества Обратилось к совету старейшин Рязанского Благородного Собрания с просьбой разрешить временно пользоваться одним шкафом библиотеки Благородного Собрания. Благодаря сочувственному отношению совета старшин, разрешение это было получено и в настоящее время библиотека расположена в двух шкафах, помещающихся, за неимением собственного помещения у Медицинского Общества, в одной из комнат Рязанского Благородного Собрания.

Для разбора книг и составления каталога был приглашен студент – медик, получивший за свой труд 25 рублей. Из составленного им каталога состояние библиотеки определяется таким образом: всех номеров в библиотеке 380, причем номером обозначается не книга, а название, так что число книг значительно превышает число номеров библиотеки.

В основу составления каталога положена следующая система: каталог состоит из трех частей (…) В первой части содержаться названия: а) периодических изданий и б) протоколов и Трудов различных медицинских обществ (…)

Часть вторая каталога содержит названия книг и брошюр, которые расположены по их специальному содержанию (…)

Третья часть каталога представляет из себя собрание статей, заключающихся в трудах различных медицинских обществ, которые тоже расположены по отделам, в зависимости от их специального содержания (…)

За отчетный период (…) была приобретена для библиотеки Реальная Энциклопедия Эйленбурга, издание 1891-1898 гг., и выписывался журнал Пироговского Общества. В библиотеку также поступило еще несколько Трудов различных медицинских обществ.

В течении отчетного года обращений за книгами было четыре, которые и были удовлетворены.

04.02.1910г.»

Таким образом, за время своего существования Общество Рязанских врачей не приобрело собственности, но если мы вспомним, что главною целью, поставленной учредителями Общества Рязанских врачей, было единение врачей и сообщения специально-научных и научно – практических сведений, то мы должны признать, что цель эта вполне достигнута им. Идея, объединившая 34 года назад 7 человек в Общество, дала значительные результаты: вокруг той же идеи, в конце существования Общества Рязанских врачей, объединилось уже 64 человека, которые являются учредителями нового Общества, поставившего себе более широкие задачи.

В заключение считаю нравственным долгом предложить почтить вставанием память умерших членов Общества Рязанских врачей, имена которых привожу:

П.В. Стародубский, М.Я. Гиршновский,, В.А. Вандаловский, И.К. Яроцкий, В.В. Штейн, А.И. Васильев, Х.К. Зейтц, П.А. Модестов, К.Я. Баниге, А.И. Волков, И.А. Янчуров, В.М. Кубицкий, Н.А. Норшин, Н.И. Латышев, К.М. Юревич, В.А. Петров, С.В. Деноткин, Н.С. Абаза, Б.М. Ганнушкин, Н.В. Склифосовский, А.Ф. Матвеев, Ф.Ф. Милев, П.Н. Екимецкий, Л.Д. Шеффер, И.Т. Иванов, С.П. Юкавский, А.П. Раноцветов, В.А. Тихонов.

Т. Федоров»

Из Протокола заседания Рязанского Медицинского Общества от 20 ноября 1908 года.

«…. Т.И. Федоров сделал «Обзор деятельности Общества Рязанских врачей за время его существования» и предложил почтить вставанием память умерших членов Общества рязанских врачей, имена которых им были приведены; предложение это присутствующими было выполнено. Председатель предложил благодарить Т.И. Федорова за составление Обзора деятельности Общества Рязанских врачей….»

II.

Деятельность Рязанского Медицинского Общества, правопреемника Общества Рязанских врачей, фактически началась 20 ноября 1908 года, когда было проведено 1-е заседание Общества.

Список членов Рязанского Медицинского Общества на 1908-1910гг.

Почетные члены: Эрисман Ф.Ф. (Швейцария), Мартынов В.А.(Рязань), Мечников И.И.(Париж), Павлов И.П.(Петербург), Рот В.К.(Москва).

Действительные члены:

Антик О.Е.
Антонов М.И.
Барков В.Н.
Белицер А.В. – Товарищ секретаря Общества
Богин И.А.
Борисов В.Я.
Брюхов И.Н.
Газов К.П.
Гетлинг В.О. .
Гаузнер И.П.
Гинзбург Н.Н.
Вербицкий П.В.
Виноградов П.М..
Вольберг М.И.
Воскресенский В.П.
Георгиевский А.Н.
Григорьев Е.П.
Добреянов П.Б.
Добротворский Н.И.
Дрейлинг П.П.- библиотекарь Общества
Дурнев В.С.
Единевский Г.И.
Закс Г.Г.
Идельсон О.С.
Ильина Е.И.- казначей Общества
Иорданский П.А
Йоффе А.Г..
Кавалеров И.Н.
Клевезаль В.П.
Барон фон Криденер А.Г. – Председатель Общества
Кравков В.П.
Красавцев И.М.
Кипарисов Н.П.
Кондаурова Е.М.
Курносов И.М.
Крылов С.И.
Левантин Б.Л.
Липец С.М.
Липницкий А.И.
Любимов И.Ф.
Любимов В.И
Любимов С.С..
Мино Н.М
Николаев К.А.
Николаев Т.И.
Орлицкий П.М..
Пинт К.Ф.
Переверзев М.Г.
Пежемский А.Н.
Пирожкова О.П.
Половинскин А.Ф.
Правдолюбов В.В.
Прозоровский Н.Л.
Процеров П.И.
Радкевич Д.А.
Резвяков П.А.
Русанов М.П.
Ростовцев Г.И.
Саввин М.В.
Синегубкин В.Я.
Смирнов С.Е.
Скурхович А.К.
Соколов Н.И.
Субботин П.А.- Товарищ председателя Общества
Субботский М.М.
Тарто А.Я.
Турьянский П.В..
Федоров Т.И. – Секретарь Общества
Фейгин Г.Я.
Фирсанов А.И.
Хитров Н.П.
Хрущев А.Н.
Чекунов И.С.
Четыркин П.И..
Шевченко А.Я.
Штейнлехнер П.Э.
Шульгин П.В.
Шур С.Г.
Эдукевич В.А.
Эман В.Ф.
Ягодовский В.М.

Члены – соревнователи:

Лаговский А.Ф.

ул. Полонского, д. № 13. Частная лечебница врача Правдолюбова.
ул. Полонского, д. № 13. Частная лечебница врача Правдолюбова.

Струнный квартет рязанских врачей, членов музыкального общества
Струнный квартет рязанских врачей, членов музыкального общества

В этом заседании рассматривались вопросы: 1) о даче отзыва Общества на заявление Председателя финансовой комиссии Рязанской Городской Управы с просьбой о заключении Общества по вопросу пригодности воды артезианских колодцев г. Рязани для водопровода; 2) о поздравительной телеграмме Л.Н. Толстому в связи с 80-летием; 3) доклад комиссии по организации публичных чтений о холере (см. выше); 4) о рассылке последнего тома Трудов Общества Рязанских врачей во все медицинские общества, имеющиеся в России; 5) доклад Т.И. Федорова «Обзор деятельности Общества Рязанских врачей за время его существования» (см. выше) – и другие доклады и вопросы деятельности Общества.

27 ноября состоялось 2-е заседание, носившее организационный характер, а 18 декабря 1908г. – третье. В третьем заседании действительным членом Общества Николаем Николаевичем Гинзбургом было сделано сообщение «О необходимости устройства летних колоний для учащихся в средне-учебных заведениях г. Рязани», в котором был поднят вопрос об организации летнего отдыха учащихся Рязани.

Поскольку данное сообщение касается истории создания первых лагерей летнего отдыха школьников в Рязани, считаю возможным включить обзор этого вопроса в свете роли Рязанского Медицинского Общества в настоящую публикацию.

«О необходимости летних колоний для учащихся в средних учебных заведениях г. Рязани»

(Из Протокола 3-го заседания Рязанского Медицинского Общества от 18 декабря 1908 г.)

«… Н.Н. Гинзбург сделал сообщение «О необходимости устройства летних колоний для учащихся в средне-учебных заведениях г. Рязани» . Докладчик, отметив, что учащиеся в средне-учебных заведениях, благодаря усиленным и обременительным занятиям, слишком переутомляются, то отражается на их физическом развитии и ведет к частым нервным расстройствам, предложил Обществу обратить внимание городского самоуправления на необходимость устройства летних колоний, лучшим типом которых докладчик считает деревянные постройки с раздвижными стенками, где дети в хорошую погоду остаются на воздухе и ночью; такие постройки недороги, а самое содержание не превысит 20-30 копеек в сутки на человека.

Из доклада

«Современная школа, особенно средняя, уделяет, как известно, главное свое внимание умственному развитию своих учащихся, пренебрегая самыми элементарными правилами гигиены в отношении общего здоровья учащихся в них детей. Проводя свою программу форсированным строем, не считаясь с индивидуальностью каждого из учащихся, школа наших дней гибельно влияет на физическое, нервное и психическое здоровье растущих детских организмов, вызывая телесное и душевное переутомление своих воспитанников.

По вопросу о влиянии утомления учащихся при обычных ежедневных классных занятиях на функцию их центральной нервной системы – головного мозга имеются исследования нашего русского профессора Сикорского. Он производил свои наблюдения над учащимися в продолжение очень многих дней по диктантам на первых и пятых уроках. При чем выяснилось из диктантов на 5-х уроках, что деятельность мозга у одних и тех же учащихся понижалась, выражаясь различными цифрами в зависимости от пола и способностей (….).

К несчастью, утомление учащихся действует вредно, понижая деятельность не одного только мозга, - оно понижает значительно также и деятельность мышечной системы. Профессор Моос, при посредстве изобретенного им аппарата «Эргофафа», доказал, что под влиянием продолжительной умственной работы происходит и значительное мышечное утомление, выражающееся в значительном понижении мышечной силы (….)

Если утомление учащихся выражается различными скоропреходящими явлениями во всех трех вышеупомянутых системах, то переутомление вызывает в них серьезные заболевания, как, напр.: постоянные головные боли, бессонницу, ночной страх, лунатизм, пляску св. Витта, расстройство пищеварения и малокровие; сильные же степени переутомления – очень тяжелые заболевания, особенно в психической сфере: повышенную психическую чувствительность, или, наоборот, подавленность, истерию и виды неврастений до мозговой включительно.

Последняя форма наблюдается у учащихся, особенно после экзаменов, когда к нервному, мышечному и психическому переутомлению присоединяется у учащихся еще чувство страха и забота. Эта форма неврастений толкает детей, особенно при неудаче на экзаменах, на самоубийство. Петербургский профессор Хлопин собрал за 10 лет (1894-1904) 432 случая самоубийства среди учащихся, из которых 337 самоубийств и 95 покушений на самоубийства. Причиной такого самоуничтожения среди детей, по данным, собранным профессором Хлопиным, являются нервные и душевные заболевания, вследствие сильной степени переутомления.

Такие печальные последствия переутомления учащихся и такие ужасные цифры самоубийства среди последних должны были приковать к себе внимание не только Министерства Народного Просвещения, но и общественных самоуправлений. В 1895 году экзамены были отменены. Когда в 1907 году Министерством Шварца опять введены были переходные экзамены, многие городские самоуправления входили с ходатайством в Министерство Народного Просвещения об отмене переходных экзаменов, которые, по общему отзыву педагогов и врачей, нисколько не говорят за действительную работоспособность, целесообразную подготовку и даже сравнительные знания экзаменующихся (…)

К величайшему сожалению, ходатайства городских самоуправлений привели только к тому, что переходные экзамены получили в нашей средней школе полное право гражданства. Московское городское самоуправление, познакомившись с цифрами проф. Хлопина и зная из горького опыта об изменчивости системы и взглядов нашего Министерства Народного Просвещения, не сочло возможным успокоиться, когда экзамены в 1905 г. были отменены, и, чтобы придти на помощь учащимся г. Москвы, поручило своим школьным и санитарным врачам осветить вопрос о переутомлении учащихся не только в средних школах, но и в низших школах г. Москвы и выработать меры борьбы с этим злом.

Комиссия из врачей санитарных и школьных, после упорных трудов и тщательных наблюдений в продолжении долгого времени, пришла к заключению, что степень переутомления, наблюдаемого у учащихся в средних и низших школах г. Москвы, колеблется в зависимости от достатка их родителей, что переутомление преобладает у детей из семей с достатком средним или ниже среднего. Зависит такое явление оттого, что у таких детей питание в продолжение года находится не в соответствии с той затратой сил, какая необходима учащимся для достижения успеха в своих классных занятиях в продолжение учебного года и в особенности во время экзаменов, и, кроме того, учащиеся из таких семей лишены круглый год свежего деревенского воздуха, оживляющего и восстанавливающего их силы каникулярное время.

Таким образом, меры борьбы с переутомлением учащихся выяснились сами собою. Немедленное открытие летних колоний для переутомленных учащихся из семей достатка среднего или ниже среднего было результатом трудов этой комиссии. В этих колониях учащиеся пользуются 24 дня в продолжение лета простым, но здоровым столом, а главное свежим деревенским воздухом. Результаты, как видно по отчетам, получаются блестящие (…)

Нельзя обходить молчанием вопрос о нормальном здоровье будущих рязанских граждан и рязанскому общественному управлению. Дело в том, что с открытием у нас в Рязани частных гимназий – мужских и женских среднее образование стало проникать во все слои рязанского населения. В этих частных средних учебных заведениях получают возможность удовлетворения своему стремлению к получению среднего образования не только дети из семей с достатком ниже среднего, но и дети семей совершенно бедных, питание и гигиенические условия домашней обстановки которых не выдерживают самой снисходительной критики.

Переутомление и нервная истощенность у таких учащихся, особенно после экзаменов, доходит до крайних пределов и, если общественное самоуправление не примет немедленно решительных мер к восстановлению телесного и душевного здоровья таких учащихся, то оно оставит родному городу очень плохое наследие – болезненное или, может, даже больное поколение, которое потребует в будущем от городского самоуправления еще больших затрат на лечение их в строящейся ныне городской больнице г. Салтыкова.

Кроме того, уклоняясь от исполнения своих прямых обязанностей по отношению к подрастающим поколениям нашего города, относясь безразлично к физическому, нервному и психическому вырождению их, не является ли городское самоуправление ответственным перед будущей историей нашего отечества?!

Наконец, нельзя же не считаться городскому самоуправлению пред нашими городскими плательщиками и в настоящее время. Ведь, учащиеся г. Рязани – дети бедных торговцев, бедных ремесленников, бедных домовладельцев, но все они – дети наших городских плательщиков! Ответственность эта еще более усугубляется, если принять во внимание, что затраты на организацию летних колоний для учащихся обоего пола из семей достатка среднего, ниже среднего и бедного потребуются весьма незначительные.

Дело городского самоуправления доставлять учащимся, нуждающимся в отдыхе в деревенской обстановке, помещение, наблюдающий и хозяйственный персоналы, необходимый инвентарь для столовой, спальни и кухни. Причем, говоря о помещении, не следует думать о постройке капитальных зданий со всеми удобствами для жилья. Тут речь идет о постройке двух переносных бараков, где можно было бы укрываться от дождя и которые, вместе с тем, служили бы будучи разделены на 2 половины – столовой и спальней. Последняя должна иметь крышу из отдельных стеклянных откидных рам, чтобы они в теплую, сухую, летнюю ночь могли оставаться откинутыми и дети дышали бы, таким образом, во время сна свежим воздухом. Что касается продовольствия учащихся во в колонии, то оно должно оплачиваться их семьями в размере номинальной его стоимости (…) Число дней, необходимых для отдыха, по данным литературы этого вопроса, колеблется между 21 и 24 (…) Что касается затрат со стороны городского самоуправления, то, кроме постройки двух бараков переносных для учащихся обоего пола и помещения для кухни и кладовой и двух клозетов, а так же кроме еще вышеупомянутого инвентаря (расхода, так называемого, единовременного), предполагаются еще расходы каждогодные, на наем наблюдающего персонала: учителя в мужской колонии и учительницы в женской колонии (…)

Предполагая существование колонии ежегодно с 1-го июня по 12 августа, всего 72 дня, а число детей, отдыхающих в каждую очередь по 20 учеников и 30 учениц, всего 50 человек, предполагая, далее, что число дней, необходимых для отдыха, колеблется от 21 до 24, получается, что в продолжение летних каникул в колонии могут воспользоваться необходимым отдыхом 150 учащихся г. Рязани (…)

Таким образом, сравнительно незначительная трата, которая будет производиться ежегодно городским самоуправлением, доставит необходимый отдых 150 учащимся нашего города и создаст родной Рязани столько же здоровых, работоспособных и интеллигентных деятелей, а России столько же граждан крепких физически и мощных духовно и нравственно….»

Обсуждение доклада

«К.Ф. Пинт заметил, что попытка устройства таких колоний была сделана г. Малашкиным в минувшем году (1907 – Д.А.), когда у него на даче жило 8 учеников, и нужно было видеть довольство этих учеников такою жизнью и времяпрепровождением.

То, что осталось от Дома Малашкиных.
То, что осталось от Дома Малашкиных.

С.М. Липец, соглашаясь, что учащиеся сильно переутомляются и что с этим необходимо бороться, считает предлагаемую докладчиком меру не достигающей цели; необходимо обратить внимание на улучшение санитарных условий, в которых находятся учащиеся в учебных заведениях, особенно в частных; пусть город придет на помощь в этом отношении средне-учебным заведениям; предлагаемые колонии рассчитаны на 150 человек, между тем, как учащихся в Рязани до 3 тыс.; кроме того, в предлагаемом проекте устройства колоний упущены изоляционные помещения, нет отопления; содержать же детей в холодных сараях нельзя. Наконец, сделанный расчет ежедневного содержания от 20-30 к. мал, а в то же время для бедных он труден.

Г.И. Ростовцев не может согласиться с 1-м положением д-ра Липеца – докладчик не думает, чтобы предлагаемые ими колонии уничтожали все зло школьной жизни, мы не изменим его, но будем бороться паллиативами; относительно же 2-го положения он вполне согласен с ним – предлагаемые докладчиком бараки с гигиенической точки зрения недопустимы. Вполне признавая полезность пребывания детей в летних колониях, как это показал опыт, например, Москвы, г. Ростовцев считает предложение неприемлемым, так как им предлагается устройство колонии для учащихся в средне-учебных заведениях и забываются учащиеся в низших школах; между тем, как эти последние , как дети более бедного класса населения, несомненно нуждаются в летних колониях более, чем учащиеся в средне-учебных заведениях; чем беднее ученик, тем хуже его здоровье. Нельзя так же присоединиться к предложению докладчика, так как он предполагает высказаться за известную ассигновку городских средств на устройство этих колоний, т.е. для учащихся в средне-учебных заведениях, - на средства, собираемые со всех классов населения; итак, бедные обездоливаются городским самоуправлением. Цифры, приводимые докладчиком на содержание в колониях, подходящи. Но им упущена из виду организация в колониях врачебной помощи, которая в них должна быть постоянной. Вообще же представленный доклад не разработан.

А.Г. Криденер – д-ру С.М. Липец: Вы школьный врач и говорите, что помещения средне-учебных заведений плохи, но разве у нас нет законоположений о нормах для открытия учебных заведений?

С.М. Липец – По-видимому, нет – все частные учебные заведения ютятся где только можно. Начальница одного среднего учебного заведения просила город помочь ей в постройке здания для её гимназии, и город только тормозил ей это дело.

На вопрос А.Г. Криденера – может ли город издавать обязательные постановления относительно учебных заведений – Г.И. Ростовцев заметил, что город не может издавать таких постановлений для гимназий; городу нужно идти на помощь низшим школам, а не средне-учебным заведениям.

В.П. Кравков – В 1-ой мужской гимназии нормы относительно кубического содержания воздуха и вентиляции сохранены.

Н.Н. Гинзбург по поводу возражения д-ра С.М. Липеца заметил, что он в предлагаемых им летних колониях видит только паллиатив и не касается остальных причин, вызывающих переутомление учащихся; у нас, например, нет своей системы школы, а всегда существовала заимствованная у других, причем часто менялась. С прошлого же года появилась масса переутомленных детей, что и понятно: в средне-учебных заведениях много уроков, большинство дней в неделе по 5; способ спрашивания уроков и экзамены, все это ведет к переутомлению учащихся. Указывалось на то, что в Рязани 3 000 учащихся, возможно, что их и больше, но они приезжие, городских же и остающихся на лето в городе будет не больше 150 человек. Что касается предлагаемого летнего типа построек, то ими будут пользоваться с 1-го июня по 12 августа, т.е. в самое теплое время года; за границей, например, в такие дома – колонии днем не впускают детей, которые остаются все время на воздухе. Говорить о постройке капитальных домов едва ли можно – таких домов город не построит. Говорить, что ученики низших школ более нуждаются в летних колониях – едва ли справедливо: там уроков не задают на дом, там нет и экзаменов, потому особенного переутомления нет; переутомляются ученики средне-учебных заведений.

П.А. Субботин соглашается с Г.И. Ростовцевым, что не следует тратить городские средства для устройства летних колоний для средне-учебных заведений, они необходимы для начальных школ, там также 5 уроков в день, также дети переутомляются, а дети городской бедноты живут, не видя света. Он предложил избрать комиссию и разделить предложение докладчика на две части, затем передать этот вопрос на обсуждение в родительские комитеты при учебных заведениях.

Т.И. Федоров против передачи в родительские комитеты, так как они едва ли чем могут быть полезны, - не имея никаких средств, комитеты нередко не могут осуществить того, что связано с ничтожными расходами; он также против предлагаемого разделения вопроса на части, оно его погубит. К выяснению вопроса о переутомляемости учащихся в средне-учебных заведениях он указал, что в некоторых средне-учебных заведениях 3 раза в неделю 6 уроков и вечерние занятия во всех классах; так как не хватает часов для занятий, то с будущего учебного года предполагается начать занятия не с 9 ч. утра, как сейчас, а с 8-ми. Вводятся новые предметы преподавания, прибавляются лишние часы при тех же коротких отдыхах. И летом дети, живя в тех же условиях городской жизни, не восстановляют потраченных сил.

Г.И. Ростовцев говорит, что не нужно передавать поднятого вопроса в комиссию, доклад короток, необоснован и комиссия не даст практических результатов.

И.Н. Ковалеров предлагает избрать комиссию по вопросу об устройстве летних колоний; вопрос этот нужно решить, тем более, что в гимназиях много бедноты, живущей в городе. Нужно, чтобы в этом вопросе Общество взяло на себя инициативу.

Поставленный на баллотировку вопрос о необходимости избрания комиссии для рассмотрения поднятого докладчиком вопроса принят большинством.

Закрытой баллотировкой избраны в комиссию: Н.Н. Гинзбург, (…), Т.И. Федоров и П.А. Субботин (…) В.П. Кравков, И.Н. Кавалеров и В.И. Любимов…

Из Протокола 4-го заседания Рязанского Медицинского Общества от 30 января 1909г.

«….3) Заслушан доклад комиссии по вопросу об организации летних колоний для учащихся.

И.Ф. Любимов предложил не возбуждать пред городским самоуправлением ходатайства о летних колониях, так как неизвестно, исполнит ли оно это ходатайство; он думает, что не исполнит – у города много других нужд; так, учителя не обеспечены, а устройство колоний потребует нового расхода.

В.А. Мартынов также считает ненужным возбуждать ходатайство пред городом, так как устройство санитарных станций для учащихся – задача не города, а частной инициативы; город и другие общественные учреждения могут помещать в них учащихся, как своих стипендиатов; такие станции нужны для физически отсталых детей, для психически отсталых и для сирот; остальные дети будут рваться в семью, им не нужны санитарии.

Т.И. Федоров полагает, что возбудить ходатайство пред городом необходимо, хотя бы его ожидал неуспех, - от этого авторитет Общества не пострадает.

При баллотировке большинство высказалось за возбуждение ходатайства пред городским общественным самоуправлением о необходимости устройства летних колоний для учащихся в городских учебных заведениях, предоставив при этом Правлению Общества мотивировку ходатайства….»

Публикацию подготовил Д.Анохин по заказу сайта, 2009г.

Источники:

1. «Протоколы заседаний Общества рязанских врачей за 1881, 1882 и 1883 года с приложениями»/Рязань, тип. Наследников З.П. Позняковой, 1885г.

2. «Протоколы Общества рязанских врачей за 1889-1890 гг. с относящимися к ним приложениями»/Рязань, 1891г., Типография М.С. Орловой.

3. «Протоколы и Труды Общества рязанских врачей за 1891-93 год»/Рязань, 1893г., типография М.С. Орловой.

4. «Протоколы и труды Общества рязанских врачей за 1894, 1895 и 1896 гг.»/Рязань, 1897г., типография М.С. Орловой.

5. «Протоколы и труды Общества Рязанских врачей за 1897 г.»/Рязань, 1898г., Губернская типография.

6. «Протоколы и Труды Рязанского Медицинского Общества за 1908/1910 гг.»/Рязань, Тип. Б.В. Тарасова, 1912г.

7. «Независимый Психиатрический Журнал», № 3/2008г.

8. «История Рязанской власти: 1778-2008»/Рязань, 2008г.

5
Рейтинг: 5 (2 голоса)
 
Разместил: Референт    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте