Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
 

Предложения

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Приготовление к войне в губернии".



Приготовление к войне в губернии

(Спасибо пользователю Рязанец за перевод главы в текстовый формат!)

1812 год, этот роковой для Poccии год, когда двунадесять язык под предводительством Наполеона, мечтавшего основать всемирную монархию, угрожали ей не только разорением, но и самым существованием как самостоятельного государства,—этот год должен быть отмечен в летописях Рязанской губернии одним из самых тяжелых по своим последствиям. Хотя, по счастию, Рязанская губерния в 1812 г. не была местом самых военных действий и ни одна часть ее не была занята неприятелем, но в виду того, что главные
события военных действий происходили все таки по соседству с Рязанской губернией и она не хотела отстать от других губерний в своих жертвах "на алтарь отечества", то и все последствия тяжелой войны легли непосильным бременем и на эту губернию. И если земля Рязанская не была обагрена кровью,
зато слезами омыта она в неменьшей мере, чем и те губернии, где происходили самые военные действия. "Война, говорит в предисловии к своему труду (История Отечественной войны 1812 года) А. И. Михайловский-Данилевский,—Отечественная война не ограничивалась местами, где находились войска:
столбовою дорогою из Ковно до Москвы, берегами Двины, путем из Луцка до Бреста, от Буга до Березины. Отечественная война была борьбою всей Империи Российской с Европою.
Когда 300.000 наших воинов бились с толпами Запада, пятьдесят миллионов русских не были праздными зрителями, сложа руки, в ожидании решения роковой брани о том: "кому быть, кому не быть? «Все ополчались или готовы были опопчиться, положить живот за веру и Царя, не пережить плена, не потерпеть порабощения! Потому, невозможно, отделить военных действий от того, что совершапось внутри Империи 1).
________________

1) Михайловскии-Данилевский. Полное собр. соч. Т. 4, стр. 10.

"Внутренняя жизнь Poccии, говорит далее тот же автор, в 1812 году представляет зрелище великолепное. Прейдти молчанием общее воспламенение душ, повсеместные усилия против грозившего нам иноплеменного ига, значило бы отнять от войны 1812 года коренное ее достояние, а у Русского народа – одно из первых прав на благоговение потомства” 1).

"Знаменательные дни Отечественной войны не являются одним лишь достоянием нашей родной и великой армии, знамена которой реяли на пути ее от Немана до Москвы и от Москвы до Парижа,—нет, они—достояние всего русского народа, ибо весь русский народ нес жертвы на алтарь отечества и вместе с армией сохранил нам целость Poccии" 2).

Эти слова, может быть, несколько преувеличены разве только по отношению некоторых южных губерний, удаленных от театра военных действий 3).

Но они вполне верны по отношению Рязанской губернии! Так что же делалось в РЯЗАНСКОЙ губернии в 1812 году? Какие были понесены ее населением (в 1.018.155 душ) жертвы "на алтарь отечества” при всеобщем вооружении против полчищ французской армии?

Приступая к выяснению этих вопросов, прежде всего, приходится оговориться, что мы не во всеоружии материала. Печатных изданий для выяснения этого вопроса совсем нет.

_________________
1) Там же.
2) Журнал "Тысяча восемьсот двенадцатый год" № 1, стр, 2.
3) Подтверждение этому мы уже отчасти имеемев печати, в исторической литературе
последнего времени, в сборннке Императорскаго Русскаго Исторического Общества (т. 128, стр. 525—527). По отношению Подольской губернии, в напечатанной в сборнике; записке Подольскаго гражданского губернатора Лошкарева от 25 февраля 1837 года о состоянии вверенной ему губернии в 1812 году говорится: события борьбы отечества с грозными полчищами Наполеона не ознаменовали Подольской губернии никакою достопримечательною чертою. Удаленная совершенно от театра войны, доносит далее Лошкарев,—тогда как другие области подвергались опустошению, она, в эту злополучную и славную эпоху пребывала в незыблемом спокойствии, не испытывала никаких потерь и не принесла на алтарь любви к отечеству никаких особенно значительных жертв.

Да и в исторической литературе вообще по 1812 году существует мнение, что война этого года представляет еще область мало разработанную и требует еще правдивого, беспристрастного и всестороннего исследования. Пока история Отечественной войны, в последовательном ее изложении как у Бутурлина, Михайловского-Данидевского, Богдановича или в описаниях отдельных ее эпизодов представляет почти исключительно военную историю кампании 1812 года и марша до Парижа в 1813 и 1814 г.г., основанную на реляциях и воспоминаниях участников войны, которые уделяли главное свое внимание "военным операциям и критике действий полководцев, критике нередко пристрастной, и давали лишь самые отрывочные сведения о бытовой и общественной жизни того времени. Большой интерес обещает многотомное издание Исторической Комиссии Учебнаго Отдела О. Р. Т. Зн. (редакция А. К. Дживигелова, С. П. Мельгунова и В. И. Пичета) под названием Отечественная война и Русское общество. Издание это задумано очень широко и в вышедших трех томах его, роскошно изданных, 1812 год еще почти не затронут и тома эти могут служить только введением к Отечественной войне. Затем предстоящий столетний юбилей Отечественной войны хотя и двинул кадры областных ученых на поиски материала в архивах разных ведомств, но поиски эти направлены почти исключительно на разработку материала по организации ополчений. Обследований бытовой и общественной сторон этого года чрезвычайно мало 1).

Местные провинциальные архивы оказались везде скудными.

В архивах Рязанской губернии также слишком мало сохранилось дел этой славной эпохи. Нужно полагать, что еще далеко до наступления 100 летнего юбилея в губернии были лица, пожелавшие поработать над эпохой 1812 года, они собрали из архивов материалы; но не работ, ни самых документов не оставили. По описи бумаг, поступивших к Рязанскому гражданскому губернатору за 17 ноября 1812 года под № 609 значится отношение Министерства Народнаго Просвещения об оказании содействии учителям при составлении ими записок о губернии в 1812. Значит Министерство Народнаго Просвещения поощряло учителей к составлению записок о губерниях в 1812 году. В Капужской губернии напр., как, известно г. Зеленицкий составил записку о 12 годе, но по Рязанской губернии такие записки нам неизвестны.

___________________
1) Работы об ополчениях по газетным сведениям производятся в губерниях Новгородской, Нижегородской, Вологодской, Владимирской, Костромской, Пензенской, Симбирской, Тульской и др. По Калужской и Тульской губ. материалы по ополчению уже изданы—в Калужской губ. губ. предв. двор. Вулычевым, в Тульской—В. И. Чернопятовым. В Московской губернии собиранием первоисточников о местном ополчении занят г. Кроник; о Петербургском ополчении материалы собирались Мироновым.

Несомненно более важные документы были отосланы Михайловскому—Данилевскому и Богдановичу, - для составления их капитальных трудов, но ими не использованы полностью. А многое, вероятно, подверглось уничтожению под видом очищения архивов от разнаго хлама. Так что, при разрешении поставленных вопросов, оперировать приходится исключительно на основании случайно сохранившихся описей входящих и исходящих бумаг канцелярии Рязанскаго гражданского губернатора и отдельных, большею частью отрывочных, сведений, найденных в архивах Ряжскаго земского суда, Раненбургского и Егорьевского предводителей дворянства, Рязанского депутатского собрания, духовной консистории, Рязанского городского полицейского управления, казенной палаты, губернского правления, собранных по поручению Рязанской ученой архивной комиссии документов В. Р. Апухтиным и любезно предоставившим нам инспектором Сенатского архива И. А. Блиновым нескольких копий с рапортов Рязанскаго губернского прокурора Томиловского к г. Министру Юстиции по организации Рязанскаго ополчения.

Документов сохранилось мало, но тем не менее и при изучении этих архивных бумаг, если бы мы даже ничего не знали об Отечественной войне, или точнее отрешились на время от тех исторических знаний о 1812 годе, каковые мы восприняли на школьной скамье, или с которыми из любознательности ознакомились более широко, впоследствии, то и по одним этим отрывочным, пожалуй, и скудным материалам, мы составили себе вполне определенное понятие о 1812 годе—как годе грозном, в который Рязанская губерния пережила такую опасность, для предотвращения которой потребовались от населения губернии крупнейшие материальные жертвы и борьба не на жизнь, а на смерть всего почти способного, к ношению оружия населения. Рязанская губерния в период войны 1812, 1813 и 1814 годов потеряла до 10529 душ одного крепостного населения 1). Так по 6-й ревизии, произведенной на рубеже 1811— 1812- годов крепостнаго населения в губернии было 354762 мужских душ, а по 7-й ревизии 1815 года т.е. после окончания войны осталось 344223 души. По отдельным уездам эта убыль или прибыль представляется в таком виде.
_____________

1) Значительных эпидемий в сих годах не было.

tabl1812_1.jpg

Из ведомости этой видно, что самое большое количество крепостного населения 3186 челов. потерял Зарайский уезд, затем Раненбургский, Касимовский и Рязанский у. от 1533 до 1858 челов. В Скопинском у. насепение осталось без изменения, и только в Спасском уезде оказался за 4 года войн прирост в 2541 челов. Эту убыль насепения в 10 уездах не мог уравновесить даже обычный естественный прирост и, таким образом, если исключить естественный прирост, то действительная потеря населения допжна быть гораздо больше.

Такие потери в губернии еще неизвестны. Вообще же, за исключением этих годов, население губернии возрастало со значительной быстротой. Недаром, при самом даже поверхностном знакомстве с документами Рязанских архивов, вы будете встречать в них зловещие фразы “в виду угрожаемой опасности от нашествия неприятеля" или “по настоящим тяжелым обстоятельствам времени; по-настоящему состоянию государственных дел." и т. д. Эти и подобные выражения вас, конечно, интригуют еще более и заставляют глубже вдумываться в изучение скудных документов Рязанских архивов и искать в них объяснения: какие же, в самом деле, были такие чрезвычайные остоятельства в 1812 году? Какая угрожала Рязанской губ. опасность? От нашествия какого неприятеля? Хочется разглядеть участие рязанцев в этих чрезвычайных обстоятельствах, участие их в предотвращении угрожаемой опасности и в отражении неприятеля и вместе выяснить, на какую признательность потомства может рассчитывать Рязанская губерния среди многих губерний, совершенно разоренных грозными полчищами неприятеля.

Для современника Рязанской губернии 1812 года конечно вполне было ясно, в чем состояли эти чрезвычайные обстоятельства и кто такой был неприятепь, угрожавший Poccии. Это Наполеон с его великой армией, предвестник революции, прозванный в народе даже антихристом.

В Рязанск. губ. как видно из документов подготовка к войне стала ясно обнаруживаться с начала 1812 года, хотя от современников 1812 года старались скрыть настоящее положение вещей до самаго последнего времени, до самаго вторжения неприятеля в прелелы Poccии.

С самого начала января получаемые из СПБ. распоряжения центральнато правительства и местных его агентов клонились именно к подготовке к войне и обороне, и чем ни ближе подходило это событие, тем яснее видишь или наблюдаешь по документам, как замирала в губернии обыкновенная деловая жизнь, и жизнь с ее мелкими дрязгами, недоразумениями и столкновениями, требовавшими вмешательства правительственной власти...

Все обычные прошения, жалобы, доносы—переставали фигурировать по входящим описям и оставалось лишь то, что имело ту или иную связь с подготовкой к борьбе с неприятелем.

Для ведения предстоящей грозной войны прежде всего необходимы были деньги. Казна наша была перед войной 1812 г. совсем истощена. А где можно взять деньги для ее пополнения? Деньги брались в провинции. Нужно быпо направить винт государственного корабля в эту сторону. Винт нажимался... В целях пополнения казны Рязанским губернатором И. Я. Бухариным посылались, по предложению центрального правительства, самые строгие предписания ко взысканию налогов и особенно недоимок, хотя 1811 —1812 год был в Рязанской губернии неурожайным и некоторые общества государственных крестьян не только не могли платить недоимки, но обращались к губернатору за разрешением взять из запасных магазинов хлеб до будущего года 1). В таком же, вероятно, положении находились и некоторые помещичьи крестьяне, но забота об обеспечении их лежала на помещиках и поэтому об их продовольственных нуждах заявления не доходили до губернии. Но так как такого строгого и настойчивого взыскания недоимок и налогов в губернии требовали Высочайшие повеления, Сенатские указы и предписания министра полиции, то и Рязанскому губернатору ничего не оставалось делать, как в свою очередь посылать строгие же предписания городничим, земским и нижним земским судам, городским магистратам, исправникам. Строгость эта была именно последствием того, что в виду чрезвычайных обстоятельств, как увидим ниже, по Высочайшему повелению предложено самому губернатору, принять в особенное замечание и надзор, взыскание недоимок с доведением о неисправных чиновниках и плательщиках из дворян, а равно и исправных по взысканию чиновников до сведения Его Величества. В виду этого еще 13 января 1812 года за №175 Рязанский губернатор, предписывая Ряжскому нижнему земскому суду о взыскании недоимки в 134 р. 71 к. с помещицы Дубровиной, добавлял при этом, что «в случае дальнейшей медлительности я не оставлю виновных без надлежащего по законам взыскания». Через неделю, т.е. 20 января 1812 года, за № 305, Рязанский губернатор, требуя от Ряжского нижнего земского суда представления сведений об успехе взыскания недоимок ежемесячных ведомостей, не останавливая между тем доставления и других сведений, какия по сей части присылаемы были, предложил суду представить ему за январь именной реестр с надлежащими объяснениями о тех недоимках, взыскание которых за переводом душ или по другим каким либо причинам от суда не зависит.
_________________

1) Под № 6 за З января 1812 г. вход. реестра значится поступившим к губернатору прошение Рязанской подгородней слободы служителя Денисова о выдаче из запасного магазина жителям оной слободы хлеба до будущего года. 7 января 1812 г. Хозяйственный Департамент просил собрать сведения о недостатке по некоторым селениям по случаю неурожая хлеба. (в № и 21 апреля того же сообщил, что Д-т согласен по случаю недорода на отсрочку взноса хлеба в магазины.

Очевидно таких реестров по губернии представлено было много. Это видно из громадной переписки Рязанскаго губернатора с гражданскими губернаторами других губерний о тех впадельцах, кои проживали в других губерниях 1).

17 февраля 1812 года за № 952 губернатор предписывая Ряжскому земскому суду как можно поспешнее исполнить требование его о представлении ведомости по взысканию недоимок, добавлял в заключение, что "в случае нескорого получения я вынужден буду отправить за нею нарочного на счет виновных в медлительности”.

Кроме этого Рязанский губернатор вошел в переписку со всеми почти гражданскими губернаторами других губерний о взыскании недоимок с рязанских помещиков, проживающих в других губерниях.

9—12 января происходило в Рязани губфрнское дворянское собрание. Произведены были выборы как в должности предводителей, так и в различные должности по полиции, членов по земским судам и проч. При вступлении ново-избранных лиц в должности членов земских судов губернское правление ставило им в непременную обязанность очистить поспешнее все казенные недоимки. Строгое настояние высшего начальства, писал Рязанский губернатор Ряжскому земскому суду 17 февраля 1812 г. за № 856, побуждает меня предписать Ряжскому земскому суду о принятии самых деятельнейших мер к немедленному взысканию казне принадлежащих доходов в весьма значительном количестве в недоимке состоящих.

"Предворяя суд о тех неприятных последствиях, какие за беспечность и несоблюдение своего долга неминуемо быть могут, считаю нужным поставить оному на вид, что, сохраняя строгий надзор за чиновниками земских полиций, я буду замечать деятельность их не по другому чему, как только по количеству поступающих в приход недоимок и в случае нерадения, которое по малому взысканию замечено быть может, не оставлю подвергнуть виновных в сей строгости закона.

____________

1) 7 янв. № 19 Пензен. губер.; 14 января 1812 г. № 33 Калуж. Губернатора, № 35 Ярославского г., № 48 Орловскаго, № 49 Курского, № 51 Владимирского, № 52 Пензенского, № 60 Волынскаго, № 61 Подольскаго, №62Саратовск., № 63 Ярослав., № 64 Смоленск., № 66 Могилевск., № 81 Ярославск., № 84 Костромск., № 85 Орловкск., № 89 Вятекого, № 90 Пензенскаго, № 96 Полтавского, № 97 Калужскаго, № 98 Волынскаго, № 113 Херсонского, Оренбургскаго № 138, Пензенскаго № 185; № 142 Тамбовского, № 157 Подольскаго, № 168 Калужскаго, № 177 Екатериноелавского, № 195 Черниговского, № 207 Тверского. № 211 Таврического, № 259 Киевскаго и т. д.

"Впрочем я остаюсь уверенным, что члены земского суда не оставят употребить все свои старания на выполнение их обязанности и приведение в действие постановленных по сей части правил, успеют очистить недоимки при предместниках их накопившияся".

Еще строже писал губернатор Ряжскому нижнему земскому суду, обновленному новыми членами, 9 марта 1812 года за № 1329 1). "Сколько ни обращалось губернское начальство с своими предписаниями к прежде бывшим чиновникам земской полиции на счет скорейшего взыскания недоимок, писал губернатор Бухарин суду, беззаботливость их делала безуспешными все предписания им данные, беспечнооть останавливала все меры на сей предмет правительством принятые. Недоимки неуменьшались и начальство, не видя исполнения Высочайшей Воли вынуждено было некоторых чиновников особенно замеченных в беспечности, удалив от должностей, предать законному суждению”.

"Ожидая, что новые чиновники, дабы оправдать доверенность своего сословия, и заслужить на первом шагу признательность начальства, употребят все усердие и ревность ко взысканию недоимок как губернское правление, так и я, особенно со стороны своей поставили им на вид, в каком внимании у них должна находиться часть сия и что они обязаны заботиться всеми способами к точному и немедленному выполнению Высочайшаго манифеста о недоимках. Но к совершенному моему неудовольствию я встречаю ту же медленность в поступлении недоимок, а потому ту же беззаботливость, ту же безпечность со стороны присутствующих".

"Нет и не может быть никаких справедливых причин, которые бы могли оправдать земские суды в такой медлительности, в случае невзноса податей, как со стороны помещиков, так и со стороны казенных крестьян. В Высочайшем манифесте о недоимках изложены правила, коими чиновники в таковых случаях должны руководствоваться.
______________

1) Как извеетно 12 янв. 1812 г. состоялись выборы на разные должноети по избранию дворянства, в том числе—и членов в земские суды.

Скорым и точным выпопнением сих правил каждый бы оправдал ожидание правительства; но все cиe ими упущено. Нет от заседателей ни донесений о помещиках, незаплативших в трехдневный срок недоимки. Невидно приняты ли должные и строгие меры к понуждению казенных крестьян на взнос податей с них следующих. Начальство ничего более не замечает, как безпечность. Ни почему иному не может судить о членах земского суда как по их недеятельности. Явные упущения по должности становятся отличием чиновников, удостоенных особенною доверенностью дворянства и которых истинную честь должны составлять усердие, ревность и точное выполнение преднисаний им деланных".

"В последний раз я обращаюсь в суд сей с моими по части сей подтверждениями, в последний раз со всею откровенностью начальника поставляю на вид членам оного, что одна безполезная переписка не остановит теперь принятых мною решительных мер и я ежели и за сим не увижу большей деятельности во взыскании недоимок, не найду большего усердия и расторопности в действиях их,—то ужё буду вправе, удалив их от должностей, предать строгому по законам суждению и так как воля Государя Императора изображена мне в Высочайшем повелении принять часть сию о недоимках в особенное замечание и надзор, то о беспечных, неоправдавших ни доверенности дворянства, ни ожидания начальства, я вынужден найдусь имена их довести до сведения Его Императорскаго Величества; но усердие, деятельность найдут во мне первого ходатая о вознаграждении чиновников сими чувствами в служении их руководимых".

"Прилагаемая у сего форма, по которой одолжаются члены земского суда доставлять мне еженедельно о взысканных недоимках ведомости, будут служить ясным доказательством, сколько кто, и по какой статье озаботился взысканием".

По ознакомлении с этими документами, мне кажется, будет совершенно лишним выяснять, что должны были делать при такой строгости мелкие, провинциальные исполнительные чиновники... Не их было дело рассуждать, что платежеспособность населения ничтожна, что в 1811—1812 гг. его посетил недород, разорили пожары и проч. И как рассуждать! Взыскание недоимок делалось по Высочайшим повфлениям и строгому настоянию центрального правительства... деятельность самого исполнительного чиновника оценивалась только по количеству поступающих недоимок... За нерадение ко взысканию—он подвергался суду по всей строгости закона, удалению от должности и т. д. и т. д.

II

Но поступлением одних недоимок хотя бы и полностью нельзя было покрыть государственных нужд, особенно в такое чрезвычайное время. Финансовое положение государства, свидетельствуют историки, пред войною 1812 года было настолько тяжелое, что скрасить его какими либо маленькими суммами было нельзя. Другой испытанный способ покрытия чрезвычайных расходов это займы. Но общая сумма внутренних и внешних долгов, плюс ассигнации равнялась уже тогда приблизительно 408 мил. руб. Цифра эта по исчислению финансистов равна была нашим погодным доходам за 4 года. Нужны были поэтому исключительно благоприятные обстоятельства, нужны были знающие и честные люди для того, чтобы выйти из тогдашних финансовых затруднений в связи с предстоящими чрезвычайными важными расходами.

Манифестом 27 мая 1810 года был установлен порядок погашения государственного долга. Была отделена для продажи в частную собственность часть государственных имуществ... учреждено особое установление под именем государственной комиссии погашения долгов... Долги очевидно тяготили правительство... но чрезвычайные обстоятельства не давали возможности от них отделаться.

Что же было делать? Разумеется в такой момент, когда война готова была вспыхнуть каждый день, требовать от правительства упорядочения государственных финансов путем сокращения не производительных расходов, путем финансовой реформы в систфме самых налогов, путем поднятия доходности принаднежащих казне имуществ, путем поднятия народнаго благосостояния и увеличения производительного народнаго труда, было бы нельзя. Выход оставался один—это новые займы и увеличение налогов. Это и сделано. Хотя увеличение подушой подати, окладов и сборов с мещан и купцов, повышение цены на соль, увеличение цены гербовой бумаги и таможенной пошлины было только сделано в 1810 году. В виду же предстоящей войны с Наполеоном все эти налоги оказывались уже недостаточными. Потребовалось новое их повышеше. 11 февраля 1812 года вышел новый манифест о повышении разных налогов. В Рязани указ Сената с манифестом об увеличении налогов получен был 25 февраля, и одновременно с этим был получен губернским предводителем Высочайший рескрипт о временном обложении определенным процентом дворянских имений, приносящих не менее 500 руб. годового дохода.

25 февраля получен, а уже 27 февраля Рязанским губернским правлением манифест в громадном количестве экземпляров разослан с нарочными по всей губернии для опубликования и использования. Препроводительный указ Рязанскаго губерн. правления в резолютивной своей части гласил:

1-е с приложением Высочайшего манифеста и Высочайше утвержденных положений для должного и непременного исполнения предписать всем магистратам и градским думам, здешнему (т.е. Рязанскому) полициймейстеру, всем городничим и земским судам с тем, чтобы обе полиции, по получении указа, первая в городах, а последняя в округах манифест и положения обнародовали всем состояниям., а в селениях объявили с подписками как помещикам или их управляющим, так и казенного ведомства волостным правлениям, и не продолжая более двух недель как попиция, так и магистрат и думы имеют, что долга ныне касается, о действительном исполнении донести правлению.
2-е в палаты уголовную и гражданскую, в дворянское собрание, господину губернскому дворянскому предводителю, приказ общественного призрения и совестной суд, уездные суды препроводить по одному экземпляру и дать знать всем господам уездным предводителям, чтобы они явились в губернский город Рязань для составления депутатского собрания о положении временного сбора с помещичьих доходов, когда им назначится время прибытия от г. губернского предводителя, коему нынеж о сем сообщить, дабы благоволил по предмету сему ускорить. Сие правление своим уведомлением, дает знать, что им назначено уже время того прибытия 12 числа марта сего года;
3-е, от всех присутственных мест требовать, чтобы они к истечению каждой трети доставляли в cиe правление ведомости последующим ко взысканию за гербовую бумагу деньгам, а дабы тяжебные дела частных людей в судебных и присутственных местах на основании изданных узаконений производились на гербовой бумаге о том предписать всем уездным стряпчим и дать список господину правящему прокурорскую должность.

4-е во все уездные города сей губернии сим распоряжением послать нарочных. Экземпляр же при сем посыпается февраля 29 дня 1812 года».

Манифест этот с его положениями очень большой, я не буду приводить его полностью 1).

Штудируя самый манифест нельзя не видеть, что новые прибавки к податям и новые пошлины увеличены быпи значительно, а именно:

1) К подушной двухрублевой подати прибавлен один рубль.
2) В оброчной подати установлена прибавка по два рубля с души сверх платимых по классам губерний.

3), С капиталов, объявляемых купечеством, сверх платимых установлено взимать еще три процента.

Затем установлена прибавка в пошлине с чаю по особенному положению, с пива, гербовой бумаги, крепостных актов, паспортов, подорожных, с посылаемых по почте писем и посылок, с горных заводов и торгующих крестьян. Налог с последних был особенно большой, а именно с крестьян, торгующих только по городу или уезду 400 р., ведущих оптовую внутри Империи 1000 р. и ведущих общую оптовую не только внутри но и при биржах 2500 р.

_________________

1) Экземпляр манифеста сего сохранился в архивах Губ. Правления, Духов. Консистории и Егорьевского Предвод. Дворянства.

Затем тем же манифестом 11 февр. 1812 г. установлен временный сбор с действительных доходов помещичьих имений. Действительным доходом считался весь доход, получаемый владельцем по имению, на каком бы праве владение ни было и от какого бы рода хозяйства доход ни происходил. О своем доходе каждый владелец обязывался заявить сам в дворянское депутатское собрание, показывая доход в совокупности всех имений и без всякого раздробления, от каких бы статей он ни происходил, как-то: оброка, от крестьянских работ, от лесов, мельниц, угодий и земель, или же от фабрик, заводов и других хозяйственных заведений. Но обязывались платить налог только владельцы, имеющие более 500 руб. дохода, а именно с 500 руб. и до 1000 руб. в размере одного процента, от 1001 до 2000 р. ½ %, с 2001 до 3000—2 %, с 3001 до 4000 р. 2 ½ % и т. д; с 9001 руб. до 10000 руб, 5 ½ %, с 18 тысяч и далее установлено 10 %.

Наблюдение за поступлением налога с помещечьих имений было возложено кроме губернатора и на губернского предводителя. Рязанский губерн. предводитель уполномочен на это был особым данным на его имя Высочайипим рескриптом, о получении коего предводитель уведомлял Рязанскаго губернатора 3 марта 1812 г. за № 144. Губернскому предводителю предоставлялось право об успехах дела поступления доходов непосредственно доносить Его Императорскому Величеству.

Как отнеслось к этим новым налогам население в губернии дел не сохранилось. Новые налоги никогда не встречаются с удовольствием; налоги всегда возбуждают недовольства. Но довольно или нет налогами население? Об этом жителей не спрашивают, в течение двух недель оно должно внести положенные подати.

Для обсуждения вопроса о введении положения о временном сборе с помещичьих доходов было созвано на 12 марта в Рязани специально депутатское собрание, которое составило форму объявления для подачи о доходах. Журнала депутатского собрания не сохранилось. Но после этого собрания все предводители отправлялись зачем то в Москву. Это видно из того, что Рязанским губернатором был посылаем им пакет через Московскаго гражданского губернатора, а последним передан для вручения им обер-полицмейстеру.

Очевидно во исполнение постановления собрания 14 марта губернский предводитель обратился ко всем уездным с письмом следующего содержания:

Во исполнение Высочайшаго манифеста, изданного в 11 день февраля 1812 г. в способах усиления кредитной системы, есть обязанность каждого владельца недвижимого имения доставить от себя или от уполномоченного, управляющего имением, показание о действительном доходе им получаемом. Таковые от помещиков или уполноченных показания должны быть доставлены через письменное объявление в Рязанской дворянское депутатское собрание непременно до 1-го числа Мая с. г. (т. е. 1812 г.).

"Дворянское депутатское собрание из присланных объявлений имеет обязанность о получаемых, помещиками доходах и о следующих с оных процентах сочинить по форме книгу, для сочинения которой нужно, чтоб объявления были написаны к сочинению оной книги безо всякого недостатка. В предупреждение встретиться могущих затруднений с одной стороны в сочинении книги, а с другой в напечатании объявлений, за нужное считаю препроводить при сем для таковых объявлений печатные формы, против которых ежели кто пожелает таковые объявления подать прямо к вам (т. е. уездному предводителю), то ваша обязанность будет принять оные, записать в книгу по изданной форме сочиненную и все оное с книгою доставить в общее дворянское депутатское собрание в половине будущего апреля, предоставив в прочем каждому на волю, ежели кто пожелает те объявления доставить прямо в депутатское собрание, ибо cиe делается единственно для скорейшего и легчайшего способа на подачу тех объявлений.

В совершенной уверенности, что вы, м. г. мой, по званию вашему не оставите через кого следует самоскорейше обвестить об оном всех впадельцев и уполномоченных, управляющих с подпискою с крайним внушением, чтоб всякий о доходе своем объявление доставил и деньги заплатил непременно в указанное время, в противном случае никто не избегнет по законам взыскания и обо всем меня еженедельно уведомлять, а я об успехах сего дела до самаго его окончания по Высочайшей воли Государя Императора, в рескрипте ко мне изображенной, имею обязанность непосредственно доносить Его Имп. Вфличеству.

Ежели вы за удобнейшее к поспешному сего дела исполнению признаете нужным, то можете пригласить для сего и дворян вашего уезда".

Лев Измайлов (Рязанский губ. предвод.)

Новый налог, однако, располагал к себе не всех помещиков и владельцы медлили представлением ведомостей или подавали их с значительным преуменьшением дохода. Поэтому переписка о доходности помещичьих имений затянулась на долгое время.

"Налог на недвижимые имения дворян вызвал в их среде великое негодование, писал Сперанский: Когда приступили к исправлению финансов, сколько споров, сколько пререканий было о том, чтобы в пополнение истинных государственных нужд уделить от доходов помещичьих 5 мил. рублей" 1).

"Когда только что в феврале 1812 г. появился манифест о налогах, в Москве и Петербурге подняли большой шум... На стороне всех этих слухов был один даже из членов Секретного Комитета,—писал Сперанский в своей оправдательной записке,—трудно ли было преувеличить их и представить недовольство влиятельных помещиков, как общий и громкий крик! Несколько личностей, прибывших из Москвы "чудесно помогли этому внушению". Стали кричать, что не время раздразнивать всех, особенно дворянство, когда предстоит такая опасная война; не время думать об уплате воображафмых долгов и подрывать ассигнации" 2).

В сохранившихся делах Егорьевскаго и отчасти Раненбургского предводителей дворянства находится переписка по данному вопросу, свидетельствующая о том, что подача заявлений о своих доходах не вызвала симпатий помещиков Егорьевскаго и Раненбургскаго уездов и заявления добровольно поданы немногими. Срок для подачи заявлений был назначен двухнедельный. В Егорьевском уезде в законный срок было подано только шесть заявлений, да потом с значительным опозданием подано еще 34 заявления и с некоторого рода понуждениями и угрозой взимать налог вдвое—56, всего 96 заявлений. Большинством же помещиков заявлений не подано и в ближайшее время по окончании срока.

___________
1) Шильдер. Александр I-й, том 2, стр. 233.
2) Там же, стр. 234.

В Раненбургском уезде до 12 мая совсем не было подано ведомостей о доходах, хотя там было по 6 ревизиидо 450 владельческих имений. Такая абструкция Раненбургских помещиков обсуждалась 12 мая в депутатском собрании. В журнале собрания записано: что "во время сего присутствия рассуждаемо было, как во исполнение Высочайшего манифеста, последовавшего в 11 день февраля сего года, на подачу владельцами о доходах, ими получаемых, срок минул и о необъявивших владельцах доходов своих, по всем уездам здешней губернии, кроме Раненбургского, ведомости сочинены. Раненбургский же предводитель отнесся, что за болезнью своей явиться не может, а предлагал быть вместо него тамошнему уездному судье, которого в городе не было и где находился неизвестно, но и по ныне оный судья, ниже протоколист не явились, о чем через г. губернского предводителя дано знать г. здешнему губернатору”.

"В виду этого собранием постановлено: о сем записать в журнал, а за неприбытием Раненбургскаго уездного судьи и протоколиста, о не подавших владельцах о доходах объявлений по Раненб. уезду предоставить сочинить ведомость Рязанскому предводителю и по сочинении двойным числом подать в cиe собрание, а по подаче оную совокупно с другими препроводить немедленно к г. гражданскому губернатору к зависящему со стороны его содействию, при уведомпении с таковым при том изъяснением, что cиe собрание ожидать будет надлежащих свидетельств о доходах, не подавших от владельцев объявлений, к назначению классов и числа процентов конечно не далее первого числа июля сего года, дабы можно было успеть сочинением окончить о доходах книгу, непременно к пятому надесят числу того дня июля, а между тем по отправлении тех ведомостей всем господам предводителям по должности их отправиться в их города, и прибыть в общее собрание к первому числу июля.

Итак по Раненбургскому уезду, как видно из приведенного журнала, совсем не было сочинено ведомостей о доходах с помещичьих имений и поручено составить ее Рязанскому предводителю; по другим уездам объявления от владельцев поступали, но далеко не от всех владельцев исправно и поэтому депутатским собранием составлены ведомости о неподавших объявлений для принятия репрессивных мер.

По Егорьевскому уезду оказалось 103 владельца не подавших объявлений о доходах до 12 мая. Рассматривая список этих впадельцев, видим, что нехотевшие подать объявления о доходах были самые крупные владельцы, как то, например, граф Каменский с доходом в 5000 р. в год, Жерецов в 5910 р., Рославлев 8 тыс. и кн. Черкасский 12 тыс. руб.

Вследствие такого небрежения владельцев Рязанский гражданский губернатор вынужден был 23 мая обратиться к уездным предводителям с таким предложением:

"Препровождая у сего доставленную ко мне из Рязанского дворянского депутатского собрания ведомость о владельцах, не подавших в срок объявлений своих о доходах, получаемых ими от имений в N уезде состоящих, я покорнейше прошу вас, милостивый государь, на основании Высочайшего манифеста, состоявшегося в 11 день прошедшего февраля месяца вообще с земским исправником, немедленно удостоверясь свидетельством окружных помещиков об истинном доходе тех владельцев, сколько каждый из них приобретает со своего имения доходу хотя бы он и не получал 500 руб., или отзывался, что о доходах с имения его получаемых, объявлено в другой губернии, но не дано знать дворянскому собранию, сочиня о том особую ведомость за подписанием вашим, земского исправника и окружных помещиков под каждою статьею вместе с препровождаемою у сего поспешить ко мне доставить и непременно в последних числах будущего июня месяца. При отобрании таковых сведений вместе с сим не оставьте, милостивый государь мой, достовернейшим образом дознать—не имеет ли кто либо из показанных владельцев в других местах имений и где именно?

“Я остаюсь уверенным, что вы по усердию своему и всегдашней готовности к службе поспешите к точному и непременному выполнению Высочайшей воли И требуемые от вас сведения непременно доставите к назначенному сроку”.

27 марта 1812 года г. губернатор, сообщая о получении именного Высочайшего повеления о приглашении благородного дворянства Рязанской губернии к пожертвованию, которое необходимо нужно по настоящему положению государственных дел, в заключение вновь напоминал предводителям об исполнении его поручения на счет дознания о доходах владельцев, неподавших в срок объявлений по Высочайшему манифесту 11 февраля 1812 года.

По Егорьевскому у. только в половине июля и то не самими владельцами, а исправником составлены ведомости о доходах владельцев по отзывам старост и приказчиков. А составить эти ведомости было очень легко. В большинстве имений Егорьевского уезда крестьяне состояли у помещиков на оброке и поэтому составление ведомости было бы весьма просто и легко и если сведения эти все-таки не были доставлены, то, как дознано от старост, потому, что на этот счет им не было никаких приказаний их владельцев.

Еще 27 июня за № 3802 рязанский губернатор предложил Егорьевскому земскому суду о скорейшем доставлении сведений о доходах с дворянских имений.

Но запоздали в доставлении сведений о доходах с имений не одни помещики Егорьевского уезда; запоздали и помещики Рязанскаго, Зарайскаго и Касимовского уездов. Поэтому о производстве дознаний о владельческих доходах, как видно из реестра исходящих бумаг канцелярии губернатора, делаемы были губернатором предписания Рязанскому (№ 3801), Зарайскому (№ 3800) и Касимовскому (№ 3694) земским судам; первым двум 27 июня, а посдеднему—20 июня. А по некоторым отдельным владениям переписка о доходах затягивалась до конца года...

Затем, все вследствие того же истощения казны и неимения надежды покрыть все предстоящие военные нужды поступающими денежными рессурсами, правительство решило пригласить население к пожертвованиям на военные нужды натурой.

По входящей описи бумаг поступивших в 1812 году на имя Рязанскаго гражданского губернатора под № 21 за 14 января значится поступившим циркуляр м-ра полиции о приглашении населения губернии к пожертвованиям на военные надобности. Правда у нас велась тогда еще война с Турцией, но по всему видно, что эти пожертвования потребовались вовсе не для той армии, а для вновь готовящейся—на борьбу с Наполеоном.

При циркуляре 16 января 1812 года за № 98 высланы были образцы вещам, кои принимались в пожертвование.
Образцы эти в 1812 году хранились в шкапе за стеклом в передней Рязанскаго губернского правления для того, чтобы всякий входящий видел их. В Рязани прием и брак поступивших вещей производился командиром внутреннего гарнизонного батальона. 1)
_____________

1) Наряд Ряз. губ. правл. министер. бумаг 1812 г. стр. 67.

В рескрипте, воспоследовавшем затем на имя министра полиции, копия коего препровождена и Рязанскому губернатору, Государь писал:

“Пожертвования, делаемые дворянством, купечеством, и мещанством по усердию к общей пользе, принимал я всегда с особенным удовольствием и благоволением. Но разнообразие предметов, на которые упадал выбор приносителей, много убавляло достоинство оных. Желая, чтобы приношения были соответственно обстоятельствам настоящего времени, Государь объявлял во всеобщее сведение, что он приказал министру полиции предложить губернаторам, внушать желающим—депать пожертвования, дабы они состояли из предметов наиболее нужных для военного времени".

Особенная же нужда оказывалась в пожертвовании для конницы в уздах и недоуздках, кои собирались с наибольшею признательностью. При отношении министра полиции на имя Рязанскаго губернатора от 21 марта 1812 г. за № 1041 препровождены губернатору образцовые узда и недоуздки, принадлежащие к артиллерийскому хомуту; с добавлением, что пожертвование таких узд и недоуздков особенно желательно.

Но какие именно пожертвования сделаны Рязанскою губернией, данных в архиве губ. правления не сохранилось, так как пожертвования поступали к командиру батальона. Но несомненно пожертвования были,—о них доносил Рязанский губернатор 18 апрепя за № 2212 министру полиции.

Наконец, в целях увеличения самой военной силы, с самого начала же 1812 года приняты были самые строгие меры, ко взысканию недоимочных рекрутов по 80, 81 и 82 рекрутским набором и складочных на обмундирование рекрут денег.

1 февраля 1812 года Разанским губернатором получен именной Его Императорского ВЕЛИЧЕСТВА указ, данный Сенату 26 января 1812 г. коим, в целях скорейшего погашения рекрутских недоимок, недоимщикам предоставлено дать некоторые льготы по отношению представляемых рекрутов:

"Желая облегчить тех, на коих состоит рекрутская недоимка, и доставить им удобнейший способ очистить ныне оную совершенно, признали Мы за благо, говорится в ВЫСОЧАЙШЕМ указе 26 января 1812 г., остановить на сей раз силу и действие 5-й статьи и недоимщикам дать льготы, а имфнно предоставить им право доставить в недоимку людей ростом в 2 арш. и три вершка, а летами не моложе 18, и не старше 37 лет.

“Допуская меру сию сей единый раз, говорилось далее в указе, Мы остаемся во ожидании, что каждый пекущийся о собственной пользе своей, не замедлит воспользоваться оною. Нерадивые же и невнимающие внушениям собственных выгод, самим себе должны приписывать строгость, с какою по протечении предположенного времени, повелено будет взыскать недоимку сию”.

Наконец манифестом 23 Марта 1812 года о новом рекрутском наборе, объявленном по всем уездам губернии, вопрос о неизбежности войны разрешился окончательно.

Известный историк Шильдер, в свофм труде 1) говорит, что этот манифест о рекрутском наборе указывает уже на несомненную близость войны, которую давно считали неизбежною. Государь, поручая составление этого манифеста Шишкову, приказал указать побудительную причину предпринимаемой правительством меры, которая и указана в словах "настоящее состояние дел в Европе требует решительных и твердых мер, неусыпного бодрствования и сильного ополчения, которое могло бы верным и надежным образом оградить Великую Империю Нашу от всех могущих против нее быть неприязненных покушений и т. д. Ныне настает необходимая надобность увеличить число войск наших новыми

запасными войсками... Сего ради, хотя и с отеческим соболезнованием о новой народной тяжести, но с тем же отеческим попечением приемля все возможные меры и предосторожности к сохранению безопасности и благоденствия каждого и всех повелеваем: собрать во всем государстве с 500 душ шестой ревизии по два рекрута. 2)

И население в большинстве случаев, по выслушании этого манифеста с церковной кафедры, приняло его за самое объявление войны...
_______________
1) Шильдер, Император Александр I-й, его жизнь и царствование т. III, стр. 66.
2) Высоч. маниф. от 23 марта 1912. Полн. собр. зак. № 25051.

Состояние губернии со дня издания манифеста 23 марта до 1 сентября.

I.

После издания манифеста 23 марта 1812 года начало великой борьбы стали ожидать со дня на день. Самое время назначения рекрутского набора указывало уже на близость войны. Ведь по закону рекрутские наборы для обычного укомплектования войск делались почти всегда ранее в ноябре или декабре по 1 человеку на 500 душ. Эти месяцы в году назначались для набора по "генеральному о наборе рекрут учреждению 1766 года”. 1) Потом это же положение о подушном окладе с 500 душ по одному рекруту подтверждено в 1799 году—"почитая с одной стороны число cиe достаточным, дабы содержать войска, наши всегда в надлежащем комплекте, а с другой,—желая тем отвратить замешательства и затруднения в уравнении участков и облегчить поселянам расчеты их очередей. 2)

Настоящий рекрутский набор начался с апреля месяца причем повелено произвести набор не частичный с какой либо области ипи нескольких губерний, а набор общий со всех губерний и областей и при том по 2 человека с 500 душ. 3) Вот почему сразу же всеми почувствовалась несомненно наступавшая развязка давнишнего натянутого положения с Францией; а неминуемой войну с нею считали уже давно. Беда, как говорится, всем казалась уже давно висящей в воздухе. И нервная тревога уже сколько времени охватывала все слои населения. Все последующие распоряжения, с каковыми чуть ли не ежедневно скакали курьеры по всем трактам губернии, только подтверждали близость войны.

Апрель—шел рекрутский набор. 16 апреля Рязанским гражданским губернатором объявлен населению указ Сената об учреждении положения для большой действующей армии 4), а через 2 дня, 18 апреля, разослан для объявления указ Сената об учреждении западных армий 5).
____________
1) Полн. собр. зак. т. XVII, № 12748.
2) Полн. собр. зак. № 19046;—указ Сенату 23 июня 1799 года.
3) О рекрутских наборах в 1812 г. в Ряз. губ. см. далее отдельную главу.
4) По вх. указ. Сената, поступ. к Ряз. губ. 16 апреля 1812 г. № 50. По исх. 18 апреля 1812 г. № 2212.
5) По исх. реестру канц. Ряз. губер. 18 апреля 1812 г. № 2212.

В связи с этим по предложению министра полиции в апреле же шли усиленные и настойчивые приглашения населения и особенно более обеспеченного дворянского сословия к пожертвованиям вещами на военное употреблениф 1) Особенно требовались узды, недоуздки и седла 2) 27 апреля 1812 года о приеме пожертвований было оповещено рязанское население через предводителей дворянства 3), городничих 4) и земские суды 5). В апреле же объявлены попожения о формировании новых артиллерийских рот 6); о выпуске облигаций на неопределеннуго сумму денег, для удовлетворения чрезвычайных воинских расходов 7). Наконец, в апреле же дошли до населения слухи, что сам Государь отправился в армию, и что для управления государством по случаю Его отбытия назначен Особый Комитет Министров 8).

Предстоящая война особенно давала себя чувствовать новыми налогами и строгим взысканием старых недоимок. Не мудрено, что при таких условиях имя виновника всего этого императора Франции Наполеона, повторялось всеми не с особенною доброжелательностью. И многие дворяне, проживавшие во Франции, не могли более жить там, и вернулись в Россию. Действительно в такое беспокойное время было тяжело жить на чужбине.

Затем не в многочисленных газетах того времени Северной Почте, Петербургских и Московских Ведомостях сообщалось и о подготовлениях к войне Наполеона, о передвижениях его армии, о формировании новых полков, о сборе ратников и др. его распоряжениях. Правда все это передавалось глухо, неопределенно, может быть иногда и не совсем верно. Тем хуже. Всякая неопределенность, всякая неясность и незнание настоящего положения вещей всегда производит еще больше всякой смуты и всяких недоразумений, еще больше нервирует население. Несомненно так. И что же! В губернии, как мы видели, получаются одно за другим распоряжения и сенатские указы, несомненно свидетельствующие о тревожном настроении, о наступлении великих событий, но от населения все старались скрыть всеми способами настоящее положение дела и за распространение сведений о настоящем положении, виновный рисковал поплатиться, как поплатился потом Верещагин, Ключарев и др. лица. Особенно старались скрыть от населения сведения о Poccии иностранных газет, где, конечно, могли печататься и распоряжения Наполеона.

________________
1) По вх. реестру канц. Ряз. губер. 1812 г. № 219. Донесение министр. полиции. 18 апреля 1812 г. № 2212.
2) По исх. реестру канц. Ряз. губер. 1812 г. № 1895.
3) По исх. реестру канц. Ряз. губ. 1812 г. № 2428—2437.
4) Там же №№ 2438—2447.
5) Там же №№ 2448—2457.
6) Полн. Сборн. Закон. 1812 г. № 25036.
7) Там же № 25083.
8) Там же № 25043 и 25044.

В Рязани по этому поводу, еще в начале апреля было получено из Комитета министров распоряжение о том, чтобы издатели периодических изданий черпали из иностранных газет известия только те, которые Poccии не касаются и при том напечатаны в Петербургских ведомостях. Распоряжение это всеми министрами было объявлено по своим ведомствам.

В Историческом архиве Разанской ученой архивной комиссии сохранилось дело в cepии гимназического архива 1), свидетельствующее о том, как особенно рьяно отнеслось к этому министерство народного просвещения. Оно и понятно. В то время, среди малопросвещенного еще общества, педагоги занимали искпючительное положение людей просвещенных и как таковые могли проявить некоторый интерес к иностранным газетам. В виду этого его сиятельство министр народнаго просвещения, в отношении своем от 20 апреля писал попечителю Московскаго округа, в совет Императорского Московскаго университета, а училищный комитет при названном университете Рязансксму губернскому училищ директору, что "Комитет г.г. министров положил, чтобы в настоящих обстоятельств издатели всех периодических сочинений в государстве, в коих помещаются политические статьи, черпал из иностранных газет такие только известия, которые до Poccии вовсе не касаются, а имеющие некоторую связь с нынешним нашим политическим положением заимствовали единственно из С.-Петербургских ведомостей, издаваемых под ближайшим надзором". А поэтому и он, министр народного просвещения предписывал, чтобы было сделано распоряжение по вверенному ему ведомству "о наблюдении сего правила впредь до разрешения по Московскому округу".
_________________

1) Ист. Арх., дело 1812 г. по описи Ист. арх. № 32.

"На основании сего, говорится далее в этом оригинальном распоряжении,—его сиятельства отношения за нужное почитаю, пишет попечитель Московскаго учебнаго округа, по известным мне важным причинам предпожить совету о принятии следующих мер: 1-е) по получении сего немедленно и прежде всего да благоволит совет о сем его сиятельства предписании дать знать начальнику типографии и в особенности газетной экспедиции, коим с сего моего отношения доставить копию, 2) при доставлении таковой же копии так же без упущения времени сообщить цензурному комитету, чтобы он благоволил о сем положении объявить г.г. лекторам с таковым им изъяснением, чтобы в случае какого либо могущего в сомнительных политических статьях встретиться недоумения, приняли бы они труд обратиться прямо ко мне (попечителю) для сообщения мне статей сего рода в цензуру поступивших, 3) циркулярно по сему предмету предписать Демимидовского училища совету и всем директорам училищ Московскаго учебного округа 1) о том выше прописанных правил наблюдении, доставя при том во все места с сего моего предложения копии".

"За должное почитаю при сем до сведения совета довести, что малейшее противу сих постановлений упущение или неточное оным сообразование может подвергнуться (?) строжайшему взысканию и ответственности” 2)

Рязанским губернским училищ директором предложение это попучено 19 мая 1812 года за № 371. Оно имело за собою основание еще в том, что ранее учителям разрешено было писать о текущих событиях жизни. Да, сначала приказывалось писать, а вот теперь т. е, по известным попечителю важным причинам указывалось, как должны они писать "в настоящих обстоятельствах" о политических событиях, а именно: при заимствовании "сведений о Poccии из иностранных газет, учителям рекомендовалось обращаться при сомнительности политических статей к попечителю за разрешением своих недоумений".

Но если важнейшие события сокращались и передавались в желательном по обстоятельствам того времени смысле,— то события внутренней жизни к концу мая стали настолько развертываться ясно и с такой необыкновенной силой и определенностью, что не оставалось уже никакого сомнения в ближайшем наступлении военных действий. Тогда тайное и еще скрываемое становилось для всех совершенно ясным.

______________
1) В том числе и директору училищ Рязанской губернии от 17 мая 1812года №371. Истор. арх., д. по описи сего архива № 32.
2) Там же, копия с предлож. попечителя Моск. уч. окр. от 30 апреля 1812 г. № 357.

Из губернии все строже стали понуждать к скорейшей сдаче рекрут, к немедленному внесению налоговых недоимок и к пожертвованиям на военные надобности, формировать новые полки.

Но как ни скудны однако были газетные сведения, благодаря цензурным условиям (о чем говорили выше), но в них сообщалось все таки кратко о пребывании и деятельности Государя в Вильно, о смотрах Государем русских войск в Вилькомире, Шавлях, Гродно и т. д. Для всех уже становилось несомненным положение дел. Все уже не предвещало ничего хорошего. Напр. в № 60 Московских ведомостей читаем о прибытии Наполеона сначала в Дрезден, потом в Глогау, а 30 мая—в Данциг 1). Противники сближались друг с другом и роковой час наступал....... и он пробил дпя Росcии 12-го июня в ночь под 13-е без формального объявления войны.

Скрывая от населения истинное положение вещей, его не знали по-видимому и в месте расположений наших армий. Конечно, все ждали наступления Наполеона с часу на час, а Наполеон вошел все-таки в такое время, когда его вовсе не ждали, веселясь на балу, устроенном в честь Государя в Закрете, в загороднем доме генер.-ад. Беннигсена.

22 мая 1812 г. губернатором предложено Касимовскому, Спасскому и Рязанскому земским судам обязать содержателей перевозов подписками о незадержке проходящих по реке Оке судов 2), так как они обслуживали и военные надобности.

В мае же месяце министерством внутренних дел было предложено губернатору понудить фабрикантов к поставке на армию сукон, 3) при чем приложена была казенная расценка потребного для армии сукна и каразеи, 4).
_________________
1) Моск. В—1812 г. № 50 стр. 1343.
2) По исх. р. кан. губ. 1812 г. № 3038—3040.
3) По вход. р. предп. мин., поступ. к Ряз. губ. № 270 и 271.
4) Там же.

Хотя фабрикантам и ранее не один раз были предложения о поставке, но они были более любезные; а именно предложение 24 марта напр. трактовало о вызове желающих к поставке армяков и сукон и 21 апреля по департаменту мануфактур и внутренней торговли трактовалось только о склонении фабрикантов на поставку сукон 2).

II.

25 мая получены Рязанским губернатором Высочайшее повеление, с инструкцией формирования в Рязани двух полков из рекрут, текущего рекрутского набора и разъяснения к ним министра полиции, с приглашением к пожертвованиям на обмундирование этих полков 3). Прежде всего губернатор тот час же оповестил о сем губернского предводителя и по соглашению с ним 27 мая разослал всему дворянству губернии повестки о прибытии в Рязань 12 июня на общеф собрание 4) и городским головам, что бы они прибыли с двумя купцами 5).

Кроме того губернатор написал Московскому коменданту о том, чтобы он сообщил свои соображения о стоимости обмундирования трех пехотных полков 6). Но общее дворянское собрание состоялось только 13 июня.

12 июня не могло оно состояться за отсутствием по болезни губернского прфдводитепя Л. Д. Измайлова. В виду этого с разрешения губернатора 13 июля собрание открыл старейший кандидат по исполнению должности губернского предводитепя т.е. Рязанский уездный предводитепь Кублицкий 7). В то же время губернатором сообщены дворянскому собранию соображения его по мероприятиям относительно снабжения формируемых полков амунициею 8).
________________
1) По вход. р. канц. губ. за 24 марта 1812 г. № 175.
2) Там же. № 2460; объявлено 27 апр. всем фабрикантам через зем. суд. № 2461—2464, 2476—2482, городнич. № 2465—2473.
3) По вх. реестру канц. Ряз. губерн. (предп. Мин.) за 26 апреля № 305 и 306.
4) Предл. предв. дворянства 27 мая 1812 г. №№ 3099—3109, городничим для оповещания дворян №№110—3122, земским судам №№ 3193—3134, Рязан. полиц. № 3147.
5) 27 мая 1812 г. № 3135—3146.
6) По исх. реестру 31 мая 1812 г. № 3200.
7) По исх. рееструканц. Рязан. гражд. губ. 1812 г. за 12 июня под № 3406. Записано: Дворянскому собранию о занятии должности губернского предводителя старшему кандидату.
8) Там же 13 июня 1812 г. № 3407.

Дворянское собрание, по выслушании ВЫСОЧАЙШИХ повелений и объясненных г. Губернатором мер, говорится в рапорте Рязанскаго губернского прокурора, на имя министра юстиции, кои он до того во исполнение помянутых ВЫСОЧАЙших повелений сделал, и найдя, что только денежный сбор на обмундирование есть самый удобный и легчайший, определило по примерному исчислению представленному им же губернатором, внести от каждой ревизской души, состоящей за местным помещиком, по 66 коп. и взнос этих денег произвести в течение одного месяца в те уездные казначейства, где каждый из владельцев жительствует 1).

Городские головы с купечеством, по выслушании тех же именных Высочайших повелений, распоряжений г. губернатора и представленного им исчисления на постройку обоза, положили внести с каждых 18 рублей объявленного купцами капитала по половине копейки 2).

Постановления эти совпадали как раз со днем вторжения Наполеона в пределы России. И если об этом не знали в этот день в месте пребывания нашей армии, то конечно ничего не знали пока в Рязани. О вероломном нападении неприятеля население Рязанской губернии узнало из ВЫСОЧАЙШЕГО рескрипта, данного на имя председателя Государственного Совета Н. И. Салтыкова от 13 июня, в г. Вильно, в день вступления Напопеона, при чем, в самом рескрипте нападение это названо внезапным.

Текст этого рескрипта такой: "Французские войска вошли в пределы Нашей Империи. Самое вероломное нападение было возмездием за строгое наблюдение союза. Я, для сохранения мира, истощил, все средства, совместные с достоинством престола и пользою Моего народа. Все старания Мои были безуспешны. Император Наполеон в уме своем положил твердо разорить Россию. Предложения самые умеренные остались без ответа. Внезапное нападение открыло явным образом лживость подтверждаемых в недавнем еще времени миролюбивых обещаний. И потому не остается Мне иначе, как поднять оружие и употребить все врученные Мне Провидением способы к отражению силы силою.
______________
1) Сенат. Архив. Дело М-ва Юстиции 1812 г. № 197. Рапорт Ряз. губ. прокурора от 20 июня 1812 г. № 74.
2) Там же. О формировании полков в Рязани см. особую главу.

Я надеюсь на усердие Моего народа и храбрость войск Моих. Будучи в недрах домов своих угрожаемы, они защитят их со свойственною им твердостью и мужеством. Провидение благословит праведное Наше дело. Оборона отечества, сохранение независимости и чести народной принудило Нас препоясаться на брань. Я не положу оружия, доколе ни единого неприятельского воина не останется в царстве Моем" 1).

Но большее впечатление произвел объявленный в тот же день 13 июня приказ по войскам. Из этого приказа несколько сотен тысяч человек русских воинов сразу узнали о надвигающихся событиях. "Из давнего времени примечали Мы неприязненные против Poccии поступки Французского Императора, но всегда кроткими и миролюбивыми способами надеялись отклонить оные. Наконец, видя беспрестанное возобновление явных оскорблений, при всем Нашем желании сохранить тишину, принуждены Мы были ополчиться и собрать войска Наши; но и тогда, ласкаясь еще примирением, оставались в пределах Нашей Империи, не нарушая мира, а быв токмо готовыми к обороне.... Но Французский Император напал... открыл первый войну... Я с вами.—На начинающего Бог” 2).

Словно громом должен был поразить всех этот приказ, так как если для лиц, находившихся в главной квартире, близость войны была тайной и о войне до ее начала даже окружавшие Государя не знали, то войска и вовсе ничего немог ли ведать о начале войны.

Этого приказа было достаточно, чтобы вести о войне распространились с быстротою молнией по всей Poccии и привели в ужас население... С этого дня события стали развиваться с неимоверной быстротой. Уже к 15 июня Наполеон занял Ковно, Вильну.

За 22 июня эти тяжелые для Poccии сообщения появились в Москов. вед. и других газетах 3).
_________________
1) Моск. вед. 1812 г. № 50, отр. 1338—1339. Полное собр. зак. № 25141. В Рязани из 1 департам. прав. сената получен был экземпляр ВЫСОЧАЙШАГО рескрипта о подъемном? оружии к отражению французских войск 30 июня 1812 г., в губерн. правл. и 4 июля в духов. консистории.
2) А. И. Мих. Данил. Полн. собр. соч. т. IV, стр. 116—116.
3) Моск. вед. 1812 г. № 50 стр. 1338—1339.

Таким образом Россия оповещена была о начавшейся войне, каковую Александр решил "протянуть на многие годы, хотя бы пришлось Ему сражаться на берегах Волги” 1).

III.

Среди всеобщей паники, по вторжении Наполеона в Россию, прежде всего обращено было внимание на иностранцев, проживающих по всей матушке Poccии, большею частью в качестве проподаватепей, гувернеров, воспитателей. Заподозревая со стороны их возможное сочувствие Наполеону и вследствие этого сообщение ему не подлежащих оглашению сведений (шпионство), правительство предполагало сначапа выселить их за-границу, но потом решило подозрительных из них отправить в дальние губернии. Разбор иностранцев произведен был и в Рязанской губернии и некоторым из них пришлось даже пострадать 2).

Так как восторжествовать над Наполеоном все считали возможным не в кровавых стычках, но в выигрыше времени, то все и было делаемо в этом именно направлении, а пока что все меры приняты были к формированию новых полков.

В июне и июле месяцах в Рязани был самый разгар работ по формированию полков, из рекрут последнего набора, при чем получились предписания поспешить с этим формированием. 22 июня Рязанским губернатором по предложению министерства разосланы городничим и земским судам образцы армяковой материи для приискания в покупку 3) на артиллерию. Переписка эта возникла в Рязанской губернии по предложению военного министра по департаменту артиллерии 4). 1 июля в Рязани получили новый манифест о рекрутских наборах в губерниях: Витебской, Могилевской, Волынской, Подольской. Лифлянской и Эстлянской с 500 душ по 5 чел., предложение о формировании новых из запасных рекрут депо 2-йлинии полков. Образование новых полков поручено г.-л. Клейнмихелю со сборным пунктом в Москве;
__________________
1) М. Дан. т. IV, стр. 151.
2) См. особую главу "разбор иностранцев в Рязанской губернии".
3) По исх. р. канц. Ряз. губ. №№ 3702—3710 городничим и №№ 3711— 3719 земским судам.
4) По вх. р. мин. и разных лиц. бум. пост. к Ряз. губ. в 1812 г. №360.

Милорадовичу же повелено прибыть в Калугу и формировать там из рекрутских депо 1-й линии корпус в 56 батальонов, 34 эскадрона, 18 рот пешей и 5 рот конной артиплерии 1).

Но этого все казалось мало для отражения такого сильного врага как Наполеон. Назревала мысль о созыве земского опопчения. 27 еще июня, по прибытии в Дриссу, Государь писал Барклаю де-Толли: "Я решился издать манифест, чтобы при дальнейшем вторжении неприятелей воззвать народ к истреблению их всеми возможными средствами, и почитать это таким делом, которое предписывает сама Вера, Надеюсь, что Мы окажем столько же твердости как и Испанцы" 2).

Но в то же время стало известно, что Государем сделано распоряжение графу Салтыкову о принятии заблаговременных мер в Петербурге на предмет отправки из него всех сокровищ 3).

На случай приближения неприятеля к сердцу Poccии, Государь приказал заготовить в Твери и Ржеве: муки 58000 п., овса 75500 п., крупы 5480 четвертей и разнаго хлеба: в Туле 69872 и в Калуге 69772 чфтверти. Из Тульской губернии велел Государь перевести запас в Калугу 4).

А 6 июля, по выступлении из Дриссы к Полоцку, Государь подписал воззвание к Москве 5), и Манифест о вооружении всего государства.
_________________
1) Мих.—Дан. т. IV, стр. 151—252.
2) Там же стр. 362
3) М. Д. IV, стр. 153.
4) Там же, стр, 162
5) М. Д. IV, стр. 165. Текст воззвания в Москве следующий:
“Неприятель вошел с великими силами в пределы Poccии. Он идет разорять любезное наше отечество. Хотя пылающее мужеством ополченное Российское воинство готово встретить и низложить дерзость его и зломыслие, однако же, по отеческому сердоболию и попечению нашему о всех верных наших подданных, не можем мы оставить без предварения их о сей угрожающей им опасности. Да не возникнет из неосторожности нашей преимущество врагу. Того ради, имея в намерении, для поддержания обороны собрать новыя внутренние силы, наипервое обращаем мы к древней столице предков наших Москве. Она была всегда главою прочих городов Российских, она изливала всегда из недр своих смертоносную на врагов силу; по примеру ее, из всех прочих окрестностей текли к ней на подобие крови к сердцу, сыны отечества, для защиты оного. Никогда не настояло в том вящшей надобности, как ныне. Спасение веры, Престола, Царства, того требуют. Итак, да распространится в сердцах знаменитого дворянства нашего в во всех прочих сословиях дух той праведной брани, какую благословляет Бог и православная наша церковь; да составит и ныне cиe общее рвение и усердие новые силы, и да умножатся оные, начиная с Москвы, во всей обширной Poccии. Мы не умедлим Сами стать посреди народа Своего в сей столице и в других государства Нашего местах, для совещания и руководствования всеми Нашими ополчениями, как преграждающими пути врагу так и вновь устроенными на поражение оного везде, где только появится. Да обратится погибель, в которую мнит он низринуть нас, на главу его и, освобожденная от рабства Европа, да возвеличит имя Poccии".

Рязанским губернатором воззвание к Москве получено 12 июля. 12 же июля губернатор дал знать губернскому правлению, что от него предписано градским и земским полициям объявить воззвание Государя Императора к Московской столице сколь можно поспешнее дворянству, не исключая и чиновников временных уездных и земских судов, предложив им немедленно отправиться сюда, (т. е. в Рязань), а ежели пожелают то и прямо в Москву 1).

Журнальное постановление Рязанскаго губернского правления гласило:

1812 года 13 июля в присутствии сего правления господин гражданский губернатор и кавалер предложил, что вследствие полученного им при отношении господина Московского военного губернатора графа Федора Васильевича Растопчина в копии призыва Государя Императора к городу Москве предписано от него городским и земским полициям объявить оное призывание сколько можно поспешнее дворянству, чтоб, не исключая и чиновников, во временных судах находящихся, всякий на них немедленно отправился сюда, а ежели пожелает, то и прямо в Москву, дабы за отбытием временных судов присутствующих не прекратилось течение дел, то и отдал на распоряжение оного правления сделать по предмету сему надлежащие предписания. Приказали: предписать всем настоящим уездным и земским судам, дела состоящие во временных судах тотчас по получении указов принять в свое производство, приказав для сего секретарям и правящим их должности сочиня немедленно помянутым делам ведомости, представить их в присутствие настоящих судов, сумму же отпускаемую на расход сколько ее во временных судах состоит в наличности, отобрав обратить в уездные казначейства и правлению донесть не далее двух недель от получения сих указов, о чем казенной уголовной и гражданской палатам дать знать 2).

____________
1) Журн. Рязан. губерн. правл. 1812. 13 июля стр. 413. Сенатский арх. прилож. к рапорту Ряз. губ. прокурора Томиловского.
2) Ар. ряз. губ. правл. Журн. 1812 г. июнь, стр. 413. Сенат. Арх. д. 197.

Так как земские суды были в то время и под ведением губернского прокурора, который тогда играл в административном управлении большую роль, то губернатор сделал вышеприведенное предложение с его согласия. Об этом сам Рязанский губернский прокурор Томиловский рапортом от 18 июня 1812 г., за № 130 доносил министру юстиции, Государственного Совета члену, тайному советнику и кавалеру Ивану Ивановичу Дмитриеву так:

"Здешний г. гражданский губернатор 13 числа сего месяца (т. е. июля) предложил губернскому правлению, что вспедствие полученного им при отношении господина Московскаго военного губернатора графа Федора Васильевича Растопчина в копии воззвания Государя Императора к Московской столице, предписано от него градским и земским полициям объявить оное воззвание сколько можно поспешнее дворянству и по таковой надобности в самих дворянах, требовал уничтожения временных уездных и земских судов,—какое же губернское правление сделало в сем случае распоряжение, я имею честь представить вашему высокопревосходительству с журнала его выписку 1), “По случаю сему обязанностью поставлен донесть вашему высокопревосходительству, что я согласился на уничтожение оных временных судов как по уважению нынешних обстоятельств, так и что чиновники в оных оставшиеся не приносили желаемой пользы, ибо в уездных судах большею частью наполняли классные места люди, не могущие заниматься сами письмоводством, а канцелярии одни и те же делились на две части, в земских же—временные члены были в совершенном бездействии, поскольку они не отправляясь сами в округа для обследования старых дел, наводили лишь своими требованиями настоящим земским судам излишнюю переписку и затруднение”.

Оо стороны губернатора, распоряжения о вызове дворян в Москву сделаны были: губернскому предводителю 3), дворянскому собранию 4), земским судам 5) городничим 6), еще 12 июля т. е. за день ранее сего распоряжения.
________________
1) Приведена выше.
2) Сенат. арх. д. № 197—1812 г.
3) По исх. реестру канц. Ряз. губ. 12 июля 1812 г. № 4145.
4) Там же № 4176.
5) Рязанскому № 4147, Зарайскому № 4148, Михайловскому № 4149, Пронскому № 4150, Скопинскому № 4151, Ряжскому № 4152, Сапожковскому № 4153, Раненбургскому № 4154, Касимовскому № 4155, Спасскому № 4156, Егорьевскому № 4157, Данковскому № 4169.
6) Зарайскому № 4158, Михайловскому № 4159, Пронскому № 4160, Скопинскому № 4161, Ряжскому № 4162, Сапожковскому № 4163, Раненбургскому № 4164, Касимовскому № 4165, Спасскому № 4166, Егорьевскому № 4167, Данковскому № 4168, Рязан. полиц. № 4171.

Так как хозяином Москвы в то время был военный губернатор граф Растопчин, то о своем распоряжении Рязанский губернатор дал знать и графу Растопчину 1). Дело не терпело отлагательства. Государь мог пробыть в Москве самое короткое время. По этому предводители дворянства направились в Москву немедленно.

Но там ожидала их большая неприятность.

Государь прибыл в Москву, чтобы выражаясь словами одного из историков, воспламенить народ своим присутствием и лично пригласить Московское дворянство и купечество к содействию обороне отечества всеми мерами и в первый раз лично изложить настоящее положение дела, добавив при этом, что оно требует чрезвычайных мер.

Московское дворянство, выслушав 15 июля манифест, призывающий всех и каждого против врага, "несущего вечные для Poccии цепи и оковы”, определило собрать в Московской губернии 80000 человек ополчения со 100 душ по 10, 2) вооружив их чем можно и снабдить одеждою и провиантом. Потом манифест прочтен был в собрании купечества, каковое положило на потребные для ополчения издержки, сделать со всех гильдий денежный сбор, исчислив его по капиталам.

В первый же день купечеством в течение двух часов по частной подписке собрано полтора миллиона рублей.

Происшедшее, говорит далее историк, глубоко тронуло Государя, на глазах Его появились слезы.

Таким же порывом, тронувшим Государя до слез, воодушевлено было и Рязанское дворянство.

Получив приглашение губернатора об отправлении в Москву, Рязанское дворянство немедленно командировало туда своих депутатов, состоящих из уездных предводителей дрорянства, уполномочив их во время пребывания Государя в Москве, повергнуть себя к Его стопам и донести Его Величеству, что Рязанское дворянство также готово выставить на защиту отечества 60 тыс. воинов, вооруженных и обмундированных.
________________
1) По исх.реестру канц. Ряз. губ. 12 июня 1812 г. № 4170.
2) Мих. Д. Полн. собр. сочин. т. IV изд. 1850 г., стр. 173—179. На стр. же 293 показано 25834 ч. По данным Богдановича Московская губерния доставила только 25,800 человек (т. 2, стр. 65).

Потом, как увидим ниже, этот благой порыв с большим трудом осуществлен был доставкой только 16600 воинов. 1)

В этой депутации, как повествует современник Бестужев-Рюмин (Рус. Арх. 1910 г. т. 11), губернский прфдводитель Лев Д. Измайлов остутствовал по болезни.

Депутаты, прибыв в Москву, остановились в доме губернского предводителя Измайлова, что у Мясницких ворот и на другой день явились к министру полиции, генерал-адъютанту Балашову, прося его доложить о них Государю. Балашов принял их, говорит тот же современник, самым неблагожелательным образом; кричал на них говоря: как смели они отлучаться от должностей своих. Депутаты отвечали, что они это сделали по общему приговору дворянства, и с личного дозволения гражданского губернатова Бухарина. Балашов сказал, что он разберется в этом и сделает строгое взыскание и с губернатора и почти выгнал их от себя. Оскорбленные и огорченные таким неделикатным поступком Балашова, депутаты обратились к Растопчину, которому объяснили причину своего приезда в Москву и не умолчали о поступке Балашова. Растопчин обещал в тот же день доложить о них Государю,—но на другой день рано утром чрез Московскую полицию приказано было представителям Рязанскаго дворянства выехать немедленно из столицы 2).

Что могло послужить Балашову поводом так отнестись к представителям Рязанскаго дворянства неизвестно. Поступок этот положительно необъясним в такое время, когда сам Государь затем и приехал в Москву, чтобы воодушевить свой народ и расположить его к пожертвованиям и когда Рязанское дворянство, движимое любовью к родине и Государю в лице своих представителей, прибыв повергнуть к стопам Государя свои верноподданнические чувства и жепания дворянства хотели заявить о сформировании на свой счет до 60 тысяч воинов.

____________
1) По истории отеч. в. Мих.-Данилов, т. II, стр. 295—показано 15918. Тожф число показано у Богдановича, т. II, стр. 41 и 85.
2) Рус. Арх. 1910 г. т. 11. Яхонтев: "1812 г. в Рязанской губернии" стр. 31—32.

Балашов исполнил свое слово и по отношению Рязанского губернатора Бухарина. Вслед за выездом дворянских депутатов, 18 июля послал Рязанскому губернатору следующее предписание:

Мин. Пол. Июля 18 дня 1912. №641. Господину Рязанскому гражданскому губернатору. На счет съезда в Москву г.г. предводителей. Москва.

Видя из отношения вашего к г. Московскому военному губернатору № 4170 распоряжение принятое вами к отправлению в Москву г.г. губернского и уездных предводителей вверенной вам губернии, поспешаю уведомить вас, милостивый государь мой, что я не вижу основания по которому вы приступили к сей мере, когда таковой съезд г.г. предводителей не иначе мог быть как по особому Высочайшему на то соизволению, что отбытие их в настоящее время от должностей своих, когда совещание их с благородным дворянством вверенных им уездов необходимо нужно со всем не вместно и не сообразно с обстоятельствами предстоящего дела. Подписал: Министр полиции А. Балашов.

Собств. рукою Балашова приписано: для соображения вашего прилагается экземппяр доклада об устройстве военной силы 1).

VI.

Отчасти, вероятно, и это обстоятельство послужило правительству толчком к изданию распоряжения о неотлучке чиновником из мест своего жительства. Вопрос этот проведен был потом даже через Комитет министров. А уже 25 июля 1812 г. за № 384 министр полиции уведомлял об этом Рязанскаго гражданского губернатора:

"В виду того, что по дошедшим сведениям г. начальники губернии увольняют в отпуск дворянских предводителей на несколько месяцев в отдаленные места, Комитет министров нашел, что губернским и уездным предводителям при настоящих обстоятельствах, когда по званию их могут они часто быть нужны, неудобно отлучиться от должности на продолжительное время и в отдаленные местности" 2).
________________
1) Наряд Ряз. губ. прав. министер. бумаг 1812 г., стр. 243.
2) Арх. Ряз. губ. прав. народ стр. 274. Отнош. М-ва Пол. 26 июля 1812. № 384

Кроме этого 2 июля в Рязани от министра полиции по исполнительному департаменту получен был приказ о неотлучках членов городских дум 1). Такое же распоряжение было сделано и по другим ведомствам, при чем по министерству народного просвещения распоряжение это оказапось более стеснительным. Рязанским губернским директором училищ М. Н. Клечановским по этому же случаю был получен циркуляр от 26 июля 1812 г. 2) за № 660 следующего содержания:

"По получении сего благоволите ваше высокородие сделать следующее распоряжение; 1) не взирая на вакационное время не отлучайтесь из города Рязани и будьте при вверенной вам должности, 2) ежель кто из учителей или смотрителей в отлучках находятся, то немедленно прикажите им явиться к должностям и быть при своих местах безотлучными во всех училищах вашей дирекции без изъятия, 3) отпусков никому ни на какое число дней отнюдь не давайте впредь до моего разрешения 3)”.

Из этой переписки еще пожалуй не ясно, что послужило поводом к такому предложению. Но из следующего общего предписания попечителя по Московскому учебному округу уже совершенно ясно видно, что поводом к такому предписанию послужили все те же пресловутые "нынешние обстоятельства”.

"Соображая нынешния обстоятельства, писал циркулярно попечитель округа Голенищев-Кутузов по округу, вижу я надобность, чтобы все чиновники в университете и во всех подведомственных ему учебных и других заведениях служащие находились при своих местах и должностях, предлагаю совету сделать следующие распоряжения 1) по всему Московскому учебному округу всем в домовых отпусках или в других отлучках находящимся немедленно циркулярным отношением предписать, чтобы без малейшего упущения времени к своим местам явились; 2) предписать директорам училищ, чтобы о тех, кои после сего предписания к должностям не явятся, доносить немедленно, по каким причинам, где кто остался, и тотчас, по получении сих сведений, да благоволит совет о сем меня известить;
______________
1) По вх. реестр. Ряз. губ. пред. М-ров № 319.
2) У Яхонтова на стр. 32 брошюры "1812 г. в Рязан. губ." сказано 26 июня... Эта опечатка искажает весь смысл распоряжения. См. дело Истор. Арх. 1812 г. № 50. По предпис. г. попеч., чтобы все чиновники учебные не отлучались от своих должностей.
3) Подписал это предписание попечитель округа Павел Кутузов.

3) какого бы звания чиновник ни был, если он вздумает проситься в отпуск, хотя на самое короткое время, то решительно в сем отказать; хотя бы то было на весьма недальнее расстояние; 4) если бы кто имел намерение жить и довольно близко от города, то и таковому предписать, чтобы непременно находился в городе или по крайней мере дал бы о себе знать начальству университета, где и в какой стороне он находится, дабы при случае востребования по какой либо надобности, до службы относящейся, каждого без затруднения отыскать возможно было. Я удостоверен, что совет, сам чувствуя, сколько cии меры необходимы, приложит старания сделать сообразные оным распоряжения и точнейшие предписания по всему Московскому учебному округу 1).

11 августа 1812 г. Рязанским губернатором — от министра полиции по исполнитфпьному департаменту получено новое предложение об отпусках дворянских предводителей 2), положительно запрещающее таковые в виду "настоящих обстоятельств".

V.

Из Москвы предводители возвратились в Рязань на губернское дворянское собрание. Пока предводители были в Москве Рязанским губернатором 14 июля, а епархиальным начальством 15 июля 1812 г. особыми эстафетами был получен манифест Государя о созыве ополчения следующего содержания:
_______________
1) Ряз. истор. арх. Дело Рязан. гимн. по описи истор. арх. № 50/53 по предпис. г. попечит., чтобы все чиновники учебные не отлучались от своих должностей. Статья эта уже была написана, когда была получена нами брошюра глубокоуважаемого Ст. Д. Яхонтова. "1812 год в Рязанской губернии". Я не согласен с сделанным выводом Ст. Д. из этих распоряжений правительства. Он полагает, что распоряжения эти вытекли вследствие заподозревания “своих" (т. е. учителей) в склонности к Наполеону. С этим никак нельзя согласиться. Так как такое же почти распоряжение простиралось на всех чиновников и других ведсмств, предводителей дворянства и представителей городов. Заподозревание всех в расположении к Наполеону совершенно невероятное предположение. К иностранцам—да! правительство относилось, как увидим далее, подозрительно, но отсюда далеко до сопоставления с ними всех русских чиновников.
2) По вх. р. канц. Ряз. губ. предп. мин. и раз. лиц № 473.

Высочайший манифест: 1)

Божиею Милостью Мы Александр Первый, Имиератор и Самодержец всероссийский и прочая, и прочая, и прочая.

Неприятель вступил в пределы Наши и продолжает нести оружие свое внутрь Poccии, надеясь силою и соблазнами потрясть спокойствие Великой сей Державы. Он положил в уме своем злобное намерение разрушить славу ее и благоденствие. С лукавством в сердце и лестью в устах несет он вечные для ней цепи и оковы. Мы призвав на помощь Бога поставляем в преграду ему войска Наши, кипящие мужеством попрать, опрокинуть его, и то, что останется не истребленного, согнать с лица земли Нашей. Мы полагаем на силу и крепость их твердую надежду; но не можем и не должны скрывать от верных Наших подданных, что собранные им разнодержавные силы велики, и что отважность его требует не усыпного против нее бодрствования. Сего ради при всей твердой надежде на храброе Наше воинство полагаем Мы за необходимо нужное собрать внутри Государства новыя силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой, и в защиту домов, жен в детей каждого и всех.

Мы уже воззвали к первопрестольному Граду Нашему Москве, а ныне взываем ко всем Нашим верноподданным, ко всем сословиям и состояниям духовным и мирским, приглашая их вместе с Нами единодушным и общим восстанием содействовать противу всех вражеских замыслов и покушений. Да найдет он на каждом шаге верных сынов Poccии, поражающих его всеми средствами и силами, не внимая никаким его лукавствами и обманам. Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина. Благородное дворянское сословие! Ты во все времена было Спасителем Отечества; Святейший Синод и духовенство! Вы всегда теплыми молитвами своими призывали Благодать на главу Poccии; народ Русский! Храброе потомство храбрых Славян! ты неоднократно сокрушал зубы устремлявшихся на тебя львов и тигров; соединитесь все: со крестом в сердце и с оружием в руках никакие силы человеческие вас не одолеют.

Для первоначального составления предназначаемых сил предоставляется во всех губерниях дворянству сводить поставляемых ими для защиты отечества людей, избирая из среди самих себя начальника над оными, и давая о числе их знать в Москву, где избран будет главный над всеми предводитель.

В лагере близь Полоцка 1812 года июля 6 дня. На подлинном собственною Его ИМПЕРАТОРСКОГО Ввличества рукою подписано тако: АЛЕКСАНДР.

Рязанским губернским правлением манифест получен был при указе Правительствующего Сената от 10 июля 1812 года 2), а епархиальным ведомством сначала при отношении губернского правления, 3) а потом 29 июля при указе Св. Синода 4)

Рязанское губернское правление в своем присутствии слушало указ сената 14 июля. В журналах правления записано:
__________________
1) Текст приводится по экземпляру Рязан. Истор. Арх., пожертвованному Ст. Д. Яхонтовым в годовом собрании 25 мая 1912 г. В архивах губерн. правл. и дух. конс. манифеста сего не сохранилось.
2) Ряз. губ. арх.; книги указов правит. сената.
3) Арх. Ряз. дух. конс, журналы 1812 г. за 17 июля стр. 18.
4) Там же, журнал 1812 г., стр. 31.

Слушали указ Правительствующего Сената, с приложением Высочайшаго Его Императорскаго Величества манифеста, состоявшегося в 6 день сего июля, о сборе внутри государства новых сил, которые составляли бы вторую ограду в подкрепление первой и защиту домов, жен и детей каждого и всех с приглашением и всех сословий, состоянии, духовных и мирских общим ополчением содействовать к отражению неприятеля с представлением дпя первоначального составления предназначаемых сил во всех губерниях дворянству сводить поставляемых ими для защиты отечества людей, избирая из среды самих себя начальника над оными. Приказали: 1, с нарочным (эстафетами) с приложением экземпляров Высочайшаго манифеста предписать всем городским и земским полициям объявить оный всенародно и тотчас в особенности всему благородному дворянству, дабы оное, не отправляясь уже по сделанному призыву в Москву, поспешило прибыть непременно двадцать первого числа сего месяца (т. е. июля, в губернский город Рязань для исполнения Высочайшей вопи и избрания себе начальника при чем поставить на вид полициям, что за самую малейшую медленность в объявлении взыщется весьма строго. 2, к непременному исполнению по части духовной с приложением экземппяров Высочайшаго манифеста сообщить в Рязанскую духовную консисторию. 3, о выдаче прогонных денег всего шестидесяти шести руб. 12 коп. сообщить в казенную палату, дабы благоволила отпустить оные под росписку расходчика Ферапонтова, коему дать указ и велеть по принятии из палаты денег записать оные в приходе, а потом в расходе, выдать нарочно посылаемым с расписками. О получении указа и о сем определении Правительствующему Сенату отрапортовать 1).

Духовная консистория, заслушав 17 июля сообщение из Ряз. губ. правления с приложением экземпляра Высочайшаго манифеста о сборе со всего государства новых сил к подкреплению войска к непременному и по духовной части оного исполнению, постановило: с прописанием Высочайшаго манифеста предписать указами во все монастыри, пустыни, духовные правления и здешнего ведомства благочинным для скорейшего по оным указам исполнения разослать нарочных. 2)
_____________
1) Ряз. губ. арх. Журн. Ряз. губ. правл. 1812, Июль, стр. 420. Журнал подписали: губернатор Бухарин и советники: Рыхлевский и Серов.
2) Архив Ряз дух. кон. Журналы дух. консистории 1812 г. стр. 18.

Объявление манифеста по духовному ведомству шло так быстро, что уже 18 июля стали появляться донесения о получении и объявлении его на местах, напр. из Ольгова монастыря и др. ближайших церквей.

VI.

Губернское дворянское собрание для выслушания Высочайшаго манифеста от 6 июля было созвано на 21 июля.

Но ни 21, ни 22 заседания его не состоялись за малочисленностью дворян. Это и естественно. Ведь многие из дворян, благодаря объявлению губернатора, ездили также в Москву, а многие за дальностью расстояния самыя объявления о явке в собрание получили поздно.

Наконед 23 июля число дворян признано достаточным и губернское собрание открылось 1) чтением манифеста 6 июля 1812 года, 2) копии с Высочайшаго рескрипта к Московскому военному губернатору о возложении на него составления внутренних военных сил из округа, заключающий в себе между прочим и губернию Рязанскую; 3) Высочайший манифест по сему же предмету в 18 день июля состоявшийся и 4) копию с Высочайше утвержденного доклада для образования Московской военной силы 1).

В среде дворянства, по выслушании манифеста, почувствовался вновь несомненный подъем патриотического духа, несмотря на горечь и даже обиду, нанесенную дворянству Министром полиции в лице его представителей. Подъем этот несомненно обусловливался обожанием личности Государя, а отчасти и начавшейся войной. Несомненно чувство и собственного самосохранения играло в этом подъеме далеко не последнюю роль.

Поэтому, по выслушании поименованных актов, Рязанское дворянство изъявило свою полную готовность к составлению ополчения и решило: собрать со всех душ, за владельцами в губернии числящихся, 15600 человек, составив из них 7 полков. Сбор людей, равно обмундирование и трехмесячное содержание дворянством взято на себя.
_______________

1) Все документы приложены ниже во главе "Рязанское ополчение".

24 июля произведены были выборы начальника Рязанской Военной силы, полковых начальников и депутатов во второй комитет 1). 25 и 26 июля губернский и уездные предводители делали распределение по полкам чиновников, вступающих в состав Рязанской военной силы 2).

VII.

Итак, прослеживая день за днем состояние Рязанской губернии в знаменательную годовщину 1812 года, в летописной последоватлльности надвигавшихся событий, с 30 июня т. е. со дня получения в Рязани экземпляра Высочайшаго рескрипта "о подъемлемом оружии к отражению Французских войск, 3)" мы ознакомимся по делам Рязанских архивов с различными распоряжениями, относящимися непосредственно к Отечественной войне 1812 года.

30 июня от Министра полиции, по исполнительному департаменту, Ряз. гражд. губернатором получено строгое предписание о наложении штрафов на отдатчиков за непоставку в срок рекрут по рекрутскому набору 4).

30 же июня тем же Министром полиции предложено выполнять безотлагательно требования военного начальства 5). От Министра Внутренних Дел по департаменту мануфактур и внутренней торговли предложено Ряз. губернатору всеми мерами склонять фабрикантов на продажу сукон на армяки 6), но чтобы купцы особенно не набивали высокие цены была установлена на 1812 год особая такса на сукна и каразею 7).

С 6 июля в Рязанскую губернию от коллегии Московского провиантского депо откомандирован был магазейн-вахтер Астафьев для заготовления в губернии провиантского довольствия 8). Нужно полагать, что дело заготовления шло здесь успешно, так как в Рязань присланы были потом на этот предмет с комиссионером Платовым 12000 р. денег 9).
_________________
1) Сенат. Арх., д. № 197, рапорт Ряз. губ. прокурор. от 24 июля 1812 г. № 136.
2) О Рязанском ополчении см. особую- главу.
3) По вх. р. указ. Прав. Сен., пост. к Ряз. губ. в 1812 г. № 85.
4) По вх. р. предп. Мин. и отнош. разн. лиц 1812 г. № 3?3
5) По вх. р. пред. Мин. и разн. лиц 1812 г. № 384.
6) Там же № 386. Об этом смотри особую статью.
7) Там же № 388.
8) Там же № 395.
9) По вх. р. Мин. и разн. лиц поступ. к Ряз. губ. бум. в 1812 г. № 396 и 397.

7 июля Рязанским губернатором получены от генерала от инфантерии Лобанова-Ростовскаго различные распоряжения по формированию в Рязани полков и предписание доставлять ему подробно о всем, что делается в Рязани как по формированию самих полков 1) так и по построению для формирующихся полков фур 2). От Военного министерства в тот же день по провиантскому департаменту получено распоряжение относительно продовольствия вновь формирующихся полков 3). От Министра полиции по департаменту медицинскому в тот же день получено в Рязани предписание о поручении членам Рязанской врачебной управы пользования больных во вновь формирующихся полках 4). 14 июля "Московская воспитательная аптека” дала знать для сведения Рязанскому губернатору о содержании в постоянной готовности медикаментов для Рязанскаго батальона 5). 28 июля Московское артиллерийское депо уведомило о высылке для формирующихся в Рязани полков свинца, бумаги и проч; 6). В виду того, что Рязань была ближе к Моекве, где по тому времени только и можно достать все необходимое для формирующихся полков, Рязанская администрация и местное дворянство, по согдашению с дворянствами Тамбовским и Воронежским, заготовляли там амуницию и др. вещи и обозы не только для своих, но и для формирующихся в Тамбове и Воронеже полков 7). Заготовкой всего этого занимался главным образом командированный в Москву советник Рязанскаго губернского правления Рыхлевский, которому отпускались средства 8), ему помогал представитель от Тамбовской губернии подполковник Колобов 9). 15 июля Рязанским губернатором получен из 1-го департамента Правительствующего Сената указ о своде дворянством поставляемых для зашиты отечества людей 10), а 28 июля в Рязани получена копия с рескрипта Ее Императорского Высочества Государыни Великой Княгини Екатерины Павловны о сборе на временное ополчение воинов с имения удела Ее Высочества составляющего 1).
_______________
1) Там же № 401.
2) Там же № 405.
3) Там же № 406.
4) По вх. р. Мин. и раз. лиц бумаг, № 409.
5) Там же № 418.
6) Там же № 442.
7) Там же № 453 и 454.
8) По вх. р. пред. Миниетр. и разн. лиц № 460.
9) Там же 14 июля 1812 г. № 421.
10) По вх. р. указ. Прав. Сен. за 16 июля 1812 № 95.

28 июля генерал-губернатор Новгородский, Тверской и Ярославский просил Рязанскаго гражданского губернатора оказать пособиe чиновникам при следовании с ратниками, набранными в удельных имениях 2). А Московская удельная контора осведомила Рязанскаго губернатора по предмету участия удела в пожертвованиях на снабжение полков 3).

Того же 28 июля первоприсутствующий Ряз. Дух. консистории спасский архимандрит Антоний дал знать Рязанскому губернатору о получении Высочайшаго манифеста 6 июля по духовному отделу с приложением воззвания Св. Синода 4).

VIII.

С развитием военных действий в Рязани губернатором были получены распоряжения по разбору иностранцев, 21 июля 1812 г. от Министра юстиции 5) и 28 того же июля от Министра полиции по секретной части 6). Правительство, опасаясь, чтобы некоторые из иностранцев, в такое смутное время, не оказали Наполеону каким либо способом услуги не в интересах Poccии, предложило всем ведомствам Рязанской губернии сделать им разбор 7).

С 1 августа в Рязани стали функционировать два комитета: 1-й под председательством гражданского губернатора, из губернского предводителя и городского головы, для сбора ратников, 2-й под председательством вице-губернатора, из двух депутатов: дворянского Татаринова и от купцов Турбина для сбора пожертвований.
______________
1) По вх. р. ук. Прав. Сен. 28 июля 1812 г. № 100.
2) По вх. р. предп. Мин. и разн. лиц 1812 г. № 445.
3) Там же № 446.
4) Там же № 449.
5) По вх. р. предп. Мин. и разн. лиц № 426.
6) Там же № 436.
7) Об этом см. отдельную главу "Разбор иностранцев в губернии".

Прототипом для состава и организации их послужили организованные по Высочайшему повелению комитеты в Москве, правила об организации которых в Рязани сначала получены при предписании Министра полиции от 18 июля 1812 г. за № 641 с собственноручною припискою Балашова "для соображения вашего т.е. губернатора прилагается экземпляр доклада об устройстве военной силы” 1), а затем правила эти вновь получены вместе с другими губернаторами 4 августа 2). Кроме сего того же 4 августа получен был Высочайший Манифест 18 июля — и при нем опять правила на составление временного ополчения 3).

Август вообще можно признать временем спешного формирования ополчения. Как известно военные действия приняли в этот месяц очень интенсивную силу. Неприятель занимал один за другим русские города, постепенно приближаясь к Москве—сердцу Poccии.

В августе месяце по составлению ополчений получены распоряжения 25 августа от главнокомандующего в Москве о доставлении: а) сведений Министру Финансов о суммах на внутреннее ополчение в пожертвование приносимых 4), б) списки о внутреннем ополчении с означением мест, где собраны силы и в каком числе 5), в) кн. Лобанова-Ростовского относительно приготовления провианта и обоза для ополчения 6).

27 августа Рязанским губернатором получено извещение от начальника Рязанского ополчения об отправлении его в село Дединово для формирования полков 7), с тем, чтобы двинуть их в назначенное место совсем готовыми к походу 8)

IX.

Неприятель приближался к Москве.

Нужно было как можно скорее заканчивать формирование ополчения для защиты домов и родных пенат. Вся эта работа происходила главным образом по уездам и сборным пунктам 9).
________________
1) Ряз. губ. арх, наряд Ряз. губ. правл. 1812 г. с бумагами Министра и разных лиц, стр. 243. Документ этот приведен полностью выше.
2) По вх. р. предп. Мин. и разн. лиц и указов прав. Сената 1812 г. на 4 авг. № 101.
3) Там же № 102.
4) По вх. р. кан. Ряз. губ. циркуляр. предп. Мин. и разн. лиц 1812 г., № 493.
5) Там же № 494.
6) Там же № 496.
7) Там же № 618.
8) Место это, однако, в то время еще не было определено.
9) См. особую главу "Рязанское ополчение".

Но еще ранее, а именно 4 августа, Рязань узнала, благодаря получению из 6 департамента Сената экземпляра Высочайшего рескрипта на имя генерала-лейтенанта, сенатора и кавалера графа Толстого, о назначении его командующим военною силою в губерниях Нижегородской, Симбирской, Казанской, Вятской, Пензенской и Костромской 1).

Но кроме окончательного сформирования полков и ополчения в этом же месяце начат был рекрутский набор по указу 4 августа 1812 г. Указ об этом новом рекрутском наборе в Рязани получен был из 1 департамента Правительств. Сената с экземпляром Высочайшаго манифеста 11 августа 2). Так как положение вещей не терпело никакой отсрочки (французы были под Бородином), то уже 25 авг. было получено из Сената подтверждение на счет скорейшего производства рекрутского набора 3).

Всего было предположено набрать по 83 набору, как видно из отношения Военного Манистерства по департаменту инспекторскому от 12 сентября 1812 г. за № 6411 по числу 139050 душ удельных и казенных обязанных рекрутскою повинностью крестьян 2781 человек, из коих 1000 чел. должны остаться для окончательного формирования в Рязани а 1781 чел. отправиться во Владимир 4).
_________________
1) По вх. р. указ. нрав. Сената № 103. Журн. Рязан. каз. пал. 6 авг.1812 г. стр. 33. Впоследствии под его начальство поступило Рязанское ополчение.
2) По вх. р. указ. прав. Сената № 105. См. об этом подробнее в статье "Рекрутские наборы".
3) По вх. р. канц. Ряз. губ. указ. прав. Сената № 110.
4) Арх. Ряз. г. правл. Дело 1812 г. стр 315—318 см. об этом же особую статью "рекрутские наборы в 1812 г." Цифру 2781 нельзя считать точною.

С конца сентября месяца началась отправка через Рязань рекрутских партий во Владимир из других губерний. Из журнала Рязанской казенной палаты от 25 сентября видно, что первая партия прошла в конпе сентября, так как указанного числа, как сказано в журнале, по предложению губернатора и но повелению его светлости г. Главнокомандующего армиями, выдано Перновского пехотного полку подпоручику Печковскому на набранных в Могилевской губ. 211 рекрут и 52 чел. конвойной команды, всего на 263 чел. прогонов на 336 вер., по 3 к. на 1 лошадь, и на 80 лошадфй 897 р. 12 к. и на кормовыя по 10 к. в день на человека 697 р. 29 к., а всего 1378 р. 41 к. 1). Затем в том же сентябре для следования во Владимир выданы прогоны Московского гарнизонного полка майору Чапыжникову 2), поручику Чеснокову 3) и в октябре—поручику Штрабнак 4) и Екатеринославского внутреннего горнизонного полубаталиона подпоручику Зенкевичу 535 р. 5).

Можно сказать, что до конца августа Рязань и ее губерния представляли из себя какой то воинский стан. С разных сторон непрерывно двигались по губернии воинские отряды, кони, пушки, воинские повозки. Ежедневно проходили по ней к Москве новые воинские части, но местных войск в ней, как увидим ниже, в начале сентября уже не было: они двинулись к Москве в конце августа месяца.

Для проходящих полков нужно было заготовлять и квартиры и провиант. Так 11 августа Рязанским губернатором от комиссии Московскаго провиантного депо получено предложение о заготовлении в Касимове провианта на продовольствие проходящих полков 6), а 18 августа потребована тем же депо заготовка провианта в Касимове для полков, идущих из Воронежа 7). На заготовление провианта для этих полков от Комиссии Московско-вилен. депо получено было 21 августа на имя губернатора 15 тыс. руб. 8), при чем предложено г. губернатору оказывать чиновнику депо Авдееву всевозможное пособие 9) по заготовке провианта.

27 августа было получено от князя Лобанова-Ростовскаго распоряжение о движении формировавшихся в Рязани полков к Москве и о доставлении вслед за отправляющимися туда полками вещей и всего принадлежащего им имущества по мере его заготовления 10).

В августе у нас в Рязани появились первые беглецы из разоренных неприятелем местностей, первые пленные и первые раненые.
___________________
1) Журн. Ряз. каз. пал. 1812 г. сент. стр. 230.
2) Там же, журн. 26 сент. стр. 246.
3) Там же, за 30 сент. стр. 278.
4) Там же. за 17 окт. стр. 199.
5) Там же, за 18 окт. стр. 226.
6) По вх. р. предп Мин. и разн. лиц к Ряз. губ. 1812 г., Л 475.
7) Там же № 485.
8) Там же № 491.
9) Там же № 498.
10) По вх. р. № 517. Подробности см. в статье "формирование полков в Рязани".

Могилевский губернатор впрочем со всем штатом чинов проживал в Рязани со времени занятия названной губернии неприятелем, а поэтому 26 августа он обратился к Рязанскому губернатору с просьбою о выдаче за майскую треть причитающихся жалованных и столовых ему и находящемуся при нем переводчику и начальнику отделения только жалованных денег 1).

В журнале общего присутствия Рязанской казенной палаты под 26 августа 1812 года записано: слушали предложение Рязанскаго губернатора: "Могилевский г. гражд. губернатор граф Толстой, по случаю занятия неприятелем вверенной ему губернии прибыл ныне в г. Рязань, вместе с ним и чиновники с делами и отнесся ко мне с требованием выдать за майскую треть жалованье и столовые, ему губернатору, а также и чиновникам сюда прибывшим с делами переводчику Маркевичу из 180 р., а начальнику отделения Бутом из 150 р.оклада".

Рязанский губернатор, "уважая с своей стороны по нынешним обстоятельствам необходимость сего требования", предложил казенной палате выдать оные деньги под росписку Могилевского гражд. губернатора, но с тем, чтобы он от себя донес о получении их г. Министру финансов. Палатой постановлено: Выдать Могилевскому губернатору 994 р. и прибывшим с ним чиновникам перевод. Маркевичу 59 р. 40 к., и Бутоме—49 р. 50 к. на счет следующей С.-Петербургскому остаточному казначейству суммы 2).

27 августа потребовал было отвода в гор. Рязани дома под жилье и канцелярию Смоленский губернатор, но Рязань была уже настолько переполненною, что дома для него не нашлось 3). И Смоленский губернатор барон Аш вынужден был направиться далее, а имеано в Нижний, где и оставался пока вверенная ему губерния была очищена от неприятеля 4). А днем раньше Рязанским губернатором дано Смоленскому предводителю дворянства открытое предписание ко всем земским и городским попициям Рязанской губернии об оказывании ему пособия при следовании через губернию 5).
_______________
1) По вх. р. кан. Ряз. губ., предп. Мин и др. лиц № 515.
1) Там же № 516.
2) Арх Рязан. Казен. Палаты. Журн. 1812 г. авг. стр. 311.
3) По исх. р. канц. Ряз. губ. 29 августа 1812 г. № 5247.
4) Вх. р. канц. Сяз. губ. Минист. и разных лиц предп. № 516 Об этом см. в особой главе "о помощи пострадавшим от разорения неприятеля".
5) По исх. р. канц. губерн. 1812 г. №. 5241.

25 августа получено в Рязани от особенной канцелярии Министра полиции первое распоряжение о пленных французах 1), которые потом переходили по губернии тысячами 2).

IX.

Около полутора месяца Рязанская губерния была в неопределенном положении, готовая всякий день подвергнуться разрушфнию со стороны неприятеля. Тревожное время началось с конца августа. Это было необыкновенно подавляющее время. Если известие о вторжении неприятеля в Россию произвело целую суматоху и среди населения губернии, то трудно себе было вообразить ту необыкновенную тревогу, ту панику, каковыя должно было переживать население, когда по Рязанской дороге потянулись из Москвы и конные и пешие, в колясках и простых телегах и прибывали в Рязань испуганные, голодные, потерявшие все свое имущество жители Москвы и разных губерний, разоренных неприятелем и заполонили все улицы и площади. И напротив нарочные и курьеры в Рязань перестали являться. Почты не было, хотя ее все ждали 3). Все предполагали, что должно случиться, какое-нибудь великое несчастие!... И оно случилось.

Москва взята! Кого не могло поразить это известие! Москва оставлена! Кому уже теперь неизвестно, какое это удручающее действие произвело на Петербург! И как был поражен этим известием Государь.

"С 29 августа не имею я никаких донесений от вас, писал он Кутузову.—Между тем от 1 сентября получил я через Ярославль от Московскаго главнокомандующего печальное известие, что вы решились с армией оставить Москву. Вы сами можете вообразить действие, какое произвело cиe известие, а молчание ваше усугубляет Мое удивление”.

“Боже мой! что за несчастие"! воскликнул Государь, услышав от полковника Мишо об уступлении Москвы. "Слезы полились из глаз монарха".
______________
1) По вх. р. Мин. и разн. лиц бумаг 1812 г. № 503.
2) См. об этом отд. статью "военно-пленные в Рязани".
3) Высочайшим повел. 10 сент. 1812 г. приказано направлять почту от Ярославля через Ростов и Владимир до Рязани.

Какой же ужас должны пережить рязанцы, услышав слова: Москва взята и увидав воочию в подтверждение этих слов многих тысяч жителей, бежавших из Москвы и ее окрестностей, бежавших за Рязань и дальше, так как Рязань была уже перенаселена, да и в ней оставаться не безопасно. Какой был ужас, когда до Рязани дошли слухи о том, что наша армия движется по Рязанской дороге за Оку и Наполеон уже грозит занять Оку. Ни для кого не было тайной, что армии наши совершенно разстроены еще со дня Бородинского сражения. Несомненно всем рязанцам могло казаться, что и участь Рязанской губернии обречена на разрушение!... И этого разрушения ждали.

Если во всех городах, близлежащих и даже в Петербурге приняты были меры к сохранению имущества и ценностей, то можно ли думать, что Рязань не испытывала панического ужаса и не готовилась к вывозу своего имущества, не смотря, конечно, на все успокоительные меры, принимаемые местной администрацией. Истина, однако, не могла быть скрыта. И все были озабочены экстренным выбытием из Рязани. Многие держали на готове лошадей. Ходили, конечно, об опасности преувеличенные слухи и как не быть им, когда сам Государь в объявлении к жителям Петербурга, успокаивая жителей в безопасности, добавлял: " но мы погрешили бы против Бога, если бы с несомненною уверенностью стали утверждать будущее, о котором он один знает”.

"Вся надежда на искоренение врагов, не взирая на успех движения внутрь Poccии, на нашей стороне, однако в самых надежных обстоятельствах помышление о предосторожности не долженствует наводить ни страха, ни уныния. Меры сии берутся в безопасное время, и на тот один конец, что ежели бы опасность, от чего, да сохранит нас Бог, стала угрожать сему городу, тогда правительство, известя о том заблаговременно, и имея уже все тяжелыя вещи вывезенными облегчило бы жителям способы в лучшем порядке и без смятения выезжать отселе внутрь страны".

В этот злосчастный момент казалось Россия ставила последнюю карту. Рязани угрожал неприятель в первую голову, а между тем все воинские части, формировавшиеся около двух месяцев в Рязани на которые Рязанская губерния потратила столько средств и сил, и Рязанское ополчение, всецело составленное из местного населения, вышли из Рязани. Ополчение на границу Рязанской губернии. В эту трудную минуту Рязань осталась совершенно без войска. Даже казенные кладовые и казначейство остались без военного караула... охранять некому. К караулу поставили только что принятых по манифесту 4 августа рекрут, каковые не умели еще научиться как обращаться с оружием... Да собственно, как видно из донесения Рязанскаго губернского казначея, у них и оружия то никакого не было.

Об этом губернский казначей доносил казенной палате и последняя постановила 29 августа 1812 года журнальное определение, изложив в нем, что "вследствие рапорта губернского казначея о том, что при дверях казенных кладовых караул, по случаю выступления формирующихся здесь полков в поход, снят, и в место оного поставлены на часы рекруты без всякого оружия, она Казенная палата вынуждена была обратиться к бригадному начальнику внутренней стражи с требованием дабы благоволил, вследствие Высоч. конфирмов. в 3 день июля 1811 года инструкции, приказать для содержания при казенных кладовых караула нарядить с ружьями в сумах (?) рядовых с одним унтер-офицером достаточное число, а рекруты без амуниции и ружей, при столь важном посту содержать караулы не могут 1).

X.

Бегство выходцев из Москвы продолжалось. Бежавшие в ужасе рассказывали о пожаре и грабежах Москвы, о разоренных селах и домах.
________________
1) Архив Ряз. каз. пал. журн. 1812 г. авг., стр. 375. Журн. каз. палаты сдедующего содержания:
1812 года августа 29 дня. Рязанская казенная палата слушала рапорт рязанскаго уездного казначея, коим доносит, что имеющийся при дверях казенных кладовых караул по случаю выступления формирующихся здесь полков в поход снят и вместо оного поставлены на часы рекруты без всякого оружия. Приказали: к г. бригадному начальнику внутренней стражи сообщить с требованием дабы благоволил вследствие Высочайше конфирмованой в 3-й день июля 1811 года инструкции приказать для содержания при казенных кладовых караула нарядить с ружьями “в сумах" (?) рядовых с одним унтер-офицфром достаточное число, а рекруты без аммуниции и ружей при столь важном посте содержать караулу не могут.
Журнал подписали: Иван Князев (вице губерн.) Адриан Федоров, советник Елчин, Кирсанов.

В первую голову бежало купечество. По исходящему журналу канцелярии Рязанскаго губернатора значатся десятки №№ выданных билетов московским и коломенским купцам для следования в разные города.

25 августа, как видно из входящего реестра поступающих бумаг от г.г. Министров и разных лиц, проследовал через Рязань, направляясь в Казань, почетный попечитель Московскаго Опекунского Совета с делами и чиновниками 1).

Поэтому всякий может представить, какие ужасы переживала Рязань и ее губерния в первую половину сентября, когда никто ни в чем не мог разобраться, никто ничего не знал, ничего не понимал и когда населению пришлось терпеть не от неприятепя только, но и от своих войск и мародеров 2).

С. Д. Яхонтов в своей брошюре: “1812 год в Рязанской губернии” по-видимому склонен думать, что Рязань относилась к приближению неприятеля, не теряя самообладания. "Непосредственно незахваченная неприятельским нашествием Рязань, пишет г. Яхонтов, само разумеется, не могла поддаться панике и в известных нам документах не встречалось, чтобы особенное было волнение здесь, но так или иначе не реагировать на события она не могла 1).

Но уже через страницу С. Д. Яхонтов говорит несколько иное: "Французы с 2 сентября уселись в Москве,—насколько прочно, предвидеть нельзя было, не даром же 3000 вер. про-шел Наполеон и не даром обещал золотыя горы (!) солдатам. Москва была вожделенной мечтой и, конечно, не для того, чтобы посмотреть на нее и уйти. Он должен был использовать ее взятие. Те испытания, которыми наградило французов Московское сидение, развернулись в грандиозных размерах, вне всяких расчетов великого полководца. Но куда направится? что станет делать Наполеон? Естественно, ближайшие города должны были так или иначе ждать к себе французов. Надобно было готовиться. Пример был показан Москвой
1), – уходить и увозить.
______________
1) По вход. р. бум. г.г. Мин. и разн. лиц № 506.
1) По вход. р. 1812 г. №№ 5844—50 и др.
2) См. об этом особую статью "о разбое и грабежах русской армии в пределах Ряз. губ."
1) Яхонтов: „1812 г. в Ряз. губ. стр. 45." Труды Рязан. учен. арх ком., вып. 1-й за 1911 г.
1) Не одной Москвой, а всеми городами и селениями которые лежали на пути шествия Наполеона. И. Проходцов.

Так как второе было медлительней, то на вывоз ценностей обращено было внимание русского правительства. Сохранность частного имущества обеспечивалась личной заинтересованностью обывателей, его несложностью и нетяжеловесностью. Если Москва повывезла, то Рязани и вовсе легче было вывести свой скарб. Значит, за нее беспокоиться было нечего. Но за казенное имущество и общественное тревожились. Очевидно предполагали, что и Рязань может попасть в среду неприятельского нашествия, хотя более в этом предположении играла роль запуганность русского воображения, так как самое стратегическое движение русской армии не указывало на движение французов на Рязань.

Как известно Кутузов через Москву хотя и двинулся первоначально по Рязанской дороге, но затем подался на западь 1)."

Конечно теперь, по происшествии 100 лет, трудно себе в точности представить что происходило в Рязанской губернии в это тревожное время. Но есть свидетельства, документальные, хотя и краткие, напр., о Зарайске и его уезде, что население оттуда, по занятии Москвы, бежало. В журнале Рязанской казенной палаты за 11 октября записано, что вследствие бывших замешатфльств, кои произошли там по причине пограничности уезда с Московской губернией, бывшей в военном положении, в г. Зарайске и его уезде все опустело и в самом Зарайске оставалось обывателей едваль третья часть, что и начальству известно 2). В уезде существовала полная анархия и грабежи.

В Егорьевском уезде также царила анархия и, пользуясь полным замешательством, грабили население и разбивали кабаки и питейные дома не неприятели, а свои же воинские части, раненые и больные. Бежали, кто мог или были готовы к бегству, сложив какое можно имущество на подводы. Спрос на лошадей был громадный, так что когда епархиальное ведомство, озабоченное вывозом церковных ценностей из Рязани, обратилось к егорьевским благочинным о доставлении для этой цели лошадей, получило ответ, что лошади нужны под свое имущество.
________________
1) Там же, стр. 47.
2) Из заявл. зарайского откупщика полков. Грибовского. Журн. Ряз. каз. пал. 1812 г. 24 сент. стр. 312, 11 окт. 1812 г. стр. 123.

Так 24 сентября в Рязанской духовной консистории заслушан был рапорт власовского благочинного иерея Никиты Федорова, коим иерей Федоров доносил, что подведомственные ему священно-церковно-служители по требованию его - отдачи лошадей с повозками для отвоза казенного имущества, за употреблением их для своего имения, отозвались1).

В Рязанском уезде, под самою Рязанью, особенно забеспокоился Богословского монастыря игумен Смарагд. Когда, только дошли до монастыря слухи о взятии Москвы и начавшемся замешательстве, игумен Смарагд вошел в консисторию с прошением "о даче ему паспорта на случай спасения от неприятеля для отъезда куда-нибудь". Консистория, заслушав это прошение, 24 сентября 1812 года определила дать паспорт с надлежащим подтверждением и дабы без крайней опасности по оному из обители не отлучался 2).

Очень характерно в этом отношении свидетельство о самой Рязани современника М. И. Маракуева, кажется Ростовского городского головы. В своих записках г. Маракуев пишет: 8 сентября приехали мы в Рязань. Подъезжая к ней утром, верст за пять, открывается прекрасная равнина, и влево дорога из Москвы. Только мы выехали на равнину, то представилось нам зрелише единственное и жалостное: как только мог досягать взор, вся Московская дорога покрыта была в несколько рядов разными экипажами и пешими, бегущими из несчастной столицы жителями, один других выпереживали и спешили, гонимые страхом в каретах, колясках, дрожках и телегах, наскоро, кто в чем мог и успел, с глазами заплаканными и пыльными лицами, окладные детьми различных возрастов. А и того жаплостнее: хорошо одетые мужчины и женщины брели пешие, таща с собою детей своих ж бедный запас пропитания, мать вела взрослых, а в тележке или за плечами тащит тех, которые еще не могли ходить, всяк вышел наскоро, не приготовясь, был настигнут нечаянно, и брели без цели и большею частью без денег и без хлеба. Смотря на эту картину бедствия, невозможно было удержаться от слез. Гул от множества едущих и идущих был слышен весьма издалека и, сливаясь в воздухе, казался каким то стоном, потрясающим душу. А в Рязани улицы, не говоря уже комнаты и дворы, были полны народа, который на открытом воздухе сидел и лежал целыми семьями: что либо пили, ели и плакали.
_______________
1) Арх. Ряз. дух. кон.; журн. 1812 г. за 24 сент.
2) Там же; журн. Ряз. дух. кон. 1812 г. на 24 сент.

По началу мы располагали пробыть в Рязани сутки двои, но в тот день, когда мы приехали, вдруг разнеслась молва, что российская армия отступает чрез Коломну на Рязань, а за нею идет и неприятель. Такие вести привели всех в смятфние 1), всякий спешил скорее, куда ни есть, уехать; почему и мы более оставаться не рассуждали, а думали ехать прямо проселком на Владимир сплошными лесами между Миленок и Егорья, дабы избежать встречи мародеров неприятельских и своих, которые всюду шатались. Также опасались мы и мужиков, про которых была всюду молва, что они своих грабят, что к истинной чести русских поселян было совершенная неправда, рассеянная или излишним страхом или неблагонамеренными людьми. Между тем этот ложный слух препятствовал многим спасти свое имущество. Грабежа нигде не было. Многие осторожные слишком москвитяне оставляли свое имущество в Москве, в палатках и подвалах, которое

все пропало, как бы в наказание за худое мнение о своих соотечественниках. Мы, проезжая в самый пыл бедствия, не только не имели от поселян никакой неприятности, но всегда встречали ласку и услуги.

От Рязани Ока отстоит версты на полторы, где нам должно было ее переезжать, то по приезде нашем к переезду была тут великая теснота и беспорядок: начальства никакого не было, а кто успел или смог, тот скорее и переправился. Мы также воспользовались правами сильного. Так как нас было много, то, устраня прочих, не без шуму, переехали благопопучно и, отъехавши от Рязани 25 верст, ночевали. Тут, для большой осторожности деньги обшили около себя, дабы на всякий случай быть готовыми к побегу в лес, хотя у нас было вооружение и соблюдался порядок, но было положено в правиле делать оборону только против мужиков, а против войск молчать, потому мы одолеть и малаго их числа по неисскуству не надеялись 2).
_______________
1) Вот и документ о переживаемой панике в Рязани И. П.
2) Русс. Арх. 1906 г. № 5, стр. 117 М. И. Маракуев "1812 год в Малороссии, в Ростове Великом и в Москве". Выдержи из записки о Рязани в 1812 г. напечатан. в Труд. Ряз. Учен. Арх. Комиссии за 1906 г. вып. 1. стр. 56-57.

Из этих свидетельств видно, что в Рязани не было так спокойно, как полагает С. Д. Яхонтов. Г. Маракуев говорит прямо что в ней было и смятение и всякий спешил, куда ни на есть уехать 1).

В виду этого в Рязани делались губернатором какие то секретные распоряжения, настолько секретные, что содфржание их старались скрыть даже от чиновников канцелярии губернатора и даже регистратора. Так под 4 сентября под №№5464, 5465 и 5466 значатся посланными от Рязанскаго губернатора три бумаги, содержание коих, в виду той же секретности, не обозначено даже совсем в исходящем реестре.

Впрочем тайна и секрет одного из этих номеров исходящего реестра бум. канц. губернатора может быть раскрыта, а именно № 5465 может быть разъяснен теперь найденным в Московском отделении общ. арх. главн. штаба, подлинным документом. Оказывается, что под № 5465 Рязанским гражданским губернатором Бухариным отправлен был рапорт его светлости, господину генералу-от-инфантфрии главнокомандующему всеми действующими армиями и разных орденов кавалеру князю Мих. Лар. Голенищеву—Кутузову. Так как в рапорте этом есть слова: "долгом моим поставляю довести до сведения вашей светлости о сделанном от меня сего же числа представлении господину главнокомандующему в Москве", то отсюда положительно можно предполагать, что еще один из № со скрытым содержанием и есть рапорт главнокомандующему Москвы. Третий секретный № остается не раскрытым, но содержание его вероятно тоже и писан он по всей вероятности Министру полиции. В своем секретном рапорте от 4 сентября 1812 г. за № 5465 Рязанский губернатор, между прочим, доносит князю Голенищеву-Кутузову, что выступление войск и ополчения из Рязанской губернии подали повод к разным разглашениям между народа, жадно принимающего всякую новость за истину. Дошедшие ныне слухи угрожают опасностью жителям и я при всем моем старании успокоить их не в состоянии, почему и решился донести о том ему господину главнокомандующему, и вместе с тем испрашивать разрешения; не приказано ли будет денежную казну и сокровища, хранящияся в церквах и в духовном ведомстве, отпра вить водою до Нижнего Новгорода предоставя мне в тоже время собрать во вверенной мне губернии, есть ли не поголовно, то хотя всех тех, кои в состоянии носить и иметь оружие, которые бы и могли действовать против неприятельских отрядов, ежели бы они покусились по какому либо тракту подойти к Рязани, а паче захватить берега реки Оки, которая ныне несет знатную часть богатства Российской Империи 2).

____________
1) Там же.
2) Еще новое свидетельство самого Ряз. губ—ра о панике в Рязани. И. П. В Московск. отд. общего арх. Гл. Штаба, Опись Л5 2088 № 107 ч. 22 имеется рапорт, в коем Рязанский губернатор 4 сентября писал: "Его светлости, господину генералу от инфантерии, главнокомандующему всеми действующими армиями и разных орденов кавалеру князю Михаилу Ларионовичу Голенищеву-Кутузову. Рязанскаго гражданского губернатора Бухарина. Рапорт.
Имею честь препроводить у сего вашей светлости ведомость артиллерийским снарядам, которые быв нагружены на четырнадцати барках в Екатеринбурге, ныне прибыли к рязанской пристани.—Поспешая донесть о сем вашей светлости всепокорнейше прошу дать мне приказание, должны ли те снаряды отправлены быть куда, или оставаться здесь до дальнейшего предписания.
Между тем долгом моим поставляю довести до сведения вашей светлости, о сделанном от меня сего же числа представлении господину главнокомандующему в Москве, что выступление войск и ополчения из Рязанской губернии подали повод к разным разглашениям между народа, жадно принимающего всякую новость за истину.—Дошедшие ныне слухи угрожают опасностью жителям и я при всем моем старании успокоить их не в состоянии, почему и решился донести о том ему господину Главнокомандующему; и вместе с тем испрашивать разрешения: не приказано ли будет денежную казну и сокровища хранящияся в церквахи и и в духовном ведомстве отправить водою до Нижнего Новгорода, предоставя мне в тоже время собрать во вверенной мне губерний и есть ли не поголовно, то хотя всех тех, кои в состоянии носить и иметь оружие, которые бы и могли действовать против не приятельских отрядов, Ежели бы они покусились по какому либо тракту подойти к рязани; а паче захватить берега реки Оки, которая ныне несет знатную часть богатств Российской Империи.
Представление cиe господину Главнокомандующему в Москве основывал я единственно на том, что не получил ни какого высочайшаго повеления, которое может быть имеет Главнокомандующий насчет всех близ Москвы лежащих губерний.
Ежели ж по дошедшим сюда слухам посланный от меня чиновник не успеет получить от господина Главнокомандующаю ответ на мое представление, в таком случае обо всем испрашиваю себе повеление вашей светлости. Подлинный подписал губернатор Бухарин. Сентября 4 дня 1812 года. Рязань № 5465.
На это отношение Рязанский губернатор получил такой ответ:
Секретно.
Милостивый государь мой Иван Яковлевич! Вследствие отношения вашего превосходительства ко мне от 4 сентября, советую вам, как ненастоит еще опасности вверенной вам губернии принять токмо предостерегательные меры к сохранению казны и церковных сокровищ; — прибывшие же к рязанской пристани 14 барок с артиллерийскими снарядами отправить в Нижний Новгород. Пребываю с истинным почтением милостивый государь мой вашего превосходительства всепокорный слуга № 64. 7 сентября 1812 г. Его превосходительству И. Я. Бухарину...

Самое представление главнокомандующему в Москве, как видно даже из рапорта к кн. Кутузову Рязанский губернатор “основывал единственно на том, что не получил никакого Высочайшаго повеления, которое может быть имеет главнокомандующий насчет всех близ Москвы лежащих губерний”.

Но так как Рязанский губернатор Бухарин не был уверен, чтобы посланный от него чиновник мог найти главнокомандующего в Москве, так как Москва, подошедшим слухам, уже была занята неприятелем, то, донося о сем, губернатор испрашивал себе повеление от главнокомандующего действующими армиями в словах "ежели же по дошедшим сюда слухам посланный от меня чиновник не успеет получить от г. главнокомандующего в Москве ответ на мое представление, в таком случае обо всем испрашиваю себе повеление Вашей светлости” 1).
________________
1) Моск. отдел. общ. архива Главного Штаба. Опись 208, связка о. дело № 107, ч. 22 лист. 6, 7, 6 сент. 1812 г. № 5629, хотя за таким номером воинского документа по описи бумаг канц. Рязанскаго губернатора не значится. Рязанский Губернатор писал: Его светлости господину генералу от инфантерии Главнокомандующему всеми действующими армиями и разных орденов кавалеру князю Михайл Ларионовичу Голенищеву—Кутузову. От Рязанского гражданского губернатора. Рапорт.
Имею честь представить у сего вашей светлости ведомость артиллерийским снарядам, которые, быв нагружены на четырнадцати барках в Екатеринбурге, ныне прибыли к рязанской пристани—поспешая донести о сем вашей светлости всепокорнейше прошу дать мне приказание, должны ли те снаряды быть куда отправлены или оставаться здесь до дальнейшего предписания.
Между тем долгом моим поставляю довести до сведения вашей светлости о сделанном от меня сего же числа представлении г. главнокомандующему в Москве, что выступление войск и ополчения из Рязанской губернии подало повод к разным разглашениям между народа жадно принимающего всякую новость за истину. Дошедшие ныне слухи угрожают опасностью жителям, и я при всем моем старании успокоить их не в состоянии, почему и решился донести о том ему г. Главнокомандующиму и вместе с тем испрашивать разрешения, не приказано ли будет денежную казну и сокровища хранящияся в церквах и в духовном ведомстве отправить водою до Нижнего Новгорода, предоставя мне в тоже время собрать во вверенной мне губернии, есть ли не поголовно, то хотя всех тех, кои в состоянии носить и иметь оружие, которые бы и могли действовать против неприятельских отрядов ежели бы они покусились по какому либо тракту подойти к Рязани, а паче захватить берега реки Оки, которая ныне несет значительную часть богатств Российской империи.
Представление сие г-ну Главнокомаидующему в Москве основывал я единственно на том, что не получил на сей случай никакого Высочайшего повеления, которое может быть имеет главнокомандующий насчет всех близ Москвы лежащих губерний.
Ежели ж подошедшим сюда слухам посланный от меня чиновник не успеет получить от господина главнокомандующего ответ на мое представление в таком случае обо всем испрашиваю себе повеления вашей светлости. Подлинный подписал губернатор Бухарин.
№ 5529
Сентября 6 дня 1812 года
Рязань.

Затем по описи исходящих бумаг канцел. Рязанскаго губернатора за 7 сентября значатся еще три секретных №№ без указания содержания бумаг и лица или учреждения, коим посланы. Они записаны по исходящей 1812 г. ч. 3-й так:

tabl1812_2.jpg

Содержание первых трех №№, а равно и инициалы 3. Г. и 3. И. остаются невыясненными.

Губернскому правлению и казенной палате г. губернатор предлагал, "что хотя по движению предпринимаемому армиею на Тульскую дорогу и трудно предполагать, чтобы неприятель сделал дальнейшие покушения на Рязанскую дорогу, заграждаемую здешним внутренним ополчением, но из одной только предосторожности нужным почитаю предложить здешней казенной палате и отнестись к духовному начальству, чтобы казенная палата денежную казну и принадлежащие к ней документы, и последнее—сокровища также и прочия дела приготовили на случай отправления их куда за удобное признано будет; равным образом предлагаю сему правлению сделать распоряжение на счет приготовления денежной казны и дел, как у себя, так и по прочим присутственным местах в Рязани находящимся".

По этому предложению губернским правлением 7-го же сентября определено: С прописанием предложения отнестись в здешние уголовную и гражданскую палаты, приказ общественного призрения, совестный суд и к г. директору училищ, предписать и предписано обер-форштмейстеру, губернским землемеру и архитектору, Рязанским уездному и земскому судам, магистрату и городской думе, также и полиции, дабы они немедленно приготовили казну, документы и прочие дела к отправлению куда за удобное признано будет; о чем предписать по состоянию округ прилегающих к Тульской и Московской губерниям —Михайловским и Зарайским и Егорьевским городским уездным и земским судам, магистра-там и думам 1).

Губернское правление в тот же день уведомило перечисленные в журнале учреждения. Директор Рязанской гимназии и народных училищ статский советник и кавалер Мих. Ив. Клечановский получил это прфдложение за № 24672 в тот же день 7-го сентября. 1)

По казенной палате определено: слушали предложение г. губернатора, в коем объясняя, — хотя по движению, предпринимаемому армией на Тульскую дорогу и трудно предполагать, чтобы неприятель сделал дальнейшие покушения на Рязанскую дорогу, заграждаемую здешним внутренним ополчением, но из одной только предосторожности нахожу неободимо нужным предложить сей палате, чтобы имеющуюся в казенной кладовой денежную казну и принадлежащие к ней документы, также и прочие дела приготовить на случай отправления их куда признано будет удобнее.

Приказали: с прописанием предложения к здешнему уездному казначею послать указ и велеть имеющуюся в губернской и уездной кладовых медную монету увязать в тюки, в каждый по 200 р. или более сколько удобность позволит, купя для того нужные кули и веревки и употреблять на оные следующее число денег из общего государственного дохода; а имеющие по обеим кладовым ассигнации и серебряную монету уложить в особый сундук, равно тому гербовую и пашпортную бумагу укласть же в рогожные тюки для скорейшего ж в том содействия препоручить вместе с казначеем заняться и господину сей палаты асессору Рябову, а за всем тем особое наблюдение предоставить господину губернскому казначею Федорову. При чем уездному казначею предписать особенно, чтобы он имеющиеся по казначейству недоимочные окладные приходные и расходные денежной казне гербовой и пашпортной бумаге книги привел в порядок и на случай отправления приготовил их надлежащим порядком и обо всем том по исполнении подал немедленно в палату рапорт с приложением к сему обстоятельной ведомости за общим с означенными чиновниками подписанием для равномерного в сем случае исполнения предписать и прочим уездным казначеям указами.
_______________
1) Журналов Ряз. губ. правл. за сентябрь 1812 г. в арх. губ. правл. не найдено. Цитирую по делу канц. директ. народ. уч. Дело перед. в истор. архив, 7 сент. 1812 г. от № 63.
2) Ист. арх., дело дир. гимн. № 63—1812 г.

2-е, относительно приготовления к отправлению денег по палате дать с предложения копии во все экспедиции с тем, чтобы оные имеющияся у них о казенном интересе и взысканиях нерешенные дела, окладные о числе душ книги, принадлежащие к денежной казне счета и документы на казенные селения планы и прочие нужные нерешенные дела все привели в готовность на случай отправления и увязали оные в рогожные тюки и всему составили ведомость и представили в палату. 1). 12 сент. 1812 г. в журнале записано, что вследствие предложения губернатора, хранящаяся в ведомстве палаты в губернск. и уездной кладовых денежная казна вся медною монетою завязана в тюки, государ. ассигнации и серебро укладены в сундук, равно тому гербовая и пашпортная бумага, дела
увязаны в тюки и для того приказали: об этом здешнему губернатору донести уведомлением, не благоволит ли куда и в какое место все вышеописанное отправить и каким порядком и за каким конвоем 2) Духовное начальство несомненно по своему ведомству сделало соответствующие распоряжения. Семинарским правлением, в виду опасности от неприятеля отосланы были 16 сент. в консисторию для сохранения семинарская и строевая суммы, обеих 2225 р., в коем числе были государственными ассигнациями 1225 р. и серебра с лажем 1000 р. 3)
__________________
1) Журн. Ряз. каз. палаты, 7 сент. 1812 г. стр. 82.
2) Там же, стр. 146. Журнал подписали вице-губернатор Иван Князев, Андриан Федоров, еоветник Елчин, С. Кирсанов.
3) Арх. Рязан. дух. кон. Доношение Ряз. семин. правл. 10 октября 1812 № 207.

Сделав эти распоряжения, Рязанский губернатор не счел уже больше возможным скрывать и от населения несомненную опасность от неприятеля. 8 сентября, в день праздника Рождества Богородицы, губернатор обратился ко всему населению Рязанской губернии с объявлением следующего содержания: "Приглашаю всех жителей городских и деревенских, и особенно дворянство здешней губернии соединиться и противу стать на случай скорого к нам приходу французов, единодушие и поголовщина может еще удержать злого неприятеля, который губит все огнем и мечем. Ежели же случится, что через нашу губернию враг покусится идти далее по Poccии, то пусть Бог накажет его, а соседи наши отмстят ему.
Помещики, конечно, сами захотят быть употребляемы в дело, а потому и должны немедленно снарядить у себя воинов, напечь сухарей и быть готовыми по первому позыву прибыть с ними в Рязань с провиантом каждому по крайней мере на 10 дней, имея для десяти человек одну подводу, где нет дома помещика, там управитель или староста должен его выполнить. Казенные крестьяне выберут надежных людей, с каким хотят оружием в руках и при каждых десяти человеках изберут им начальника и назовут десятским, а доколе не велено будет выступать им так же к Рязани, должны сами из себя содержать в селении сильный и строгий караул: француз хитер, а потому и нам надо держать ухо востро, не мешает и за своими присматривать, дурных людей везде довольно, иной притворится больным или раненым, да и рассказывает небылицу: коли уши развесишь,— смотришь он же тебя ограбил, а потому и надо завести такой порядок: кто не имеет виду—паспорта или наглость сделает, того тотчас под присмотром присылать ко мне.

Чем скорее кто заведет у себя в селении доброе устройство, изготовится к походу и по призыву явится в Рязань на коне или пешком, того и Бог прежде помилует. Пишу сие в день Рождества Богородицы 8 сентября дня 1812 года. Губернатор Бухарин 1)”.

____________
1) Печатный экземпляр того времени сего объявления имеется в Истор. архиве Ряз. учен. архив. комиссии. Напечатан в Трудах Комиссии 1887 г. стр. 116. У Михайловского-Данилевского в полн. собран. сочин. т. V стр. 87—88.

О всех своих распоряжениях и принятых мерах предосторожности в Рязанской губернии, по случаю приближения неприятепя к Москве, Рязанский гражданский губернатор сообщил 8 сентября Министру полиции 1).

Рязанскому земскому суду предпожено 9 сентября "иметь в постоянной готовности по 50 подвод ежедневно для экстренного отправления более важных вещей из Рязани на случай вторжения неприятеля" 2), тем более, что в Рязань приняты были на хранение и денежные суммы Коломенского казначейства, каковых, впрочем, было не особенно много, а именно 787 р. 82 3/4 коп. 3). Затем, по предложению Рязанского губернатора, приняты были для хранения по просьбе Московскаго губернатора денежные суммы, находящияся в Бронницких и Коломенских уездных судах и магистратах 4). Кстати уже в Рязанское казначейство, по распоряжению губернатора, для хранения были присланы принадлежащие Рязанскому губернскому правлению разною монетою деньги: ассигнациями 15475 р., серебром 294 р. 20 к. и 14 червонцев 5), 11 сентября 1812 года, как видно из исх. реестра канц. губернатора 1812 г., в Рязань приходили караваны с вещами и ценностями из, других губерний. 11 сентября по Оке были отправлены через Рязань караваны с деньгами из Калуги под надзором смотрителя каравана поручика Ершова в НИЖНИЙ Новгород, при чем в пределах Рязанской губернии предложено полиции оказывать Ершову всякое содействие 6).

А вот что переживало население Зарайскаго уезда, “когда французы заняли Москву” ... "Панический страх охватил всех жителей Зарайскаго уезда, пишет в своих воспоминаниях 1812 года В. В. Селиванов. 7) Большинство дворян помещиков покидали свои имения; кто только имел возможность с более ценными вещами, имуществом, ехали в другие губернии и уезды, более отдаленные от театра войны".

"Имущество,—пишет далее В. В. Селиванов, 8) которое по громадности нельзя было взять с собою, зарывали в землю.
________________
1) По исх. р. канц. Ряз. гражд. губ. за 8 сент. 1812 г. № 5052. Ему же сообщено губератором о мерах, принятых к сохранению казны. По исх. № 6634.
2) По исх. № 5703.
3) Арх. Ряз. Каз. Пал. Журн. каз. пал. 1812 г. за 10 сснт. 1812 г. стр. 102.
4) Арх. Ряз. каз пал.; журн, пал. 13 сент. 1812 г. стр 158, по исх. канц губ..12 сент. 1812 г. № 5834, 5835.
5) Там же, стр. 154.
6) По исх. р. канц. Ряз. губ. 1812 г. за 11 сент. №№ 57 78 и 5780.
7) Соч. В. В. Селиванова т. 1. Предания и воспоминания, стр. 84.
8) Сочин. В. В. Селиванова т. 1 стр. 84.

Такая мера была принята и в Любаве 1). Вырыли в саду большую яму, сложипи туда всю мебель и весь домашний скарб, заложили досками, насыпали землю и поделали из нее грядки. Матушка с маленькими детьми, бабушка Марья Николаевна и тетушка Варвара Павловна уехали к бабушкам Немировым Рязанскаго уезда в село Алешню".

"Туда же за ними, также зарыв в землю свое имущество в Авдееве, последовал с семейством и дядя Николай Павлович.
По пути, встречая беспрестанно вереницы тянущихся экипажей, бежавших из Москвы и ее окрестностей семейства дворян, наряд и проходящие военные команды осыпали их ругательствами и насмешками. 2)
Во бы славная-то красотка была дпя постели Банапартию—говорили с хохотом солдаты, указывая на маменьку и сопровождая эти слова солдатскими прибаутками.
Кучера и лакеи думали их остановить: началась брань.
—Ради Бога молчите, ради Бога молчите, говорила в ужасе своим людям матушка не бранитесь с ними, не трогайте их.
Отец писателя В. П. Селиванов 3), по должности предводителя оставался в г. Зарайске. Но коляска, запряженная четверкою, день и ночь стояла готовою на дворе его квартиры, чтобы иметь возможность уехать при первой опасности... Купцы складывали свои товары на воза и уже с возов производили торговлю. Паника была общая... 4) Но причиною их были, вероятно, преувеличенные слухи, распространяемые бежавшим из Москвы народом и множеством провозимых раненых 5). Несколько тысяч подвод было согнано в Зарайске. Но подводчики, не имея что есть, разбежались. 6)
_________________
1) В. В. Селиванов родился в 1813 г., служил в драгунском Казанском полку. Участвовал в польской кампании 1831 г., а последние годы занимал должность непременного члена Зарайскаго уездного по крестьянским делам присутствия. Скончался, в 1875 году.
2) Сельцо Любава в 22 верстах от г. Зарайска, между Коломною и Рязанью. Родовое имение Селивановых.
3) В. П. Селиванов родился в 1772 г. Служил сперва в 1-м полевом Мушкетерском шестиротном батальоне в Москве, затем в Московском гарнизонном полку. В 1812 году был Зарайским уездным предводителем дворянства. Скончался в 1856 г.
4) Сочин. В. В. Селиванова, т. 1 стр, 85.
5) Там же. стр. 85.
5) Там же.

К тому же и свои офицеры и вообще военные вели себя не по геройски и своими поступками еще более наводили ужас на население: "на пути в армию и из армии офицеры чинили буйства требовали исправника, пишет далее Селиванов.—Где исправник? Давай сюда исправника! Не желая быть битым, исправник, при приезде таких гостей, бывало, прятался, куда попало, так что и по отъезде их долго еще его искали. Самоуправство, беззаконие, страх господствовали везде." 1) Сам В. П. Селиванов пишет сын его В. В. Селиванов—старался поддерживать порядок. Одушевлял и успокаивал других, насколько мог. Но пример его не действовал на его уездных сослуживцев: два заседателя внезапно бежали. Суд закрылся. 2)

"Выбранные мной заседатели, пишет В. П. Селиванов в письме своей жене,—Егор Семенович и Павел Петрович от страху Бог знает куда скрылись, нигде их не отыщут. Судья отнесся к губернатору и им будет не хорошо 3).

Паника от ожидания в гости Бонапарта продолжалась очевидно долго. Ей были подвержены даже и кто посмелее, кто оставался жить на местах. И они ждали, по-видимому, первого неблагоприятного известия, чтобы сняться с места и бежать или ехать далее. Для разведок зарайцы содержали свою почту. Так, по совету г. Селиванова, зарайское купечество учредило свою почту; ею поддерживалось постоянное сообщение с Коломною, Каширой и даже с Тарутинским лагерем.

Объявление Рязанскаго губернатора 8 сентября произвело в Зарайске большое смятение. Жители Зарайска перед этим были более покойны. "Главная квартира нашей армии была за Подольском в селе Красном, пишет В. В. Селиванов своей жене и потому купцы наши (г. Зарайска) с понедельника и до сегодня снова производили свой торг покойно, а нынче я получил от нашего губернатора отношение, по которому приказывают суды закрыть и ополчиться поголовно".

"Мы, не видя никакой по-видимому опасности, крайне сему удивились: стали в пень. Жители, узнав о сем, снова стали укладываться и уже многие оставили город".
________________________
1) Сочин. В. В. Селиванова т, 1 стр. 85.
2) Там же, отр. 85.
3) Там же, стр. 89.

"Здесь всякий день проходят войска: новое ополчение в Каширу, а иные из Каширы. Туда и сюда везут провиант". 1)

А вот еще свидетельство о переживавшем ужасе —это письмо нам известного уже В. П. Сливанова.

“Я на днях получил от сестрицы Анны Павловны 2) письмо, в котором она как к смерти приговоренная, прощается со мною навечно. Просит прощения, если в чем виновата, а между тем просит не оставить своим надзором и Козловку, где все их имущество зарыто в земле—даже и перины.” 2)

Или вот еще отрывок из письма В. П. Селиванова о бегстве помещиков из Зарайскаго уезда: “Вчерась я навестил Катерину Андреевну Новосильцову. Она из Тамбова возвратипась, как сказывают, по вызову княжен, и крайие огорчилась, что по gриезде их уже в Ильицин не нашла и не знает, где они теперь находятся" 3)

В это тревожное время, не смотря на то, что самой губернии угрожало разорение и многие жители ее обращались в бегство, оставшиеся на месте тем не менее давали у себя приют многочисленным выходцам западных губерний. Так в ней пребывали в это тревожное время из более видных лиц: а) Могилевский губернатор Толстой с чинами своей канцелярии, б) воспитанникии военно-сиротского дома с смотрителем полковником Семеновым 4), каковые по распоряжению губернатора, переданы в ведение начальника Рязан. гарнизона Лилаарда 5); в) в ведение же Лилаарда переданы были военные чины Суражской Витебской губ. инвалидной команды 6), г) в Рязани жили 9 чел. нижних воинских служителей, состоящих при военной канцелярии главнокомандующего в Москве 7), е) в Рязани жили воспитанники Калужской и Московской гимназий.
_______________________
1) Сочин. В. В. Селаванов т. 1, стр. 87.
2) Анна Павловна, с семейством Нестеровых, в 1812 г. бежала из Москвы в с. Починки, не то Тамбовской, не то Пензенской губернии губернии соч. Селив. 1, стр. 86.
3) Из иисьма В. В. Селиванова, т. 1, стр. 88.
4) По исх. р. канц. губ. 1812 г. № 6823.
5) Там же № 5825.
6) По исх. р. 1812 г. № 5969.
7)Там же за 19 сент. № 6228, на содержанио их отпускались из казначейства деньги № 6613

В виду громадного наплыва в Рязань всякого рода частей из местностей, занятых уже неприятелем, найти в городе не только квартиры а и просто приют и ночлег, стало затруднительно, и продолжалось это не один день. Вот что пишет по этому поводу В. П. Селиванов 20 Сентября своей жене.

“Я после вчерашней бани спал спокойно, и теперь жду к себе протоколиста, с которым отправились в Рязань. Меня крайне езда сия беспокоит, не знаю, где остановиться, Николая Левонтича дом занят под постоем: стоит в нем генеральша Дохтурова, а постоялые дворы дороги".

“Последнюю мою поездку я ночевал ночь в лачушке и то заплатил 2 руб., а всего с расходом вышло до 8 рублей. Прости друг мой, будь покойна, береги свое здоровье для детей и для верного твоего друга. В. “ 1)

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте