Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Барышня-крестьянка



С Ниной Владимировной Шестокрыловой слово «бизнес-вумен» как-то не вяжется. Да, в свои предпенсионные годы ей пришлось научиться составлять бизнес-план и заполнять налоговую отчётность. Но, как и прежде, её день начинается не со звонков по мобильному телефону, а с криков петухов и блеяния овец.

ЧЕТВЕРОНОГОЕ ИМУЩЕСТВО

Добраться до дома Шестокрыловых в селе Лубянки Ухоловского района оказалось не так-то просто. Если в само село ещё вела асфальтовая дорога, то нужная нам улица просто утопала в чёрной липкой грязи.

У нас на улице всего два дома жилых остались. Молодые на заработки уехали, старые умерли. Так что вряд ли кто нам дорогу построит. Сами пытаемся временами подсыпать землю, да только болото всё тут съедает, —поясняет Нина Владимировна, пока вездеходная «нива», накренясь, объезжает самые топкие места. — Это моё родное село. Наша семья здесь испокон века жила: вон там дед, а тут — прадед.

На небольшой, окружённой высокими деревьями поляне, стояли несколько строений, тесно прижавшихся друг к другу. Посередине двора, втаптывая в чёрную землю первый снег, бегали 30 разнопородных овечек да рыжая собака по кличке Алу. Завидев свою хозяйку, овцы, осторожно ступая, подошли к ней и начали обнюхивать руки, в которых неожиданно появился ломоть чёрного хлеба.

Катя, Катя, — зовёт Нина ласково взрослую, чёрную как уголь овцу. — Она у меня самая скромная, всегда молча просит. — И, отламывая кусок хлебца, протягивает угощение тихой овечке. А сбоку молодой баран нетерпеливо подталкивал женщину, стараясь и на себя обратить её внимание. — У, черти, — смеётся Нина Владимировна, в шутку грозя своим питомцам, —любят вкусненькое. Только постучи ведром — тут как тут. Овцы—умные животные. За вкусненьким куда только не залезут. По лету капусту всё пытались объесть. Пока я на дворе — с места не тронутся, только отлучишься — они шажками, шажками, и уже в огороде. А кто же от капусточки-то откажется? — Нина любовно потрепала настырного барана по стриженой шкурке.

ОВЕЧЬЕ ДЕЛО

Всю жизнь Нина Владимировна Шестокрылова проработала на земле. Была и дояркой, и телятницей, и техником искусственного осеменения, и даже заведующей фермой (хотя и на такой должности она продолжала доить коров и выгребать навоз — на селе не хватало рабочих рук). Только с наступлением смутных 90-х годов ей пришлось оставить колхоз: тяжело было смотреть, как разрушается то, что создавала своими руками. Пять лет Нина добросовестно работала на почте, а потом опять решила вернуться к земле, на ферму. Но оказалось, что время не то и не то отношение к человеку и скотине. И тогда Нина Владимировна решила окончательно уйти с работы.

Месяц она была в статусе безработной. Ей, всю жизнь встававшей с первыми петухами и ложившейся затемно, бездельничать было в новинку. Но куда деваться, когда до пенсии осталось три года, а уезжать на заработки в Москву желания не было (всё-таки глубоко в ухоловскую землю ушли её корни). Тогда и пришла мысль самая простая и естественная: земля прокормит, как кормила она отцов и дедов. Так Нина Владимировна стала частной предпринимательницей, занимающейся овцеводством, если говорить официальным языком, а на деле — крестьянкой, мечтающей, что по её родному селу будут бродить такие же тучные стада, как во времена её дедов.

Оформить государственную безвозмездную субсидию для безработных, желающих открыть своё дело, помогли в районном управлении сельского хозяйства и в центре занятости.

Сама бы не справилась я с бумагами, а без поддержки начинать с чистого листа страшно! — признаётся Нина.

Первое, что сделала Нина, получив около 60 тысяч рублей, это купила десять овец и стройматериалы (для барашков, которые должны появиться к новому году, нужен хлев попросторней).

Потом ещё десять овечек заказала, — хвалится Нина и пускается в воспоминания о том, как с самого раннего детства держала их семья овец, как приходилось выкармливать отверженных овцой ягнят, словно собственных детей, из обычного рожка коровьим молоком, а потом, как и всех избалованных карапузов, отучать от соски, заставляя есть из миски. Нет ничего удивительного в том, с какой любовью смотрит она на своих питомцев. И как доверчиво они протягивают свои чёрно-белые носы к её рукам. Для Нины все её 30 подопечных словно дети — капризули и подлизы, тихони и лидеры...

За всем и за всеми уход нужен. Тогда и тебе добром ответят, — убеждена она.

РУКОТВОРНОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ

Всё, что находится вокруг дома Шестокрыловых, — дело их рук. Когда-то эту болотистую местность называли торфяными низами. После разработок торфа остались пустые, изредка заполняемые водой ямы. Вокруг — неудобья: кочки да овраги. Здесь никогда не пахали, лишь пасли колхозное стадо. Вот именно эти «ненужные» земли семья Шестокрыловых взялась обустроить.

Каждую кочку здесь выравнивали, — вспоминает сын Нины Владимир, глядя на ровную, окошенную землю вокруг пруда, — чтобы на косилке можно было проехать. А работы ещё много. У нас ведь 95 га земли. Трактор бы нам новый, мы бы ещё и пахать стали — зерно сеять на корм.

Именно Шестокрыловы решили запрудить торфяные ямы, запустили туда карпов, а берега подчистили и облагородили. Теперь здесь практически каждый день собираются рыбаки со всех окрестностей. Гостям Шестокрыловы только рады. В отличие от многих иных частных собственников они огораживать своё имение вовсе не собираются.

Сама природа с удовольствием соседствует с Шестокрыловыми. Пока я сидела на кухне их дома и слушала рассказы о прошлой жизни богатого когда-то колхоза, в подполе громко квакали лягушки. — Не угомонятся ведь, — качает головой Нина. — С болота к нам на зимовку пришли. А выкинуть из дома не могу — мне их жалко. Живые ведь!

Кажется, что в этой семье принято творить и приумножать добро. Ещё отец Нины задумал огородить их улицу живой стеной деревьев для защиты от гуляющих по равнине ветров.

Он очень любил сажать деревья, — вспоминает она. — Вот всю эту полосу и посадил: здесь ольха, берёзы, осины... А те два тополя мы с братом посадили, когда маленькие были. Брат тогда принёс два таких маленьких корешка, спросил отца, вырастут ли. «Вырастут!» — сказал он. Мы пошли и посадили. И правда, выросли деревья, теперь выше всего, что есть в деревне, раза едва.

Однако эта иллюзия возрождающегося села быстро исчезает, стоит только шагнуть за пределы имения Шестокрыловых. Вновь потянутся заросшие бурьяном огороды и заброшенные избы, владельцы которых уехали за длинным рублём. Между тем у семьи Шестокрыловых всё, что нужно для жизни, всегда под рукой: рыба, мясо, мёд, овощи и фрукты. Любимому делу Нины не страшны никакие экономические катаклизмы, не зависит оно ни от потребления нефти в мире, ни от курса доллара. Земля способна прокормить и вырастить всех. Особенно тех, кто знает ей настоящую цену, исчисляемую отнюдь не в рублях.

Галина Смирнова

Газета «Панорама города», №47 (704), 2009 г.

Нина Владимировна Шестокрылова, село Лубянки Ухоловского района
0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте