Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Рекрутские наборы в 1812 году".



Рекрутские наборы в 1812 году.

(Спасибо пользователю almakarov2008 за перевод главы в текстовый формат!)

В 1812 году в Рязанской губернии было три рекрутских набора: сначала по манифесту 23 марта всеобщий набор, затем по манифестам 4 августа и 30 ноября частичные наборы только с одних городских сословий, государственных и удельных крестьян Рязанской губ. Помещики были освобождены от последних двух и последующих наборов в 1813 году по случаю поставки ими ратников государственного ополчения.

Старым русским историкам Отечественной войны 1812 года представлялось, что рекрутские наборы производились у нас тогда „с неимоверной быстротой и успехом (Мих.Данилевский. Полн. собр. соч., т. 4 стр. 104—105.).. Издавшийся в Москве журнал „1812 год" в некоторых своих статьях идет, по-видимому, еще дальше. „Когда наступила тревожная пора и стали призывать на службу царскую рекрут, говорит напр. один из сотрудников этого журнала г. Андрианов, „появилось множество добровольцев, пожелавших пополнить ряды армии» (Журнал «1812 год» №1 стр.26) Судя во чрезвычайным обстоятельствам того времени, конечно, должно бы быть именно так. .Но не так было на самом деле. По Рязанской губернии выводы такие не соответствуют имеющимся документам, при чем Рязанская губерния вовсе не была каким-то исключением из ряда других губерний. Ее нельзя подозревать в какой либо неблагонамеренности и в пристрастии и сочувствии к Наполеону. Напротив, она была настроена также благонамеренно как и многие губернии, патриотизм коих неоспорим и всеми признан. В других губерниях все-таки известны некоторого рода эксцессы, вовсе не свидетельствующие о патриотическом настроении населения. Рязанская губерния строго говоря не изменяла своему долгу ни разу, например в Подольской губернии население -было настроено настолько революционно, что администрация боялась даже объявить манифест 6 июля о созыве ополчения. В рапорте Подольского губернского прокурора Погоржельского в Правительствующий Сенат от 3-го августа 1812 года, между прочим, читаем, что местный губернатор „гр. К. Сент-При не только исполнить, но даже объявить более кому-либо (кроме вице-губернатора и губернского прокурора) Высочайшее повеление (манифест 6 июля 1812 г.) не решается) сколько по имеющимся у него ныне сведениям и замечаниям об образе мыслей здешних обывателей, столько по уважении злонамеренных их дeйcтвий, обнаруженных уже с прошлых лет«.. (Опись докум. и дел, хранят, в Сенат, архив. Отеч. война. СПБ. 1912 г. № 646, стр. 180.).

В Москве и то были шероховатости. Для данного случая достаточно припомнить знаменитую сценку, разыгравшуюся 12 июля в Кремле, вовсе не свидетельствующую о всеобщем желании идти в ряды армию. По случаю молебствия, Кремль был набит народом. Вдруг по толпе пронесся слух, что запирают ворота и будут брать каждого силою в солдаты. В НЕСКОЛЬКО минут, рассказывает очевидец, ростовский городской голова Маракуев, Кремль опустел. А 12-е июля знаменательное число. Государь был в МОСКВЕ. В ЭТО время уже был известен и манифест 6 июля о СОЗЫВЕ ополчения. ВСЕ знали, что МЕСТНОМУ генерал-губернатору гр. Растопчину поручено образовать военной силы в Московском округе (Отеч. война и русское общество, юбилейное изданхе. т. IV, ст. С. П. Мельгунова стр. 39). Вздору поверили и бежали.

Для характеристики настроения населения Московской губернии интересен также происшедшей в имении старика Свербеева эпизод. Воспылав воинственным духом, семидесятилЕТНИЙ Свербеев собрал своих „Богом и Государем данных подданных предложил им „идти против врага, замыслившего в сатанинской своей гордости разорить нашу веру и покорить себе, нашу милую родину». Однако, его постигло большое разочарование. Из крепостных его нашелся только один доброволец охотник. Крестьяне же поголовно говорили: из чего же нам итить в охотники? Кто похочет, тот и пойдет, когда будут набирать, а то, пожалуй, охоче найдутся, а положенных возьмут без замену (Отеч. война и русс, общ., юбил. издание, т. IV, стр. 39. Записки Д. Н. Свербеева 1, 63 и 67).

В Тамбовской губернии раскрыта была целая панама в рекрутских наборах. Сенаторскою ревизею были обнаружены не только медленность и злоупотребления в Борисоглебском, Елатомском, Лебедянском, Липецком, Кирсановском, Козловском, Моршанском, Спасском, Тамбовском, Усманском и Шацком уездах (Опись документов и дел, хранящихся в Сенатском архиве Отечеств, война и компанияя 18X3—1815 г. N° 713, стр. 204. Расследование производил сенатор Львов.)) но и мздоимство. И по предписанию управляющего м-вом полицш 23 дек. 1812 г. Был смещен с должности тамбовский гражданский губернатор Нилов за беспорядки, злоупотребления и медленность по рекрутскому набору (Там же № 35?. Сборник истор. матер, собствен. Е. И. В. канцелярии вып. II. стр. 263.). До Правительствующего Сената доходили дела о злоупотреблениях при 81 наборе рекрут во Владимирской губернии (См опись документов и дел, хранящихся в Сенатском архиве Л 622 стр. 366.), при чем владимирский губернатор кн. Долгоруков и др. чины также обвинялись во взяточничестве. и взимании неумеренной цены за рекрутскую одежду (Там же №, 184 стр. 37.). В Воронежской губерний преданы суду воронежский вице-губернатор Крыжановский и др. чиновники за злоупотребления по рекрутским наборам. Следствие по сему делу производилось сенатором А. 3. Хитрово (Там же №, 592 стр. 147.). На медленность и беспорядки, допущенные в Новгородской губернии губернатором П. Сумароковым, при 83 и 84 наборах, жаловался в Сенат тамошний губернский прокурор Беляевский (Там же, № 629, стр. 169—170.).

Не совсем благополучно прошли рекрутские наборы в Ярославской губерний, где по Высочайшему повелению, объявленному министром юстиции, привлекался суду Сената ярославский гражданский губернатор кн. М. Голицын по подряду на рекрутскую одежду; заключенному им с майором Петровым (Опись документов, хранящ. в Сенатском архиве. № 177, стр. 10.). В лихоимстве, противозаконной выдаче зачетных рекрутских квитанций и др. преступлениях при рекрутском наборе по Высочайшему утвержденному 28 авг. 1812 г. мн-втю Государственного Совета был замешан псковский вице-губернатор Бибиков, губернский прокурор Лисенков и др. чиновники (Там же № 195 стр. 44.). Впрочем Бибиков потом за заслуги своего зятя Фигнера был прощен (Там же). В Вологодской губернии по Высочайшему повелению 26 октября 1812 г., объявленному министром юстиции, удален от должности и предан суду председатель вологодской уголовной палаты Киселев за участиe в противозаконном npиеме людей в рекруты (Опись документов и дел хранящ. в Сенатск. архиве № 207, стр. 47..).

По доносу пензенского губернского предводителя Колокольцова производилось cледствие сенатором т.-сов. Хитрово о злоупотреблениях в 1813 году в Пензенской губ. во время приёма лошадей ВМЕСТО рекрут (Там же № 254 стр. 58.). ДЕЛО было прекращено за смертью пензенского вице-губернатора Евреинова (Там же № 595 стр. 148.).

Потом обнаружены были сенат. Алабьевым злоупотребления и лихоимство при рекрутских наборах в Костромской губернии. Виновные—губернатор Пасынков и др. отрешены от должностей и преданы суду (Там же № 599—стр. 149, № 605., стр. 151).

Был донос и на Рязанского губернатора со стороны губернского прокурора Шулепникова, в коем указывались им некоторая неправильности, допущенная якобы губернатором Бухариным при взимании рекрут из мещанского общества г. Рязани. Для расследования этого доноса приезжал в Рязань обер-прокурор Сената Озеров. Шулепняков кроме того жаловался на губернатора,— что он позволил себе, непристойный вещи в одном из заседаний рекрутского присутствия [1] .
__________________________
1 В журн. Рязан. рекр. присут. за 30 января 1812 года стр. 59 об этом записано, слушали сообщение Рязанской казенной палаты, коим вследствие полученного из Правит. Сената 15 января указа требует уведомления, бы лили записаны в журнал сего присутствия неприличный слова рязанскаго гражд. губернатора, произнесенный губернскому прокурору и в указе изъясненный, что будто губернатор, пришедший в горячность, сказал прокурору, что мне закон, я губернатор, на что он прокурор ему доложил, что все подвержены закону, на против чего уже он возразил, что ежели он прокурор не замолчит, то велит и его связать. По справке оказалось, что по журналам сего присутствия таковых слов не только 14 и 16 ноября, но даже и во весь рекрутской набор означенно не было. А каковы состоялись в те дни журналы на письменное предложение г. губернатора, словесного губернского прокурора предложения с них списаны. Приказали: с изъяснением справки и с предложением с журналов за скрепою ожидать знать казенной палате сообщением".
В журнале Рязанскаго рекрутского присутствия 1 февраля 1812 г. на стр. 56 записано; "слушали протест г. губернского прокурора Шулепникова, в коем пишет, что прием представленных здешних мещан Степана Карцова и Устина Васильева в рекруты был бы в противность учиненной сего присутствии13 декабря прошедшего года и 13 ноября отмеченной господином вице-губернатором Князевым резолюции, о каковом обстоятельстве доведено до сведения, что будто бы из числа оных брат Карцова Николай вышеописанного 13 декабря был представлен, но якобы он воспрепятствовал тогда отдатчику мещанину Колупаеву к поставке, а теперь вышесказанными резолюциями господина вице-губернатора ясно доказывается «его невинность, доведенная до сведения Государя императора, он как прежде был согласен с рекрутским присутствием на увольнение брата его Николая не по очереди представленного, так и теперь представляемого Степана без таковой же очереди. Вообще же в Рязанской губерний рекрутские наборы проходили в 1812 году (Журн. рекр. присут. хранятся в архиве Рязан. казен. Палаты).весьма вяло, вовсе не геройски, не так как воображали себе старые историки: с неимоверной быстротой", а обыденно, чисто обывательски. Не смотря на предпринятый губернскою власти строгости, погашение даже старых рекрутских недоимок, как видно из журналов Рязанского отделенного по рекрутским делам присутствия за 1812 год шло медленно и ВМЕСТО назначенных для окончания рекрутских наборов одного—двух месяцев—наборы эти затягивались на несколько месяцев и даже на год. Так к 18 января 1812 года оставалось еще за Рязанскою тубернию в недоимки рекрут по старым 79 и 80 наборам 63 человека (Журн. Ряз. рекр. прис.—24 янв. 1812 г. ч. I стр. 50. 79 набор произведен был в 1809 году, по указу 19 сентября; набранные рекруты распределялись не по войскам, а по запасным рекрутским депо. 80-й набор произведет, в 1810 году.). Рекруты по этим наборам, как видно из журналов Рязанского рекрутского присутствия, представлялись в течете всего 1812 года; представлялись в большинстве случаев даже путем привода через земств суды и городовые магистраты, каковые в свою очередь были понуждаемы к тому губернским правлением.

Согласиться не может, относительно же Петра Грамзина и Ивана Сергеева также не согласен, ибо хотя и учинен на оных приговор якобы за пороки, но не представлена книга, в которые должны быть записаны пороки, то в заключение всего оного, о коих уже он доносил, как г. министру юстиции, так и приехавшему сюда обер прокурору Озерову о долговременном их содержали под стражею городским головою Рюминым. А по справке оказалось: сообщением Раз. каз. палата, с приложением мирского приговора учиненного ряз. мещанским обществом требовала о приёме за описанные в оном пороки в рекруты города Рязани мещан Петра Грамзина и Ивана Сергеева, которой на основании именного Высочайшего указа, состоявшегося в 28 день апреля 1808 года был казенною палатою рассматриваем, и утвержден господином губернатором, а наконец и журнала, посему был опробован им губернским прокурором Шулепниковым, почему оные мещане представлены при особой росписи от отдатчика Алексея Колупаева к приёму по 81 набору, которые сим присутствием и уездным лекарем Гернетом свидетельствованы и оказались во всем здоровыми и к службе годными; но из числа оных Иван Сергеев от бывших нарывов хотя имеет на голове неболышие знаки; но кость не повреждена и по искусству врача найдено службе не препятствующим. Сверх же того при рапорте от рязанского полицеймейстера как по экзекуции уже взысканные присланы к приему по 81 набору в рекруты рязанские мещане Алексей Иванов сын Карцов и Устин Васильев сын Попов по дошедшей до них очереди, а как оные мещане представлены были не 13 ноября, как прокурор пишет, а 30 ноября и 13 декабря прошлого 1811 года; но не приняты были затем, что поставки означались тогда за 125 душ, а семейство из «N 3 и 7 написаны были выше Карцова, то и велено было по отметке на росписи представить прежде из № 3 и 7, а посписку, за рязанскими мещанами за двумя отданными до нынешнего числа состоит в недоимке 13-ть человек, в счет коих не только должно поступить Карцова семейство в очередь, но и прочая ниже его повинность что должны выполнить, а по свидетельству сего присутствие и по осмотру определенного врача Гернета оказалось: Карцов за слабостью корпуса, а потом за недостатком полвершка к службе негоден и для того приказали: оной протеста г. прокурора записать в журнала, а как вышеизяснено, что приговор о пороках сих мещан Грамзина и Сергеева был казенной палатою на основании именного Высочайшего указа состоявшегося в 28 день апреля 1807 года рассмотрен и утвержден г. губернатором, и наконец и журнал был посему губернским прокурором опробован, следовательно за таковым приговора утверждением уже права не имеет губернский прокурор делать кания либо вновь опровержения, а посему рекр. присутствие, руководствуясь силою Высочайшего о управлении губерний учреждения 130 статьи не может отступить от определения казенной палаты, и полагает: принятым рекрутам Грамзину и Сергееву остаться в службе".

4 февраля вице-губернатор Князев, в заседании рекрутского присутствия, объявил полученное им от г. обер-проку-рора Озерова отношение. в коем "на основании Высочайше порученного ему дела просил сведения.
1) Сколько числилось по 5 ревизии в губ. городе Рязани мещан мужского пола.
2) Какое число рекрут с сих мещан в 1811 году в рекрутский набор собрать назначено.
3) Сколько в те числа сих рекрут принято, которого месяца и числа, и кто именно и сколько затем остается еще в недоимке.
4) Полагая, что сим мещанам должна быть одна очередная книга, по которой рекруты в означенный набор были принимаемы, видя, однакож, что в доставленной к нему очередной тем мещанам книге показано всего только 136 душ, но их должно быть несравненно более, по каковой же причине прочтения, в ту очередную книгу не внесены.
5) Из числа показанных в означенной очередной книге 136 душ следует к отдаче по минувшему 1811 году набору полное число рекрут за мещан города Рязани и сею ли книгою при представлении тех рекрут отделенное для приёма оных присутствие руководствовалось.

6) В оной очередной книге против многих семейств отмечено об одних, что представленный рекрут за негодносйю не принят, о других, что из их семейств "отданы в рекруты мещане по 80 рекрутскому набору, об оных же наконец семействах показано, что за них приняты в рекруты особые мещане по добровольному согласию, но какого рода были сш договоры я в чем оные состояли равно и в который именно набор мещане по их добровольным соглашениям в рекруты приняты, того не означено, равным образом, неизвестно, кем точно в оной очередной книге сделаны выше упомянутых отметки, просит его г. вице-губернатора о неукоснптельном к нему доставлении всех означенных сведений во всей подробности, равно как и подлинных актов, по которым мещане по добровольному согласию за семейство поступали на службу, возвращая на сей конец у сего очередную книгу здешним мещанам. Приказали: затребовать сведения о сем от городового магистрата". (Журн. рекр. прис. б февр. 1812 г. стр. 77- 78).

Городовой магистрат ответил, и его ответ был заслушан в рекрутск. присутствии 6 февраля. Магистрат уведомлял, что на 1811 год числилось в Рязани мещан 1784 души, а в 1809 году их было 1562 души, из коего числа показано в очередной книге к отдаче в рекрута по 79 набору 136 душ только одни семейные, с коих следовали поставки, остальных же затем 1146 душ, в ту очередную книгу не внесено потому, что прежде оной но прежним наборам также поступали по очередной книге в рекруты из мещан и по очищению наборов равно по умертвии из семейных душ, были исключаемы, из коих только наличных семейных и оставалось к оному набору; по которой поступили как в оной равно и 80 набора в рекруты, и из остальных семейств следу ют к отдаче и в 81 набор, отмечено же по книге, кто поступил по добровольным согласиям, потому как от отдатчика первоначально представляются данный мещанский приговор изъявляющей объявление обществу о желании идти за чье семейство и в присутствии того магистрата спрашиваются имеет пи он на то желание и не принужден ли от кого, а по объявлении такового согласен и по: приложению к допросу руки и представляются к отдаче в рекруты. Отметки же деланы для ясности с приказания присутствующих секретарем.

Приказали: ответствие cиe переслать г. Озерову.., (Журн. рекр. стр. 6 февр. 1812 г.—стр. 83. Орфография и текст по подлиннику).

Не смотря на запоздание и угрозы и даже штрафы за несвоевременное выполнение рекрутской повинности, отдатчики все-таки не покрыли в 1812 г. полностью всей рекрутский недоимки или покрывая ее, старались ВСЕМИ мерами обойти рекрутское при-сутствие и погасить эти недоимки людьми заведомо старыми или больными и к военной службе негодными. 24 мая 1812 года заслушано было в рекрутском присутствии представление Зарайского земского суда, при котором приведены были им к приёму по прошедшему набору взятые земским судом в сельце Ляпуновке крестьяне помещицы Грековой Тимофей Васильев и Иван Дмитриев, каковые, однако, по свидетельству врачей, за старостаю лет, оказались к службе негодными и отпущены на прежнее жительство, а в Зарайский земский суд снова был послан строгий указ с поручением на место непринятых рекрут взять из вотчины помещицы Грековой других во всем к службе годных и выслать к приёму в названное присутствие (Журн. рекр. пр. 24 мая 1812 г. ч. 2 стр. 140. П.). Принятые в 1812 году на пополнение недоимки старого 79 набора рекруты передавались к сбережению в здешний гарнизонный батальон, а с отдатчиков взыскивались за неисправность: жалованный, и кормовые по справочным ценам вдвое и кроме сего штрафные по 20 руб. за каждого и особо на обмундирование 52 руб. (Журн. рекр. прис. 29 шия 1812 г. ч. 2 стр. 232.).

Еще более оставалось в недоимке рекрут по выполнению 80 набора, Представление по этому набору рекрут затянулось также на весь 1812 год. (Журн. рекр. пр. 24 мая 1812 г. стр. 141, 151; 27 мая стр. 155, 2 Июня стр. 169, 7 шня стр. 181, 18 Июня стр. 203 и 204, 24 iiOHH стр. 221, 2 июня стр. 232, б шля стр. 241, 20 Июля стр. 256, 26 шля 1812 г. стр. 269, 7 августа стр. 287, 8 августа стр. 288, 21 августа стр. 303, 23 авг. стр. 308, 22 окт. 1812 г. Июля стр. 91, 3 нояб. 1812 стр. 105. 8 нояб. 1812 г. стр. 137) да и не кончилось в этом году. С отдатчиков, за несвоевременную поставку рекрут, взимались также жалованный и кормовые в двойном размере по справочным ценам, штрафные в количестве 20 руб. и мундирные 55 руб. с каждого. Там же)

В декабре месяце 1812 года успешностью рекрутских-наборов, каковую историки назвали неимоверной, поинтересовался инспекторский департамент военного министерства. И что же оказалось? Оказалось, по справке с делами рекрутского присутствие, что по старым 79 и 80 наборам в 1812 году да декабрь месяц этого года принято рекрут по 79 набору: 4, по 80 набору 15, следовательно всего только 19 челов.; в недоимке же было, как видели выше, 63 человека. Исключая эту сумму из числа 63 челов., остававшихся в недоборе по 18 января, получим к 1813 году недоимку по прежним наборам в 44 человека. При этом нельзя не отметить и того обстоятельства, что нередко в новый набор представлялись отдатчиками в присутствие люди, забракованные в предыдущие наборы. И рекрутское присутствие, забыв об этом, иногда принимало их, — и отсылало в распоряжение командира внутреннего гарнизонного батальона для направления в рекрутское депо. Иногда только последний т.е. командир батальона устанавливал неспособность их к службе, признанную еще по прежним наборам и возвращал обратно. (Журн. Ряз. рекр. присут. 12 нояб. 1812 г. стр. 148.)

Все это говорит, конечно, за то, что отбывавшие тяжелой рекрутской повинности и в 1812 году происходило с грехом пополам и об особом благожелании к рекрутской повинности вплоть до пожертвования собою добровольно не свидетельствует.

Еще яснее отношение населения к рекрутским наборам 1812 года можно усмотреть по данным о пополнении недоимок 81 набора. (81-й рекрутсткие набор произведен в 1811 году по указу 16 сентября 1812 года. Манифестом этим—"признавая нужным содержать войска... в свойственном им комплекте", повелено было собрать во всем государстве, с каждых 500 душ по 4 рекрута. Набор произведен по 5 ревизии)

И по 81 набору рекруты, несмотря даже на предоставленный для скорейшего погашения недоимок льготы, заключающаяся в уменьшении роста рекрута до 2 арш. и 3 верш, и расширении предельного возраста для приёма от 18 до 37 лет Указ прав, сената от 26 января 1812 г. Журн. рекр. присутсв. 17 февр. 1812 г. стр. 127, в коем сказано: во облегчение тех, на коих состоит рекрутская недоимка дозволить принять всех недоимочных рекрут, как от последнего набора, так и от прежних лет, остающихся на основании указа прошлого 1811 года сентября 16 пня. 2-й статьи ростом в два арш. и три вершка, а летами не моложе 18 и не старее 37 згвт. Снисходительной же мере сей поставлен окончательный срок 1 тля сего года.Постановлено: принимать рекрут до 1 июля,— как указано), поступали также медленно. И рекрутскому присутствию не один раз приходилось обращаться к губернскому правлению за содействием о понуждении помещиков, государственных крестьян и мещанских обществ к скорейшему доставлению рекрутов.

Губернское правление в свою очередь предписывало о доставлении недоимочных рекрут по 81 набору полицмейстеру, всем городничим и земским судам, назначало для этого кратчайшие сроки, так напр. в начале февраля месяца оно уже назначало две недели, с угрозой подвергнуть неисполнителей взысканию по законам (Журн. рекр. прис. 6 февр. 1812 г. стр. 180.). Но проходили эти недели, недоимки не уменьшались, или уменьшались очень мало... Предписания вновь возобновлялись и вновь не исполнялись в точности.

Но Высочайшему манифесту 16 сентября 1811 года повелено собрать в двухмесячный срок по 4 чел. с 600 душ. Но к 18 января 1812 года, как видно из журнала рекрутского присутствия 19 января 1812 года, оставались в недоимке 433 челов. (Журн. Ряз. рекр. прис. 19 янв. 1812 г. стр. 43. В нем записано: Ряз. отделен, для приёма рекруте. присутствие имело рассуждение о том, что как положенный именным Высочайшим Его Императ. Вел. указом состоявшимся в 1811 г. сент. 16 дня для сбору по 81 набору с 600 по 4 рекрута двухмесячный срок кончился, а в доимке по ныне остались за исключетем тех, кои по Высочайшему указу пожелали в место рекрут внести деньгами по 2000 р., по всей Ряз. губерний 433 челов., о коих и сочинена имянная ведомость по городам и округам.

Постановлено; просит губ. прав, о скорейшем взыскании и высылке с отдатчиками недоимочных рекрут совершенно годных в службу к приёму в сие присутствие; сделать городничим, городовым, магистратам и земским судам свое предписание), но исчисление очевидно не соответствовало действительности, оно было ошибочно предъявлено, так как по журналу от 24 января недоимочных рекрут уже показывается 446 челов., исключая 72 челов., кои на основании Высочайшего Манифеста 5 ноября 1811 года внесли за себя деньгами по 2000 р. каждый, всего 144 тысячи рублей. (Журн. Ряз. рекр. прис. 24 янв. 1812 стр. 50.)

В целях ли. скорейшего погашения рекрут или, может быть, и пополнения государственного казначейства ресурсами,— 11 января 1812 года вышел Высочайший указ, заслушанный в Рязанском рекр. присутствии 31 января 1812 года об удовлетворен, прошение всех, желающих заменить рекрут деньгами по 15 минувшего декабря, поданных и о продолжении приёма прошений по 1 марта 1812 года. (Журн. Ряз. рекр. прис. 31 янв. 1812 г. стр. 60—61.) Таким спосособом в Ряз. губ. в течени месяца с 1 февраля по 1 марта еще погашено недоимок, внесешем по 2000 руб. за 130 рекрут, всего 260.000 р. (Журн. Ряз. рекр. прис. 1 февр. стр 64., 2 февр. стр. 69—70; 3 февр. стр. 72.; 4 февр. 1812 г. стр. 73—74,5 февр. стр. 80., 6 февр. «тр. 82. 1 февр. стр. 64, 2 февр. стр. 69—70,3 февр. стр. 72,4 февр. стр. 73 -74, 5 февр. стр. 80, 6 февр. стр. 82, 7 февр. стр. 85, 86, 87; 8 февр. стр. 90, 9 февр. стр. 92, 10 февр. стр. 95, 100; 11 февр. стр. 101, 102, 12 февр. стр. 108, 13 февр. стр. 111, 116. 14 февр. стр. 118, 119, 122; 15 февр. стр, 123; 16 февр. стр. 126, 17 февр. стр. 129, 130, 20 фев. стр. 134; 21 февр. стр. 138, 22 февр. стр. 143; 24 февр. стр. 146; 25 февр. стр. 154, 155; 26 февр. стр. 159, 27 февр. 160, 161, 28 февр. стр.163, 164, 29 февр. стр. 172; 6 марта стр. 179,27 марта 1812 г. стр. 218.). К 25 апреля 1812 года, однако, как видно из поступившего в рекрутское присутствие отношения командира местного внутреннего гарнизонного батальона фон-Лилаарда, по 81 набору оставалось в недоборе рекрут к 24 апреля: помещичьих 86, казейных 22, мещан 43, удельных 1, всего 153 человека. (Жур. Ряз. рекр. прис. 25 апреля 1812 г. стр. 42)

При более детальном изучении материала, вошедшего в журналы рекрутского присутствия, сталкиваешься опять с теми же явлениями, что и при 79 и 80 наборах, а именно стремлением отдатчиков отбыть рекрутскую повинность передачей людей старых, больных с телесными недостатками, чуть не уродов физически слабых и к фронтовой службе негодных, иногда даже с явными пороками. Поэтому рекрутское присутствие, при всей его видимой снисходительности ко всем, а м. б. к некоторым только отдатчикам,—все-таки браковало представленных в рекруты людей в весьма большом количестве. Так при приёме рекрут по 81 набору отдатчиками представлено.

См. Таблицу.

Всего было на приёме 768, принято 392, забраковано 376 человек (См. журналы Ряз. рекр. прис. 1812 г. за названные числа).

В набор этот взято 40 церковников. Брались осужденные за преступления, бродяги и лица, оказавшиеся без письменного вида. Приведенный цифровыя сведения (представлено 768 а взято 392) говорят, что почти половина представляемых рекрут возвращалась назад, как негодных к военной службе, хотя отдатчики обязаны были представлять рекрутов указанного возраста и во всем здоровых. Но многие отдатчики, по прошествии некоторого времени, иногда вновь представляли в зачет тех же лиц. Рекрутское присутствие иногда узнавало эту проделку, и возвращало представленных в другой раз рекрут обратно владельцам с штрафом в 20 руб. [Журн. рекр. присутствия 1812года. Рекрутское присутствие обычно формулировало свое постановление так: оказавшихся к службе годными, (указывалось число их.) приняв в рекруты отослать приведениях к майору Чеглокову и велеть, по приводе к присяге, принять по известным правилам в команду свою,;взяв с отдатчиков жалованный и кормовые и на обмундирование, при чем 13 человек, а именно: крестьян казенных сел Ягодного, дер. Захаровских Выселок, села Стараго Кленского, Пушкарской Слободы и помещиков кн. Щербатова, кн. Гагарина, Римского-Корсакова, Вердеревского, кн. Гагарина (второго), Козлова, Виркина, Колюбакина и т. д. за не поставку рекрут два ряд, «равно и с явными пороками, кои самим отдатчикам видны, на основании указа 1770 года июля 23 дня оштрафовать по 20 руб. за каждого негодного к военной службе рекрута, а поставлениях в первый только раз и забракованных присутствием возвратить на родину без всякого штрафа. Из журн. 4 янв. 1812 г. стр 60] а бывали случаи просматривало и уже возвращал их командир местного гарнизона и партионные офицеры, сопровождающее рекрут к месту назначения в рекрутские депо.

Вот напр. 9 января 1812 г. из числа набранных уже 652 человек и назначенных в Харьков в рекрутское депо, по заявлению поручика Скуратова, возвращено 17 человек, как показавших у себя разные болезни. Егор Прокофьев—удушье и старообраз, показавший себе слишком 40 лет, а предельный возраст назначен был 37 лет, Макар Прокофьев—левой ногой немного хромает, у Артема Евдокимова—правая рука была повреждена. Иван Поликарпов имеет грыжу, Степан Дмитриев слаб всем здоровьем, Сергей Гаврипов имеет грыжу, Мирон Семенов на правой руке пальца не имеет, Ефим Меркулов не имеет на левой руке пальца и показывает припадки, что и в парии два раза замечено; так Афанасьев на ухо крепок и ногою слаб, Евтей Романов глазами худо видит. Абакум Никитин на левой руке пальца не имеет, а другой не совершенно разгибается, Егор Ермолаев показывает, что поясница была раздавлена под возом, Алексей Митрофанов показывается глухим, Кондратий Прохоров ногами слаб, Иуда Дорофеев левый глаз несовершннно открывает, у Егора Николаева правая рука несовершенно подымается, Филипп Константинов сильно заикается... Нужно заметить, что все названный лица были приняты и переданы в военное ведомство и уже военное ведомство подняло тревогу о их непригодности к военной службе. В виду такого заявления рекрутское присутствие вновь свидетельствовало всех 17 человек и из них 11 челов. признало вновь годными, а б человек пришлось признать не способными, а именно: Ефима Меркулова за неимением на левой руке указательного пальца и падучей болезнею, Абакума Микитина, пашеного солдата с. Самодуровки за повреждением на левой руке пальцев, 3, Кондратия Прохорова помещика Бахметьева за слабости» ног, 4, Егора Николаева (кн. Барятинского) за повреждением правой руки, б, Филиппа Константинова (пом. Кутузовых), п. ч. сильно заикается, 6, Артема Евдокимова за повреждением правой руки и за неимением трех передних зубов. Годные возвращены опять в команду, а признанные неспособными исключены из списка принятых и отосланы на прежнее жительство в земские суды при указах, с тем, чтобы на место их взысканы были другие к службе годный (Журн. рекр. пр. 2 янв. 1812 г. стр. 20—21)

10 январ. 1812 года возвращены были обратно на жительство с заменою другими; 1, Борис Федоров (пом. Бурмина) за тупым зрением, 2, Василий Михайлов (пом. Баташова) вследствие золотухи на голове, 3. Андрей Иванов Метелицын (Михайлов, мещанин) за недержанием мочи, 4, Андрей Иванов (пом. Шиловского) за повреждением правой ноги, 5, Семен Мапиновский (Михайлов, мещанин) за повреждением груди, 6, Терентий Алексеев (пом. Ракитиной) за неимением на левой руке указательного пальца, 7Иван Мартынов железами на шее, 8, Артамон Никифоров за ранами на правой ноге, 9, Куприян Григорьев (помещ. Ермолова) за неимением на левой руке указательного пальца, 10, Семен Иванов (помещ. Баташова) за разширением жил, 11, Михаил Пет-ров (мещан, г. Рязани) по старости—39 лет и 12, Иван Иванов (пом. Лунина) за повреждением левой ноги в ступне (Журн. Рязан. рек. прис. 10 янв. 1812 г. стр. 26—27.).

18 января 1812 года рязанского внутреннего гарнизонного батальона партонный офицер подпоручик Скорабогатов возвратил из числа принятых рекрут 13 человек "за разными болезнями", из коих потом самим рекр. присутствием признаны действительно непригодными 4 челов.: 1) Тимофей Григорьев (пом. Житовой) за неимением первых передних зубов к ряду, и за ранами на ногах; 2) Афанасий Кононов (пом. Вадбольской) за неимением на указательном пальце левой руки одного сустава, 3) Хрисанф Юдаев (пом. Медвецкого) за повреждением левого колена, 4) Нестор Васильев за слабостию ног и отправлены на место жительства с заменою другими, а остальные возвращены в команду как годные, хотя напр. Евтеев, также заявлял, что плохо видит глазами и трех зубов не имеет, Тимофеев имеет опухоль, Федосеев—лом в ногах и т. п. ( Журн. Рязанск. рекр. прис. 18 янв. 1812 г. стр. 39—40.).

21 февраля 1812 года в Рязанском рекр. присутствии заслушан был рапорт от 19 февраля командира Харьковского гарнизонного полубатальона подполковника Шарапова о том, что в отправленной из Рязани в Харьков под командою Рязанского гарниз. батал. поручика Скобелева, партий последний еще, при приеме этой партии, забраковал 16 человек, как не способных к фронтовой службе рекрут. Но Присутствие, однако, не согласилось с ним и нашло всех—годными к службе. По прибытии партии на место, подполковник Шарапов вновь представил 16 челов. на освидетельствование Слободско-Украинской врачебной управы, при чем последняя годными к службе признала из них только 6 челов., а 10 челов. нашла к "фрунтовой службе., неспособными: Данила Никонова—потому что имеет сведенный на правой руке персты, Сазона Яковлева—п. ч. имеет одно заросшее ухо, Якова Минаева—по случаю кривого указательного пальца на айвой руке, Андрея Агапова, имеющего заросшее одно ухо и т. д.

Возвращенных рекрут рекрутское присутствие вновь свидетельствовало при полном составе Рязанской врачебной управы и постановило: Хотя поручиком Скобелевым, Шараповым и Слободско-Украинской врачебной управой десять человек за разными недостатками к "фрунтовой службе «призваны неспособными, но здесь напротив того, по выправке, оказалось, что те же самые рекруты в вышеназванных недостатках были свидетельствованы определенными врачами, и теперь вновь свидетельствованы и признаны к службе годными, а со стороны рекрутского присутствия найдены в указанных летах и мере", при чем из числа оных у двух человек хотя есть заросшие "уши", но слуху не делают препятствия, а также у некоторых кривы пальцы, но как тех так и других но словам данного врачам наставления принимать велено, то cии рекруты 10 челов. яко способный к воинской службе отправлены с прочими в г. Харьков и в настоящее время присутствие остается при прежнем своем мнении о годности их к военной службе. А если кто из возвращенных рекрут вновь оказался в каковой либо болезни, которой здесь видимо не было, а открылась в дороге или по приводе на место, сего на счет свой принять не может (Журн. Ряз. рекр. прис. 21 февр. 1812 г. стр. 140—141).

Из 2-й рекрутской партии, отправленной из Рязани в Харьков под командою Рязанского вн. горниз. батальона штабс - капитана Потешнова было названным штабс - капитаном забраковано 8 челов. Они возвращены были им в Рязанское присутствие для перемены, но последнее признало их здоровыми и к военной службе годными. Харьковского гарнизонного полубатальона подполковник Шарапов с этим не согласился и отправил бракованных рекрут на свидетельствование Слободско-Украинской врачебной управы инспектора Грумбаха. Последних 7 человек из них признал "к фрунтовой службе" за разными болезнями негодными. Рязанское присутствие не разделило взгляда Грумбаха и возвратило вновь всех в Харьковское рекрутское депо (Журн. Ряз. рек. пр. 28 февр. стр. 169—170.).

Из 3-й рекрутской партии, отправленной в Харьков под командою капитана Степанова, еще в Рязани капитаном Степановым бракованы как негодные к службе 11 челов. Присутствие не согласилась с ним. По приходе на место Харьковского гарнизонного полу батальона подполковником Шараповым все 11 челов. представлялись на освидетельствование Слободско-Украинской врачебной управы инспектора Грумбаха. Последних 4-х рекрут признал к военной службе негодными: Игната Боркова — за неимешем на левой ноге двух пальцев, Ивана Яковлева—за приростом на левой руке к большому пальцу еще одного шестого пальца, Кондратия Степанова на разбитием живота и недержанием мочи, Ермина Несторова—за имением на обеих глазах длинных век, от чего не может поднимать глаз вверх, как бы надлежало и худо ими видит. Рязанское присутствие несогласилось с заключением Грумбаха, возвратило всех к капитану Степанову, так как по наставлению врачам при прием рекрут означенные пороки не могут служить препятствием к "фрунтовой стужбе» (Журн. Ряз. Рекр. Пр. 11 март. 1812 г. стр. 170—171.).

Из 4-й рекрутской партии, прибывшей уже в Харьков под командою Рязан. вн. гарнизонного батальона поручика Штрандмана, Харьковского гарнизонного полубатальона подполковником Шараповым, возвращены 5 рекрутов. Еще в Рязани браковались они поручиком ПГтрадманом и возвра щались в присутствие для перемены, но Рязанское присутствие, тем не менее, признало их годными. Шарапов представлял их на свидетельствование Слободско-Украинской врачебной управы члена инспектора доктора надворного советника Грумбаха, каковой 3-х из них признал негодными к "фрунтовой службе, а именно Ивана Поликарпова по болезни грыжи, Егора Прокофьева—по удушью и старообразию, свыше 40 лет а Сергея Гаврилова по мокротной грыже.

Рязанское присутствие в третий раз, по выправке и по справке с сведениями при первом приеме, не согласилось с Грумбахом, признало их годными и возвратило обратно в Харьков.

В пятой рекрутской партии, прибывшей в Харьков под командою Рязанского гарнизонного батальона подпоручика Скоробогатого, было бракованно 8 челов. Рекруты эти однако Рязан. присутствием не переменены, а признаны к воинской службе годными. Он представлял этих возвращенных 8 рекрут на свидетельствование Слобдско-Украинской врачебной управы члена инспектора Грумбаха. Последний признал годными к службе только 5 челов., а остальные 3 найдены им к "фрунтовой службе«неспособными: Ефтей Романов по слабости зрения, Иван Алексеев по повреждение у левого колена чашечки и Фипипп Савельев потому, что не имеет в челюсти по три зуба, а всего 6.

Три рекрута эти опять, уже в третий раз, свидетельствованы в Рязанском присутствии и признаны годными, при чем оказалось, что Филипп Савельев при приеме не имеет только 5 зубов, а буде теперь не оказалось у него шести зубов, то cие произошло в дорог* по пути в депо, чего рекрутское присутствие на счет свой принять не может (Журн. Ряз. рекр. пр.—в1я 8 стр. 1812 стр. Г. 227—28.).

Bсе эти данные не могут не навести на грустный размышления. При настоящей всеобщей повинности, когда каждый достигали известного года должен явиться в рекрутское присутствие и вынуть жребий—могут и должны являться конечно к набору и люди с физическими недостатками и пороками, но при порядке, существовавшем прежде, когда владельцы крепостных или государственные крестьяне и мещане обязаны были законом доставлять рекрут определенного роста и возраста и вполне здоровых, без физических недостатков, а они все-гаки представляли около половины неспособных к службе, то этот прием рекрут с недостатками, о которых мы выслушали рапорты партионных офицеров, и возвращение их обратно в рекрутское депо, вовсе не свидетельствуют о той благожелательности к наборам, о которой мы выслушали выше писания старых историков.

Пред нами, далее, рекрутский 82 набор 1812 года. По манифесту 23 марта повелено было собрать с 500 душ шестой ревизии по два рекрута [ Манифест 23 марта 1812 года гласит: Божию Милостью Мы Александр Первый, Император и Самодержец Всероссиский и прочая, и прочая, прочая.

Настоящее состоите дел в Европе требует решительных твердых мер, неусыпного бодроствования и сильного ополчения, которое могло бы верным и надежным образом оградить Великую Империю Нашу от всех могущих против нее быть неприязненных покушений. Издавна сильный и храбрый народ Россииский любил со всеми окрестными народами пребывать в мире и тишине, соблюдая свой и других покой, но когда бурное дыхание восстающей на него вражды понуждало его поднять меч свой на защиту Веры и Отечества, тогда не было времен, в который бы рвение и усердие верных сынов России во всех чинах я званиях не оказались во всей своей силе и славе. Ныне настает необходимая надобность увеличить число войск наших новыми запасными войсками. Крепкия о Господе воинские силы Наши уже ополчены и устроены в обороне Царства» Мужество и храбрость их всему свету известны. Надежда Престола и Державы твердо на них лежит. Но жаркий дух их и любовь к Нам и отечеству да не встретят превосходящего против себя числа сил неприятельских. Сего ради, хотя и с Отеческим соболезнованием о новой народной тягости, но с тем же Отеческим попечением приемля все возможные меры и предосторожности к охранению безопасности и благодвнствия каждого и всех, повелеваем:
1) Собрать во всем Государстве с 500 душ шестой ревизии по два рекрута.
2) Набор начать во всех губерниях со дня получения о семь указов через две недели и кончить в течении одного месяца.
3) В приёме рекрут руководствоваться правилами, предписанными в указе, данном Прав. Сен. 1811 года сент. 16-го дня.

4) Рекрут по сему набору принимаемых содержать в губ. городах при гарнизонных полках и внутренних батальонах на том же основами, как содержатся и приготовленные рекруты в запасных депо. СПБ. 23 марта 1812 г].

Всего мужских душ по 6 ревизии в Рязанской губ. было ПОМЕЩИЧЬИХ крестьян 519.425 чел., следовательно Рязанская губерния должна была поставить примерно 2076 рекрут. Я должен, однако оговориться, что цифра эта примерная, так как раскладка рекрут с помещичьих крестьян производилась дворянским собранием, а в журналах рекрутского присутствия нигде не зарегистрировано общего числа рекрут по этой раскладке. Государственных крестьян было 118723 д., удельных около 17000 душ

Набор этот повелено было начать через две недели, по получении указа, и кончить в течении одного месяца. Обычно же всегда набор начинался чрез месяц по объявлении указа и продолжался два месяца. Такая спешность явно свидетельствовала о наступлении грозных событиях, о неотложной потребности в рекрутах.

В Рязани манифест 23 марта был получе н 29 марта. 30 марта, как видно из исходящего реестра канцелярии гражданского губернатора, манифест о наборе был разослан от лица губернатора всем городничим за №№ 1816— 1826, городским думам за №№ 1827—1838, земским судам за№№1839—1850, губернскому предводителю за № 1851.

14 апреля 1812 года манифест был заслушан в Рязанском отделенном для приема рекрут присутствии: Вместе с манифестом заслушан был именной Высочайший указ Правительствующему Сенату, в коем изложены были правила, на основании коих должно было произвести этот набор рекрут в такой короткий срок. Правилами этими повелевалось: 1) прием рекрут производить в одних губернских городах; 2) штаб-офицеров от полевых пол-ков для приёма рекрут не посылать членами ж рекрутского присутствия и вместе с воинскими приемщиками оставить комендантов губернских гарнизонных батальонов и нарядить по одному штаб-офицеру или старшему офицеру из батальона, а где есть гарнизонные полки, там нарядить по два штаб-офицера отводных,—сверх того окружные генералы и и бригадные командиры внутренней стражи в местах своего пребывания также должны быть членами рекрутских присутсутствии и 3) вместо положенного на рекрут провианта натурою брать с отдатчиков деньги: по справочным ценам, каш в каждой губерний при получении сего указа существовать будут. Сверх сего от Правительствующего Сената предписывалось, чтобы набор рекрут непременно с получения сего указа через две недели был начат и в течете одного месяца был окончен с точным во всем соблюдением правил в помянутом Высочайшем указе изображенных.

Раз указ был получен 30 марта и в этот же день разослан для объявления, то две ЛЬГОТНЫЙ недели для подготовления к набору заканчивались 14 апреля. С этого именно числа должен был начат непременно набор рекрут в губ. городе Рязани. Следовательно, для исполнения этой повинности в апреле месяце, когда дороги еще не просохли, приходилось ехать в Рязань и делать путь напр. из Данковского уезда, при прежних способах сообщения до 300 верст в один конец. Так как не являться к призыву было не возможно, то можно представить себе всю суматоху в данный момент..... Подводы везли рекрутов в Рязань. Из Рязани скакали нарочные и курьеры по всем направлениям с разными распоряжениями. Курьеры от губернатора, нарочные— от казенной палаты. Последняя того же 31 марта поспешила сделать о пятисотных жеребьях: казенных крестьян—о поставке рекрут расписание и вместе с этим сделано предписание нижним земским судам указами о том, чтобы по получении этих указов тотчас же всем волостным правлениям дали знать о том, чтобы они непременно с 14 апреля следующих к отдаче в рекруты людей высылали для приёма рекрут в рекрутское присутствие с отдатчиками и с имеющимися в селениях очередными книгами и нынешней 6 ревизии сказками. В Рязанское губернское правление сообщено требование,—чтобы правление благоволило по содержание именного указа 16 сентября 1811 года для приёма представляемых в рекрутское присутствие с мелкопоместных душ складочных рекрут кому следует приказать избрать комиссара и оному явиться в рекрутское присутствие. А так как комиссары избирались дворянским собранием, то губернским правлением сообщено об этом дворянскому собранию.

5 апреля с нарочным прислано было в Казенную Па-пату новое предписание инспекторского департамента о скорейшей высылке военному министру кратких ведомостей о ходе рекрутского набора через каждую неделю, не смешивая с поступающими рекрутами по старым наборам. По окончании же всего набора предложено доставить генеральную ведомость по исполнению всего набора, с формулярными списками.

Все эти распоряжения, получались на местах, нервировали население!...... Все распоряжения эти насел вше соединяло с наступающей войной и от местных властей требовали проявления особой энергии в исполнение Высочайших повелении и распоряжений.

3-го Мая 1812 года в Рязанском рекрутском присутствии заслушаны сообщения Рязан. Двор собрания и казенной палаты, при которых доставлены ими ведомости о поставке мелкоместными владельцами и казенными поселянами по 82 набору рекрут, а также и о мелкоместных оставшихся за припискою к натуральным и жеребьевым рекрутским душам, с коих следуют поступать в казну складочные деньги. В ведомостях этих показано, что мелкопоместных душ
состоять владельческих:
По Рязани .......... 2172
Зарайску............ 2272
Михайлову............ 255
Пронску за отделением....... 1022
Спасску............ 2752
Ряжску............ 39
Сапожку............1878
Скопину............358
Касимову............666
Итого............ 10292 душ.
Казенных по Спасску....... 57
Удельного ведомства по Рязани... 26
Спасску . . 10
А всего. 10414 душ (Журн. Рязан. рекрут, прис. 3 мая 1812 г. стр. 77).

23 июня 1812 года был получен Рязанским губернатором даже указ сената о скорейшем приёме рекрут по бывшему набору (По вх. реестр, указов Сената, поступив, в 1812 г. к Ряз. губ.78).

30 Июня получено распоряжение министра о штрафе за непоставку в срок рекрут (По вход, реестр, предп. Минист. Ряз. губ. 1812 г. № 383).

Рязан. отделенное рекрутское присутствие, получив Высочайший манифест, постановило учинить следующее.
1) Поелику ныне к собранию рекрут повеленное время уже наступило, читаем в журнале присутствия, то во исполнение Высочайшего Его Императорского Величества именного указа, в приеме рекрут сему присутствию вступить сего апреля с 14 числа и сей набор к окончанию привесть непременно в положенный месячный срок, то есть к 14 мая. В приеме же рекрут поступить во всем на основании вышеписанного Высочайшего повеления и указа 16 сентября 1811 года, а именно: принимать рекрут ростом в два аршина и три вершка, а летами не моложе 18 и не старее 37 лет. Равным образом и недоимочных по прошедшим наборам принимать таковой же меры и лет только по 1 Июля сего 1812 года, а в зачет будущих наборов, отдаваемых не иначе как по генеральному учреждению, то есть ростом 2 арш. 4 вершка, а летами не моложе 17 и не старее 35 лет.
2) По доставлении ведомостей из Рязанского дворянского собрания о поставке владельцами натуральных и жеребьевых рекрут, а из казенной палаты росписания поселян, принимать в рекруты согласно назначено и делать по оным отМЕТКИ на тот же день, дабы, по окончании месячного срока, удобно было ВИДЕТЬ недоимку, на ком оная осталась.
3) Во время отдачи рекрут из крестьян казенного ведомства наблюдать, дабы оные по росписям те самые селения показывали как в доставленных из палаты пятисотных участках назначено, при том смотреть, чтоб и самые рекруты отдаваемы были по очереди из больших семейств, где есть по три по четыре и по пяти братьев, выключая порочных, который по содержанию именного Высочайшего указа, состоявшегося прошлого 1808 года апреля 28 дня должны идти в рекруты за свои пороки без очереди, однако ж не прежде как по рассмотрении о пороках приговора казенною палатою и по утверждении оного г. губернатором, а в рассуждении очередных рекрут должна быть у всякого отдатчика при поданной росписи очередная книга и сказка 6-й ревизии; о чем предварительно казенная палата с своей стороны предписала всем земским судам здешней губернию для объявления волостным правлениям, дабы все те селения, кои должны в ныне поведенный набор ставить рекрут к 14 числу апреля месяца следующих по очередям рекрут, приготовили и представили бы оных в рекрутское присутствие обще с очередными книгами и ревизскими сказками в положенный месячный срок.
4) Брать с отдатчиков за провиант по утвержденным ценам в марте месяце ценам на муку за 6 четвериков 7 р. 63/4 к., крупу за 41/г гарнца 981/4 к., также за 6 фунтов соли 21 к. и жалованных 3 р, а всего 11 р. 26 к. и за рекрутскую одежду по установленной с подрядчиком цене по 56 р. на каждого человека, отданного в рекруты, а деньги как cие так и следующая на жалованье и за провиант, принимать в рекрутском присутствии. Приемом оных денег озаботить г.г, избранных дворянским собратем комисаров подполковника Маслова и подпоручика Масолова, которым о сей цене и объявить. Обращение же сей суммы в казенную палату должно быть производимо ежедневно, почему и одолжается уездный казначей являться всякий день в оное присутствие, где и выдает в полу чеши денег расписку, о количестве же поступаемой каждодневно суммы записывать в журнал.
б) Принятых рекрут отдавать без отдатчиков прямо из присутствия к сбережению и ответственность в здешний гарнизонный батальон по реестру отряженному от него обер-офицеру с пристой ноюкомандою, которому велеть всех рекрутов привесть к присяге и иметь в своем заведывании.
6) Одежду рекрутскую принимать г. батальонному командиру прямо от подрядчиков и как о количестве так и о доброте оной поставляется в обязанность г. батальонный командир доставлять в оное присутствие сведения, для поспешнейшего же при уготовления рекрутской одежды возложить на здешнего г. полицмейстера иметь строгий надзор над подрядчиком.
7) В продолжении набора иметь краткий настольный реестр принятым рекрутам, показывая в оном за какие именно деревни каждый рекрут принять. Кроме сего вести еще реестр, в котором записывается, по каким причинам представленные рекруты обракованы, дабы при наложении штрафа удобно было видеть причины, по коим рекрут в срок поставлен не был.
8) На представляемых рекрут расписки принимать от отдатчиков, принятых из комиссии при чиновнике каждый день с 7 до 10 час. утра и потом, по записании оных в докладной реестр, принимать рекрут с 10 часу и продолжать до тех пор, пока все рекруты примутся.
9) Требуемые департаментом инспекторским для доставления к военному министру по прошествии каждой недели о принятых рекрутах ведомости и списки, равно и по окончании месяца доставлять в повеленное время от имени казенной палаты, а в правительствующей сенат чрез рязанское губернское правление из сего присутствия

10) Относительно же находящихся здесь при свидетельстве рекрут врачей, которые по 8 пункту Высочайшего указа состоявшегося 1811 года сентября 16 дня в составь рекрутского присутствия не входят, но в сомнительных случаях приглашаются к свидетельству рекрут, призывать по жеребью для сего во время приёмa в особенной комнате присутствия долженствующей быть для членов врачебной управы и других медиков в городе состоящих, кои в производстве сих свидетельств должны поступать по вновь изданному им наставлению, в котором между прочим предписано, что способность рекрута в воинской службе составляют три качества 1) совершенный лета, 2) надлежащей рост и 3) здоровье его. Первые два качества на основании законов свидетельствуют гражданские и воинские чиновники; определение же последнего составляет должность врача, в рекрутском наборе участие имеющего, в случае ж показания помянутыми врачами какой либо в рекрут* болезни, требовать от них свидетельство с подписанием на росписи, что рекрут такой то одержим такою то болезнию; а в случае разных от них мнений должна решить сомнете врачебная управа, по заключению которой рекрут принимается или отвергается, 11,. В течете набора быть по сему присутствш секретарем отряженному из канцелярии господина, губернатора титулярному советнику Осипову да двум повытчикам из казенной палаты Иванову и Прокофью Лукину и четырем приказнослужителям Сергею и Ивану Марковым, Степану Тарбееву и Степану Викулину. И наконец 12., по приёме в отделенном присутствии рекрут отдатчиков казенного ведомства с выданными им квитанциями отправлять по мере приёма в губернское правление для счета их во всех расходах по рекрутской части.

Прием рекрут начат был 15 апреля. В первый же день набора явились две партии: одна в 72 человек, а другая в 33 чел. Из первой парии признаны во всем здоровыми и, по-свидетельству врачей к службе, годными только 57 человек из второй—26. Они приняты в рекруты и отосланы при реестре к сбережению и на ответственность в здешний гарнизонный батальон.

В последующее дни, как видно из журн. рекр. при су т., успешность набора видна из следующих данных:

См. Таблицу.

Цифровые сведения эти взяты из журналов рязан. рекр. присут. 1812 г., хранящихся в архиве Рязан. казен. палаты.

В течете положенного месячного срока явилось 2905— принято 1701.

В последующее время рекруты по настоящему набору поступали.

См. Таблицу.

С 20 июня стали брать с отдатчиков по 20 руб. штрафа. Всего принято:

См. Таблицу.

По 82 набору в положенный МЕСЯЧНЫЙ срок представлено было в рекруты 2905 челов., но из них рекрутским присутствием принято только 1701 челов., а 1204 челов. забраковано. Самим присутствием рекруты браковались по сле-дующим основаниям: растравление ноги (Жур. рекр. пр. 16 апр. 1812 г. стр. 20.), слабость корпуса, (Жур. рекр. пр. 19 апр. 1812 г. стр. 35.) сильная грыжа (Жур. рекр. пр. 29 апр. 1812 г. стр. 56.), в нижний проход выходит кишка (Жур. рекр. пр. 14 мая 1812 г. стр.11О.), венерические болезни (Жур. рекр. пр. 24 мая 1812 г. стр. 142.), отрубил себе руку (Жур. рекр. пр. 29 мая 1812 г. стр. 168) и умышленное-повреждение ноги (Жур. рекр. пр. 31 мая 1812 г. стр. 163.). За отсечение руки освобожденный от рекрутской повинности послан в крепостную работу.

Но при всем том и по этому набору несколько человек -возвращены были назад уже по поступавши их в местный внутренней гарнизонный батальон. Так 10 Июля командиром батальона возвращено неспособных к службе 5 человек: Андрей Евтеев—за грыжею и ранами, Семен Андреев—на левой ноге застарелая цинготная рана, Николай Матвеев—правая нога выломлена, Фрол Фатеев—вследствие застарелой на ноге цинготной раны, Фрол Алексеев—за выводом из нижнего провода кишки (Жур. рекр. пр. 10 июля 1812 г. стр. 249).

31 Июля командиром батальона из представленных ему забраковано 5 человек рекрут (Жур. рекр. пр. 31 июля 1812 г. стр. 273.) 5 августа возвращено командиром батальона как дегодных к службе 8 челов., из КОИХ у кого была сломана нога, у кого обрублена жила, или от потока ухо заросло, глух, слабого сложения, худого зрения и т. п. (Жур. рекр. пр. 5 авг. 1812 г. стр. 284).

В виду непоступления в законный срок довольно большого числа рекрут прием их отсрочен был еще на 1 месяц до 14 Июня 1812 года. В этот льготный период представлено было рекрут 241 челов., но принято из них рекрутским присутствием только 167 челов; 74 же человека признаны, за разными причинами, к военной службе не годными.

По 82 набору принято в рекруты до 15 лиц за разные преступления. Так 15 апреля принят по приговору уголовной палаты дворовый человек помещицы Григоровой Гаврил Пи-зиенов за неоднократные побеги из под стражи и кражу, предварительно наказанный 30 ударами плети (Журн. рекр. пр. 16 апр. 1812 г. стр. 12.) 19 апреля за побег и имение фальшивого билета наказан плетьми и взят в рекруты дворовый помещиков Воейковых. (Журн. рекр. пр. 29 апр. 1812 г. стр. 33.) 10 мая отдан в рекруты пойманный за безписьменный вид дворовый человек Григорьев (Журн. рекр. пр. 16 мая 1812 г. стр. 102.) и т. д. В означенное число 15 вошли два лица из духовного звания, а именно 12 мая по приговору уголовной палаты за кражу взят в рекруты пономарь села Путятина Иван Максимов (Журн. рекр. пр. 12 мая 1812 г. стр, 106) и 13 августа дьячек села Бар-сненева Андрей Иванов (Журн. рекр. пр. 13 авг. 1812 г. стр. 163) и два лица из благородного звания л именно: 14 ноля — вследствие решения правительствующего сената для определяется в военную службу за кражу лошади, платья и денег: лишенный чинов и дворянства отставной про-тупей-юнкер Абрам Фролов (Жур. рекр. нрисут. 14 шля 1812 г. стр. 253) и 3 августа, вследствие Высочайше конфирмованного доклада правительствующего сената отдан в солдаты лишенный чинов и благородного звания бывший коллежский регистратор Григорий Полозов (Жур. рекр. присут. 30 авг. 1812 г. стр. 281).

Когда 16 Июня по прошествии льготного месяца была сделана вновь проверка недобранных рекрут, то оказалось в недоборе по городам и уездам
а) на владельцах. .........б7
б) казенных селениях.........11
в) удельного ведомства........2
г) мещан . ........ 1
Всего......81
С этого дня рекрутское присутствие постановило принимать рекрут по 82 набору с штрафом по 20 руб. Любопытно рассуждение самого рекрутского присутствия по поводу недобора рекрут по 82 набору по городам и уездам Рязан. губ. в количестве 81 челов., записанное в журнале Присутствия 15 Июня 1812 г. 5? Рассуждая, что по нынешнему 82 набору считается в недоборе по городам и уездам Рязанской губернии рекрут:
На владельцах..........67
Казенных селениях.........11
Удельного вед............2
мещанах...........1
и всего 81

которые не только в назначенный Высочайшим манифестом месячный срок не выставлены, но и до ныне остаются по послаблению земской полиции в недоимке, отчего привоз сюда рекрут совершенно прекращается; сверх того в таковой же недоимке числится по прошедшим наборам 110 челов., о взыскании которых хотя происходили неоднократные земским судам и городничим предписания, но со всем тем и по cиe время состоят они еще не взысканными, между тем как об окончании сей государственной повинности настоят строгая от начальства подтверждения.

Приказали: всем здешней губернии городничим и нижним земским судам, где недоимка рекрут состоит? предписать с приложением именных реестров указами с тем, чтобы члены тех судов, по полу чеши о семь предписания занялись тотчас взысканием всех недоимочных рекрут, отправились немедленно в селения, неисполнившим рекрутской повинности и выслали годных на службу людей с отдатчиками в рекрутская—присутствия непременно самым поспешнейшим образом, так чтоб в недоимке рекрут нисколько затем уже не оставалось. Для побуждения же земских судов к скорейшему исполнению сих предписания, сообщить в Ряз. губ. правление и к личным делам здешнего г. губернатора доставить копию сего журнала. (Журн. Рязан. рекр. прис. 15 июня 1812 г., стр. 198)

16 мая 1812 г. собрание гг. предводителей ходатайствовало по разным причинам от поставок по 32 вздору рекрут освободить:
по Касимову помещ. Данилову
Данкову — Давыдову и Лобкову
Раненбургу — Барыкову
Спасску — Тутолмина Никитина
Рязани — Вельяминова
Зарайску — Ракитина
Пронску — Обезьянинова

и ВМЕСТО них назначило других владельцев (Арх. Ряз, губ. каз. Журн. Ряз. рекр. прис. 1812 г. 16 мая стр. 122). Для фабрикантов и заводчиков представление рекрут в натуре было не обязательно. Они могли ВМЕСТО рекрут вносить в казначейство по 500 руб. Так из записанного в журнале рекр. прис. Мая 17 дня 1812 г. сообщения казенной палаты, видно что Кирицкого чугунно-плавильного завода и зеркальной фабрики содержатель кол. секр. Иван Доленс представши, в палату за мастеровых, находящихся при том заводе людей, по 82 набору, ВМЕСТО положенных с 500 душ рекрут, за одного на основании проекта горного положения 769 ст. и указа 1783 года: 10 окт. 500 руб. (Там же, стр. 128) 21 мая 1812 г. еще 500 руб. (Там же, стр. 132)

Всего по сообщению рекрутского присутствия в инспекторный департамент, по манифесту 23 Марта 1812 года было собрано рекрут 1958 челов., а остальные остались в недоимке на 1813 год. На этих рекрут взято с отдачиков на провиант за 6 четвериков муки—по 7 р. 63/4 к., 4 1/2 гарнца крупы по 98И4 коп. за 6 фунтов соли—21 коп. на жалованье 3 руб. и за одежду по установленной подрядной ЦЕНЕ 55 р. за каждого, всего по 66 р. 26 коп. за рекрута 129747 р. 8 коп. Приемом этих денег заведовали избранные дворянским собранием комиссары Маслов и Масолов. Одежду и обувь на основании заключенного казенной палатой контракта ставил рязанский купец Иван Иванович Рюмин, при чем в журналах рекрутского присутствия записаны ни одна жалоба на названного контрагента, что доставляемое им обмундирование оказывалось не всегда доброкачественным.

Если рекруты по 79, 80 и 81 наборам препровождались в Харьков в учрежденное там по Высочайшему повелению 10 сентября 1811 г., то рекруты последнего 82 набора, собранные по манифесту 23 марта 1812, по всюду должны быть свозимы в Ярославль, Кострому, Владимир, Рязань, Тамбов и Воронеж для формирования в каждом из названных городов по 2 полка, в первых четырех городах (в том числе и в Рязани) по два пехотных, в последних двух по два егерских. Следовательно все рекруты Ряз. губ. оставались в Рязани и поступали в формируемые здесь два полка. Все 12-тьполковъ должны были составлять две дивизии с 23888 рекрутами. Во время формирования полки назывались по нумерам и губерниям, как то: в Ярославе—пехотный 1-й и 2-й, в Рязани пехотный 1-й и 2-й и т. д. Потом сформированные в Рязани пехотные полки названы 5-мъ и 6-мъ. (Михаил.—Данил, сочин, т. 1, стр. 91) обмундирование полков, снабжение обозом, подъемными лошадьми производилось от тех губерний, где формировались полки. Следовательно 5 и 6 полки обмундировывались и снабжались всем необходимым для военной надобности от населения Рязанской губернии.

Для замещения штаб и обер-офицерских вакансий в этих полках поручено было губернаторам и окружным генералам внутренней стражи приглашать отставных офицеров, имевших силу и способности продолжать службу, и известных в кругу дворянства но доброму поведение (Подробности о формирован, в Рязани полков см. в особой главе).

4 августа 1812 года вышел новый указ о рекрутском наборе с удельных и казенных крестьян повсеместно, а с помещичьих лишь с тех губерниях, где по манифесту 6 и 18 шля не не назначено ополчения.—Новым манифестом повелевалось собрать по два рекрута со 100 душ шестой ревизии. Поступать при наборе предлагалось по тем же правилам, по которым производился последний рекрутский набор. Но впоследствии "по уважению частовременных наборов и других повинностей необходимости военных обстоятельств налагаемых,—признано было нужным "изыскать все средства к возможному его облегчению", и 12 сентября изданы были облегченные удостоенный Высочайшего утверждения правила относительно качеств рекрута. Именно велено было:
1) ВМЕСТО ТОГО, ЧТО ДО НЫНЕ принимались рекруты не моложе 18 и не старее 37, при теперешнем наборе также принимать не моложе 18, но не старее 40 ДЕТ.
2) Уменьшить узаконенную мвру в рост одним верш-ком, для того принимать не ниже 2 арш. и 3 вершков.

3) Допустить к приёму в рекруты людей, ИМЕЮЩИХ такого рода телесные пороки или недостатки, кои не могут служить препятствием маршировать, носить амуницию, владеть и действовать ружьем, т.е. не браковать: редковолосых, разноглазых и косых,— ежели только зрение их позволяет прицеливаться ружьем; с бельмами и пятнами на левом глазе; заик и косноязычных, если только могут сколько - нибудь объясняться; неимеющих 6-ти и 8 зубов боковых; лишь бы только были в целости передние, для ску — сывания патронов необходимые и проч. Кроме того введено еще важное облегчение. Партонный офицер не допускался к браку. А мы видели сколько. рекрутов возвращали партионные офицеры (Ряз. губ. арх. Наряд Ряз. губ. правл. министер. бумаг 1812 г. стр. 343. 2) По вход, реестру указов сената, поступивших к Рязан. губернатору. | в 1812 г. № 105).

В Рязани указ сената о 83 наборе получен был 11 августа (По вход, реестру указов сената, поступивших к Рязан. губернатору в 1812 г. № 105.). 12 августа указ этот, с экземпляром манифеста 4 августа, заслушан был в общем присутствии казенной палаты (Журн. Ряз. казен. палаты 1812 г., 12 авг.). Палата определила: "хозяйственной экспедиции передать в рекрутскую часть по доходах с тем, чтобы первая о сотенных жеребьях казенных крестьян, сделав соображение, представила в палату немедленно. (Там же)

Кроме сего предписано всем нижним земским судам указами, "дабы они, по получеши их, тотчас всем волостным правпением дали бы о сем знать и при том подтвердили, чтобы те правления непременно сентября с 1-го числа следующих с которых рекрутов людей высылали в Рязань в отведенное для приёма рекрутское присутствие с отдатчиками и с имеющимися в селениях очередными книгами и нынешней 6 ревизии сказками" (Там же. На нарочных по объявлении манифеста 4 августа израсходовано 83 р. 58 к... (Журн. каз. пал. 6 сент. 1812 г. стр. 81). На объявление предписания уездным земским судам о скорейшей высылке следующих по 83. набору с казенных крестьян рекрут 96 р. 92 к. (Журн Ряз. казен. пал. 10 сент. J 818 г., стр. 106.)

Заработала снова канцелярская машина еще более скорым ходом, так как неприятель шел во внутри Poccиu также скорым маршем, покоряя один за другим города.

Интересны о второй половине августа 1812 года СВЕДЕНИЯ в одном из писем современницы (москвички) Маргариты Алексеевны Волковой, урожденной Кошелевой. Волкова писала Ланской: "Скрепя сердце, переезжаю из одной губернии в другую... 16 августа выехала я из родного нашего милого города (Москвы), 20 августа... прехали в Рязань. Думаем пробыть здесь день, а потом отправимся в Тамбов, где поселимся в ожидании исхода настоящих события. Мы идём благополучно, но ужасно медленно двигаемся, так как не переменяем лошадей. Везде по дороге встречали мы только что набранных солдат, настоящих рекрутов и города в центре страны имеют совершенно военный вид. Во время всего нашего путешествия, даже здесь вдалеке (Тамбове) от театра войны нас постоянно окружают крестьяне, спрашивая известий о матушке Москве (Заимствовано нами из изд. Саратовской ученой арх. комиссии 1912 г. „участие Саратовской губ. в отечеств, войне 1812 г., стр. 72-73.").

"Каждый день прибывают новые лица—...пишет она же далее... От времени до времени презжают курьеры из армии, то за провиантом, то за лошадьми... Они ничего не говорят, или слова их, повторяемый одним лицом другому, доходят до нас совершенно искаженными... Итак мы пробавляемся слухами... Каждый день слышен новый рассказе»... (Там же, стр. 73)

С 1 сентября стало усиленно работать Рязанское рекрутское присутствие. 1-го сентября 1812 года состоялось в нем следующее постановил еще: "по указу Его Императорского Величества Рязанское отделенное для приема рекрут присутствие, слушав полученный в казенную палату минувшего августа 11 дня с нарочным курьером из правительств, сената указ со изъяснением в нем Высочайшего Его Императорского Величества манифеста состоявшегося того августа в 4 день, в котором изображено: 1-е с удельных и казенных крестьян повсеместно, а с помещичьих во всех тех губерниях, где по манифесту 18 Июля не назначено ополчения, собрать по 2 рекрута со ста душ шестой ревизии, 2-е набор сей начать с 1 сентября и окончить к 1-му ноября. 3, При наборе сем поступать по тем же правилам, по коим производился последний общий рекрутский набор, вследствие чего казенная палата того ж августа 12 дня определила о сотенных жеребьях казенных крестьян сделать росписание, и между тем предписать всем нижним земским судам указами, дабы они, по получении их, тотчас волостных правлениям дали о сем знать, при том подтвердили, чтоб тт. селения непременно сентября с 1-го числа следующих к отдаче в рекруты людей высылали в рекрутское присутствие с отдатчиками и с ИМЕЮЩИМИСЯ в селениях очередными книгами и нынешней 6-й ревизии сказками. Рязанское губернское правление того же августа 12 дня сообщением знать дало, что им определено: 1-е с приложением экземпляров Высочайшего манифеста предписать всем городским и земским полицейским с нарочным с тем, чтобы, по получении, тотчас объявлен был Высочайший манифест всенародно.
2) В Рязанскую казенную палату сообщить, дабы благоволила о назначении из селений ведомства казенных крестьян рекрут учинить свое распоряжение.
3) Между тем земским судам велеть во всех казенного и удельного ведомства селениях начальников обязать подписками, чтобы они следующих с тех селение рекрут во всем к службе годных в течете назначенного времени представили с своими отдатчиками в рекрутское присутствие при приговорах из очередных семейств, означив в тех приговорах именно, сколько которому отдатчику дано будет от общества на отдачу рекрут денег, а указом из правительствующего сената толя от 31 дня поведено сукно, холст и прочие вещи для рекрутской одежды потребные принимать от отдатчиков натурою, свидетельствуя оные предварительно в рекрутском присутствии. После чего чиновникам, производящим обмундирование, не дозволять уже браковать вещи одобренные рекрутским присутствием, а полученным в в казенной палате с курьером 21 августа от департамента инспекторского сообщением требуется, по прошествии каждого месяца, присылать краткую ведомость о всех принятых рекрутах по форме при том прилагаемой под литерою В. А по окончании набора, доставить с надлежащею верностию и формулярные списки купно с алфавитами, по примеру бывшего прель сим 82 набора и при том оные казенный палаты благоволят на основании 36, 37, 38 и 40 пунктов первой части рекрутского положения сделать должное распоряжение о продовольствии собираемых рекрут. Приказали: учинить 1-е, поелику НЫНЕ к собранию рекрут—поведанное время уже наступило, то во исполнение Высочайшаго Его Императорского Величества манифеста в приёме рекрут сему присутствие вступить сего сентября с 1-го числа и сей набор к окончанию привесть в положенный двухмесячный срок, т.е. к 1 Ноября. В приёме же рекрут поступать во всем на основании Высочайших указов 23 марта 1812 г. и 16 сентября 1811 года, а именно принимать рекрут ростом в два аршина и три вершка, а лотами не моложе восемнадцати и не старее 37 лет, недоимочные по прошедшим наборам и в зачет будущих наборов отдаваемых по генеральному учреждению, т.е. ростом 2 арш. 4 верш., а лотами не моложе 17 и не старее 35 лет.
2) По доставлении из казенной палаты расписания казенных и удельных крестьян принимать в рекруты согласно назначению и делать по оному ОТМЕТКИ на тот же день, дабы по окончании двухмесячного срока удобно было видеть недоимку, на ком оная осталась.
3) Во время отдачи рекрут наблюдать, дабы оные по росписям из тех самых селений показывались как в доставленном из казенной палаты о сотенных участках расписанием назначено, при том смотреть, чтобы и самые рекруты отдаваны были по очереди, выключая порочных, которые по содержанию именного Высочайшаго указа состоявшегося прошлого 1808 года апреля 28 дня должны идтить в рекруты за свои пороки без очереди, однако ж не прежде как по рассмотрении о пороках приговора казенною палатою и по утверждении оного господином губернатором. А в рассуждении очередных рекрут должно быть у всякого отдатчика при подлинной росписи очередная книга или сказка 6-й ревизии; о чем предварительно казенная палата с своей стороны предписала всем здешней губернии земским судам.
4) На основании указа 31 Июля принимать от отдатчиков сукно, холст и прочие вещи для рекрутской одежды натурою, свидетельствуя оные в сем присутствии по образцам, а ежели пожелают, то брать с них за рекрутскую одежду по установленной ЦЕНЕ по 58 р. 50 коп. на каждого человека в рекруты отданного, за провиант по утвержденным ЗДЕСЬ в августе месяце ценам—на муку за 6 четвериков 7 р. 50 к.,
крупу за 41/2 гарнца 1 р. 68 3/4 к., также за 6 фунтов сопи 21 коп., жалованных 3 руб., а всего 12 p. 39 ¼. Приемом денег сих озаботиться избранному дворянским собранием комиссару, которому о сей цене объявить с тем, что обязанности его будет после всякого присутствия отдавать все поступившия к нему деньги под сохранение в кладовую уездного казначея. А по прошествии недели представлять для записки в приход в казенную палату.
5) удостоенных рекрут как скоро лоб пробрит будет отдавать без отдатчиков прямо из присутствия к сбережение и ответственности в здешний гарнизонный батальон по реестру, где рекрут привесть к присяге и иметь в своем заведывании.
6) Одежду рекрутскую принимать батальонному командиру против доставленных г. губернатором образцов прямо от комиссионера Рюмина и вместе с рекрутом представленные вещи? стараясь, чтоб каждый рекрут иметь на себе одежду и прочие вещи по росту своему-
7) В продолжении набора иметь краткий настольный реестр принятым рекрутам, показывая в оном за какие именно деревни каждый рекрут принят.
8) На представленных рекрут росписи принимать от отдатчиков каждый день с 7 по 10 час утра и потом по записки их в докладной реестр с 10 часу продолжать приёме до тех пор пока ВСЕ рекруты примутся.
9) Требуемые департаментом инспекторским, по прошествии каждого месяца, ведомости доставлять в поведенное время от имени казенной палаты, а в правительствующий сенат через Рязанское губернское правление из сего присутствия.
10) Относительно до находящихся здесь при свидетельстве рекрут врачей, которые по 8 пункту Высочайшего указа состоявшегося 181.1 года сентября 16 дня в состав рекрутского присутствия не входят, но в сомнительных случаях к свидетельству рекрут призываются по жребию, для сего во время приёма—в особенной комнате присутствия долженствующих быть членов врачебной управы и других медиков в городе состоящих, как в производстве сих свидетельств должны поступать по вновь изданному им наставлению, в котором между прочим предписано, что способность рекрута к воинской службе составляет три качества 1) совершенный лета, 2) надлежащей рост и 3) здоровье. Первые два качества свидетельствуют гражданские и воинские чиновники, определение же последнего составляет должность врача в рекрутском присутствие участие имеющего, в случае же показания помянутыми врачами какой либо в рекруте болезни требовать от них свидетельство с подписанием на росписи, что рекрут такой то одержим такою то болезнию; а в случав разных от них мнений должна решить сомнение врачебная управа, по заключению которой рекрут принимается или отвергается.

11) В течении набора быть по сему присутствию, по назначение вице-губернатора и советника хозяйственной экспедиции, столоначальником губернскому секретарю Кордюкову и двум повытчикам Прокофью Лукину и Семену Пофомову, да для переписки на бело Сергею Маркову, Ивану Маркову и Дмитрда Воинову (Журн. Рязан. рекр. прис. 1812 г. 1 сент. Журнал подписали Иван Бухарин. Ив. Князев.).

По журналу рекр. прис. 6 сент. 1812 г. построение одежды на рекрут, в виду отказа бригадных и батальонных командиров от заготовки ее своим попечением, решено производить хозяйственным способом через комиссионера—здешнего городского голову Рюмина, который отправлялся в Москву для покупки сукна и прочих принадлежностей рекрутской одежды по установленным образцам (Там же, журн. за 6 сент.)

По окладным книгам 6 ревизии в Рязанской губернии считалось казенных крестьян, кроме удельных, 118.723 души, из числа коих уволено к переселению в другие губернии: в Оренбургскую 443, Саратовскую 120, Пензенскую 6, За выключением выселившихся было 118.164 души (Арх. Рязан. каз. пал. Журн. общ. присутств. палаты 23 авг. 1812 г., стр. 279. Сведения эти сообщены в рекрутское присутствие, а также объявлены земским судам и волостным правлениям) Сколько было удельных крестьян сведений не имеется, но всего рекрут с казенных и удельных крестьян как видно из донесения Рязанского гражданского губернатора главнокомандующему в С-Петербурге было высчитано по 2 человека на 100 душ—2701 человек (По исход, реестр, канц. ряз. гражд. губ. 1812;г. № 6509. Сообщ. глав-нокоманд. 28 сент. 1812 г. № 6509) Но кроме того еще взято с городских сословий 11 человек, а всего 2712 ч. (Арх. Ряз. каз. пал. Журн. Ряз. рекр. прис. 1812 г. сентябрь стр. 14. В журн. 15 нояб. 1812 г. показало число рекрут по 8 ноября 2952 челов)

Сентябрь был самое тревожное время в губернии. Французы гостили в Москве и готовы во всякое время пожаловать в гости в пределы Рязанской губернии. Но и в такое опасное время совсем не было видно неимоверной быстроты в поставления рекрут. Строго предписывалось привозить в рекрутское присутствие рекрут с 1 Сентября, но вот 9 сентября,—в рекрутское же присутствие не поступило от отдатчиков ни одного рекрута. Рекрутское присутствие серьезно было озабочено такою холодностью населения к отбываемой повинности. 9 сентября вопрос этот был внесен на обсуждение рекрутского присутствия (Арх. Ряз. каз пал, Журн. рекр. прис. 1812 г., сент., стр 14).

1812 г. сентября 9 дня Рязанское рекрутское присутсвие, записано в журнал его, имело рассуждение как именным Высочайшим манифестом, состоявшим в 4 день августа сего года, поведено собрать с удельных и казенных крестьян по 2 рекрута со ста душ, начав набор с 1 сентября и окончив к 1 ноября. Всех рекрут следует с Рязанской губернии собрать 2712 челов., но в продолжении времени, то-есть Сентября 1 по 8-е число, ни одного человека натурою кроме зачетных "двух квитанцев" представлено не было и для того приказали: в Рязанское губернское правлешние сообщить и прибавить, дабы благоволило земским судам со строгостью предписать, чтобы оные из селениев казенных и удельных крестьян годных в рекруты выслали в рекрутское присутствие в самоско-рейшем времени, под опасением в случае медленности взыскания рекрут, отдачи под суд в уголовную палату".

На основании этого журнала заходили перья подъячих о скором доставлении и даже взыскании рекрут с угрозой в случае медленности отдать под суд в уголовную палату. Но дело вперед двигалось совсем плохо. 18 сентября рекрутскому присутствию вновь пришлось заседать и обсуждать положение настоящего дела и вновь грозить и прибегать к репрессивным мерам.

"1812 года сентября 18 дня Рязанское рекрутское присутствие имело рассуждение как именным Высочайшим манифестом состоявшимся 4 августа 1812 года поведено: собрать с удельных и казенных крестьян по два рекрута со ста, душ, начав набор с 1 сентября и кончить к 1 числу ноября. Всех рекрут следует с Рязанской губернии 2712

челов., но в продолжении времени, то есть сентября с 1-го по 20 число поступило рекрут натурою с одного только Сапожковского округа 34 челов. я зачтено 2 квитанции, а всего 36. Затем остается 2676 челов., по каковой медленности нельзя надеяться, чтобы в назначенный двухмесячный срок были все рекруты поставлены; о высылки коих о предписании земским судам сообщено было из сего присутствия в Рязанское губернское правление сего ж сентября 9 числа и для того приказали: Всем здешней губернии нижним земским судам со строгостью предписать, чтобы оные из селений казенных и удельных крестьян, годных в рекруты, высылали в рекрутское присутствие в самоскорейшем времени" (Арх. Ряз. каз. пал. Журн. Ряз.рекр. ирисут. Подлинный подписал Бухарин).

По указу сената рекрутский набор по Высочайшему манифесту должен быть закончен полностью 1 ноября, но не смотря на самые энергичный меры местной администрации, исполнить Высочайшую Волю не удалось. К 15 ноября за казенными и удельными крестьянами по 83 набору оставалась еще очень большая недоимка—до 20%

Заседало снова по этому вопросу рекрутское присутствие и результаты своих суждений занесло в журнал 15 ноября так: "Рязанское рекрутское присутствие имели рассуждение, как именным Высочайшим указом, состоявшимся в 4 день августа сего 1812 года поведено собрать с казенных и удельных крестьян со 100 душ по 2 рекрута, начав с 1 сентября и окончить к 1 ноября. С Рязанской же губернии следует собрать рекрут 2952 челов., но в продолжение положенного срока и по 15 сего ноября принято натурою 2344 чел., зачтено по квитанициям 15-ть, отнесено по переселению душ в другие губернии 11-ть, а всего 2370 чел. Затем остается в недоимке 582 чел. Приказали: всем здешней губернии городничим и земским судам, с приложением об остающихся в недоимке рекрутах ведомостей, предписать указами и велеть выслать их к приёму в cиe присутствие из очередных семейств в самоскорейшем времени, о понуждении коих сообщить в Рязанское губернское правление".(Журнал Ряз. рекр. прис. 16 ноября. Подписали Бухарин, Князев и другие. Общее число рекрут показано более, чем в предыдущих журналах).

Декабря 7 дня 1812 года Рязанское рекрутское присутствие слушало отношение командира Ряз. вн. гарниз. батальона майора фон-Лилаарда, в коем пишет, что военного министерства инспекторский департамент от 16 числа ноября за № 7729, а именно сего числа полученным повелением предписывает ему, чтоб немедленно истребовать от сего присутствия:
Сколько принято рекрут с 1 ноября 1811 г. по день начатия 82 набора. И с сего 82 набора по 1 сентября 1812 г. Оказалось собрано по наборам 81-му с 1 ноября 1811 по 15 апр. 1812 г.—2623. В течение того же времени по 80 набору—12, 79 набору—4
в зачет 16
без зачета 3
церковников 9
бродяг 2.
По 82 набору с 15 апреля по 1 сент. 1946 с 1 сент. по 1 декабря 12
Итого 1958
В течение всего 83 набора: по 81 набору—121, 80-му—15, 79-му—4

в зачет 13 бродяг 1. (Журн. Ряз. векр. прис. 1812 г. Дек. стр. 207)

83-й рекрутский набор, как и предыдущие, таким образом прошел вяло... Население как и прежде, по возможности, старалось как - нибудь отделаться от набора. А время набора— было такое, когда именно населением должен быть проявлен героизм. Это было время, когда населению нужно было особенно показать "неимоверную" быстроту поставки рекрут; о которой говорили официальные историки генералы. Но и в этот набор отдатчики старались сдать в рекруты людей к военной службе явно непригодных. Результатом чего, однако было еще больше процентов брака. Изучая с этою целью журналы Рязанского рекрутского присутствия, мы увидим, что им:

См. Таблицу.

Кроме того отданы были в солдаты не в зачет. а) 1 октября присланный из консистории лишенный священнического сана за приверженность к раскольническому учению г. Ряжска Покровской церкви священник Иван Иванов (Журн. Ряз. рекр. прис. 1 Окт.—1812 г. стр. 41) б), пойманный без письменного вида, называющий себя дворовым Андрей Евсеевъ (Там же, 5 Окт. стр. 52.), непомнящие родства Федор Иванов (прислан из уголовн. палаты) (Там же.) четверо крестьян Кирилл Иванов, Аким Антонов, Фоломей Кириллов, Филипп Абрамов и один г. Михайлова мещанин Еремей Леонтьев, оскопившие себя (Там же, 6 окт. стр. 54, и 24 окт. стр. 96.); польский шляхтич Ангудович и крестьянин Федоров за безписьменность (Там же, 29 Окт. стр. 111.), исключенный из семинарии за неспособность к изучению высших семинарских наук и плохое поведете ученик Благовещенский и послушник Солодчинского монастыря Сидоров за пьянство, беспокойство и угрозы братии (Там же, 24 Окт. стр. 175)

Взятые по 83 набору рекруты отправлялись париями в г. Арзамас. Первая пария в 537 человек направлена была в Арзамас 25 октября, при чем на жалованье и продовольствие этой партии выдано командиру внутрен. гарнизонного батальона 2036 р. 7 коп. (Арх. Ряз. каз. пал. 25 окт. 1812 г. стр. 320.) Вторая рекрутская пария выступила 28 Октября (По исх. реестр, канц. Ряз. губ.—1812 г. № 4346.). Затем 11 ноября 1812 г. выдано на провиант, столовые и жалованье 286 чепов.—2298 р. 61 1/4 к. (Журн. Ряз. каз. пал. 11 нояб. 1812 г. стр. 140.), 25 ноября — 2964 р. 99 1/2 коп.(Там же. Стр. 320), 30 ноября—5361 р. 16 к. (Там же. Стр. 414).

18 декабря выданы деньги поручику Рязанского батальона Штридману на отправление рекрутской партии в Арзамас (Там же. Стр. 344) и 23 декабря Рязанского внутр. батальона капитану Степанову для отвода туда же 240 человек с конвоем из одного унтер-офицера и 14 рядовых 2000 руб (Там же. Стр. 424).

Выше мы указывали, что по 83 набору было запрещено партионным офицерам браковать поступивших рекрут, но несмотря и на это запрещение, некоторые партионные офицеры не переставали браковать поступивших рекрут. Так по 83 набору возвращены из рекрутских депо: крестьянин Минаев за падучею болезнию (Журн. Ряз. рекр. прис. 1812 г., 8 окт. стр. 59.), Иван Прокофьев за повреждением руки, мешающем службе (Там же, за 9 окт.стр. 60), Никита Федоров вследствие часотки (Там же, стр. 63). Елисеев по заключению врачей (Там же, за 2 нояб стр. 122.), Фаддеев за выходом из заднего прохода кишки (Там же, за 12 ноября, стр. 147.), Андрианов за грыжею и Даниил Антонов за глухотою от золотухи (Там же, за 24 нояб., стр. 175—176.).

30 ноября 1812 года воспоследовал еще новый манифестов о 84 наборе, и указ сенату о правилах его производства — Набор этот был всеобщий, но от него были опять освобождены дворянские имения, поставившая ополчение; освобождены—до самого возвращения воинов в дома свои. А наше Рязанское ополчение вернулось в свою губернию только в начали 1815 года.

Необходимость этого нового набора манифест объяснял следующим образом:
"Военные силы царств соразмерны бывают обширности пределов земли и обстоятельствам времен. В настоящую ныне с. Францею войну Poccия долженствовала сделать чрезвычайные напряжения, дабы противостать неприятелю, поднявшему на нее оружие не с одними своими силами (хотя и оные велики), но почти со всеми Европейскими народами. Толь сильное устремление совокупных и многочисленных против НАС ополчений не могло иначе быть отражено, так столь же сильными мерами и великими ополчениями. Ныне, хотя по неизреченной к НАМ Милости Божией, огромные неприятельские силы победоносным НАШИМ воинством и храбрым народом сокрушены, и малые остатки оных ищут спасения своего в поспешном из Poccии бегстве; однако же для постановления на твердом основами прочного мира и желаемого спокойствия, нужно еще войскам НАШИМ быть в таком числе, которое бы достаточно было поддержать достоинство и славу Империи. Рог сильного сломлен; но предстоит еще надобность не дать снова возникнуть могуществу врага, и уменьшить власть его над другими слабейшими народами, которых принуждает он повиноваться и служить ему из страха. Пространная, богатая, миролюбивая Россия не ищет завоеваний, не алчет чужих сокровищ, не дерзает присвоить себт. Богу единому приличной власти располагать Престолами Царей: Она желает только спокойствия и тишины каждому и всем. Но при всей кротости и умеренности своей не потерпит и не может* терпеть, дать волю злобе устремляться на разрушение собственного ее и других земель благоденствия. Все свои силы напряжет она для обуздания дерзости и сохранения веры своей и свободы. По сим причинам сколь ни тяжко сердцу НАШЕМУ обременять народ НАШ частыми наборами рекрут, отрывая земледельцев от возделывания полей их, но еще бы тяжелее было видеть любезных НАШИХ верноподанных, не огражденных достаточными силами от лютости дышащих злобою на них врагов, по делам которых можно судить, какой жребий приготовляли они Россш. Но да не сбудется пагубное их желание! Надежда НАША Бог и храброе НАШЕ воинство. И так да пребудет оное в том важном числе, какое необходимо нужно для достижения тишины и удержания тех преимуществ, до которых дошли МЫ толикими трудами,пожертвованиями и проливанием крови. Рассмотрев зрело и уважив для пользы народной все сии обстоятельства, ПОВЕ-ЛЕВАЕМ МЫ вновь произвесть рекрутский набор на основании изображенных при сем нижеслёдующих постановлении., Молим Всевышнего, да соделает впредь не нужными сии чрезвычайные и тягостный меры,
1.) Во всем государстве собрать рекрут с пяти сот душ по восьми человёк на том основании, как в указе сего числа Правительствующему Сенату данном постановлено.
2.) Из набора сего исключить губернии: Полтавскую, Черниговскую, Курляндскуго, Виленскую, Гродненскую и Минскую, области: Вепостокскую, Тарнопольскую, также и Грузию.
3.) О губерниях Сибирских сделано будет особое распоряжение.
4.) Дворянские имения, поставившие ополчение, освобождаются от рекрутского набора до (возвращения воинов в дома свои: что же касается до мещан, то ежели от них в ополчение поступило людей не менее того количества, какое по прошедшему и по предстоящему наборам взять с них следовало, в та-ком случае рекрут с них уже не брать; а буде менее, то дополнить по расчету.
б.) Набор рекрут начать по обнародовании сего манифеста в каждой губернии чрез две недели и кончить непременно в течении месяца.

6) В приеме рекрут руководствоваться теми правилами, по коим производился последний общий рекрутский набор, допуская и ныне те изъятия, кои для облегчения сей повинности изъяснены в указе 12 Сентября и в правилах, на основании оного составленных. (Манифест сей дан в Санкт-Петербурге. Ноября 30 дня 1812 года. На подлинном подписано собственною Его Императорского Величества рукою тако: АЛЕКСАНДР.)

Набор этот сделан на основании особых правил, преподанных в следующем указе Правительствующему Сенату.

"Манифестом в сей день (т. е. 30 ноября) изданным повелели МЫ собрать во всем Государстве рекрут с пяти сот душ по восьми человек.

Из набора исключены губернии: Полтавская, "Черниговская, Курляндская, Виленская, Гродненская и Минская, а также Tpyeifl и области Велостокская и Тарнопольская.

О губерниях Сибирских предположено учинить особое распоряжение.

Дворянские имения, поставившая из себя ополчение, освобождены от рекрутского набора до возвращения воинов в дома свои. Что же касается до мещан, то ежели от них в ополчение поступило людей неменее того количества, какое по прошедшему и по предстоящему наборам взять с них следовало, в таком случае рекрут с них брать уже не велено; а буде менее, то предписано дополнить по расчету.

На сих основаниях Правительствующий Сенат имеет предписать кому следует:

1.) По обнародовании манифеста в каждой губернии дать сроку две недели на раскладки рекрутския и на распоряжение к открытию набора.
2.) По прошествии сих двух недель приступить к действительному набору четвертой части рекрут и кончить оной непременно в месяц; остальные ж три части остаются без приёму в домах своих до востребования.
3.) Принятая четвертая часть рекрут сдается во внутреннее гарнизонные батальоны для содержания и обучения.
4.) Когда же выступят рекруты из губернии для укомплектования армии, или для сформировании новых войск, то не ожидая особого повеления, приступить к сбору другой четвертой части, на что определяется сроку также месяц; ибо распоряжения к тому и раскладки сделаны будут предварительно в первые две недели по обнародовании манифеста. Начало сего месячного срока будет считаться с объявления о том гражданских губернаторов, которые обязаны сделать cиe объявление тотчас, как скоро принятая часть рекрут из губернского города выступить.
5.) Сия вторая четверть по приёмe равномерно отдается во внутренние батальоны. А когда и она выступит в поход, то собирается третья четверть, и таким же образом последняя четвертая.
6.) Прием рекрут производить в четыре раза генерально со всей губернии, взимая каждый раз с пяти сот душ по два рекрута на том основании как выше изъяснено.
7.) Не брать рекрут и со всех тех селений, находящихся в губерниях: Смоленской, Витебской, Могилевской, Московской, Калужской и Волынской, который потерпели разорение от неприятеля, возложив на гражданских губернаторов, чтоб они, приведя в известность те селения и количество в оных душ, донесли о том министерству полиции для надлежащего соображения.
8.) Прием рекрут производить в тех местах, в которых производился оный при последнем наборе.
9) Плату за продовольствие рекрут и конвойных оставить на прежнем основании.

10) На горные заводы Пермские и Сибирские рекрут ни сколько не уделять; ибо они в настоящем году получили их с излишком.

В Санкт - Петербурге Ноября 30 дня 1812 года.

На подлинном подписано собственною его ИМПРАТОРОКОГО ВЕЛИЧЕСТВА рукою тако: АЛЕКСАНДР. (Контросигнировал генерал от инфантерии Вязьмитинов).

В Рязанской казенной палате указ сената с Высочайшим манифестом 30 ноября о сборе во всем государстве рекрут с 500 душ по 8 челов., с освобождением от этого дворянских имений, заслушан 7 декабря 1812 года. Казенною палатою определено: "поручить хозяйственной рекрутской части о том, чтобы первая о пятисотенных жеребьях казенных крестьян, сделав соображение, представила в палату немедленно при записке, а между тем именем палаты предписать всем нижним земским судам указами, чтобы они, по получении их, тотчас волостным правлениям дали о сем знать и при том подтвердить, чтобы те правления непременно по распубликовании манифеста через две недели к отдаче в рекруты людей выслали в рязанское отделенное для приёма рекрут присутствие с отдачиками и с имеющимися в селениях очередными книгами и нынешней 6 ревизии сказками .(Журн. Ряз. каз. пал. 7 дек. 1812 г., стр. 103).

Население губернии, не успевшее окончить одного набора к этому новому набору и не могло отнестись более или менее благожелательно по той простой причине, что выполнить его было чрезвычайно трудно. Это по-видимому чувствовало и само правительство, разделив набор на четверти. Тем более население относилось холодо к этому набору, что назначение его, в то время, когда неприятель был уже изгнан из России, не было понятно населению губернии. Сам манифест гласил, что огромный неприятельская силы победоносным нашим воинством и храбрым народом сокрушены и малые остатки оных ждут спасения своего в поспешном из России бегстве... Рог сильного сокрушен..... Так зачем же еще нужны народные жертвы?... зачем нужно отрывать земледельцев от возделывания полей их?!

Резюмируя кратко изложенное, мы видим, что в 1812 году рекруты доставлялись отдатчиками в рекрутское присутствие, каковое было только в одном губернском городе. Изо всех уездов рекруты привозились в Рязань, где им и производился прием. Основанием для приема рекрут служила издаваемая в указе Сената инструкция. Мера роста рекрут нормальная и основная была не ниже 2 ар. 4 вер., 'возрастъ от 17 до 35 ЛЕТ и чтоб рекрут был здоровым, крепким и к военной службе годным. Затем были даны отдачикам некоторый облегчения. Им дозволялось поставлять рекрут ростом до 2 ар. 3 вер., а возрастом от 18 до 37 п., а по 83 и 84 наборам назначался возраст от 18 до 40 л., а наименьшие рост в 2 арш. 3 верш..., при чем не браковали уже рекрут и по таким телесным недостаткам, кои не мешают маршировать, носить амуницию и действовать ружьем.

Набранные рекруты по 84 набору препровождались в г. Б-лосток. Две партии препровождены в январе, третья парня в 252 чел. прошла после 14 февраля, на кормовое довольствие выдано ей 1627 р. 76 к. (Арх. Ряз. каз. пал. Журн. общ. прис. каз. пал. 1813 г. 14 февр., стр. 246.) В начале апреля двинута была в Белосток 6-я партия в 496 челов. (Там же, журн. 1813 г. стр. 136.), в мае — седьмая в 326 челов. (Там журн. 1813 г. стр. 344)

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте