Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Разговор с главным



Павел ГУСЕВ: Я хотел бы подняться на Эверест

Газета "МК" ценится своей жёсткостью и справедливой критикой. Как это удаётся газете? В чём секрет успеха? Эти вопросы были заданы Павлу ГУСЕВУ, который уже многие годы является редактором газеты.

– Павел Николаевич, кем вы сегодня себя считаете в первую очередь – журналистом, писателем, общественным деятелем, предпринимателем?

– Наверное, я – уже не журналист в полном понимании этого слова. Пишу редко. Конечно, я – больше предприниматель, конечно, я – больше об­­­­­щест­­­венный деятель, и конечно, я, в первую очередь, главный редактор. Главный редактор – это уникальная профессия. Я знаю очень много людей, которые очень хотели быть главными редакторами, становились ими и очень быстро уходили с этой должности. Потому что это безумно трудно, безумно сложно всю жизнь отдать именно этой должности и этой профессии.

– Оказали ли влияние на ваш выбор профессии ваши родители?

– Никакого. Тем более, что свою нынешнюю профессию я выбрал уже в зрелом возрасте. Первая моя профессия – это геолог. Я по своему желанию, по своему влечению сразу после школы поступил в геолого-разведочный институт. Потому что еще в школе занимался в палеонтологическом кружке и ездил в экспедиции. И, конечно же, все мои устремления тех лет были на работу в геологии. Но так получилось, что через несколько лет после окончания института геологию пришлось оставить в связи с тем, что я оказался на выборной освобожденной комсомольской работе. Ну, а дальше уже – увлечение литературой, журналистикой, начал писать. Поступил в Литературный институт. А дальше уже появилась газета, предложение стать главным редактором. И с 1983 года я – главный редактор газеты «Московский комсомолец».

– Ваше наиболее яркое детское впечатление?

– Их даже два. Свое детство, до третьего класса, я провел на Украине, где служил мой отец. И самым ярким было – это походы с мамой на рынок. Я помню украинские рынки, где на лопухах лежало домашнее масло. И мне страшно хотелось его попробовать, что не всегда удавалось. И помню, как мы всегда шли по каштановой аллее в центре города. Очень красивая была каштановая аллея. К сожалению, ее уже вырубили, ничего этого в городе нет.

– А город какой?

– Город Бердичев. А второе яркое детское впечатление уже московское – это деревянный двухэтажный дом, где жило несколько семей, в Сокольниках. Печное отопление, свой сарай, где мы хранили дрова, потом всю зиму топили ими. Помню скрипучие лестницы. Двор, где каждый знал друг друга. И абсолютно чистый белый снег, который был в то время в Москве. Уж я не знаю, как так получалось. Но везде был белый снег. И его всегда было очень много. И зима была зимой, что очень было приятно.

– Как и почему вы попали в журналистику?

– Я начал писать, когда работал в ЦК ВЛКСМ, а затем, как я уже говорил, поступление в Литературный институт. И дальше – уже «Московский комсомолец». И уже никуда из «Московского комсомольца» я не уходил. Так всю жизнь главным редактором и работаю. Почему я говорю «всю жизнь»? Потому что вся моя основная жизнь как раз здесь началась и здесь проходит. А журналистом по профессии я никогда не был. И главным редактором я начал работать, если так можно сказать, с позиции читателя. Просто я как читатель очень хотел делать газету, которая нравилась бы другим читателям. Может быть, даже то, что я не был профессиональным журналистом, мне тогда и помогло.

– Павел Николаевич, а вы помните, когда и о чем была ваша первая публикация?

– Одна из первых публикаций – это или фельетон или юмористический рассказ в «Литгазете» на полосе «12 стульев». Андрей Яхонтов, мой близкий друг, тогда опубликовал его. Потом было несколько других публикаций, и не только в «Литературной газете».

– «МК» – успешное издание. На чем зиждется этот успех?

– Прежде всего на том, что мы создали издание, которое интересно читателю. Мы шли от читателя, от читательских масс. Я помню весь первый год, когда я начинал работать в «МК», я здесь и ночевал, и дневал. Мне было все очень интересно и было очень интересно создавать новое издание. Знаете, что я делал? Не каждый день, но очень часто? Я шел на Суворовский бульвар и садился на лавочку. А на Суворовском бульваре тогда стояли стенды, куда вывешивали газеты: «Вечерку», «Московскую правду», «Московский комсомолец»... Я садился на лавочку недалеко от «МК» и несколько часов сидел и смотрел, как подходят люди и что они читают в «Московском комсомольце», с какого материала начинают читать, как долго стоят около газеты. Я все это наблюдал и составлял некую статистику интереса к газете. А затем анализировал, на что больше внимания обращали читатели, на каких материалах, на каких страницах они задерживались. Это тоже очень помогало. И еще один момент. Где-то раз в год я собирал все газеты, какие только можно было достать, – иностранные, российские. Я раскладывал их в большой комнате в редакции на полу, и затем мы скрупулезно исследовали, что интересного в том или ином издании, чем оно берет: текстами, фотографиями, внешним видом и  т. д. Конечно, советские газеты того времени были весьма однообразные, поэтому мы старались смотреть западные, иностранные. Они были на других языках, читать мы все не могли, но мы смотрели подачу материалов. Что выносится на первую полосу, как выносится, как материалы выстраиваются... Я думаю, что все это очень помогло.

– Любое ли издание вы смогли бы сделать успешным?

– Нет, любое не смог бы. Были неудачи. Я пытался делать один экономический журнал. Он был очень нужный. Но, к сожалению, может быть, из-за недостатка времени и из-за того, что я больше занимался любимым детищем «МК», он не получился до конца таким успешным, каким я его видел. Не думаю, что человек может сделать любое издание успешным. Для этого нужна какая-то внутренняя любовь к тому, что ты делаешь, просто изнутри исходящая. Например, я всю жизнь мечтал создать очень популярную охотничью газету и очень популярный охотничий журнал, и у меня получилось, потому что это шло изнутри. Наверное, вот в этом – и залог успеха.

– Самая недавняя ваша удача?

– Самая большая удача – это, наверное, та, что я сумел замкнуть кольцо медийного бизнеса и начал создавать свою, ну, по крайней мере, наполови­­­ну, свою типографскую базу. Для меня это очень интересно и очень нужно. Я считаю, что это и для города нужно – появится первая самая современная типография для печатания газет.

– Самая последняя неудача, самая тяжелая потеря?

– Я стараюсь от потерь и неудач быстро уходить. Но, конечно, бывают потери, от которых никуда и никогда не уйдешь – это когда ты теряешь людей. Такой потерей была для меня смерть Саши Аронова. Я его считаю своим учителем, который мне помог осознать, что такое настоящая журналистика, настоящая поэзия, настоящее русское слово, как его можно почувствовать и услышать. Конечно же, огромная потеря для меня, для всей редакции – это убийство Димы Холодова. Тогда был нанесен удар ниже пояса. Эта боль до сих пор остается.

– Самое неприятное решение, которое приходилось вам принимать?

– Самое неприятное решение, когда увольняешь людей. Когда ты понимаешь, что должен уволить того или иного человека, и другого выхода у тебя нет. Расставаться с людьми – это самое сложное.

– Ощущение, которое хотелось бы испытать?

– Я очень хотел бы подняться на гору Эверест. Я пробовал это сделать. Я поднялся на 4700 метров, но дальше уже были другие испытания, дальше уже не пошел. Хотел бы испытать это ощущение.

– Ощущение, которого хотелось бы избежать?

– Предательства людей, особенно близких. К сожалению, были и предательства.

– Какое качество вы больше всего цените в людях?

– Творчество. Я очень люблю, когда человек творческий. Когда у него есть внутри творческий стержень. Он может сказать то, что другие, может быть, и говорят, но совсем по-другому. Они говорят, и их не запоминаешь. А есть люди, которые пишут и говорят так, что их запоминаешь на всю жизнь. Такие люди – это Минкин, Калинина, многие другие наши и не только наши журналисты, которыми я просто восторгаюсь.

– Что вас больше всего раздражает в людях?

– Больше всего меня раздражает непрофессионализм и дилетантство. А еще – напыщенность, фанфаронство.

– Как вы подбираете подчиненных?

– Очень долго и нудно. Но всегда подбираю их через своих редакторов отделов и членов редколлегии. Они первые, кто должны привести журналиста и сказать, что будут с ним работать. Я никогда не навязываю журналистов сверху. Иначе мне же и придется с ними потом работать один на один. Любой редактор отдела скажет: «Павел Николаевич, вы нам его привели, вот и работайте с ним, а он писать не умеет, вы и учите его писать». К сожалению, учить каждого журналиста у главного редактора нет возможности. Тем более, что у нас их очень много работает. Поэтому редактор отдела – это основной человек, который должен сказать: я буду работать с этим журналистом, я берусь с ним работать. И это является основой.

– А как вы думаете, вашим подчиненным легко работать с вами?

– Думаю, что не всегда. Я – взрывной, я – требовательный, я могу повы­­­сить голос, хотя и понимаю, что этого не нужно делать. Но, тем не менее, делаю. Я бываю раздражительным. И, наверное, со мной не всегда бывает просто работать.

– Если бы у вас была возможность собрать редакцию из отечественных журналистов всех времен, кого бы вы в нее пригласили?

– Юрия Роста пригласил бы обязательно. Пригласил бы Витю Лошака на любую должность и мог бы даже уступить ему свою. Многих других.

– Если бы вы могли получить свой портрет от любого художника (всех времен и народов), кого бы вы выбрали?

– У меня есть много портретов. И самый дорогой среди них – это портрет, который написал Илья Глазунов. Это очень интересный художник, сложный. Его многие не понимают. Но он – очень близкий мне человек.

– Человек, знакомством с которым вы больше всего дорожите?

– Есть несколько человек, которыми я очень дорожу. Это, прежде всего, Юрий Михайлович Лужков. Я с ним очень давно знаком, с самых первых дней его работы в Москве. Я уже сказал, что очень дорожу своей дружбой с Ильей Глазуновым. Очень дорожу дружбой с Андреем Дементьевым, он – мой учитель, друг, и я обожаю его.

– А что значит семья в вашей жизни?

– Она очень много значит – дети, жена. И, конечно, без семьи мне было бы очень, очень трудно в такой работе. Семья должна все понимать. И понимать, что ты можешь сутками работать. Это очень важно в семейной жизни.

– Любимый писатель, поэт?

– Любимый писатель у меня – Приш­­вин, поэт – Пушкин. Из поэзии бли­­­­­же к нашим дням – Игорь Северянин, Сергей Есенин.

– Ваше любимое место отдыха?

– Последние годы – это Корсика, Финляндия. Очень люблю эти два места, они мне очень близки. О России не говорю, в России все места люблю, у меня нет нелюбимых мест в России.

– Любимый вид спорта?

– Гольф, гольф и еще раз гольф.

– Ваши увлечения?

– Охота и рыбалка. Еще очень увлекаюсь старой антикварной книгой. Собираю ее всю жизнь. Здесь у меня есть настоящие удачи – книги, которые я сумел найти. Сейчас они являются уникальнейшими изданиями, которые купить уже невозможно.

– Ваш девиз?

– Всегда быть самим собой.

Беседовал Валерий ЕВСЕЕВ.

Журналист

4
Рейтинг: 4 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте