Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Участие Рязанского духовенства в пожертвованиях на ополчение 1812 г. и его составлении".



Участие Рязанского духовенства в пожертвованиях на ополчение 1812 г. и в составлении самого ополчения 1).

(Спасибо пользователю ТатьянаКТ за перевод главы в текстовый формат!)

Манифест 6 июля 1812 года о сборе ополчения, призывавший к тому все сословия и состояния духовные и мирские, застал духовенство Рязанской губернии в самый разгар строительства духовно-учебных заведений.

Известно, что почти все существующие в настоящее время духовные училища, каковые тогда назывались уездными, начаты постройкою в 1812 году. В этом же году знканчивалась вчерне постройка теперешнего старого корпуса духовной семинарии.
_____________

1) Очерк этот напечатан в №№ 270, 271, 273, 274, 275, 278, 279 "Ряз. Вест." 1911 г.

Строительство это от местного духовенства и местных церквей требовало громадных материальных жертв, местами непосильных, местами обременительных. Как велики были жертвы духовенства на строительство, хотя бы духовных училищ, достаточно указать напр. на то, что по одному Касимовскому уезду на постройку дома для духовного училища при 52 городских и сельских церквах в уезде собрано в начале 1812 года 2196 р. 62 к. Благодаря такому обстоятельству, к половине 1812 года материальные ресурсы церквей и духовенства становились уже значительно перенапряженными. Но ревнитель духовного просвещения, архиепископ Рязанский Феофилакт требовал от духовенства все новых и новых жертв, особенно на окончание постройки корпуса семинарии. 19 июня 1812 года получено было из Петербурга от архиепископа, - Феофилакт состоял в то время членом Св. Синода, - в Рязанской духовной консистории такое предписание: „за отсутствием Государя Императора из столицы 1) нельзя просить об отпуске недостающей суммы на построение вчерне корпуса (семинарии), а как сверх ассигнованных 60 тыс. рублей нужна будет прибавка и на окончательную отделку оного, то чтобы об одном и том же деле два раза не утруждать комиссии духовных училищ, поручаю консистории взять взаимообратно из Спасскаго монастыря и из приходских церквей, с включением и кафедрального собора, где есть значительный сбор кошельковых доходов, соображаясь с ведомостями за 1811 год, сколько в монастыре и при церквах денег показано". 2)

Взять все, что показано по ведомостям 1811 года, это все тоже, что взять в церквах все. 1812 год не мог быть по доходности выше 1811 года, так как год этот был к тому же неурожайный. Далее мы увидим, что некоторыя церкви в 1812 году оставались без копейки и не могли дать ничего из церковных средств на содержание ополчения.

При подобных условиях не мудрено, что среди духовенства, в части, вероятно, покорно сносившего эту тяготу, а в части слышался глухой ропот на чрезмерные поборы. Хотя официально церковные средства на семинарский корпус, как видели из предложения архиепископа, брались «взаймы» с условием возвратить их по получении от казны в 1813 году, но обещание это не было исполнено и не могло быть выполнено, потому что отечественная война 1812 года и затем заграничные походы до Парижа в 1813 и 1814 годах истощили совсем денежные средства казны. Правительству самому пришлось прибегать к чрезвычайным мерам для удовлетворения необходимых военных расходов и приглашать к частным пожертвованиям не только деньгами и находящимися без употребления золотом и серебром, но и продовольственными средствами в натуре, амуницией, оружием и проч. Так в июне - августе месяцах 1812 года были в Рязани сформированы два полка на пожертвования населения Рязанской губернии.
______________
1) Государь еще 9 апреля 1812 года выехал с близкими ему сановниками в г. Вильну в русскую армию, 18 июля Государь был в Москве и только 22 июля возвратился в Петербург.
2) Сведения эти заимствованы из архива Рязанской духовной консистории.

Вот в это именно тяжелое время 17 июля 1812 года из Рязанского губернского правления был получен и заслушан в общем присутствии духовной консистории Высочайший манифест 6 июля, требовавший и от духовенства новых жертв более существенных и более необходимых, чем строительство духовно-учебных заведений, - жертв и материальных, и личных на борьбу с вошедшей в Россию Наполеоновокой армией 1).

Высочайший манифест в первых же строкак гласил: «Неприятель вступил в пределы наши и продолжает нести оружие свое во внутрь России» 2).

С манифестом этим, по постановлению консистории, разосланы были нарочные во все монастыри, пустыни, духовные правления и «здешнего ведомства» к благочинным для скорейшего по оному исполнения.

В качестве нарочных, кроме консисторских приставов, каковых не могло, в виду спешности, хватить на всю губернию, были посланы с указами консистории и манифестами: в монастыри Солодчинский, Пустынский, Покровский и Богословский сторож консистории Булыгинский; в Касимовское духовное правление и Касимовский женский монастырь пономарь здешней Воскресенской церкви Терентий Егоров; к благочинным Спасской округи и г. Спасска был послан дьячек Николаевской ц. Алексей Никифоров; в Зарайскую округу и г. Зарайск отправлен нарочным здешней же Никольской церкви Николай Иванов и в Скопинское и Данковское духовные правления - дьячек Новоямской церкви Федор Михайлов.
______________
1) Войска Наполеона в ночь с 11 на 12 июня переправились черезь р. Неман и 12 июня заняли Ковно, 15 июня г. Вильну и т.д.
2) Манифест этот, полностью уже напечатан на стр. 41 сего труда.

С 18 июля от ближайших монастырей и церквей стали получаться в консистории донесения об объявлении манифеста 6 июля о всеобщем ополчении. Но ровно через 12 дней, а именно 29 июля, был получен в консистории указ Св. Синода от 15 июля за № 3933 с приложением печатных экземпляров того же манифеста «о сборе внутри государства новых сил в подкрепление армии и в защиту домов, жен и детей каждаго и всех» и кроме сего воззвания Св. Синода к чадам церкви о возношении Господу Богу молитвы о победе неприятеля. Воззвание это было следующего содержания:

«По благодати, дару и власти, данным нам от Бога и Господа нашего Иисуса Христа, Его великим и сильным Именем взываем ко всем благоверным чадам российской церкви.

С того времени, как ослепленный мечтою вольности народ французский ниспровергнул престол единодержавия и алтари христианские, мстящая рука Господня видимым образом отяготела сперва над ним, а потом, чрез него и вместе с ним, над теми народами, которые наиболее отступлению его последовали. За ужасами безначалия следовали ужасы угнетения. Одна брань рождала другую и самый мир не приносил покоя. Богом спасаемая церковь и держава Российская доселе была по большей части сострадающею зрительницею чуждых бедствий, как бы для того, чтобы тем более утвердилась во уповании на промысл и тем с большим благодушием приготовилась сретить годину искушения.

Ныне эта година искушения касается нас, Россияне! Властолюбивый, ненасытимый, не хранящий клятв, не уважающий алтарей, враг, дыша столь же ядовитою лестию, сколько лютою злобою покушается на нашу свободу, угрожает домам нашим и на благолепие храмов Божиих еще издалеча простирает хищную руку.

Сего ради взываем к вам, чада Церкви и Отечества! Примите оружие и щит, да сохраните верность и охраните веру отцов нашиих. Приносите с благодарением отечеству те блага, которыми отечеству обязаны. Не щадите временного живота вашего для покоя Церкви, пекущейся о вашем вечном животе и покое. Помяните дни древнего Израиля и лета предков наших, которые об имени Божием с дерзновением подвергались в опасности и выходили из них со славою.

Взываем к вам мужи именитые, стяжавшие власть или право на особенное внимание своих соотечественников: предшествуйте примером вашего мужества и благородной ревности тем, которых очи обращены на вас. Да воздвигнет из вас Господь новых Навинов, одолевающих наглост Амалика, новых Судей, спасающих Израиля, новых Маккавеев, огорчающих Цари многи и возвестляющих Иакова в делах своих.

Наипаче же взываем к вам, пастыри и служители алтаря! Яко же Моисей во весь день брани с Амаликом не восхотел опустить рук воздеянных к Богу, утвердите и вы руки ваши к молитве дотоле, доколе не оскудеют мышцы борющихся с нами. Внушайте сынам силы упования на Господа сил. Вооружите словом истины простые души, открытые нападениям коварства. Всех научайте словом и делом не дорожить никакою собственностью, кроме веры и отечества. И если кто из сынов Левитских, еще не определившихся к служению, возревнует ревностию брани, благословляется на сей подвиг от самой Церкви.

Всем же и каждому, по имени Господа нашего, заповедуем и всех умоляем блюстися всякого неблагочестия, своеволия и буих шатапий пред очами нашими, привлекших гнев Божий на языки; пребывать в послушании законном от Бога поставленной власти, соблюдать бескорыстие, братолюбие, единодушие и тем оправдать желания и чаяния взывающаго к нам, верноподданным, самим Богом помазанного монарха Александра.

Церковь, уверенная в неправедных и не христолюбивых намерениях врага, не престанет от всея кротости своея вопиять ко Господу о венцах победных для доблестных подвижников и о благах нетленных для тех, которые душу свою положат за братию свою. Да будет, как было всегда, и утверждением, и воинственным знамением Россиян сие пророческое слово: «о Бозе спасение и слава».

Св. Синод также предлагал Рязанскому преосвященному, учиня сношение с гражданскими правительствами, в первый воскресный или праздничный день пред начатием божественной литургии обнародовать этот же манифест чтением в церквах, а по прочтении в тоже самое время во всех соборах, церквях и монастырях отправить напечатанное в особливой книге, именуемой последование молебных пений, отправляемое во время брани против супостатов, находящих на ны, молебное пение, с коленопреклонением, которое молебствие отправлять в кафедральном соборе самим архиереем, в лаврах и монастырях настоятелями, в других же городскях соборах - протопопами с прочими священниками соборно, а по отправлении такового пения и по совершении литургии, прочесть и вышеприведенное воззвание Св. Синода.

Затем предложено читать ежедневно с коленопреклонением молитву, положенную на литургиях после сугубой ектении о победе на супостата, а во все воскресные дни, после литургии, отправлять упоминаемое молебное пение с коленопреклонением же во всех церквах.

Но видимо два раза прочитанный манифест 6 июля и воззвяние Св. Синода, ко всем благоверным чадам Российской перкви, а наипаче к пастырям и служителям алтаря не щадить временного живота для покоя Церкви, не дорожить никакою собственностию, кроме веры и отечества, и возревновать ревностию брани", - не глубоко тронули сердца призываемых. Правда, духовенство Рязанское молилось о даровавии победы, но воззвание требовало от них и материальных жертв и участия в брани против врага в словах «если кто из сынов Левитских, еще не определившихся к служению возревнует ревностию брани, благословляется на сей подвиг от сямыя церкви».

Знакомясь с донесениями разных должностных лиц о получении и исполнении манифеста и воззвания к чадам церкви, мы видим, что очень многие не поняли их требования. Рядом с правильным пониманием содержания манифеста 6 июля, как призыва к всеобщему ополчению, иные посмотрели на него только с первых строк и доносили, что Его Императорского Величества указ из Рязанской консистории с манифестом «о взошествии неприятеля с войсками в Российские пределы» получен и объявлен.

В Пронском уезде в благочинии села Залипяжье священника Афанасия Иванова поняли манифест, как призыв к приношению Господу Богу горячайших молитв о победе наступающего неприятеля.

Любопытна в этом отношении подписка, взятая Касимовским духовным правлением с священноцерковнослужителей города, впоследетвии приведшая к большим недоразумениям.

Подписка гласит: 1812 года июля дня взята сия подписка г. Касимова с священноцерковносдужителей в том, что они 1) во исполнение Высочайшего манифеста молебствие о победе над супостатом с обыкновенным благовестом и в оном (?) каждодневно впредь до указа чинить будут; 2) наблюдать за тишиною и спокойствием прихожан своих, приводя их к тому священными и пастырскими советами и увещаниями и внушая любовь к отечеству, церкви, Государю и самим себе и сколько должен быть ненавистен для нас враг, остервеняющийся разрушить наше благоденствие и славу и поколебать православную веру отцов наших и 3) наконец и то, как и чем обязуемся жертвовать Государю и отечеству.

Засим священнослужители своею рукою писали: 1) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного, а равно ежели потребен буду на защиту отечества начальством моим цодписуюсь Вознесенекий протоиерей Поликарп.
2) Высочайший манифест слышал и во исполяение оного подписуюся Успенский священник Иоанн.
3) Депутат Воскресенский иерей Петр цодписуюсь в той же силе, как протоиерей Поликарп.
4) Во исправлении ежедневного на моей чреде молебнов о победе неприятельских вооружениев подписуюсь соборный иерей Иоанн Исидоров.
5) Того ж собора диакон Иаков Петров подписуюсь в том, что иерей Исидоров.
6) Николаевский священник Иоанн Васильев манифест слышал и во исполнение оного подписался с тем, что пожертвовать Государю по неспособности и недостатку не может.
7) Тоя жъ церкви дьячек Василий Иванов во исполнение манифеста подписуюсь.
8) Тоя ж церкви пономарь Василий Кононов во исполнение манифеста подписуюсь.
9) Высочайший манифест слышал и ко исполнение оного, а равно когда необходимость может какая-либо случиться, то к защите отечества жертвую собою, в чем подписуюсь Казанский священник Матфей Иоаннов.
10) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного, а равно ежели потребен буду на защиту отечества начальством моим подписуюсь Казанский иерей Иоанн Иоаннов.
11) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного, а равно когда необходимость может какая-либо случиться, то к защите отечества жертвую собою, в чем подписуюсь Казанский диакон Григорий Петров.
12) Высочайший манифест слышал и во всполнение оного у сея подписки соборный иерей Сергий подписуюсь.
13) В отправлении ежедневного о победе неприятеля молебна подписуюсь Рождественский священник Петр Борисов.
14) Тоя церкви диакон Иоанн Георгиев подписуюсь, что и священник Петр Борисов.
15) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного жертвую собою в чем подписуюсь Богоявленский пономарь Михайла Алексеев.
16) Высочайший манифест слышал (!) и во исполнение оного жертвую собою, в чем и подписуюсь Богоявленский дьячек Тимоеей Сергеев.
17) Во исполнение ежедневных о победе неприятеля молебнов (!) подписуюся Благовещенский свяшенник Борис Иоанов, диакон Иоаким Иванов, Троицкий диакон Иаков Архипов.
18) Тоя же церткви дьячек Иван Яковлев руку приложил.
19) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного подписуюсь диакон Иоанн Сергеев сходно с протоиереем.
20) Высочайший манифест слышнл и во исполнение оного подписуюсь. Троицкой церкви диакон Петр Григорьев и в тех же словах подписались: диакон Федор Федоров, дьячек Иван Андреев.
21) Высочайший манифест Его Императорского Величества слышал и во исполнение оного в рассуждении ежедневного о победе неприятелей молебствия и наблюдения тишины и спокойствия прихожан своих Ильинский священник Иаков Алексеев подписуюсь.
22) Во исполнение сего Высочайшего манифеста Ильинский диакон Василий Антониев подписуюсь и также подписался Ильинский дьячек Иван Алексеев.
23) Во исполнение сего Высочайшего манифеста Ильинский пономарь Александр Александров жертвую собою и подписуюсь.
24) Высочайший манифест слышал (!), во исполнение оного жертвую денег пять рублей, потому что по бедности своей и малых моих детей в прокормлении их ничем другим жертвовать не могу, в том и подписуюсь Казанского девичьего монастыря дьячек Петр Алексеев.
25) Высочайший манифест слышал (!) во исполнение оного жертвую денег двадцать пять рублей Успенский диакон Симион Ивавов.
26) Высочайший манифест слышал, во исполнение оного жертвую собою, хотя имею жену и детей дьячек Успенской церкви Иван Емельянов.
27) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного жертвую собою Успенской церкви пономарь Иван Львов подписуюсь.
28) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного жертвую собою Троицкой церкви пономарь Михайла Антонов и подписуюсь.
29) Высочайший манифест слышал и во исполнение оного жертвую собою Рождественской церкви дьячек Михайла Петров и подписуюсь.
30) Высочайший манифест слышал и в исполнение оного жертвую собою соборной сторож Николай Петров.

31) Во исполнение манифеста жертвую ружьем Благовещенский пономарь Яков Петров.

Никаких комментариев к этим подпискам делать не приходится: надлежащая ценность части этих подписок будет ясна сама собою при ознакомлении с последующими документами. По-видимому, одни из подписывавшихся в том «как и чем каждый обязуется жертвовать Государю и отечеству» старались как бы не написать что-либо лишаее, а другие - не отдавали, по-видимому, себе ясного отчета в том, что писали.

4 августа получен в консистории и 7 августа разослан по духовенству новый указ Св. Синода, разрешавший окончательно все недоразумения в понимании Высочайшего манифеста и воззвания Св. Синода. Во исполнение манифеста св.Синод прямо и решительно приглашал духовенство к денежным пожертвованиям на ополчение и к составлению самого ополчения из причетников, детей священно-церковнослужителей и семинаристов не выше риторическаго класса, разумеется, по их желанию. В указ Синода вошел полностью доклад его Государю Императору от 13 июля 1812 г.

В архиве Рязанского Ольгова монастыря сохранился указ консистории по данному поводу. Полученный в Ольговом монастыре 10 августа, указ гласит:

«Указ Его Императорского Величества Самодержца Всероссийского из Рязанской духовной консистории Рязанского Ольгова монастыря строителю иеромонаху Павлу с братиею.

В полученном его высокопреосвященством из Святейшего Правительствующего Синода июля 25, а в консисторию присланном августа 4-го числа указе изображено: По именному Его Императорского Величества Высочайшему указу, состоявшемуся на докладе Синода июля в 17 день, коим по случаю изданного в 6-й день того же июля манифеста, взывающего все сословия и состояния к единодушному и общему содействованию против всех замыслов и покушений врага, синод сверх сделанного от него распоряжения об отправлении молебствия, дабы содействовать в общем деле теми способами, которыя мог найти в своем ведомстве, всеподданнейше представляет Его Императорскому Величеству следующее:

1) Из прибыльной суммы, получаемой от свечной в церквах продажи и поступившей в С.-Петербургский и Московский опекунские советы для обращения из процентов, отдать в пособие к составлению новых сил полтора миллиона рублей.

2) Пригласить епархиальных архиереев, монастырских настоятелей и прочее духовенство к пожертвованию или лично от себя, или от архиерейских домов и монастырей деньгами, серебряными и золотыми вещами, без всякого употребления лежащими.

3) Объявить причетникам, детям священно- и церковнослужителей, при отцах находящимся, и семинаристам не выше риторическаго класса, что ежели кто из них пожелает, защищая отечество, идти в новое ополчение, на которое призываются все состояния, таковых увольнять беспрепятственно и для одежды их и на продовольствие позволить церквям сделать пособие из кошельковой суммы, остающейся за содержанием церквей, как видно по делам синода, в знатном количестве, а для того склонять прихожан на оное пожертвование.

Когда таковые предположения угодны будут Вашему Императорскому Величеству, синод не оставит сделать к исполнению оных зависящие от него распоряжения 1).
Во исполнение оного указа из Св. Синода и последовавшего по нему от его высокопреосвященства предписания Рязанская духовная консистория приказали: 1) во все здешней епархии мужские, девичьи монастыри и пустыни послать указы с тем, чтоб настоятели и настоятельницы оных из любви к отечеству и участия в настоящих отечественных обстоятельствах сделали пожертвования из монастырских сумм, где есть, серебряных и золотых вещей, лежащих без употребления, а с сим вместе, как самих настоятелей и настоятельниц, так и братию с сестрами расположить к таковым же пожертвованиям из собственного своего достояния по возможности каждого, и сии пожертвования немедленно доставить в консисторию при рапортах с изъяснением, сколько пожертвовано от монастырей и из собственности от лица настоятелей и настоятельниц, также братии и сестер из денежных сумм или вещей с показанием сих последних воззвания и веса, для отсылки сих пожертвований из консистории куда следует; 2) во все духовные, семинарское и экономическое правления, в здешний кафедральный Успенский собор, и ко всем ведомствам консистории благочинным послать таковые же указы, предписав в них семинарскому и экономическому правлениям, так и настоятелю собора, чтоб они пригласили зависящих от ведения их лиц к подобным пожертвованиям, и от кого именно из оных лиц, равно от архиерейского дома, собора и семинарской церкви будут пожертвования, прислали оные в консисторию при рапортах с вышеописанным изъяснением. Благочинным же поставить в обязанность, по получении указов, тотчас отправиться по всему ведомству, во 1-х, объявить священно-церковнослужителям и всем прочим находящимся в ведомстве духовным людям, дабы они как от лица церквей, так и собственно от себя пожертвовали избытками достояния своего из денег, или вещей и что будет пожертвовано, вносили все то в тетради, которые для того заготовить в Консистории и духовных правлениях за шнуром и печатью препроводить к ним, благочинным, при тех же указах, повелев оные тетради вместе с собранными деньгами и вещами в самой скорости представить в консисторию, или духовные правления, где кто из них, благочинных, в ведомстве состоит.
______________

1) Знаменательно, что под докладом этим вместе с другими членами синода прдписался и Феофилакт архиепископ Рязанский.

Во-вторых, предложить причетникам, также ученикам семинарии не выше риторическаго класса, ныне по случаю вакационнаго времени проживающим в домах у отцов и родственников своих и не определенным в причт церковникам, не пожелает ли кто из них идти в нынешнее для защиты отечества ополчение, и кто пожелает, тем велеть явиться в консисторию не далее половины сего августа месяца, кто же таковые окажутся желающие о таковых с приложением именных списков, а где не окажется оных в то время, то и о сем рапортовать в консисторию и духовные правления по ведомству каждого благочинного в течение 1-й же половины сего месяца непременно. В-третьих: буде кто по приглашению из всех оных состояний окажутся желающие к поступлению в ополчение, таковым для одежды и на продовольствие назначить и выдать в пособие нужное количество из церковных кошельковых сумм и склонять прихожан к вспомоществованию в снабжении их нужным, сколько ж кому выдано будет из кошельковой суммы, о том кому из благочинных куда следует, то есть, в консисторию и духовные правления рапортовать, а духовным правлениям велеть, коль скоро поступят в оные от благочинных шнуровые тетради и освидетельствовать самые пожертвования, а по исполнении сего, пожертвования при описях отправлять в те места, куда от гражданского правительства назначится, о чем имеют оные духовные правления сделать наперед с тем правительством сношения, а тетради и описи препроводить в консисторию при рапортах, причем оные духовные правления имеют донести консистории, куда и в какое время отправлены пожертвования, кто именно из причетников, семинаристов и церковников по донесению благочинных окажутся желающие к поступлению в ополчение и когда оные отправлены в консисторию, и напоследок какое количество выдано таковому желающему на одежду и продовольствие кошельковой суммы; во исполнение ж сего относящегося до духовных правлений и благочинных поступить им со всевозможнейшею поспешностью и точностью 1). Августа 7 дня 1812 года.

Подп.: Благовещенский иерей Феодор.
За секретаря 14 кл. повытчик Алексей Садовский.

Таким образом, делая свои распоряжения по исполнению указа Синода, Рязанская духовная консистория, по соглашению с губернским управлением, добавляла, что «пожертвования на составление новых сил должны вноситься во 2-й комитет, учрежденный в Рязанской казенной палате, а кто желающие будут поступать в оное ополчение, те бы явились к г. губернатору».

По последнему указу Синода попробовал было отписаться или точнее затянуть дело один только Егорьевской округи благочинный с. Власовского свяшенник Никита Федоров.

В рапорте своем 19 августа о. Федоров сообщил, что «указ им получен 12 августа и по тому Его Императорского Величества указу для выполнения вышепрописанного предписания ведомства моего по всем церквям отправлялся. По объявлении же оного указа из причетников, священно-церковнослужительских детей и из семинаристов для защиты отечества в новое ополчение желающих никого не оказалось. Пожертвованных же от священноцерковнослужителей, как от лица церквей, так и собственно от себя, вещей никаких не оказалось; деньги же за отсутствием некоторых священноцерковнослужителей и старост церковных в рассуждении теперешней рабочей поры за несобранием еще не представляются, но в скором времени представлены быть имеют".

Консистория новым указом 6 сентября дала понять этому благочинному, что теперь никакие отговорки уже не приемлемы. И Власовский благочинный представил 11октября 1812 года 760 р. 18 к., добавив при этом в объяснение своей медлительности, что деньги внесены им на почту еще 4 сентября, и ему неизвестно, почему они не получены были в сентябре месяце.
____________

1) Архив Рязан. Ольгова жен. монастыря.

Словом, после определенных требований указа Синода не оставалось места для отписок и недоразумений. После слов указа, что «Синод уверен по оказанным прежде примерам» и «надеется, что духовенство не оставит сделать возможного пособия и при настоящих обстоятельствах», Рязанскому духовенству ничего не оставалось делать, выражаясь словами рапорта благочинного Пронской округи села Залипяжье священника Афанасия Иванова, как «из малейшего своего имущества, но с великим усердием, жертвовать на вспомоществование новоизбранному против общего врага ополчению».

Из последующих донесений духовных правлений и благочинных Рязанской губернии видно, что из церквей оказалось несостоятельных к пожертвованиям очень мало. Не могли внести ничего по Спасской округе 1) церковь с. Желудева, потому что по оной кошельковых ни копейки в приходе не осталось, 2) церкви сел Уржа, Веретье, Городного, Селезенева, Гавриловского и Паниных прудов, несмотря на настоятельность благочинного села Ярустова священника Георгия Никитина. По Рязанскому уезду не могли ничего внести на ополчение церкви сел Долгинина, Алеканова и Александрова за неимением кошельковой суммы. Ряжский Дмитриев монастырь также ничего не дал из кошельковой суммы по бедности монастыря. Все же остальные церкви внесли возможные суммы на составление ополчения, причем, Рязанский архиерейский дом и некоторые монастыри пожертвовали довольно значительные суммы. В числе первых отозвались своими пожертвованиями еще 12 августа: Радовицкий монастырь с монашествующею братиею в сумме 1500 руб., игуменья Рязанскаго пустынского покровского девичьего монастыря 601 руб., Солодчинского монастыря архимандрит с братиею 275 р. и т. д.

По учреждениям и округам пожертвования на составление ополчения распределяются так:
1) От преосвященного Феофилакта и Рязанского архиерейского дома деньгами 1000 руб.
2) От штатных и заштатных монастырей мужских и женских деньгами 2270 руб. и серебряными вещами 1 фун. и 57 золотников.
3) От лица настоятелей и настоятельниц монастырей деньгами - 1537 руб. 25 коп.
4) От подведомственных правлению Рязанской духовной семинарии лиц деньгами 15 руб. и серебряными вещами З61/2 золотников.
5) По состоящим в ведомстве консистории благочиниям Рязанской, Пронской, Егорьевской и Спасской округов: а) от церквей из кошельковой суммы 5393 р. 14 коп. и серебряными вещами 1 ф. и 43 золотника и золотое кольцо в 1/4 золотника, б) лично от священноцерковнослужителей деньгами 2392 р. 22 к.
6) По ведомствам духовных правлений: Скопинскаго - а) от градских и сельских церквей из кошельковой суммы 762 руб. 35 к. и серебряными вещами 6 золотн., б) лично от священноцерковноелужителей деньгами 623 руб. 40 коп.
7) Данковскаго - а) от градских и сельских перквей из кошельковой суммы 679 руб. 12 коп., б) лично от священноцерковнослужителей 451 руб. 313/4 коп.
8) Зарайского - а) от градских и сельских церквей из кошельковой суммы 201 руб. 45 коп, и б) от священноцерковнослужителей 1225 руб. 10 коп.
9) Михайловского - а) от градских и сельских церквей из кошельковой суммы 969 р. 50 к. и четыре серебряные медали без весу, б) от священноцерковнослужителей деньгами 368 руб.
10) Касимовского - а) от градских и сельских церквей из кошельковой суммы 1061 руб., б) от священноцерковнослужителей деньгами 786 руб. 10 коп.

11) Ряжского - а) от градских и сельских церквей из кошельковой суммы 1324 р. 45 к., 11 серебряных медалей без веса и серебряной пробитой монеты 55 коп., б) от священноцерковнослужителей лично 879 р. 60 к., образ святителя и чудотворца Николая в серебряной ризе двух вершков на кипарисной доске и серебряных вещей 52 1/2 золотника.

Всего собрано деньгами 21938 р. 94 2/4 коп., серебряных вещей 4 ф. и 8 золотн., золотое кольцо в 1/4 золотн., образ св. Николая в серебряной ризе 2-х вершков, 15 медалей серебряных без веса, 55 коп. пробитой серебряной монеты, 5 ружьев, 1 сабля и 2 тесака.

Пожертвования эти, как было указано губернским правлением, направлены консисториею во 2-й комитет, учрежденный при казенной палате для приема пожертвований. В первый раз из консистории при отношении 22 августа 1812 года за № 3884 отправлено 7022 р. 21 коп. деньгами да серебряными вещами 52'/2 золотн., в получении чего имеется уведомление комитета от 23 августа за № 11. 3 сентября отправлено в комитет 3045 р. и серебряными вещами 2 ф. 692/4 золотн. и одно золотое кольцо в 1/4 золотн. 9 сентября за № 4331 отправлено 1375 р. 95 к. и серебряными вещами 141/4 золот. и 19 ноября 1812 г. в комитете получено 945 р. 18 коп.

Остальные суммы до 21938 р. 94 коп. отосланы в комитет непосредственно духовными правлениями через городничих и уездные казначейства.

Указ Синода от 25 июля 1812 года требовал от духовенства не одних только денежных пожертвований, но и личного участия в составлении самого ополчения.

В пункте 3-м указа сказано: объявить причетникам, детям священноцерковнослужителей при отцах находящимся и семинаристам не выше риторическаго класса, что ежели кто из них пожелает, защищая отечество, идти в новое ополчение, на которое призываются все сословия, таковых увольнять беспрепятственно и для одежды их и на продовольствие позволить церквям делать пособие из кошельковой суммы, остающейся за содержанием церквей, как видно по делам Синода, в знатном количестве, а для того склонять прихожан на оное пожертвование.

Затем в резолютивной части этого же указа добавлено: «о причетниках, детях священно- и церковнослужительских, при отцах находящихся и семинаристах не выше риторического класса, также о учениках в русских школах, кои объявят желание к поступлению в ополчение, сообщать, куда следовать будет, списки и требовать сведения о месте и времени, куда и когда им являться».

Но кроме того, в целях привлечения возможно большего числа лиц из местного духовенства в ополчение, добавлено и то, что ежели поступившие в ополчение, по окончании сей службы, возвратятся к прежним местам, то таковое их служение не оставлено будет без уважения. А дабы могущие остаться после некоторых из них семейства не препятствовали (!) в содержании нужде, то не лишать их следующих на часть поступивших в ополчение доходов и производить оные без всякого удержания.

По-видимому, такое участливое отношение к семьям должно особенно расположить низшее духовенство к поступлению в ополчение, однако желающих служить ополченцами из духовенства оказалось совсем мало. Большинство благочинных рапортовало, что вступить в новое ополчение из причетников и семинаристов подведомственных церквей желающих не оказалось (донесения благочинных кафедрал. успенского протоиерея, Екатерининской ц. священника Романа Васильева, с. Вышгорода иерея Алексея Никитина, Сапожковской округи с. Красной слободы свящ. Филиппа Прокофьева, Спасской окр. свящ. с. Березова Павла Львова и др.). «При всех моих увещаниях, доносил благочинный с. Залипяжье Пронской округи, священник Афанасий Иванов, никто из причетников, семинаристов и церковников идти в ополчение не объявил согласия». «Никто из причетников, также учеников семинарии ныне по случаю вакационнаго времени проживающих в домах отцов и родственников своих, не определенных в причт церковников о поступлении охотою для защиты отечества в ополчение не объявили желания поступить» (донес. благочин. с. Ярустова свящ. Георгия Никитина). «Что касается желающих к самоличной службе церковнослужителей и находящихся по ведомству моему, писал благочинный г. Рязани Николаевский свяшенник Алексей, семинаристов, то на вызов мой по силе оного указа к тому расположенных не объявилось» и т. п.

Касимовское духовное правление, по получении последнего указа Синода, вспомнило подписку, данную священноцерковнослужителями церквей г. Касимова; вспомнило, что восемь причетников по городу во исполнение Высочайшаго манифеста изъявили готовность жертвовать собою и поэтому направило подписавшихся в Рязань на распоряжение духовной консистории при таком рапорте: «Оное правление, слушав указ о пожертвованиях с духовенства и учиненные прежде сего по Высочайшему Его Императорского Величества манифесту г. Касимов» священноцерковнослужителями подписки и соображая оные между собою и с открывшимися в нем обстоятельствами, а равно и о том, не пожелают ли кто из причетников вступить в нынешнее ополчение для защиты отечества и о прочем, определением заключило: с прописанием оного указа о должном и непременном по нему исполнении вторично велеть благочинным по округам их отправиться и учиня по всем обстоятельствам оного исполнение донесть сему правлению немедленно. А поскольку из подписки видно, что некоторые подписались только о молебствии и тишине, некоторые об исполнении манифеста вообще, а некоторые из ревностных означили и то, что на защиту отечества жертвуют собою, при объявлении же в присутствии указа объяснили, что таковой их отзыв есть истинная и откровенная жертва за отечество с тем, буде без них обойтиться будет неможно, при воззрении же на каждого из таковых оказалось, что успенский дъячек Иван Емельянов имеет от роду 50 лет и семейство, а прочие - Богоявленский пономарь Михаил, хотя по летам к службе способный, но семейства имеет 5 человек, Рождественский дьячек Михаил семейства имеет 6 человек. Ильинский пономарь Александр семейства имет 4 человека, Троицкий пономарь Михаил семейства имеет 5 человек, а Успенский пономарь Иван, Богоявленский дьячек Тимофей и соборный сторож Николай, из коих первый хотя и бездетен, но отзывается болезнию, а последние нежеланием и все вообше объявили, что предварительная сего правления по манифесту подписка не есть обязательство, по насланному из духовной консистории о сем указу, а посему пожертвовали от себя по состоянию своему деньгами, чего для и дабы не отяготить участи добрых семейных и бедных из причетников, а судя по указу и настоящим в отечестве обстоятельствам не упуская из виду отзыва их и причин оного препроводя приведенные выше подписки в подлиннике в духовную консисторию почтительнейше требовать от оной начальственного разрешения в том, высылать оных причетников в духовную консисторию или принять в уважение их пожертвования, лета и семейства; 2) считаться на ряду с оными, кои, выслушав манифест и к оному в силу подписки подписались об исполнении оного вообще; 3) сколько на подписавшихся причетников в службу, буде оные окажутся впредь, выдать из кошельковых церковных сумм на каждого человека денег и с каким об одежде распоряжением и 4) наконец, взимать ли ту кошельковую из церквей сумму для пожертвований, где оную по указам духовной консистории велено израсходовать на церковные потребности, но иная еще не израсходована, или израсходована, но не вся и можно ли оную взять, коя, по получении указа об израсходовании, еще не израсходована".

23 августа все поименованные выше восемь человек причетников, не дожидаясь ответа на представление духовного правления, явились в духовную консисторию и подали от себя заявление, что они по указу Касимовского духовного правления удалены от занимаемых должностей с тем, чтобы явились в консисторию к надлежащему о них рассмотрению.

В духовной консистории всем вышеназванным лицам сделан был допрос, на котором старались выяснить, почему они дали именно подписку «жертвую собою» и как они понимают эти слова. Оказалось, по их объяснению, что депутат г. Касимова Воскресенский священник Петр Сергеев, при объявлении манифеста, призывающего все сословия к единодушному содействию на побеждение общего врага, представил им изготовленное по трем предметам обстоятельство, которое уже было подписано многими градскими и сельскими священноцерковнослужителями, и в том числе и соборным протоиереем Поликарпом Поликарповым, требуя чтобы и они церковнослужители подписали оное с изъяснением, каким способом содействовать будут в сказанном случае, в рассуждении чего тогда же подписались под оным обязательством, что они жертвуют собою не в том однако ж разуме, чтобы поступить лично в составляемое на врага ополчение, к чему иные из них по не молодым своим летам и великому нездоровью и слабостям и прежде находили, и ныне находят препятствия и даже совершенную невозможность, о коих объявили сверх того и в Касимовском духовном правлении, прося освобождения от личной жертвы, но поставляли оную единственно в имуществе своем, из коего каждый по состоянию своему и возможности в то же время усердотвовал денежною суммою, с объяснением порозно от каждаго по каким именно обстоятельствам не могут лично быть в ополчении, по уважению коих да благоволит духовная консистория даровать им от оного свободу с оставлением при занимаемых ими местах и в сем сведении показали они, церковнослужители, сущую правду». Консистория вняла мольбам причетников, погорячившихся пожертвовать собою на алтарь отечества, и приняла их сторону. 3 сентября 1812 года консистория вынесла в пользу их такое постановление: «Поелику представленная в консисторию из Касимовского духовного правления подписка, как из существа ее видно, отбираема была от Касимовокого духовенства в исполнение Высочайшего манифеста о сборе новых сил на сражение неприятеля состоявшегося, которым, а равно последонавшим по нему из св. Синода указом личной от духовенства жертвы к поступлению в ополчение, кроме молитв и призыванию благодати на Россию не требовалось; то по сему оную не сообразно с предписаниями отобранную от Касимовского духовенства подписку о личной жертве считать недействительною, потому наипаче, что и последовавшим затем из св. Синода от 25 июля указом священство к ополчению кроме денежных и других пожертвований не призывалось, а приглашались к тому ополчению, между прочим, из духовных лиц причетники, но и те по собственному их желанию, вследствие чего помянутые в подписке причетники, быв в консистории спрашиваемы показали, что одни из них по немалому семейству, а другие за старостию и слабым здоровьем поступить в ополчение не могут, да и в подписке изображенные ими слова жертвовать собою понимали в пожертвовании имущеетвом своим, из коего по возможности и внесена ими денежная сумма. О таковом пожертвовании, а также и нежелании их к поступлению в онолчение и само духовное правление в рапорте обьясняет, то по сим и другим изъясненным в оном рапорте и допросе причетников обстоятельетвам уволить их к прежним должностям с билетами; духовному правлению за доставление подписки и допущение духовенства до подписов не сообразно с силою предписаний сделать строгий выговор с надлежащим на будущее время подтверждением».

16 августа 1812 года за № 476 Касимовокое духовное правление уведомляло духовную консисторию, что во исполаение указа консистории, а в оную последовавшаго из св. Синода, с прописанием Высочайшего Его Императорскаго Величества манифеста и указа, благочинный г. Касимова Богоявленский священнник Федор Алексеев донес, что им ведомства его всем священноцерковнослужителям, о чем следовало, по надлежащему объявлено и по объявлееии и священнослужители сделали от себя пожертвование деньгами, а из причетников села Телебукина указный дьячек Алексей Федоров объявил свое желание идти в военную службу, из прочих же причетников, священнослужительских детей, праздно при отцах живущих и в семинариях находящихся никого более желаюших поступить в нынешнее ополчение не оказалось. Далее духовное иравление собщало, что названный выше дьячек Алексей Федоров уже выслан куда следует для зачисления в ополчение.Через несколько дней заявил о свсем желании поступить в ополчение и брат дьячка Алексея ученик Рязанской духовной семинарии Иона Федоров. Оба получили от духовного правления по 100 руб. из церковных сумм в пособие на одежду и продовольствие, но в ополчение не являлись - Духовная консистория 24 августа и затем вторично 5 октября предлагала духовному правлению выслать Федоровых. Федоровы не являлись. Наконец, 17 декабря состоялось журнальное постановление консистории «отправить консисторского сторожа за счет духовного правления для взятия и представления объявивших желание поступить в военное ополчение».

Посланный сторож однако не нашел Федоровых в месте их жительства.

В виду этого касимовское духовное правление 23 декабря 1812 года за № 695 объяснило на указ консистории, полученный с нарочным приставом консистории Филатовым, что дьячек села Телебукина Алексей и семинарист Иона Федоровы «многократно были в оную консисторию высылаемы». В первое время отказывались они идти в ополчение «без награждения их на продовольствие и одежду, почему в некоторое время, по собрании по церквам из кошельковой суммы выдано им 100 р. и ноября 1 числа оба высланы были они в консисторию при свяшеннике из села Телебукина, а ныне оказалось, что означенный семинарист Иона содержится за кражу в касимовской градской полиции, а дьячек Алексей скрывается неизвестно где и сыскивается как чрез сие правление, так и чрез земскую полицию, а посему сие правление их выслать в скорости в оную консисторию не может». Получив такое заявление, духов. ковсистория «об укрывательстве Алексея Федорова и содержании брата Ионы при полиции за кражу» сообщила 14 января 1813 года в Рязанское губернское правление, «прося последнее сыскать первого и направить второго, согласно изъявленному ими желанию, в ополчение».

Без недоразумений вступили в ополчение только два причетника Михайловского уезда села Сапкова Степан Васильев и с. Серкина Алекеей Яковлев, из коих первый 21 августа, а второй 2 сентября «явясь в Михайловекое духовное правление поданными доношениями изъяснили, что они, по объявлевии им Рязанской духовной консистории указа, последовавшего с прописанием св. Синода доклада Высочайше утвержденного в 17 день июля месяця, возымели ревностное желавие к поступлению для защиты отечества в новое ополчение с тем, чтобы оставшиеся после них семейства, состоящие у первого в трех, а у последнего Серкинского в 4-х душах остались при тех выгодах, какие в указе оном предназначены».

По справке в духовном правлении оказалось, что сапковский пономарь Васильев по ревизским 1811 года сказкам показал 19 лет, по духовным же за 1812 год по данным того же Сапкова росписям в семействе его значились отец его, пономаря, престарелый и вдовый пономарь же Василий Васильев 65 лет, жена его, пономаря Степана Акилина Филиппова и сын малолетний Василий 1 году. В производстве о Васильеве по духовному правлению имелись два дела, начавшияся по указу Рязанской духовной консистории, последовавшему 17 февраля 1812 года, с приложением поданного прошения того села Сапкова помещицы надворной советницы Прасковьи Николаевны, дочери Нарышкиной, от крестьянина Тимофея Сергеева, 2) по прошению в Михайловское духовное правление того же февраля 20 дня Михайловской же округи села Крупников от священника Никиты Алексева с названным пономарем обще с тамошним сапковским кузнецом Мамонтом Аникеевым.

Второй, т. е, серкинский пономарь Яковлев по тем же ревизским сказкам показан 45 лет. В семействе у него по духовным книгам значились жена его Аксинья Васильева, 40 лет, дети - Марья 20, Иларион - 14 и Косьма 1 году. В производетве по правлению и о нем имелось дело, начавшееся с просьбы его пономаря, присланной при указе из Рязанской духовной консистории 18 августа минувшего 1811 года «в бое якобы его, того села Серкина свяшенником Петром Петровым, в несправедливости коей жалобы свидетельскими показаниями сам же пономарь изобличен».

Приняв это все во внимание духовное правлевие определило: «хотя оные причетники находятся по производящимся о них в правлении делам под судом - первый сапковский пономарь по двум, а последний по одному своему делу, но как оные дела частные и не заключающие в себе никакой важности, то к увольнению их в нынешнее новое ополчение нет нисколько препятствий, а посему в согласность Высочайше утвержденного в 17 день минувшего июля св. Синода доклада снабдя их всем нужным к состоянию сему, как то одеянием и обувью, а на продовольствие их и деньгами, отправить их при рапорте в духовную коноисторию для отсылки их по порядку куда будет следовать, которые (т.е., причетники) при сем и посылаются».

Оба ополченца были одеты и обуты на счет кошельковой церковной суммы. На покупку одежды и обуви издержано: на две шапки 10 рубл., два платка на шею 6 руб., два платка носовых 3 р. 50 к., четверо сапог 28 р., четверо чулок 6 р. 65 к., два полушубка 15 р. 20 к., два кушака 4 р., двое рукавиц без варег 3 р., два чемодана для поклажи 8 р., два замочка для запоров чемоданов 40 коп. Затем дано на покупку кафтанов, шароваров, рубах, перчаток и отдельно на продовольствие каждому по 57 руб. 65 к., а всего на обоих израсходовано - 200 руб.

6 сентября 1812 года оба ополченца были препровождены, как это указано губернатору Ив. Як. Бухарину при следующем письме от первоприсутствующего консистории архимандрнта Антония: «Превосходительный господин Иван Яковлевич, милостивый государь! Рязанской духовной консистории михайловское духовное правление рапортом сего числа сентября донесло, что по объявлению предписания св. Синода, присланного в оную консисторию истекшего августа 4 числа, последовавшего с именного Высочайшаго указа, взывающего все сословия к единодушному содействию на побеждение общего врага - всем священноцерковнослужителям подведомственным оному правлению, не пожелает ли кто из них идти в ополчение, - двое из причетников михайловской округи сел: Сапкова Степан Васильев и с. Серкина Алексей Яковлев поданными прошениями изъявили желание лично поступить в ополчение; посему уважению, снабдив их нижним платьем и для продовольствия деньгами 57 руб. 65 к. прислало в консисторию.

По предложению оной консистории, препровождая при сем к Вашему Превосходительству означенных причетников Васильева и Яковлева, всепокорнейше прошу о принятии, по желанию их, в ополчение, сделав зависящее об вас распоряжение и о последствиях оного почтить меня своим уведомлением».

Препроводив Васильева и Яковлева в ополчение, консистория, вместе с тем, предложила михайловскому духовному правлению, чтобы оно на основании предписания св. Синода и разосланных из консистории во все подчиненные ей места, в том числе и в михайловское духовное правление, от 7 прошедшего августа указов, следующие на часть упомянутых поступивших в ополчение причетников доходы обратило в пользу их семейства.

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте