Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Недвижимость, укрепляющая память



Архитектура – точное отражение той или иной эпохи, своеобразный архив культурных ценностей, доступный и открытый для всеобщего обозрения. Монументальные каменные и деревянные строения наших предков являются одним из главных первоисточников, позволяющих краеведам, историкам и культурологам черпать огромные объемы информации о самобытности народов, населяющих просторы нашей страны.

К сожалению, состояние уникальных архитектурных ансамблей, отдельных храмов и прочих зданий далеко не всегда позволяет присвоить им громкое звание «объект культурного наследия». Десятки, сотни, тысячи бесценных «экспонатов» находятся на грани уничтожения.

Основные сложности, связанные с сохранением и реставрацией памятников архитектуры, а также возможные пути решения этих проблем в Рязанской области читателям еженедельника «Дом.Строй» обрисовал директор ГУК «Центр сохранения объектов культурного наследия» Александр Владимирович СМУРИНКОВ

Обреченные на вымирание

– Давайте попытаемся определить соотношение объектов культурного наследия, состояние которых не вызывает опасения, и тех, чьи дальнейшие перспективы выглядят довольно сомнительно.
– Говорить о том, какое количество памятников находится в хорошем состоянии, а какое – в неудовлетворительном, достаточно сложно. Единовременно отслеживать состояние более чем семи с половиной сотен объектов культурного наследия не представляется возможным. В областном центре ситуация с сохранностью памятников, в общем-то, неплохая, а вот в области есть объекты, которые находятся в неудовлетворительном и даже плачевном состоянии. В основном они располагаются в рязанской глубинке, в вымирающих деревнях и селах. Функциональное их использование в таких населенных пунктах затруднено, а восстанавливать объект только ради его восстановления, сами понимаете, нецелесообразно. Здание обязательно должно быть включено в социальные процессы, в противном случае оно обречено.

Могу сказать, что раскрытый деревянный дом (без крыши и окон) сгнивает примерно за 10–15 лет, в каменном строении при аналогичных условиях следы разрушения проявляются несколько позже – лет через тридцать.

– Каким образом можно классифицировать всю совокупность факторов, оказывающих негативное воздействие на памятники архитектуры?

– Разрушающий эффект оказывают как антропогенные (связанные с деятельностью человека), так и природные факторы. При этом антропогенные факторы, в свою очередь, можно разделить на две категории: прямые и опосредованные. Нетрудно догадаться, что первые проявляются в разграблении и расхищении объектов культурного наследия, а вторые отражаются на состоянии памятников из-за негативных изменений окружающей среды. К примеру, разрушающее воздействие на строительные материалы оказывает превышение в воздухе и почве предельно допустимых концентраций вредных веществ или изменение гидрологических условий. К природным факторам относятся выветривание, смена циклов замораживания и размораживания и т. д.

– Можно ли говорить о том, что неблагоприятная экологическая обстановка заметно сокращает сроки, за которые происходит разрушение того или иного объекта культурного наследия?
– Думаю, на этот вопрос однозначно не ответит ни один специалист. Каждый памятник, как и каждый человек, индивидуален. Ведь, несмотря на все негативные изменения, происходящие в окружающей среде, и сегодня некоторые люди живут по сто лет.

Важную роль играют качество раствора и кирпича, продуманность конструкции здания. В минувшие столетия строители далеко не всегда придерживались эталонов качества. Были и такие, которые откровенно халтурили. Большинство созданных такими мастерами зданий либо уже стерты с лица земли, либо находятся в стадии необратимого разрушения.

Константиново. Дом Кашиной

По старым рецептам

– Какие методики используются при реставрации объектов, возведенных несколько столетий назад?
– Исправление деформаций и разрушений – процесс достаточно трудоемкий и требующий от специалистов наличия определенной квалификации. Один из наиболее распространенных методов ведения восстановительных работ капитального характера – переборка кладки. По возможности при этом стремятся собрать и задействовать исходный, выпавший из сводов и стен материал. Если «родных» камней и кирпичей оказывается недостаточно, в ход идет продукция современных заводов.

Применяется также инъекцирование – в трещины под большим давлением вводится раствор необходимой консистенции и определенного состава. Обязательным условием качественной реставрации является изготовление связующих элементов по старым, традиционным рецептам. Ни в коем случае нельзя «лечить раны» здания, выстроенного на известковом растворе, с применением бетонной смеси.

– Большинство сохранившихся до нашего времени строений XVI–начала XX веков возведено из кирпича, выпущенного небольшими местными заводиками. Размеры этих исторических строительных материалов уникальны. Каким образом реставраторам удается подбирать замену развалившимся камням?
– Все-таки вряд ли можно назвать строительные материалы, использованные при возведении того или иного исторического недвижимого объекта, уникальными. Каждому временному периоду соответствуют свои нормы производства. Конечно, кирпич, из которого выстроена какая-либо конкретная церковь XVIII века, может несколько отличаться по размерам от тех, что использованы при создании других конфессиональных объектов этого периода, но я уверен, что разница будет минимальна. А вот по габаритам современные кирпичи, действительно, заметно разнятся со строительными материалами двухсотлетней давности, и это создает реставраторам дополнительные трудности.

Есть несколько путей решения этой проблемы. При реконструкции особо ответственных сооружений иногда приходится даже организовывать производство материала нужного размера. Именно так проводились восстановительные работы в Успенском соборе Рязанского кремля. Более того, чтобы цветовая гамма восстановленных участков была неотличима от оригинала, подбиралась соответствующая рецептура состава. Конечно, такая скрупулезность – скорее исключение из правил. В большинстве случаев для реконструкции адаптируется современный материал.

– Неужели ни одно предприятие в европейской части страны серийно не выпускает антикварные строительные материалы?

– В Центральной России есть лишь два завода, которые постоянно выпускают красный кирпич, близкий по размерам к строительным материалам старого образца. Правда, стоимость такого кирпича в четыре раза выше по сравнению со стандартным. Качество продукции одного из этих заводов, скажем прямо, очень и очень сомнительное, поэтому выбор, как видите, невелик.

Заборово. Спасская церковь

Памятники спасут частники?

– Может ли быть полезен с точки зрения сохранения объектов культурного наследия опыт европейских стран, где большинство памятников архитектуры находится в частной собственности?
– Все будет зависеть от того, захотят ли состоятельные люди вкладывать свои деньги в подобную недвижимость на лазурном берегу. В любом случае, в первую очередь в частные руки попадут усадьбы, состояние которых не порождает чувства безысходности. Приходить на поросшие бурьяном бугры с россыпями битого кирпича, поверьте, никому не хочется.
Не думаю, что приватизация – панацея от всех бед, но какую-то часть усадеб таким образом, наверное, можно будет спасти. При этом в отношении эксплуатации таких объектов нельзя отказываться от контроля со стороны соответствующих структур. Сохранение антуража двухсотлетней давности и самобытных элементов декора – важнейшие задачи, которые должны быть поставлены перед новыми владельцами усадеб.

Напомню, что с недавнего времени в нашей стране возможно приобретение в частную собственность объектов культурного наследия регионального значения, а вопрос о приватизации федеральных памятников находится в стадии рассмотрения.

– В свое время приходилось видеть, как внешний облик одного из храмов ХVIII века в Ряжском районе был обезображен современной пристройкой. Насколько оправданны, с Вашей точки зрения, такие модернизации?

– С начала 1990-х годов церковные служители, действительно, натворили немало дел, но с течением времени отношение религиозных организаций к реставрации изменилось. В настоящее время в епархии существует отдел, который будет заниматься восстановлением и ремонтом православных храмов. Конечно, процесс укрепления этой структуры займет несколько лет, но наметившиеся сдвиги должны самым положительным образом сказаться на качестве работ.

– Сегодня в реставрационном деле работают преимущественно люди среднего и старшего возрастов, а как обстоят дела с преемственностью поколений?
– К сожалению, молодежь не проявляет особого желания реализовывать свои профессиональные качества на восстановлении памятников архитектуры. Реставрация – работа тяжелая и грязная, требующая терпения, выдержки и физической выносливости. Скажу честно, на обычной стройке каменщикам и штукатурам деньги достаются легче.

Конечно, в нашем регионе есть профессионалы, которые способны, ударив обухом топора о стену здания, по звуку определить перегруженность свода, но их единицы. Лишь отработав в этой сфере два–три десятилетия, можно постичь все тонкости ремесла.

– Какое количество памятных архитектурных объектов потенциально можно было бы восстанавливать в нашем регионе за год?

– Все зависит от объема финансовых ресурсов и наличия строительных компаний, которые в состоянии качественно проводить реставрацию исторических объектов. В Рязанской области лицензию на ведение подобных работ имеют только две организации: «Фасадстройсервис» и Рязанское научно-реставрационное управление. В настоящее время мы вынуждены прибегать к услугам подрядчиков из других областей России. Что касается количества восстанавливаемых объектов, то в среднем за год удается капитально отремонтировать 10–15 памятников.

Закон есть закон

В настоящее время памятники истории и культуры охраняются в соответствии с федеральным законом № 73 от 25 июня 2002 года «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации». Данный правовой документ направлен на реализацию конституционного права каждого на доступ к культурным ценностям, а также записанной в Конституции обязанности граждан страны заботиться о сохранении исторического и культурного наследия.

Согласно ст. 37 обозначенного закона, в случае возникновения потенциальной опасности причинения вреда объектам культурного наследия, любые землеустроительные, строительные, мелиоративные, хозяйственные и иные работы должны быть приостановлены. При этом производитель работ в обязательном порядке должен проинформировать орган исполнительной власти об обнаруженном объекте. За нарушение этой правовой нормы должностными, физическими и юридическими лицами предусматривается как административная, так и уголовная ответственность.

Подготовил Евгений БАРАНЦЕВ


Мнения:

Сергей Григорьевич ВАРГАНОВ, главный архитектор ЗАО «Рязанское научно-реставрационное управление»:
– Из-за недостаточного финансирования мы не в силах охватить реставрационными работами все объекты культурного наследия. В основном восстанавливается облик памятников федерального значения. Конкретные цифры назвать трудно, так как большую роль играют сохранность строения, его насыщенность архитектурным декором и сложность интерьера – обычно суммы исчисляются десятками миллионов рублей.
Существует несколько видов научной реставрации: восстановление первоначального облика, восстановление с сохранением всех поздних переделок, консервация объекта. С подбором необходимого строительного материала сегодня проблем не возникает, были бы деньги. Говоря о сроках, необходимых для полного воссоздания аварийного сооружения, можно отметить, что на подготовку проектной документации обычно уходит два года, еще три сезона занимает непосредственно работа на объекте.
Сегодня, согласно действующему законодательству, к реставрации допускаются только организации, которые имеют соответствующие лицензии. К сожалению, эти правовые нормы не всегда соблюдаются. В частности, образ многих культовых построек в последнее время был искажен неквалифицированными действиями местных настоятелей.

Считаю, что в епархии должна быть структура, которая собирала бы сведения об объекте и подготавливала бы его к последующей реставрации, а непосредственно реставрацией должны заниматься специалисты.

Ирина Гасановна КУСОВА, заместитель директора по науке историко-архитектурного музея-заповедника «Рязанский кремль»:
– При реставрации объектов, находящихся на территории музея-заповедника, используются самые современные технологические достижения и лучшие строительные материалы. На международной выставке «Зодчество-2007» архитекторы-реставраторы (ЗАО «РНРУ»), работающие на территории кремля, завоевали серебряный диплом (при этом диплом первой степени не вручался никому). Высокое качество реставрации рязанского музея-заповедника было отмечено не только специалистами, но и общественным жюри, в состав которого входили известные деятели культуры, журналисты и телеведущие. Третья часть бюджета нашей организации сегодня расходуется именно на работы, связанные с восстановлением объектов культурного наследия.
Совсем недавно директор Владимиро-Суздальского музея-заповедника пожаловалась мне, что у них в регионе возникают заметные трудности с восстановлением и поддержанием памятников архитектуры в хорошем состоянии. Причина одна – отсутствие местной высококвалифицированной организации, занимающейся реставрацией. После смены в стране политического строя во Владимирской области были ликвидированы реставрационные мастерские, и теперь наши соседи пожинают плоды недальновидности.

Рязани удалось сохранить на своей земле специалистов, оберегающих древнерусские строительные традиции. Главное, чтобы существовала преемственность поколений, и на смену стареющим мастерам пришла бы молодежь.

ДомоСтрой

4
Рейтинг: 4 (4 голоса)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте