Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Формирование полков в Рязани".



Формирование полков в Рязани

(Спасибо пользователю Игорь за перевод главы в текстовый формат!)

I. Подготовление к формированию полков.

Как известно Государь Император Александр Павлович, во время своего пребывания в Вильно, готовясь к войне 1812 г. первые две недели посвятил смотру своих войск. И вот что писап он, между прочим, ген.-фельдмаршалу Салтыкову о состоянии армии и положении дела вообще 19 апреля 1812 года: "У нас все еще смирно, армия в самом лучшем духе... Артиллерия, которую Я успел осмотреть, в наипрекраснейшем состоянии" и т. д.

Но, не смотря на хорошее состояние и добрый дух армии,— она по своей численности однако была несомненно слабее Наполеоновской. У Наполеона считалось более полмиллиона солдат (по истории Отеч. войны Мих. Дан. 477000 челов.) а у русских в момент начала война (без армии действовавшей в Турции) было 218000 челов.

Такая неравномерность в численности войск не могла не беспокоить Государя, все мысли коего были направлены на увеличение своей армии. Именно для пополнения армии по манифесту 23 марта 1812 года объявлен был всеобщий рекругский набор с 500 душ по 2 человека.[1]

Самое же формирование рекрут этого последнего набора в полки по Высочайщему повелению производилось в 6 городах: Рязани, Ярославле, Костроме, Владимире, Тамбове, и Воронеже. Формировалось всего 12 полков по два полка в каждом из назвавших городов.[2] В Рязани формировались 1 и 2-й полки, переименованные потом 5 и 6 пехотные полки. 1 мая 1812 года на имя Военного министра по этому поводу дан был именной Высочайший указ об образовании из рекрут последнего набора т.е. по манифесту 23 марта новых полков такого содержания:

"Предложив из рекрут нынешнего набора, сводимых: в Ярославль, Кострому, Владимир, Рязань, Тамбов и Воронеж, образовать в каждом из сих мест по два полка в обыкновенном числе батальонов и рот и назначая четырем из них в Ярославле и Воронеже быть егерскими, а прочим 8-ми пехотными; повелеваю приступить к тому- немедиенно на следующем основании:

На первое обмундирование и снабжение полков сих аммуницией, кроме оружия, обратить веши, принесенные в пожертвование по разосланным образцам в тех губерниях, из коих рекруты поступают; чего же недостанет требовать в пополнение от каждой губернии по числу рекрут, с нее в состав полков назначаемых.

Оружием снабдить их из казенных заводов, или арсеналов.

Провиантом, подъемными лошадьми и упряжью имеют быть они снабжены от городов тех губерний, из коих рекруты назначаются.

Унтер-офицеров и рядовых, фронтовой службе уже обученных, выбрать и в место формирования полков разослать от 3-го учебного гренадерского ботальона, оставя в оном единственно необходимое число тех и других для обучения имеющих вновь поступить к нему людей.

Штаб и обер-офицеров имеют гражданские губернаторы приглашать ко вступлению в сии полки на военное время из отставных, кроме престарелых, по болезням неспособных и за порочное поведение отставленных, или по губернии дуряо замеченных, удостоверясь о способности каждого лично в губернском городе и присылая о вступающих списки к вам немедленно.

Для введения в полках сих настоящего обряда службы выбрать исправных и расторопных офицеров из 1-го и 2-го кадетских корпусов по три и из дворянских батальонов по три же и разослать их по одному в каждый полк, возложив выбор сей за отсутствием Великого князя Константина Павловича на генерап-лейтенанта Клейнмихеля и предоставя ему же назначить к каждому офицеру по два исправнейших унтер-офицеров, или рядовых из двух первых учебных гренадерских батальонов.

Барабанщиков определить из сих же двух гренадерских батальонов, а чего не достанет, выбрать из воспитанников ближайших военно-сиротских отделений.

Исполнив таким образом все, что от Министерства Военного зависит, передать исполнение сего со стороны гражданской министру полиции, от сообракений коего зависеть уже будет изложить дальнейшие по предмету сему предположения[3] .

Но этого одного общего распоряжения, для успешности дела, видимо Государь считал мало и посему нашел нужным обратиться еще ко всем губернаторам названных городов с особыми на имя их рескриптами.

Рязанским губернатором Высочайший рескрип о формировании полков в Рязани был получен при предложении министра полиции 25 мая 1812 года. Во входящем реестре министерских бумаг Рязанского губернатора 1812 г. под № 305, содержание рескрипта передано; "касательно сформирования полков и с дополнительным по сему предписанием"[4].

Содержание рескриптов в подлинниках следующее:

"Господину Рязанскому гражданскому губернатору.

Из повеления Нашего, купно с сим на имя ваше данного, вы усмотрите, что по настоящим обстоятельствам признано нужнымъиз новонабранных рекрут сформировать двенадцать полков, которые были бы в готовности действовать, когда отечество позовет их ограждать свои пределы. Из сих попков два формируются в губернском городе Рязани.

Верноподданное Нам храброе Российское дворянство всегда в подобных случаях ревновало ознаменовать усердие свое, как собственною своею службою, так и пособиями, от стяжания его приносимыми.

Почему уступая необходимости в возложении на дворянство вверенной вам губернии обмундирования и снабжения аммунициею 1-го из упомянутых полков, в совокупности с двумя другими, "в Воронеже и Тамбове к сформированию назначенными, Мы в совершенном остаемся удостоверении, что сие нужное для блага отечества пожертвование принесет оно с свойственною ему готовностью. Поелику же означенный полк потребно еще снабдить надпежащим чиспом обоза с подемными лошадьми и упряжью: то возлагаем сие на градские общества Рязанской губернии, будучи несомненно уверены в подобном же оных усердии и соревновании.

Вы не оставите впрочем удостоверить как благородное дворянство, так и благомыслящие градские общества, что всякое от достояния их на предлежащие государственные нужды приношение, будет принято с особенным Нашим благоволением"[5].

Кроме этого 13 же мая 1812 г. подписан был в Вильно Государем другой Высочайший рескрипт[6] на имя Рязанского губернатора следующего содержания:

"Господину Рязанскому гражданскому губернатору.

По настоящим обстоятельствам признано нужным сформировать из рекрут последнего набора 12 новых полков: 8 лехотных и 4 егерские.

Губернии, где сформирование сих полков назначено, откуда и в каком количестве в состав их должны поступить рекруты и на каком основании положено произвести образование оных: все сие подробно изображено в особо составленном и Мною одобренном распоряжений, у сего в копии присковокупляемом.

Для успешнейшего производства и окончания дела сего, сверх вышеупомянутого распоряжения в руководство военному начальству данного, Я признал нужным возложить на вас следующее:

1) Состоя во взаимных сношениях с окружными генералами и бригадными командирами внутренней стражи, коим поручено сформирование означенных полков, вы не оставите, по требованиям их, чинить им в деле сем все зависящие от вас содействия и пособия.

2) Как при сформировании новых полков, естественно нужны будут штаб и обер-офицеры для занятия соответственных званию их вакансий, и как не открывается возможности удепить для сего чинов армейских, то попечением вашим между прочим долженствует быть приглашение, на военное время, отставных штаб и обер-офицеров, имеющих силу и способность продолжать службу и известных в кругу дворянства по доброму их поведению, при том отставленных не за порочные поступки. Приглашение сие предоставляется вам распространить, как на вышедших в отставку военными чинами, так и на тех, кои из, чинов сих переименованы были в чины гражданские, поставя им в виду следующие уважения:

а) сверх того, что поступление их ныне в военную спужбу принято будет засвидетельствованием ревностной любви их к отечеству, все они, доколе состоят в службе, пользуются преимуществами и выгодами, вообще воинским чинам присвоенными.

в) По окончании военного времени, представляется собственному их произволу, продопжать службу, или оставить оную.

с) Те из них, кои при отставке получили чины гражданские, или оные были лереименованы, при поступленин ныне вновь в военную службу принимаются теми же военными чинами, в коих они военную службу продолжали.

3) Изъявивших желание вступить на сем основании в военную службу штаб и обер-офицеров, снабдив надлежащими прогонами, вы имеете препровождать для определения в полки, в места их сформирования, к окружным генералам и бригадным командирам, но не иначе, как по личному о поведении и способности каждого удостоверению, наблюдая при том, чтобы они, отправясь к месту их назначения кратчайшим путем, продолжали оный безостановочно и доставляя купно об отосланных таким образом чиновниках министрам военному и полиции именные списки.

4) В губернском городе во вверенной вам губ. формируется по принятому порядку, 1-й пехотный Рязанский полк, а с тем купно формируются в Воронеже 1-й егерский Воронежский и в Тамбове 1-й пехотный Тамбовский полки. Чтобы вящшее (лучше) соблюсти между губерниями силы уравнение, обмундирование помянутых трех полков предоставляется произвести им совокупно, общими соединёнными их способами, о чём вы не оставите войти в надлежащие с управпяющими оными сношения, обратив первоначально на предмет обмундирования вещи, в пожертвовании по разосланным образцам принесенные, буде таковые во вверенной вам губернии имеются; в случае же, если оных или вовсе у вас не окажется, или будет недостаточно, вы употребите попечение ваше, чтобы недостаток сей в соответственной мере пополнен был от дворянства губернии вашей, о коем имею Я несомненное упование, что оно не упустит принять деятельного в сей государственной нужде участия,— взносом ли потребных вещей натурою в подлежащем количестве, или денежною достаточной от достояния каждой складкою, по взаимному вашему с губернским и уездными дворянскими предводителями соображению о способах, какими потребность сия, сколь можно уравнительнее и с наименыпим отягощением удовлетворена быть может. Вы не оставите впрочем учредиться, чтобы приношения, на обмундирование помянутых полков от дворянства как губернии Рязанской, так и губернии Воронежской и Тамбовской, по мере способов каждой из оных поступать могущие, для удобнейшего хозяйственного распорядка соединялись в один общий состав, так чтобы из оного уже отчисляемо было на потребности каждого полка по равной части.

5) В качестве вещей, нужных на удовлетворение означенных полков, вы имеете держаться разосланных образцов а в количестве соображаться со штатами полков, и к начальникам оных доставлять неукоснительно как деньги, так и вещи, на предмет сей собранные, учредясь впрочем обо всем том предварительно с Воронежским и Тамбовским гражданскими губернаторами.

6) Снабжение нужным 2-го пехотного полка в Рязани, 2-го егерского в Воронеже и 2-го пехотного в Тамбове формируемых продовольствием не относится к дворянству сих губерний, и произведено быть имеет независимо от распоряжений управляющих оными.

7) Что принадлежащим до снабжения помянутых полков потребным числом обоза, подъемных лошадей и упряжи: нужную на сие, по сношению с военным начапьством, сумму, конечно не преминут пожертвовать благомыслящие градские общества, как вверенной вам губернии, так и губернии Воронежской и Тамбовской, произведя состав таковой суммы с возможною уравнительностью, посредством градских дум, а где нет оных, посредством магистратов, под надзором вашим и губернаторов Воронежского и Тамбовского каждого в своем месте. Собранные на сей предмет деньги одну общую сумму на вышеизъясненном основании составить долженствующие, отсылать немедленно, дпя надпежащего употребпения, к московскому коменданту генерал-лейтенанту Гессе, на коего возложено будет устроение дпя новых полков обоза совсем к тому принадпежащим. Наконец

8) о движении и успехе сего дела вообще, извещая министра полиции, вы не оставите купно иметь взаимные и деятельныя о том сношения с окружными генералами и бригадными командирами, дабы они поставлены были со стороны их в возможность делать донесения свои военному министру для представления на Мое усмотрение.

Преподав вам таким образом в руководство главные только основания касательно содействия военному начапьству в предназначенном ему деле, Я остаюсь в надеянии, что прочее вы дополните благоразумием вашим и вашею деятельностью. Чем поспешнее и чем с большим порядком совершите вы возпагаемое на вас поручение, тем подвиг ваш будет для меня приятнее.[7]

В Вильно мая 13 дня 1812 года.

На подлинном рукою Его Императорского Величества написано так: АЛЕКСАНДР.

Министр полиции А. Балашов.

При этом рескрипте приложено особое "распоряжение, основанное на Высочайшем соизволении о сформировании новых 12-ти полков".

1-е. Пехотные полки формируются:
В Костроме...два
Владимире...два
Рязани...два
Тамбове...два
Егерские полки формируются:
В Ярославле...два
Воронеже...два

2-е. В состав сих полков назначаются рекруты настоящего набора;
В Ярославль
Из губерний: Ярославской...1.487
Вологодской...1.134
Нижегородской...1.350
3.971

В Кострому
Из губерний: Нижегородской...303
Костромской...1.574
Пермской...1.617
Казанской...476
3.970

Во Владимир
Из губерний: Казанской...405
Владимирской...1.764
Вятской...1.811
3.980

В Рязань
Из губерний: Казанской...628
Рязанской...1.754
Симбирской...1.618
3.980

В Тамбов
Из губерний: Казанской...112
Тамбовской...1.986
Оренбургской...997
Пензенской...877
3.972

В Воронеж
Из губерний: Пензенской...500
Воронежской...1.964
Саратовской...1.511
3.975

3-е. Формирование сих полков поручается в Ярославле, Костроме и Владимире окружному генералу внутренней стражи 7 округа генерал-майору князю Урусову, а в Рязани, Тамбове и Воронеже, окружному генералу внутренней стражи 8 округа ген. майору Русанову.

4-е. Генерал-майор князь Урусов назначает для сформирования полков в Ярославль, Кострому и Владимир по одному бригадному командиру из своего округа. Тоже самое исполняет генерал майор Русанов в Воронеже, Рязани и Тамбове. Сами же окружные начальники почаще объезжают сии места и поспешают к скорейшему образованию полков.

5-е. Окружные генералы и бригадные командиры по делам, касающимся до скорейшего и исправнейшего формирования полков, имеют сношение с гг. начальниками губерний и требуют зависящего от них содействия.

6-е. Для сформирования каждого полка и командования оным впредь до назначения настоящих командиров, окружным генералам избрать по одному благонадежному и способнейшему штаб офнцеру из вверенных им округов

7-е Впредь пока сии полки попучат свое наименование называть их по № и губерниям, как-то: в Ярославле егерский 1-й, Егерский 2-й, в Костроме пехотный 2-й и так далее.

8-е. 3-й учебный гренадерский батальон отделяет от себя 36 унтер-офицеров, 36 барабанщиков и 360 рядовых, и исключа из батальона отправляет их в места формирования новых полков по равной части. Сии люди отправляются без оружейной аммуниции.

9-е. Люди, от батальона сего отделяемые, поступают в состав новых полков, также по равной части, т.е. по три унтер офицера, по три барабанщика и по 30 рядовых в каждый полк.

10-е, Для введения ныне употребляемого обряда службы в сих полках командируются немедленно в каждый полк исправные и расторопные офицеры из 1-го и 2-го кадетских корпусов по 3 и из дворянских батальонов с каждого по три, т.е. в каждый полк по 1-му офицеру, и каждому офицеру придается по два исправных унтер-офицера или рядовых из первых учебных гренадерских батальонов. Выбор и отправление их за отсутствием из С.-Петербурга Его Императорского Высочества Государя Цесаревича и Великого князя Константина Павловича, поручается генерал-лейтенанту Клейнмихелю.

11-е. Барабанщиками снабдить сии полки из учебных батальонов, выбрав из них такое число, какое только окажется возможным, что и предоставляется также генерал-лейтенанту Клейнмихелю, сколько же за сим сбором и отправлением их в полки будет недоставать, то для пополнения недостатка предоставляется окружным генералам внутренней стражи выбрать потребное число из воспитанников ближайших военно-сиротских отделений без дальних переписок. и только именные о них списки представить в инспекторский департамент.

12-е. Для занятия штаб и обер-офицерских вакансий поручается всем г.г. начальникам губерний, приглашать на военное время отставных штаб и обер-офицеров, имеющих силу и способность продолжать службу и известных в кругу дворянства по доброму поведению; но престарелые, болезнями одержимые и за порочное поведение отставные, или в губернии дурно замеченные, допущены к службе, быть не могут. Изъявивших желание вступить в службу на военное время гг. гражданские губернаторы отсылают, для определения в полки, в места их сформирования окружным генералам и бригадным командирам, но не иначе, как по предварительному и личному о поведении и способности каждого удостоверению, и об отосланных доставляют военному министру именные списки.

13-е. Подобное же приглашение на службу штаб и обер-офицеров на вышеписанном основании возлагается и на окружных генералов и бригадных командиров внутренней стражи, которые о каждом штаб и обер-офицере, принятом в полк, как по одобрению гражданских губернаторов, так и по собственному удостоверению, доносят так же военному министру.

14-е. Продовольствие новых полков жапованьем и провиантом возпагается на департаменты коммисариатский и провиантский, имеющие о том распорядиться тотчас по получении сего повеления

15-е. Ружья и тесаки имеют быть доставлены в места сформирования полков по распоряжению коммисариатского департамента, ружья все из Москвы, а тесаки из Москвы и Смоленска; порох же, свинец и прочие материалы для боевых патронов и для ученья по распоряжению артиллерийского департамента.

16-е. Мундиры новоформированные полки должны иметь пехотные, общие пехотные, а егерские общие егерские, назначение же им погонов последует в свое время.

17-е. Первоначальное обмундирование полков и снабжение амунициею назначается из принесенных в пожертвование по разосланным образцам вещей в тех губерниях, из коих рекруты опрелеляются на сформирование сих полков; но если таковых было недостаточно, то пополнить оные с каждой губернии по числу рекрут в состав новых полков поступающих. Пополнение сие возлагаетея на гг. гражданских губернаторов получающих от г. министра полиции на сей предмет предписания и имеющих дальнейшие по сему предмету сведения требовать от окружных и бригадных начальников.

18-е. Департаменты военного министерства инспекторский и комисариатский немедленно снабжают окружных генералов и бригадных командиров первый штатами о числе людей в пехотных и егерских полках положенных, и второй табелями о всем вообще снабжении, какое полк иметь должен на основании существующих постановлений.

19-е. Снабжение потребным числом обоза, подъемными лошадьми и упряжью каждого полка, определяется от всех городов тех губерний, из коих рекруты назначены в сии полки, так же по распоряжению гражданского начальства.

20-е. Гг. гражданские губернаторы сообщают окружным генералам и бригадным командирам внутренней стражи те распоряжения, по коим определительно будет положено доставление мундирных и аммуничных вещей, обоза, лошадей и упряжи дабы они судя об успехе оных могли о том в случае нужды делать свои представления военному министру для всеподданейшего доклада Государю Императору.

21-е. Окружные генералы и бригадные командиры внутренней стражи на ответственность коих возлагается самоскорейшее сформировавие полков, об успехе возложенного на них поручения, должны рапортовать военному министру еженедельно о состоянии каждого полка и показывать:

1-е, сколько и откуда прибыло рекрут на сформирование полков следующих и сколько к тому числу их ожидается и к которому времени.

2-е, сколько и откуда прибыло унтер-офицеров и барабанщиков и откуда ожидается недостающее число и к которому времени.

3-е, сколько состоит офицеров прикомандированных от кадетских корпусов и принятых из отставки и какие именно?

4-е, На сколько человек состоит в готовности мундиров и аммуничных вещей, откуда ожидается недостающее чиспо и к которому времени, а равно обоза, лошадей и упряжи[8]

Подлинный подписал: Военный министр Барклай де-Толи. Верно: статский советник Беккаревич.

С своей стороны министр полиции, контросигновавший Высочайшие рескрипты, счел необходимым сопроводить их следующим предписанием:

№ 305.
Мин. Пол.
17 мая 181 2 г.
№136.
С препровождением Высочайшего рескрипта касательно сформирования новых полков и с дополнительными по сему предписаниями.
Вильна.

Господину Рязанскому гражданскому губернатору[9].

Из препровожденного при сем Высочайшего рескрипта, на имя вашего превосходительства в 13 день текущего мая, касательно сформирования новых полков состоявшегося, и из прилагаемого при оном в копии распоряжения в руководство военному начальству по предмету сему данного, вы усмотрите некоторое различие в мерах к исполнению назначаемых. Различие сие относится главнейше к двум предметам: к обмундированию новых полков и к снабжению оных потребным обозом.

По первому предмету касательно обмундирования и снабжения новых полков амунициею, я допжен сообщить вашему превосходительству, что Государь Император признал удобнейшим расположить сие на другом основании. В выше упоминаемом распоряжении в статье 17 сказано, между прочим, чтобы каждая губерния для обмундирования и снабжения амунициею полков, доставляя вещи по числу рекрут, в состав их поступающих. Мера сия могла бы оказаться неуравнительною пo соображению местных способов; а потому Его Императорскому Величеству благоугодно, возложив сие на дворянские сословия, распределить губернии в сем отношении так, чтобы несколько губерний в совокупности приняли на себя обмундирование или одного полка или нескольких полков вместе, смотря по удобности, прилагаемое у сего особо составленное расписание яснее покажет сей распорядок.

Что принадлежит до второго предмета относительно обоза, для коего нужные издержки возлагаются на гражданские общества на том же основании как постановлено касательно обмундирования и амуниции: Государь Император соизволил признать благонадежнейшим, чтобы устроение оного совсем принадлежащим возложено быпо на господина московского коменданта — генерал-лейтенанта Гессе, а потому и собираемые на предмет сей деньги препровождать уже должно не к начальникам полков, но к нему г. Гессе.

В заключение имею к Высочайшему повелению присовокупить, что распределение поставки от губерний рекрут, в места сформирования полков долженствует остаться точно тоже, какое сделано в упомянутом военному начальству данном распоряжении. В Высочайшем же рескрипте, у сего следующем, если сделана какая против сего отмена, то оную единственно надлежит разуметь в отношении к обмундированию и снабжению амунициею рекрут, как то подробно и определительно означено в вышеприлагаемом особом pасписании.[10]

Подписал: министр полиции А. Балашов.

Расписание на какие губернии каких полков возлагается обмундирование и снабжение обозом:

Рязанская губерния в 1812 году. Расписание на какие губернии каких  полков возлагается обмундирование и снабжение обозом.

Подписал Статский советник Беккаревич.

№ 306.
Мин. Пол.
17 мая 181 2 г.
№151.
С препровождением Высочайшего рескрипта и с предписанием министра полиции.
Вильна.

Господину Рязанскому гражданскому губернатору.

Из препровождаемого при сем Высочайшего рескрипта, в 13-й день текущего мая на имя вашего превосходительства состоявшегося, вы усмотрите, между прочим что Его Императорское Величество возлагает на дворянство вверенной вам губернии обмундирование и снабжение амунициею 1-й из формируемых в губернском городе Рязани полков, в совокупности с двумя другими полками, в Воронеже и Тамбове к сформированию назначенными. Хотя же при возложении тем же Высочайшим рескриптом на градские общества губернии вашей означенного полка обозом с принадлежностью, не сказано, что они должны при сем действовать на том же основании, как выше предписывается дворянству, то есть, что обоз должен быть поставлен ими не для одного полка в отдельности, а в совокупности с двумя другими вышеупомянутыми полками, обще с градскими сословиями, губерний Воронежской и Тамбовской: но разум сего Высочайшего повеления точно есть таков, как то ясно изображено и в подробном Высочайшем рескприпте, в месте с сим касательно сформирования полков препровождаемом, а потому во избежание каких либо недоразумений я счел нужным предварить о сем ваше превосходительство.[12]

Министр полиции А. Балашов.

25 мая были получены приведенные Высочайшие рескрипты и предписания министра полиции, а уже 27 мая г. губернатором, во исполнение этих Высочайших рескрилтов, предложено было предводителям дворянства о прибытии в Рязань с дворянами к 12 числу июня.[13] Кроме того об объявлевлении г.г. дворянам о предстоящем 12 июня собрании предписано рязанскому попициймейстеру, городничим и земским судам.[14]

В бумагах Егорьевского предводителя дворянства сохранилось это предписание губернатора Егорьевскому уездному предводителю дворянства. Вот оно:

№ 34.
Р. Г. Г.
1 экспедиция
1 отделения.
О прибытии в г. Рязань с наличными дворянами к 12 июня.
27 мая 181 2 г.
№ 3099.

"Егорьевскому Г. уездному предводителю дворянства.

По случаю полученного мною сего месяца 25 чиспа Высочайшего повеления которым Государю Императору угодно было возложить на меня сделать приглашение благородному дворянству Рязанской губернии к пожертвованию которое необходимо нужно по настоящему положению Государственных дел я предписал всем полицейским местам объявить находящимся в ведомстве их наличным дворянам о которых Государь Император имеет несомненное упование что не упустят принять деятельного участия в настоящей государственной нужде чтобы они прибыли в город Рязань к 12 числу будущего Июня месяца к прибытию которых для исполнения Высочайшей воли и вас милостивый государь мой я покорнейше прошу с своей стороны оказать тем местам свое содействие и к тому числу вместе с ними прибыть в город Рязань сделанное ж мною вам поручение насчет дознания о доходах владельцев неподавших в срок объявлений по высочайшему манифесту в 15-й день прошедшего февраля месяца состоявшемуся вы не оставите к исполнению передать временного уездного Суда дворянскому заседателю коллежскому асессору Коптеву на случай же его болезни другому заседателю титупярному советнику Беседнову, которому внушит чтобы окончив поспешнее дело сие ведомости от себя доставил ко мне непременно к назначенному мною времени".[15]

Р. Г. Г.
1 экспедиция
1 отделения.
О объявлении дворянам чтоб они прибыли в Рязань.
Мая 181 2 г.
№ 3134.

"Ряжскому земскому суду (губернатор предписывал следующее):

По поводу полученного мною от 25-го числа сего месяца Высочайшего повеления коим Государю Императору угодно было возложить на меня сделать приглашение благородному дворянству Рязанской губернии к пожертвованию которое необходимо нужно по настоящему положению государственных дел я предписываю суду сему с получения сего тот час находящимся в Ряжском уезде наличным дворянам о которых Государь Император имеет несомненное упование что они не упустят принять деятельного участия в настоящей государственной нужде объявить чтобы они поспешили прибыть в город Рязань к 12 числу будущего июня месяца для исполнения Высочайшей Воли." [16]

В таком же роде было сделано предложение всем городским думам о командировании в Рязань городских глав с двумя купцами для обсуждения вопроса о построении для полков обозов на средства городских обществ.[17] Но в действительностн некоторые городские головы прибыли в Рязань дпя раскладки пожертвований на обоз с большим числом представителей от купеческого общества. Так напр. Зарайский городской голова прибыл в Рязань с 4 купцами,[18] Скопинский с купцами: Плетниковым, Синельщиковым, Афонасовым и Рыковым.[19]

30 мая 1812 года Рязанский губернатор о всех своих распоряжениях по формированию и обмундированию полков донес главно-командующему в Петербурге[20] и министру полиции.[21] Но в тоже время просил Московского коменданта Гессе доставить ему сведения, во что обойдется обмундирование трех пехотных полков.[22] 1 июня губернатор отнесся и к окружному генералу Русанову с просьбою преподать ему руководящие указания по предмету формирования полков[23].

Дело это, однако, значительно усложнялось тем обстоятельством, что обмундирование полков по Высочайшему повелению должно быть произведено Рязанским дворянством совместно с Тамбовским и Воронежским дворянскими обществами. Для того, чтобы повинность эта легла более или менее равномерно на все дворянские общества, нужно было постоянно вступать с ними в предварительную переписку. Прежде всего губернаторы поименованных губерний обменялись по этому поводу копиями с Высочайших рескриптов, предписаний министра полиции, поступивших на их имя. 29 мая документы эти были попучены в Рязани от Тамбовского,[24] а 10 июня от Воронежского[25] губернаторов.

Собственно с июня месяца для Рязанской губернии и в частности — города Рязани наступает тяжелая и беспокойная пора. Все было поднято в это время на ноги, в целях

наибольшей успешности дела формирования и обмундирования полков. Делалось все спешно и нервно. Одним способом — по Высочайшим повелениям. Собственно городу Рязани доставалось тяжелее других городов. На ней лежали обязанности прежде всего дать прибывающим в полки нижним чинам квартиры. Еще 27 мая командир внутренней стражи полковник Куликовский просил губернатора подготовить для вновь формирующихся полков квартиры,[26] а для больных отвести новый дом, так как занимаемый очень тесен.[27] Земским судам губернатором предложено доставлять обывательские подводы под команды, следующие в Рязань для формирования полков.[28]

Но в это тревожное время, как и всегда находятся, нашлись и в Рязани люди, пожелавшие при настоящих условиях устроить свои делишки. Правительству был нужен провиант для продовольствия формируемых полков. В Рязань откомандирован был для закупки хлеба от коллегии Московскаго провиантского депо магазейн-вахтер Остафьев.[29] Требовалось купить провианта муки 7152 и круп 670 четвертей. И вот лишь только разнюхали местные хлеботорговцы купцы о приезде от провиантского депо комиссионеров, как сразу повысили на хлеб цены и для небогатых обывателей в Рязани жизнь сразу стала непосильной. Этот факт отмечает в своем рапорте министру юстиции рязанский губернский прокурор Томиловский.

"Я считаю также обязанностью довести до сведения вашего высокопревосходительства, что с появлением в здешний город (Рязань) отряженного от комиссии московского провиантского депо комиссионера, цены на хлеб сделались было столь непомерными, что в течении одной недели мука возвысилась за пуд от 1 руб. 35 коп. до 2 руб. 25 коп., а крупа четверик от 1 руб. 70 коп. до 2 руб. 50 коп. Дороговизна такая несоответственная ни местному положению ни обстоятельствам края, произвела великое затруднение небогатым жителям в их пропитании, а потому я объяснялся о сем обстоятелъстве с г. гражданским губернатором, и почел на нужное дать уездному стряпчему предписание, чтобы он употребил все способы к изысканию, не произошла ли сия дороговизна от каких злоупотреблений; но когда дворянство учинило свое пожертвование в натуре хлебом,[30] то цена вдруг и ощутительно на оный упала и пришла в прежнее положение. Такое происшествие открыло, что некоторые из здешних купцов, желая воспользоваться поставкою в казну помянутого провианта захватили в одни руки весь хлеб и удерживали столь высокую и несоразмерную цену. "[31]

Главарями этого вздутия цен на хлеб были рязанские купцы Иван Рюмин, Осип Крутицкий, Василий Ушаков и Василий Печатин. Прокурор Томиловский был прав. Все они четверо потом явпялись в Рязанское губернское правление на торги по поставке хлеба на формирующиеся в Рязани полки. Торги как видно из журнала Рязанского губернского правления, состоялись 4 июля и оставлены за Крутицким. В журнале губернского правления по данному делу записано: "сего числа в присутствие губернского правления явясь желающие здешние купцы Иван Рюмин, Осип Крутицкий, Василий Ушаков и Василий Печатин взять на себя поставку в здешние провианские магазины для формирующихся здесь в Рязани из рекрут последнего набора двух пехотных полков по штатному в полках положению 2384 чеповека первоначально на шесть месяцев провианта муки 7152 четв., круп 670 четв. 4 четверика, из коих купец Осип Крутицкий при торге объявил последнюю цену за муку куль 9-ти пудового веса с самым кулем 14 руб. 95 коп., за крупу четверть восьмичетвериковой меры 17 руб. 95 коп.,[32] прочие же от торгу отказались за неимением наличных залогов, в городах же сей губернии как из доставленных от городничих за последнюю неделю мая месяца ведомостей видно: на муку цена за куль 9-ти пудового веса самая низшая по Скопинской округе 8 р. 45 к., самая высокая по городу Егорьевску 14 руб. 40 коп. По сложности сих цен выходит средняя цена 11 руб. 421/2 к. На крупу за четверть восьмичетвериковой меры цена самая низшая по городу Раненбургу и округе оного 11 руб. 50 коп. самая высокая по г. Егорьевску 18 руб. 40 коп. По сложности сих цен выходит средняя цена 14 руб. 95 коп.; которые цены были объявлены торговавшемуся купцу Крутицкому и склонением к уступке противу просимой цены. Но он не согласился, при чем оной Крутицкой объявил, что он для залога на сию поставку свидетельство на имение его представить имеет при заключении с ним контракта. Приказали: сей торг записать в журнал, а для зависящего распоряжения к личным делам г. губернатора с сего журнала доставить список при коем подлинное дело передать."[33]

Губернатор, однако, как мы видели выше из рапорта губернского прокурора Томиловскаго, не утвердил эти торги, признав цену непомерно высокою и вздутою и "предложил предстоящему собранию дворянства принять в сем случае в поставке провианта участие".

Губернский предводитель дворянства генерал-майор Л. Д. Измайлов богатейший помещик, писал далее Томиповский, "лично отнесся к этому предложению губернатора сочувственно и обнадеживал вполне губернатора, что вышеозначенное количество хлеба местные помещики принесут охотно в пожертвование, в чем он первый покажет им собою пример."[34]

Впоследствии увидим, что дворянское собрание, "последуя такому отзыву г. губернского предводителя, положило взнесть весь оный провиант по расчислению на число душ за каждым помещиком в здешней губернии состоящих, не допуская к сему пожертвованию тех владельцев, кои не имеют 20 душ."[35]

Все собранные таким путем сведения по обмундированию полков и свои соображения о штатах и потребностях полков губернатор представил дворянскому собранию.[36]

II

Собравшееся дворянство Рязанской губернии, как и уверял Измайлов ранее, отнеслось действительно к мысли формирования, обмундирования и снабжения провиантом полков за счет дворянского общества в высшей степени участливо. Собрание продолжалось не долго только один день. 12-го июня оно не состоялось за болезнью губернского предводителя Л. Д. Измайлова, а 13 открылось под председательством старшего кандидата на должность губ. предводителя Михаила Никифоровича Лихарева.[37] Свои соображении[38] по данному вопросу дворянство изложило в журнале, копия с коего сохранялась в делах Ряжского земского суда. Содержание его таково:

"1812 года июня 13 дня. Четверток. По зову г-на Рязанского гражданского губернатора собравшиеся в губернский город Рязань предводители и дворянство прибыли в предуготовленную залу по полуночи в 9 часу, сели по своим местам и слушали предложение г-на здешнего гражданского губернатора и кавалера, при котором приложены в копии учиненные им господином губернатором вообще с правящим должность губернского и уездными предводителями сообщения, касающияся до обмундирования формирующегося в здешнем губернском городе полка и о прочем. И выписку из Высочайших повелений на имя его г-на губернатора в 13-й день прошедшего мая месяца последовавших и сделанные им в спедствии сего распоряжения. Высочайшие повеления следующего содержания: Из повеления Нашего купню с сим на имя ваше данного вы усмотрите, что по настоящим обстоятельствам признаю и т. д. (Высоч. повеления из журнала опускаем, так как они выше уже приведены на стр. 157—161).
"Распоряжения гражданского губернатора: 1) по взаимному его сношению с Воронежским и Тамбовским гражданскими губернаторами постановлено правилом, дабы снабжение тех полков произведено было между сими губерниями сколько возможно уравнительнее принять во основание число помещичьих душ как в здешней, так и в Воронежской и Тамбовской губерниях состоящих, на сей конец уведомив тамошних господ гражданских губернаторов, что в Рязанской губернии по последней 6-й ревизий остается помещичьих крестьян 358364 души.[39] Вытребовав от них подобные сведения, по которым открывается, что помещичьих крестьян состоит в губерниях Воронежской 218305, а в Тамбовской 304828 душ. 2) по Высочайше утвержденному распоряжению о сформировании сих полков департаменты военного министерства инспекторский и коммисариатский должны снабжить окружных генералов и бригадных командиров первые штатами о числе людей в пехотных и егерских полках положенных, а 2-е—табели о всем вообще снабжении, какое полк иметь должен на основании существующих постановлений хотя в ведении сих от господина окружного генерала и по ныне еще к нему не доставлено, но дабы предварительно открыть цены вещам для сих полков потребным по общему соглашению его с здешним бригадным командиром господином полковником Куликовским командирован был в Москву рязанского внутреннего гарнизонного батальона штабс-капитан Потешнев, которому поручено было, приняв в основание как чиспо людей, так и все вещи в нынешних пехотных полках положенные посредством военных подрядчиков открыть оным вещам цены по соображении доставленных чиновником сим. Сведениями открывается, что сумма потребная на снабжение каждого полка всеми принадлежностями будет простираться до 185 тысяч рублей. О сих предваритепьных распоряжениях донеся господину министру полиции, господин гражданский губернатор просил вместе с тем довести до сведения Государя Императора, что из отзывов господ дворян здесь находящихся видна их готовность и усердие к настоящему пожертвованию. Основываясь же на выше изъясненном 4-м пункте Высочайшего повеления о взаимном его с губернским и уездными дворянскими предводителями соображевии на счет способов, какими потребность сия сколько можно уравнительнее и с наименьшим отягощением удовлетворена быть может. Собранныя им сведения предлагает господам предводителям для дальнейших распоряжений к немедпенному и точному выполнению Высочайшей воли, присовокупляя к тому, что пожертвований как в Рязанской так Тамбовской и Воронежской губерниях по разосланным от г. министра полиции образцам вовсе не было, что в Воронежской губернии по уведомлению таможнего гражданского губернатора собранныя господа губернский и уездные предводители и почтенное дворянство согласипись сбор сей произвести не взносом потребных на то вещей натурою, а денежною от каждого владельца складкою применительно к числу ревизских душ каждым владеемых в такой сумме, какая назначена будет от начальства. Сверх того здешний господин гражданский губернатор в необходимости себя находит отдать на уважение дворянского собрания и на следующее продовольствие для двух полков, которые назначены к сформированию в Рязани. Комиссия Московского провиантского депо, прислав сюда своего комиссионера, требовала искупить провианта муки 7152 и круп 670 четвертей и 4 четверика, но как по учиненным здесь торгам цена состоялась столь высокою, что мука должна быть покупаема куль в 15 рублей, а крупа слишком 17 рублей, то он и не мог решиться утвердить цену сию, а вынужден был обратиться к другим мерам и оные начал тем, что сделал убедительное приглашение известным господам помещикам принять на себя поставку некоторого количества хлеба. По отзывам их хотя имеется в виду часть оного уступленная ими по назначенной господином губернатором цене 12 р. куль муки и по 15 р. четверть круп, но количество такового хлеба простирается только до 1000 кулей, а потому без особенного участия всего дворянства в сем случае местное начальство в доставлении полного количества провианта должно встретить совершенное затруднение или искупить оной по ценам для казны весьма не выгодным. А по предмету сему губернский предводитель дворянства генерал-майор и кавалер Измайлов отозвался ему, что в случае затруднений в покупке правительством для двух формирующихся в Рязани полков, он, с своей стороны, по числу состоящих за ним в Рязанской губернии душ,[40] за особливую честь почитает пожертвовать приношением хлеба для продовольствия тех полков и надеется, что все дворянство Рязанской губернии пожелает равномерно разделить с ним честь сию. Распорядок по сей части предполагает он произвести таким образом, чтобы в общую массу числа помещичьих крестьян не включать мелкопоместных, но разделить количество требуемого хлеба с помещиков имеющих от 20-ти душ и более предоставя в прочем самому господину губернатору взять ныне же причитающееся от числа его душ количество хлеба из ближайших запасных сельских магазейнов, в которые оно обязывается не далее октября месяца сего года занятый хлеб возвратить. По выслушании сего, господин гражданский губернатор с правящим должность губернского и уездными предводителями дворянства по общему рассуждению о способах какими настоящую потребность сколько можно уравнительнее и с наименьшим отягощением удовлетворена быть может. Определили: 1-е на счет обмундирования полков, так как из всех открывающихся на сей предмет способов денежной сбор есть самоудобнейший и легчайший, то и принять его во основание таким образом, чтобы каждый владелец участвовал в денежной складке по числу ревизских душ им владеемых, 2-е хотя господин губернатор не получил еще верного исчисления количества вещей потребных на обмундирование трех полков ни о сумме денег во что оное именно обойтись может, но

дабы не упустить как времени так и случая объявить ныне собранному дворянству о действительной надобности в их пожертвовании. Члены сего общего присутствия положили принять во основание цену открытую господином штабс-капитаном Потешновым изъясненную выше сего, которая простирается на один полк до 185 тысяч рублей, а на все 3 полка до 565 тысяч, соображаясь с числом душ в составе раздела входящих по губерниям Рязанской 358364, Тамбовской 304828 и Воронежской 218305, а всего 881497, выходит по всем губерниям от каждой души по 65 коп. Взнос оных денег по Рязанской губернии предоставить господам помещикам произвесть со дня объявления сего положения в течение одного месяца в те уездные казначейства, в уездах которых каждый из них имеет жительство. 3-е на счет приглашения дворян на службу сверх личных приглашений, которые гражданский губернатор сделал от себя известным дворянам, уездные предводители каждый в своем уезде, руководствуясь точным разумом Высочайшего повеления, одолжаются пригласить способных и извесных отставных штаб и обер-офицеров и с одобрением своим доставить послужные их списки и копии с указов об отставке гражданскому губернатору и 4-е на счет затруднений, которые встречает господин губернатор в заготовлении провианта для двух формирующихся в Рязани полков, и о котором господин губернский предводитель как выше изъяснено сделал свой отзыв, то сие предоставить на уважение собравшемуся благородному дворянству. По выслушании которого будучи всегда преисполнено духом свойственным благородному званию патриотического верноподданничества, согласно сделанному соображению, положило следующее: 1-е на обмундирование формирующегося в здешнем городе и в совокупности в Тамбове и в Воронеже 3-х полков взнесть единовременно от каждой ревизской души за владельцами соотоящей по 65 копеек, коих взнос и выдача зависеть будет по Высочайшей воле от господина гражданского губернатора. Просить его превосходительство, дабы он по употреблении оных денег не оставил сие собрание без уведомления. 2-е для продовольствия еормирующихся в здешнем городе 2-х полков провиантом по настоящей надобности все дворянство, согласно отзыва господином губернским предводителем господину гражданскому губернатору учиненного, весьма охотно жертвует безденежно полным количеством по мере надобности, в недостатке разделяя честь сего пожертвования уравнительным количеством от числа душ за каждым владельцем состоящих, исключая токмо мелкопоместных, коих бы таковой взнос по не имению из них к тому способов мог бы затруднить, а дабы при настоящем случае доставлением оного провианта по мелким частям не могло продлиться время, то просить г. губернатора дабы соблаговолил кому следует приказать взять хлеб заимообразно из ближайших сельских запасных магазейнов на счет дворянских пожертвований и, по взятии, каждого владельца уведомить, сколько он и в которой магазейн обязан будет взнесть какого хлеба, по каковом извещении каждый владелец а в небытность его управляющий вотчиною не приминет заимообразно взятой на щет его хлеб в тот магазейн доставить, откуда был взят заимообразно и конечно недалее октября месяца сего года. А наконец 3-е, о приглашении дворян на службу и о прочем господа предводители имеют поступить согласно сделанному им от господина губернатора предложению и для того 4-е, о всем выше писанном донесть уведомлениями господам здешним гражданскому губернатору и губернскому предводителю.

С подлинным читал: протоколист Филипп Дьяконов."[41]

Такое внимательное отношение Рязанского дворянства к выполнению предначертаний Государя, изложенное в привеленном поставлении, не могло не порадовать губернатора. По этому, получив это постановление, губернатор 14 июня писал дворянскому собранию следующее: "на уведомление дворянского собрания от 13 числа сего месяца (июня) ко мне доставяенное по предмету формирования трех полков в городах: Рязани, Тамбове и Воронеже, имею честь оное уведомить, что я приятным и непременным долгом моим почту представить Государю Императору в полной мере усердие г.г. дворян, как на счет снабжения полков амунициею, так и на счет пожертвования провианта для двух полков в Рязани формирующихся. За окончанием же, положения по части сей собравшееся дворянство может теперь разъехаться.[42]

О постановлении дворянства губернатор 13 же июня донес министру полиции[43] и главнокомандующему в С.-Петербурге,[44] Тамбовскому и Воронежскому губернаторам[45] и генералу Русанову.[46]

Рязанский губернский прокурор г. Томиловский с постановлениями Рязанского дворянства и купечеетва счел необходимым также ознакомить министра юстиции. 20 июня г. Томиловский рапортовал его высокопревосходительству, г. тайному советнику министру юстиции, государственного совета члену и кавалеру Ивану Ивановичу Дмитриеву: "Вследствие Высочайших Его Императорского Величества повелений от 13 прошедшего мая полученных здешним г. гражданским губернатором, касательно снабжения амуницией от дворянства и обозом от градских обществ, предназначенных к сформированию в Рязани, Тамбове и Воронеже двух пехотных и одного егерского полков, были собраны в здешний губернский город г.г. дворянские предводители и городские главы с купечеством сего июня в 13 день.

"Дворянское собрание, по выслушании Высочайших повелений и объясненных г-ном губернатором мер, кои он до того в исполнение помянутых Высочайших повелений сделал, и найдя, что денежный сбор на предмет обмундирования полка есть самый удобнейший и легчайший, определило по примерному исчислению, представленному им же г-ном губернатором взнесть от каждой ревизской души, состоящей за здешними помещиками, по 65 копеек и взнос оных денег произвесть в течении одного месяца в те уездные казначейства, где каждый из владельцев жительствует".

"Городские главы с купечеством. писал далее Томиловский, — по выслушании тех же именных повелений, распоряжений г. губернатора и представленного им исчисления на постройку обоза положили взнести с каждых 18 рубпей объявленного купцами капитала по половине копейки, с таким предположением, чтобы мещане не участвовали в сем приношении".[47]

По разъезде собрания, губернатор осуществление пожеланий дворявства взял на свое попечение. Предводители же, каждый в своем уезде, оповестив о состоявшемся постановлении дворянского собрания, предложили с своей стороны дворянству присутпить к немедленному добровольному взносу денег. В делах Ряжского земского суда сохранилось несколько копий с предписаний Ряжского предводителя дворянства г. Трубникова Ряжскому земскому суду. Г. Трубников по поводу сбора для вновь формирующихся полков денег по 65 коп. с души и о прочем писал: "Во исполнение Высочайшего повеления г. Рязанским гражданским губернатором и кавалером в 13 день прошедшего мая месяца полученного относительно до формирования в губернском городе Рязани из вновь набранных рекрут двух полков и одного из них на счет дворянского сословия; дворянство здешней губернии, по вызову г. гражданского губернатора, собравшись в губернской город Рязань, добровольно положило на показанную надобность по соразмерности оной собрать с каждой ревизской души за помещиками состоящей по 65 коп. Сбор же оных денег производить в течении одного месяца и вносить оные в те уездные казначейства, где кто из помещиков жительство имеет. В таковом случае поставляю долгом обязанности моей с приложевием с того общего положения копии, дабы не пропустить положенного времени, отнестись оному суду с тем, чтобы как наивозможно поспешней и непременно с получения сего в течение одного месяца повинность сия была выполнена в надлежащем ей виде, как взносом денег, так равно и отправлением (?) объявивших желание на службу без малейшего упущения и о последующем меня уведомить."[48]

Рязанский губернатор с своей стороны тому же Ряжскому суду 15 июня 1812 года № 3541 о взносе денег на обмундирование полков предписывал следующее:

Р. Г. Г.
1 экспедиция
1 отделения.
Объявление владельцам о взносе денег на обмундирование полков.
15 июня 181 2 г.
№ 3541.

"Ряжскому земскому суду.

В следствие Высочайших повелений последовавших на мое имя в 13 день прошедшаго мая месяца о снабжении от дворянства губерний Рязанской, Тамбовской и Воронежской полною амунициею трех полков формирующихся в губернских городах тех губерний прибывшее по приглашению моему к 12 числу настоящего июня месяца благородное дворянство Рязанской губернии положило на потребность сию взнести от каждой владельческой души по 65 коп. взнос сих денег по рязанской губернии назначено произвести со дня объявления сего положения в течении одного месяца в те уездные казначейства в уездах которых каждый помещик имеет жительство.

Поспешая дать знать о сем ряжскому земскому суду строго предписываю оному с получения сего непременно в одну неделю объявить с подписками всем владельцам в ряжском уезде находящимся о таковом положении дворянства и что начальство видя с какою отличною готовностью и усердием бывшее здесь дворянство приняло на себя настоящее пожертвование которое долгом своим поставило довести до сведения Государя Императора остается совершенно уверенным что как те самые дворяне так и прочие владельцы бы воодушевлены одним духом истинного усердия поспешат и следующие от них деньги взнести с такой же готовностью и тем самым совершенное окажут мне содействие к точному и непременному выполнению воли Государя Императора в случае ж ежели кто из Г. Г. помещиков находится в отлучке земской суд одолжается о положении сем объявить управляющим вотчинами и старостам, которых и обязать к представлению на срок денег подписками — и как сии так и данные владельцами подписки представить ко мне как возможно поспешнее.[49]

Подписал: Рязанский Губернатор Бухарин.

Такие же предписания губернатором 16 июня были даны городничим для объявления владельцам о взносе денег на обмундирование полков [50] и для объявления купечеству о взносе денег на обоз[51].

19 июня рязанским губернатором поручено полковнику Куликовскому нанять подрядчиков для поставки вещей на формирующиеся в Рязани полки и о таковом распоряжении уведомены Тамбовский[52] и Воронежский[53] губернаторы и окружный генерал Русанов.[54]

По каким причинам неизвестно, но владельцы затягивали добровольные денежные взносы на время более месяла. Собрание состоялось, как мы видели 13 июня, губернатор объявил им постановление о взносе денег на обмундирование полков через городничих, [55] земские суды[56] и предводителей[57] 15 июня, а полки могли вполне быть готовыми к выступлению только в конце августа, хотя губернатором не один раз подтверждапось владельцам о скорейшем выполнении принятых на себя обязательств. Задерживалось и самое формирование, и обмундирование и заготовка продовольствования и по другим разным причинам. Например не малую задержку дпя успешности формирования имело отсутствие определенных для сего правил. Это сознавало и центральное правительство. Мы видели выше сколько дано было, в дополнение к Высочайшим рескриптам, предписаний и разъяснений министра полиции 5 июня кн. Лобанов-Ростовский, которому Государем поручен был общий надзор за формированием полков, испрашивал на этот предмет руководящих указаний. 18 июня, в бытность в Москве, Государь по этому предмету нашел необходимым преподать для более успешного ведения дела формирования следующие правила:

"Генералу от инфантерии князю Лобанову-Ростовскому".

Для преподания вам всех способов к скорейшему сформированию полков, под начальством вашим находящпхся, нахожу нужным предписать вам следующее:

1) Все получающие Ваши отношения места и лица по сему формированию, силою сего МОЕГО повеления обязаны немедленно вам содействовать всеми способами, а следуемые к истребованию нужные вещи для вооружения, обмундирования и продовольствия, должны с самою крайнею поспешностью быть доставляемы.

2) Об отпуске пороха на обучение и готовых боевых патронов из парков, дано сего же числа МОЕ предписание управляющему военным министерством князю Горчакову, с коего копия у сего прилагается.

3) Силою сего повеления дозволяю вам сделать выбор из всех чинов внутренних гарнизонных батальонов: Вятского, Казанского, Нижегородского, Костромского, Ярославского, Владимирского, Тамбовского н Воронежского, разослав во все оные места

об оном от себя повеление с таким распоряжением дабы оные люди доставлены были к вам на подводах.

4) О выборе же и присыпке к вам из Оренбургских линейных батальонов офицеров, унтер-офицеров и рядовых послано от МЕНЯ сего же числа повеление к генералу от кавалерии князю Волконскому, с коего копия у сего Вам прилагается.

5) Предполагаемую вами замену вместо выбранных людей рекрутами, в ведении вашем находящимся, Я позволяю, надеясь, что вы не оставите сделать такое распоряжение, дабы сии рекруты не делали излишных переходов и скорее бы прибыли в назначенные им места.

6) Равным образом дозволяю вам сделать выбор из взрослых и способных воспитанников военно-сиротских отделений, остановя и тех из них, которые случились бы уже выбраны и учебные батальоны, но еще не отправлены из отделенией, сообщив об оных к сведению управляющему военным министерством.

7) Касательно назначения в полковые и батальонные командиры, а равно и в опрелеление всех прочих штаб и обер-офицеров, предппсываю вам руководствоваться правилом конфирмованного МНОЮ доклада о составе военной московской силы, с дополнением дозволения МОЕГО на прием дворян и служивших в подвижной милиции сотенными и пятидесятными начальниками. и неимеющих других чинов, в прапорщики.

8) Об отпуске денег десяти тысяч рублей на экстра-ординарные расходы и обозы в новоформируемые полки дано повепение Московскому военному губернатору графу Растопчину, с коего копия у сего вам прилагается; прочий же обоз в сих полках Я нахошу на первой случай иметь ненужным.

9) Именование полков прикажите отныне уже иметь следующее:

В пехотных:
Во Владимире...1 и 2
Костроме...3 и 4
Рязани...5 и 6
Тамбове...7 и 8
В егерских:
В Ярославле...1 и 2

И в Воронеже...3 и 4

10) Касательно усматриваемой вами ныне неудобности к перемещению формируемых полков из Воронежа и Тамбова к Владимиру, то оное Я предоставляю исполнить в то время, как вы оное найдете сами возможным.

11) Наконец заключаю Мое предписание тем, что затруднения ваши, как в рассуждении продовольствия полков, так и в не скором своде назначенных в полки рекрут, могут быть сокращены собственными вашими распоряжениями и безпрестанным надзором посылаемых от вас чиновников, повторяя о готовности оных полков; тоже самое, что Я изъяснил вам в рескрипте МОЕМ от 5 июля.

На подлинном собственною Его Императорского Величества рукою написано: АЛЕКСАНДР.

С подлинним сверял: генерал, князь Лобанов-Ростовский. Москва. Июля 18 дня 1812 года. [58]

Затем страшное замедление в окончальном формировании полков могло произойти вследствие недостатка командного состава офицеров. По видимому, военное министерство в данном случае расчитывало вполне набрать офицерский состав из отставных штаб и обер-офицеров, уже осевших на земле. Но лиц пожелавших вступить в число офицеров было очень мало, даже среди Рязанскаго дворянства, весьма многочисленного. Хотя обещаны таким лицам некоторые преимущества и почести. "Сверх того, что поступление их в военную спужбу принято будет, говорится в Высочайшем рескрипте, засвидетельствованием ревностной любви их к отечеству, все они, доколе состоят в службе, пользуются преимуществами и выгодами, вообще воинским чинам присвоенными".

Но повторю из Рязанскаго дворянства заявили желание вступить во вновь формирующиеся полки очень немногие. На запрос губернатора по этому поводу, земские суды и городничие давали не благоприятные сведения, напр. Егорьевский городничий 19 июня доносил, что в г. Егорьевске благородных дворян совсем не было на жительстве[59] , а 30 июня получено донесение самого Егоръевского предводителя о "неимении дворян, способных к военной службе"[60] , т.е. желающих поступить во вновь формирующие полки.

Егорьевский предводитель 24 июня 1812 года писал Рязанскому губернатору:

"По предложению вашего превосходительства в Рязанском дворянском собрании на счет приглашения дворян на службу постановлением заключено, чтоб уездные предводители каждый в своем уезде, пригласили способных и известных штаб и обер-офицеров, и с одобрением своим доставили послужные их списки и копии указов об отставке к вашему превосходительству, а как по Егорьевскому уезду таковых штаб и обер-офицеров по настоящее время жительством никого не находится, то о сем долгом известить поставляю".

Насколько шла успешно мобилизация по губернии из отставных штаб и обер-офицеров — дворян сведений не сохранилось. Но видимо не все и изъявившие желание служить в формирующихся в Рязани полках — отправлялись туда поспешно. Рязанскому губернатору пришлось вести переписку о высылке гг. офицеров в формирующие в Рязани полки в сентябре месяце, пpu чем предлагалось уже полиции попросту выслать в полки отставных офицеров.[61] Некоторые из поступивших в полки дворян настолько оказались бедными, что не могли сделать себе одежды. Поэтому еще 26 июня губернатором было предписано советнику Рязанскаго губ. правления Рыхлевскому, при покупке вещей для обмундирования, кстати приобрести и десять комплектов одежды для обмундировки 10 человек обер-офицеров[62] . Из нуждающихся в обмундировке офицеров известен по фамилии только один некто Пятницкий.

5 сентября 1812 года Рязанский губернатор, посыдая майору фон-Лилаарду мундир, предлагал ему выдать таковой прапорщику Пятницкому[63] . 7 сентября от фон-Лилаарда по вход. реестру канц. Рязанскаго губернатора значится в получении рапорт о выдаче мундира Пятницкому.[64] Очевидно, г. Пятницкий, не смотря на выступление полков 29 августа, оставался еще в Рязани и не мог следовать с полками... Может быть по неимению одежды.

Немало и еще офицеров медлило выездом в полки, по другим основаниям, почему переписка о препровождении их в полки тянулась долго.[65] Фамилии вступивших в полки, отставных офицеров из местного дворянства вообще неизвестны. Но рядом с отставными оеицерами, оттягивавшимя свое вступление в полки, нашлись и охотники-добровольцы. Из таких добровольцев некоторые остались известными по фамилии. Так 31 июля 1812 года Рязанским губернатором препровождено было бригадному командиру Куликовскому прошение штабс-капитана Кикина о желании его вступить в службу.[66]

13 августа препровождено ему же Куликовскому прошение поручика Молчанова о желании поступить в военную службу.[67] К этому же числу относится и прапорщик Пятницкий, заявивший о своем желании вступить на службу в 5-й полк.[68]

III

Из Высочайших рескриптов было видно, что в Рязани, кроме полка, обмундировываемого на счет дворянства, формирован еще другой пехотный полк, каковый снаряжало само военное ведомство. Если в первом случае губернатору помогало дворянство, то в заботах о втором полку губернатору должно было помогать само военное ведомство. В Рязанской губернии, а затем в Тамбовской и Воронежской руководство обмундированием полка, главным образом, легло на плечи губернаторов. На этой почве могли возникать недоразумения. Об одном из них приведем документы ниже. В первое время Рязанский губернатор по поводу формирования аккуратно входил в сношение с местными военными властями. Так по входящему реестру канд. Рязанск. граждан. губернатора за 19 июня под № 3531 значится даже поручение дояковнику Куликовскому нанять подрядчиков для поставки вещей формирующимся здесь полкам.[69] Так как вся надежда найди эти вещи была на Москву, то Рязанским губ-ром были вручены бумаги для личной подачи Московскому военному и гражданскому губернаторам,[70] о содействии к лучшему устройству этого и доведено об этом распоряжении до сведения мин. внутр. дел.[71] Воронежского и Тамбовского губернаторов Рязанский также просил об оказании содействия к приисканию подрядчиков на поставку вещей для формирующихся полков.[72] По-видимому дело это шло довольно успешно. 2 июля получено было от Куликовского донесение о том, что им приисканы подрядчики на поставку вещей.[73] Но кто они были— и поручена ли была им поставка на полки из имеющихся документов не видно. Видимо даже нет. И вот почему так можно думать. С 3 августа вещи стали поступать от поставщиков, но в полках прием их почему-то задерживали, вещи не принимали. Пришлось по этому поводу объясняться с Купиковским[74] и писать генералу Русанову[75], и только 6 августа баталионный командир наконец дал свое согласие на прием вещей дпя 1-го Рязанскаго полка.[76]

Самое формирование полков началось очевидно еще до собрания дворянства, так как рекруты частью, как мы видели из главы о рекрутских наборах, стали поступать в Рязань еще с половины апреля. А уже 1 июня 1812 года по исходящему реестру канцелярии Рязанского гражданского губернатора значится предложение губернатора, Рязанской квартирной комиссии о приготовлении дпя формирующихся полков квартир в Рязани.[77] Но в этом же отношении значительные выпали хлопоты по приготовлению квартир и на другие города губернии. Рекруты шли в Рязань через разные города. Поэтому о содействии к благоприятному расквартированию проходящих в формируемые полки войск предпожено быпо Рязанским губернаторам всем земским судам в губернии.[78] Особенная тяжесть легла уже потом на г. Касимов, лежавший ло дороге из Воронежа во Владимир, по каковому пути шли во Владимир егерские полки. В виду этого еще 3 августа 1812 г. Рязанским губернатором предложено было Касимовскому городничему о приготовлении квартир для следующих из Воронежа полков.[79] Касимовскому же исправнику указано, чтобы он отправил собранный на воинов провиант в назначенное место[80] и привел в исправность неревоз на Оке,[81] а провиантскому комиссару Авдееву предписано заготовить провиант для следующих в Касимов полков).[82]

19 августа в Зарайск прибыло на постой 12000 человек. Об этих 12000 чел. В. П. Селиванов в своем письме жене от 20 августа сообщает так: "к нам в Зарайск вчерашний день вступило 12000 войска Лобанова-Ростовского, где как слышно, пробудут дней 10, а потом отправляются через Каширу к армии, а другие говорят, что в Рязань Первое сбыточнее последнего."[83]

______________________
1 См. ст. Рекрутские наборы в Ряз. губ. в 1812 г.
2 Сен. архив. Опись докумен. и дел, хран. в архиве. 1812 г. № 291. Мая 1 указ военному министру Барклай-де-Толли о формировании 12 полков: в Ярославле и Воронеже по два егерских, а в Костроме, Владимире, Рязани и Тамбове по два пехотных.
3 Полн. собр. законов 1812 г. т. XXXII. № 25099, стр. 305.
4 По вход. рееетру канц. Ряз. губ. № 305.
5 Подписан в Вильно. Мая 13 дня 1812 г. На подлинном рукою Его Императорского Величества написано: АЛЕКСАНДР.
Министр полиции А. Балашов.
Подлинный хранится в Рязан. истор. архив., отдел рукописей, и Высочайших рескриптов. На этом рескрипте рукою Рязанскаго губернатора написано: С нарочною эстафетою получено в Рязани 26 мая 1812 года.
6 Подлинный хранится в истор. арх. при Рязан. учен. арх. комиссии.
7 Рязан. истор. арх., отдел рукописей и Высочайших рескриптов. На этом Высочайшем рескрипте Рязанским гражданским губернатором напнсано: с нарочной эстафетой в Рязани получено 25 мая 1812 г.
8 Рязан. Истор. арх. Отдел рукописей и Высочайших рескриптов.
9 Рязан. Истор. арх. Отдел рукописей и Высочайших рескриптов
10 Рязан. историч. архив. Отдел. рукопис. и рескринтов. На этом предписании рукою губернатора помечено: с нарочною экстренною 25 мая 1812 года.
11 Там же
12 Рязан. ист. арх. Отд. рукопиеей и рескриптов. На предписании Ряз. губерн. написано: с нарочною эстафетою 25 мая 1812 г.
13 Арх. Ряз. губ. правл По исх. реестр. канц. Рязан. гражд. губ. 27 мая 1812 г. №№ 3099—3109, рязан. предвод. № 3148
14 Там же, городничим №№ 3110-3121, земским судам №№ 3123-3134. Рязан. нолиц. М» 3147. С июня стали получаться уведомления об объявлении дворянам о предстоящем собрании от городничих Касимовского по вход. реестр. № 3004, Спасского № 3005. Пронского № 3006, Михайловского № 3007, Раненбургского № 3008, Рязанского № 3009, Скопинского № 3010, ряз. полиц. № 3011. Земские суды: Спасский 3012, Данковский № 3013 и т. д.
15 Историч. арх. Дела Ряж. земск. суда. Предп. Ряз. губ. 27 мая 1812 г. № 3099. Предписание подписано Рязанским губернатором Бухариным. Орфография соблюдена.
16 Арх. Ряжск. зем. Суда. Предписание подписано губерн. Бухариным. Орфография соблюдена.
17 Предпис. Рязанск. губерн. всем городским думам 27 мая №№ 3125 -3146
18 Рапорт Зар. град. думы. По вход. реестру канц. Ряз. гражд. губ. за 17 июня № 3096.
19 Рапорт Скоп. гражд. думы. По вход. реестру канц. Ряз. гражд. губ. № 3093. Данковским городским головой в это время был Ермаков.
20 По исх. рсестр. канц. Ряз. гражд. губ. № 3192, 6 июня № 3290.
21 Там же, № 3190 и 6 июня № 3271.
22 Там же, № 3200.
23 Там же, № 3201.
24 По вход реестр. канц. Ряз. гражд. губ. № 315 и 353.
25 Там же № 352. Воронежским губернатором сдепаны были, как видно из донесения его министру полиции от 17 мая 1812 г. за № 4706 следующие распоряжения:

Три предписания вашего высокопревосходительства, со вложением двух Высочайших Его Императорского Величества рескриптов, касательно обмундирования трех полков формирующихся егерского в Воронеже, и двух пехотных в Рязани и Тамбове, на счет дворянства сих трех губерний, и снабжения оных потребным обозом от городских обществ, я сего числа имел честь получить,— и в следствие сего о точном всего того исполнении непремину употребить всемерного моего попечения и о всем том вашему высокопревосходительству донести.

Воронежский гражданский губернатор Штер.

24 июня 1812 г. за № 5433 Воронежский губернатор доносил министру полиции:

Высочайшими рескриптами от 13 Мая Его Императорскому Величеству угодно было повелеть мне вообще с г.г. гражданскими губернаторами Рязанским и Тамбовским произвести совокупными способами, обмундирование полков егерского в Воронеже, и двух пехотных в Рязани и Тамбове, на счет благомыслящих градских обществ; с испопнением сего пригласить мне так же на службу сих полков отставных штаб и обер офицеров.

Удостоясь получить сии Высочайшие рескрипты, при особых предписаниях вашего высокопревосходительства того Мая 27-го числа, я в исполнение оных, тот час приступил к следующим распоряжениям:

1-е. Отнесся к г.г. гражданским губернаторам Рязанскому и Тамбовскому с нарочными о доставлении мне сведений о числе душ находящихся в вверенных им губерниях, как помещичьих, так и мещан, равно и о капиталах тамошних купцов.

2-е. Отнесся равномерно к окружному генералу внутренней стражи г. генерал-майору Русанову о доставлении мне штатов сих полков, и сведения о материалах и сумме на покупку их потребных.

3-е. Пригласил сюда для сего случая г.г. дворянских предводителей, почетное дворянство, от купцов градских голов и купечество, к 7-му числу сего месяца.

4-е. По приезде оных, объявив им Высочайшую волю Государя Императора, я нашел всех их готовыми исполнить с совершенною точностью Монаршее повеление, и в следствие того по предложению моему, о способах коими бы потребность сия, сколь можно уравнительнее и с наименыпим отягощением удовлетворена быть могла, ими обще со мной определено: так как пожертвований ни от кого не было, произвести на обмундирование сих полков сбор нужной суммы по числу владельческих душ; а на обоз по количеству купеческих капиталов, для чего и избрать в каждом уезде из сословия дворян комисаров. Сии средства признаны вообще удобнейшими и уравнительнейшими дпя всех.

5-е. По окончании сего для согласнейшего и единообразного произведения сего дела в действие, по всем трем губерниям отправил я в Рязань от Воронежской губернии к тамошнему г. губернатору депутатом, с согласия г. губернского предводителя, — здешнего дворянства отставного полковника Чарыкова, сообщив ему сведения, о числе душ помещичьих, мещан, купцов и капитала их по Воронежской губернии.

6-е. Между тем, по елику в бывшее собрание дворянства 7-го числа сего месяца по приглашению моему из отставных штаб и обер-офицеров никто желания на службу в то время не изъявил; то я с прописанием Высочайшего, повеления, поручил cие на местах г.г. дворянским предводителям, к чему и сам прилагаю мое старание.

7-е. И получив сего месяца 14-го числа от окружного генерала внутренней стражи г. Русанова, табель потребным на егерский полк вещам, без обозначения во многих статьях потребной на то суммы, я сообщил ее с нарочным к г. Рязанскому Губернатору, а 18 от него г. губернатора со всеми исчислениями, по коим видно, что нужная на каждый полк сумма простирается до 185 т., а на построение обоза до 28 т. рублей, и что по сему взнос первых с дворянства по числу владельческих душ всех трех губерний причитается с души по шестидесяти пяти копеек, а с купечества по объявленным от него капиталам, с каждых трех рублей по одной копейке, и наконец с мещан по пятнадцати копеек с души, я немедленно по учинении соображения о количестве сбора денег дал г.г. дворянским предводителям и градским головам с нарочными предписания, с тем чтобы собираемые суммы были доставлены ко мне к 30 числу июля месяца непременно, предписав полицейским местам оказывать им надлежащие посо бия: За сим испрашиваю я от г. окружного генерала Русанова сведения, принимает ли он на себя снабжение всеми потребностями тех полков, кроме обоза предоставленного Московскому коменданту г. генерал-лейтенанту Гессе, или предоставляет он сие здешнему дворянству отнесясь между тем к г. Рязанскому гражданскому губернатору с моей просьбою, дабы он по собственному его вызову в уважение близости Рязани от Москвы, в приискании оных материалов и для Воронежского полка употребил свое содействие и в коих ценах они откроются меня уведомил, о чем и депутату Воронежскому г. полковникову Чарыкову предписал.

К лучшему усмотрению сих распоряжений осмеливаюсь присовокушить в копиях два предписания мои, данные г.г. уездным предводителям дворян и градским главам.

Употреблять за тем попечение мое к скорейшему и точному исполнению Высочайших повелений есть и будет одною из главных и ближайших сердцу моему обязанностей, о чем не премину особо донести вашему высокопревосходительству.

Воронежский гражданский губернатор Штер.

26 По вход, реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 27 мая 1812 г. № 312.
27 Там же, № 301.
28 Там же, 8 июня 1812 г. Спасскому № 3841, Сапожковскому № 3342, Касимовскому № 3343.
29 По вход. реестр. поступ. к ряз. гражд. губ. мин. бум. 6 июля № 395.
30 Об этом будет ниже.
31 Сенат. арх. д. № 197. Рапорт Ряз. прокур. Томиловского от 20 июня на № 74. Но по-видимому высокие цены на хлеб радовали и местное дворянство. Подъем высоких цен, правда в конце августа месяца 1812 г., отмечает В. П. Селиванов в одном из своих писем к жене: "здесь нача ли покупать хлеб довольно. Цена пшеницы 16 руб, рожь 10 руб. и выше. Надо думать, что и будет дороже. (Соч. В. В. Селиванова т. I, стр. 92).
32 В рапорте Рязан. губ. прокурора Томиловского министру юстиции цена поставки на муку укааана на 5коп. выше, чем записано в журнале губернск. правления, а подрядная цена на крупуна 95коп. — меньше. Томиловский писал в своем рапорте от 20 июня 1812 г. за № 74: "сверх сего г. гражданский губернатор по случаю, что для двух полков, которые назначено сформировать в Рязани, комиссия московского провиантского депо прислав сюда своего комиссионера, требовала искупить провианта муки 7152 и круп 670 четвертей и что, по учиненным здесь торгам, цена сделалась столь высокою, что мука должна была быть покупаема куль 15 руб., а крупа с лишними 17 руб., не могли решиться утвердить цену сию, предложил собранию дворянства принять в сем случае участие".
33 Арх. Ряз. губ. правл. Журн. 1812 г. июнь, стр. 171—172.
34 Сен. арх. д, 197, рапорт рязанск. прокур. Томиловского, за№ 74.
35 Там же.
36 По исх. реестру капц. ряз. гражд- губ. 13 июня № 3407.
37 Там же, № 3406. Старшим кандидатом был Скопинский предводитель Михаил Никифорович Лихарев.
38 Соображения эти сделаны на основании присланных данных: а) окружным генералом 8 округа по предмету самого формирования (по вход. реестр. канц. ряз. губ. значится поступивш. 29 мая 1812 г. № 315) и б) московским комендантом по примерным ценам вещам на построение обоза и прочего для формирующих полков (по вх. реестру канц. ряз. гражд. губ. значится 1 июня 1812 г. № 354).
39 Сведения о числе крепостных по 6 ревизии, приведенные на стр. 6—7 "Рязанская губерния в 1812 г." в 354. 752 души взяты из соч. А. Д. Повалишина "Рязанские помещики н их крепостные": Дворянское собрание, как видно из сего журн., считало за помещиками крепостных 358364 душ исходя из этой цифры убыль населения Рязанской губернии в войны 1812—1814 г. должна определится не в 10 629 а в 14.141 душу.
40 За Л. Д. Измайловым в Рязанской губернии было: душ в с. Дединове 2867, в с. Дмитриеве Михайловского у. 967, в с. Хитровщине Егорьевского у. 1600 душ.
41 Орфография сего постановления соблюдена
42 Ряз. ист. арх. Дела Ряж. зем. суда. Предлож. Ряз. двор. собр. 14 июня 1812 г. № 3452.
43 По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 13 июня 1812 г. № 3444.
44 Там же, № 3445.
45 Там же, №№ 3454, 3460.
46 Там же, № 8461.
47 Сен. арх. Рапорт Ряз. губ. прок. 20 июня 1812 г. № 74. По описи дело 197.
48 Ряз. Ист. Арх. Дела Ряж. зем. суда. Предпис. предводит. дворянства Трубникова земск. суду 20 июня 1812 г. № 66.
49 Ряз. истор. арх. Дела Ряж. зем. суда. Предп. губернатора за № 3541. Орфография соблюдена. Такие же предписания даны и другим земским судам Данковскому за № 3536. Рязан. № 8637, Спасскому № 3538, Касимовск. № 3539, Раненб. № 3540, Пронскому № 3542, Скопинскому № 3543, Михайлов. № 3544, Сапожков. № 3545.
50 По исход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 3526—3535.
51 Там же, № 3546—3555.
52 Там же, № 3583.
53 Там же, № 3582.
54 Там же, № 3584.
55 По исх. реестр. канц. ряз. гражд. губ. 1812 г. Предпис. городничим: Михайлов. № 3526, Спасск. № 3527, Скопинск. № 3528, Раненбург. № 3529, Ряжскому № 3530, Данков. № 3531, Пронскому № 3532, Касимовскому № 3533, Сапожков. № 3534, Ряз. полиц. № 3535.
56 Земским Судам: Данков. № 3636, Рязан. № 3537, Спасск. № 3538, Касимов. № 3539, Раненб. № 3540, Ряжскому № 3541, Пронскому № 3542, Скопин. № 3543, Михайлов. № 3544, Сапожков. № 3545.
57 По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. №№ 3610—3628.
58 Москов. отдел. архива Главного Штаба опись 208, связка о дело 107, ч. 8 л. 3.
59 По вход. реестр. канц. Ряз. гражд, губ. 1812 г. № 3165.
60 По вход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 3245.
61 По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 5357.
62 По исх. реестр. канц. Ряз: гражд. губ. 1812 г. 26 июня № 4411.
63 По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 5512.
64 По вход. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 4182.
65 0 высылке офицеров проживающих по уездам в полки предшисывалось 6 июля исправникам №№ 4077—4085.
66 По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 4548.
67 Там же, № 4938.
68 Там же, № 5315. Отношение Ряз. губернатора к командующему Ряз. пехотн. бригадой полковнику Демидову. По другому счету 5-й полк —тоже, что 1-й.
69 По входящ. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 3521. Об этом распоряжении Рязан. губ. были уведомлены губернаторы. Воронежский за N 3582, Тамбовский за № 3583, окружной генерал Русанов за № 3594.
70 Там же, № 3602.
71 По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 3790.
72 Там же, №№ 3582 и 3583.
73 По вход. реестр. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 3330.
74 Там же, № 4733.
75 Там же. № 4736.
76 Там же, № 4743. По другому счету—тоже 5-й.;
77 По исх. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. № 3233. В квартирной комнссии депутатом огь города состоял купец Аксенов. 28 августа губернатором получено было представление Рязанскаго городского головы об утверждении выбраниаго городом купца Аксенова в депутаты квартирной комиссин (по вход. реестр. канц. Ряз. губ. 1812 г..№ 4056).
78 По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. №№ 4668 и 4678.
79 Там же,.№ 4674. Князю же Лобанову-Ростовекому донесено о проходе через г. Касимов из Воронежа полка (по исх. реестр. канц. Ряз. губ. №4621).
80 Там же, № 5321.
81 Там же, № 5172.
82 Там же, № 5171,

83 Сочинения В. П. Селиванова том. 1, стр. 90.

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте