Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Коннозаводство в Рязанской губернии



В.А.Коростелев.

Рязанская земля хранит славные традиции коннозаводства. О тех людях, принадлежавших к различным сословиям и посвятивших свою жизнь лошади, мы знаем очень мало. Исследование материала по коннозаводству лишь приоткрывает одну из страниц жизни Рязанской губернии, начиная с конца XVII века. Коннозаводство в эти годы было совершенно новым делом, Россия «импортировала» племенных лошадей, которые не в полной мере тогда соответствовали потребностям как армии так и сельского хозяйства. По прошествии столетий, убеждаемся, что рязанские коннозаводчики, начиная с XVIII века шли, пусть не без ошибок, но правильною дорогой. Воспитанные ими лошади с самого зарождения конных заводов в губернии побеждали на первых выставках и рысистых бегах и тем самым внесли достойный вклад в развитие коннозаводства в России.

От боярской конюшни до конного завода.

«За боярином за Иваном Никитичем [Романовым], в вотчине – деревня Неделенка , а в ней крестьянских дворов : …во дворе Родион Свиридов сын Скала ..» и далее 24 двора, писано в Писцовой книге поместных и вотчинных земель в Пехлецком стане, Ряжского уезда за 1631 год. Здесь же, разбираясь в своей родословной, я обнаружил и возможно первое упоминание о конюшне на скопинской земле: « Да на Скопине за боярином , за Иваном Никитичем Романовым конюхов на конюшенном дворе Ларка Степанов, Матвейка Шелемов, Микулка Хромов..» В начале XVII века это была обычная конюшня для хозяйственных нужд в боярской вотчине. С организацией царем Алексеем Михайловичем большого вотчинного хозяйства в Скопине появляются конюшни как для постоянного содержания в хозяйственных целях так и закупленных на юге России, и до поры до времени находившихся здесь для последующей продажи или укомплектования войска. В 1667 году в Скопине на скотном дворе 596 овец, 508 свиней, и 361 поросенок… обещают прислать «на корм в зиму» 500 государевых «подъемных» лошадей», предписывают «…завести гусей и утят и сколько кур купить для отправки в Москву». Для строительства скотных дворов, конюшен, мельниц в Скопине, в Романове, в Сасово местным воеводам указывалось «для строенья свиней и овец призывать из черкасских городов семьянистых людей заобычных».

В 1674 году в Списке Великого Государя Алексея Михайловича конюшенных всяких чинов людей на Москве и уездах перечислены среди задворных конюхов Сидор Сукачев в Переславле Рязанском на конской площадке [где продавались лошади] и стряпчий конюх на конской площадке «у сбора конских пошлинных денег» в Зарайске. Из-за большого числа конюхов они в Списке не указывались. В росписном списке от 1 мая 1688 года, при приеме города Скопина и вотчинного хозяйства новым воеводой, писано : В Скопине-ж, за рекою Вердою, по указу великих государей и по грамотам из болшаго дворца, построен, со 191 году, великих государей припускным стоялам жеребцам, и кобылицам, и молодым жеребчикам, и кобылкам, и подьемным лошядям вновь конюшенной двор с конюшни, стойлы, и с ясли, и с дворцы, и с сараи, а на том дворе ведают лошадей конюхи стремянной да стряпчей. ( В росписном списке от 24 августа 1689 года, при сдачи, добавлено « Да подле того двора почета вновь строит теплая конюшня и ныне не достроена, верху нет. В Скопине ж, за посадом великих государей другой конюшенной старой да скотной дворы с сараи, горожены в забор, на них две лошади порченных болшие конюшни, а на скотем дворе коровы и быки, телки и подтелки, а сколко числом, то писано в окладной книге».

В 1710 году по переписной книге : « … в Скопине, великого государя конюшенного двора у лошадей стадные сторожа – 9 дворов, в них людей мужеского полу 37 человек, женатых 13 человек». На 13 стадных конюхов по минимальному расчету должно было соответствовать не менее 200 лошадей. В ревизии1720 года отмечено, что в Скопине «выборной староста (стадных конюхов) Тихон Федоров сын Лохов, Андрей Владимиров сын Коновалов ( судя по фамилии, он не в первом поколении «ходил за лошадьми») …сказали вправду, что у нас в заверденской также и в шадловской конюшенных слободах (дворцовых ) стадных конюхов» по 11 дворов. Наличие в Скопине 22 дворов стадных конюхов, также предполагало наличие в конном заводе не менее 500 лошадей. О большой численности лошадей в конном заводе указывает и то, что в 1707 году Скопинский завод по указу Петра I передал для формирования в селе Бобровском на реке Битюг нового завода 63 « кобылиц и жеребцов» голштинской, мекленбургской, неополитанской, датской и немецкой породы. В царских конюшенных дворах уже тогда содержались хорошие лошади. До XVIII века западно-европейские и арабские лошади , послужившие источником улучшения русских пород пополняли исключительно царские заводы. Эти лошади явились главным рассадником для дворцовых конных заводов, в том числе Скопинского завода.

В начале 18 века в своей реформаторской деятельности Петр I отдал существовавшие конные заводы в частные руки оставив «для надобности государева двора» лишь 11, в том числе и Скопинский. Наличие плодородной земли, лугов послужило развитию в Скопине коннозаводства. Крестьяне скопинской вотчины и их хозяйственная деятельность уже были подчинены развитию этой отрасли хозяйства. Реформировалось и хозяйство в самих коннозаводских волостях, «штатное положение …административно- служебного персонала уменьшалось и увеличивался комплект заводских лошадей». В соответствии с указом от 31 декабря 1704 года предписано персоналу довольствовать «лишь половину тех денег и хлебных окладов, которыми они пользовались» и совсем прекращено отпускать продовольствие и деньги на лошадей, расходы приказано покрывать из доходов от хозяйственной деятельности приписных к конезаводу сел и деревень. В 1721 году Петр I своим указом повелел «дворцовые города, слободы, волости, села и деревни (с находившимися в них конскими заводами), которые ведомы были по губерниям собрать в Приказе Большого Дворца по прежнему и ведать одной командой». Чтобы облегчить жизнь коннозаводских крестьян Петр I издал несколько указов:

«1) указом 1708г. повелевалось не считать беглецов плательщиками, а потому не взимать податей, числящихся за этими беглецами, с их односельчан. 2) указами 1717 и 1724 годов приказывал сдавать крестьянам в оброк с платой двух- трех рублей за десятину, те луга коннозаводского ведомства, которые оставались свободными за удовлетворением потребности завода». Вместо воевод управлял вотчиной и конским заводом уже приказчик. Назначенный приказчик конского завода по окончанию срока службы должен был отчитываться в этом в Приказе. « Нормы годовых окладов приказщикам не существовало одним выдавалось денежное и хлебное, другим какое либо из двух» , а вот например, «жалование коновала-4 руб, и по 3 четверти и 5 четвериков ржи и овса, стадный конюх – 2 руб. и по 5 чт. с осминою (3 ½) ржи и овса. Просуществовали приказчики до 1725 года, а затем были введены должности управителей. В соответствии с инструкциями управителям дворцовых волостей 1731 года в их обязанности входило: « Лошадей постатейно по майским згонным книгам осмотря описать в шерсть и в лета, и в приметы имянно, и описные книги прислать в Главную дворцовую канцелярию, а таковые ж оставя в приказной избе.

Оным лошадям определять корм по годовому конюшенному окладу корованным жеребцам августа с 1 по май, итого на 9 месяцев одной лошади овса 9 четвертей, сена по 2 копны с полкопною мерных и по три пуда по пяти фунтов, соломы ржаной по осмнадцати возов с четвертью; кобылам большим и двух и трех лет жеребяткам октября с майя по 1 числа на семь месяцев: овса по три четверти, сена по полторы копны бес полтрети пуда, мерной соломы ржаной по пяти возов с четвертью…над стадными смотреть накрепко, чтоб они в пазбищах всяких статей лошадей пасли бережно и в пригоны в вечер пригоняли позно, а поутру выгоняли рано, и на поручных лошадях, которая кому дана будет в розьезд, хранили бережно, а для своих дел никуда не ездили.., конскому мастеру на конюшне у лошадей велеть быть безотлучно и от всяких болезней лошадей лечить с великим радением..,которые лошади залибивают от лошадиных убоев или захудеют приточными болезнями, или сапом, или хилые, и тех от здоровых лошадей отбирать вскоре и кормить особо постатейно ж, и на одном водопое з здоровыми их не поить и не гонять. Как кобылы будут бережитца, и того велеть стадным и конскому мастеру смотреть накрепко днем и ночью со свечами, чтоб жеребым кобылам и молодым жеребенком и кобылкам никакие порухи не учинилось..,управителям более надзирать самим со усердием, и с казенных ничем не кому не ссужатца и в пазбище по дружбе сторонних ни чьих лошадей пущать не велеть и жеребцов к посторонним кобылам не пущать, и за стадными сторожами смотреть накрепко, и ежели в чем явятца винном, и за то по розсмотрению чинить наказание».

Численность поголовья лошадей в 1732 году в Скопине известно из донесения руководителя конюшенного ведомства А. П. Волынского в кабинет Анны Иоанновны: «В городах: в Скопине жеребцов – 23, кобыл-200; в Богородске жеребцов – 14, кобыл нет (на весну 1733 года назначили содержать 400 лошадей); в Романове жеребцов 231, кобыл – 1018». Штат служителей Скопинского дворцового завода включал: «один управитель, при нем два писаря; один штутмейстер и при нем один писарь; один нарядчик; один коновал иноземец; учеников русских, грамот умеющих от двух до четырех человек; стряпчих конюхов от 5 до 10 человек; стадных конюхов от 10 до 30 человек». Наряду с другими 10 конными (конскими) заводами он подчинялся Конюшенной канцелярии. В целом же управители на дворцовых конных заводах как и воеводы в прежние времена «почувствовав себя полновластными хозяевами …часть исправно взимаемых с заводских крестьян денежных сборов …откладывали на пополнение собственного бюджета, показывая ее недоимкою за плательщиками; сбор хлебов и сена с принадлежащих заводам пахатно-луговых участков в своих официальных донесениях показывали меньше действительного; некоторые из управителей ухитрялись даже обменивать или продавать хороших производителей».

Чтобы как-то поправить дело с воровством управителей на конских заводах были введены должности унтер-шталмейстеров. Унтер-шталмейстер, ведая лошадей и всю коннозаводскую прислугу, принимал от управителя фураж и жалование (денежное и хлебное) под собственноручную расписку, причем он обязан был следить за качеством как фуражного довольствия для лошадей, так и хлебного жалования для людей и соответственно имел право требовать от управителя , при производстве им строительных работ и ремонта в заводе. В период становления Скопинского завода в новой структуре, с 1732 по 1734 годы, для размещения новых конных заводов работала комиссия и из 57 выбранных мест два находились в Рязанской губернии: в Данковском и Ряжском уездах, но эти планы так и не были реализованы. Хозяйство Скопинского дворцового завода - строения для администрации, конюшни для лошадей , сараи , амбары, положительно выделялись на фоне , в большинстве своем, небогатых помещичьих усадеб и это касалось не только производственного комплекса , но и самого отношения к крестьянам и если в большинстве своем помещики мало что делали для улучшения их быта, то в Скопинском заводе проводить преобразования было необходимо - из среды коннозаводских крестьян нужны были для завода плотники, кузнецы, бочары, шорники , коновалы. Поэтому , чтобы из этой полудикой среды комплектовать служителей по распоряжению А.П.Волынского открыли при Скопинском конном заводе школу для обучения всех малолетних (от 6 до 15 лет) конюшенных служителей детей. Кроме того, были открыты мастерские для обучения в них детей конюшенных служителей плотницкому, столярно-слесарному, бочарному, колесному, шорному, кузнечному.

Производились также различные улучшения при конном заводе, в 1735 году 9 июня А.П. Волынский, приказал Конюшенной канцелярии построить «при всех лошадиных заводах сенные дворы крестьянскою работою, для лучшего хранения сена», «выбрав удобные , высокие, сухие места в полях, саженях в сто или малым далее от конюшенных зданий». Дворы эти огораживались забором или частоколом, вокруг которого выкапывались небольшие рвы для стока воды. Посреди каждого из этих дворов строились из мелкого леса сараи, покрываемые соломой. Под сараями ставились стулья (столбы вышиной на аршин от земли и на них клались переклады, а поперек перекладов, изрешетя жердьми, и сверх жердей наметывался сухой хворост или клался плетень, и на них уже складывалось в сарай сено. У каждого двора было по двое ворот. Дворы эти приказчик должен был держать за замком, «отдавая с них на конюшни понедельно и помесячно сено в весе на наличное число лошадей, на каких лошадей сколько в табеле положено».

Расход фуража обязательно регламентировался на самом высоком уровне, так на доклад обер-шталмейстера графа Зубова от 18 августа 1803 года, где писалось: « По Высочайше конфирмованному прошлого 1799 октября в 30 день казенным конским заводам штату, назначено производить в кавалерийских заводах, Скопинском и Починковском жеребым кобылам в корм овса по одному гарнцу и сена по 20 фунтов в сутки, а холостым одно только сено, в Беловодском же заводе жеребые и холостые кобылы оставлены во вся без овса…таковое производство фуража … положено только на 6 месяцев; другую же половину года , начиная майя с 1 числа по ноябрь месяц все заводские кобылы и приплодные разных возрастов лошади должны быть на пастбищах и довольствоваться одним подножным кормом. А как … с октября месяца начинаются уже там ненастные погоды с холодными ветрами, большие морозы… по таковым обстоятельствам и осмеливаюсь всеподданнейше донести Вашему Императорскому Величеству , не благоугодно ли будет , Всемилостивейший Государь! Высочайше повелеть, чтобы …лошади содержались на пастбищах только пять месяцев…», была наложена резолюция - «Быть на подножном корму 4 месяца, а 8 на сухом фураже».

При заводе существовали «лековые конюшни» или конские лазареты. Они строились недалеко от завода, ниже водопойных мест – покрывались соломой, пол бал глинобитный, стойла делались « разборные для того, когда будет в одном стойле больную лошадь содержать тесно, тогда можно будет на время стойло разобрать, и так будет из двух стойл один отдел», а чтобы больные лошади «не нюхались», стойла велено «забирать выше». В заводе были устроены «водогрейные очаги» с двумя чугунными котлами, по 20 ведер каждый – для замывания лошадей. Необходимо заметить, что присутствие в Скопинской волости, входившей тогда в состав Елецкой провинции, конных заводов и их подчинение Дворцовой Конюшенной канцелярии создавало дополнительные возможности для местного населения не только в медицинском обеспечении , но и ветеренарном и эпидемиологическом отношении. Характерно, например, указание Дворцовой конюшенной канцелярии от 13 июля 1741 года, о посылке в Ряжский уезд коновала Скопинского завода Георгия Бернгарда: « …велено для разведывания об имеющимся в ряском уезде в селех Троицком и Лесунове конском падеже в оные места послать Скопинской конюшни коновала иноземца и что оный коновал будучи там ученить яко той лошадиный падеж в вышеписанных местах усмотреть о том быповозвращении ево конюшенную канцелярию мне также и майору Крейдеру немедленно уведомить обстоятельно и что будет чинитца…для езды показанному коновалу в те места на одну уездную подводу выдать прогонные деньги.., что будет чинитца о том извольте в оною канцелярию и ко мне еженедельно репортовать також попрежде посланному от меня к вам ордеру в ближний околоток о лошадях падеж неначинается ль о том извольте прислать ко мне известие беспромедления времени…».

Что касается медицинского обслуживания коннозаводских крестьян, то даже после ликвидации Скопинских заводов в 70-х годах XIX века в материалах ревизии проведенной губернским земством отмечалось: «В Богородицком есть вольнопрактикующая акушерка, старуха Акулина Григорьева, учившаяся акушерству еще по распоряжению коннозаводского начальства и доныне пользующаяся большой практикой не только в местном околотке, но между помещиками Данковского, Скопинского и Ряжского уездов». А относительно сделанных построек, следующее замечание : «Жаль смотреть на эти огромные амбары, построенные во всех обществах прочно и красиво, с внутренней хорошей выделкой, но приведенные в настоящее время в крайнее запустение». Помогали местные конные заводы и духовенству. В 1733 году, по просьбе протеирея Пахомия с братией, определено было от Дворцовой конюшенной канцелярии соборному притчу (Троицкого собора) производить жалованье в год деньгами 35 руб., да отсыпного хлеба ржи по 30 четвертей. Вместо деревянной , существующая ныне в с. Кельце каменная теплая с одним крестом в честь великомученика Георгия построена в 1816 году на казенный счет, старанием директора Государственного конского завода Петра Абрамова.

Различного рода упущения были и в самих конюшнях города Скопина, особенно во время следствия по делу А.П.Волынского и его казни. В 1741 году была проведена ревизия конных заводов в г.г. Скопине и Богородицке членом конюшенной канцелярии князем Волконским. По результатам учинили следствие. От «следственных дел» в Скопин было направлено такое Требование: « По присланной Его Императорским величеством из дворцовой конюшенной канцелярии указа велено отнепорядочного содержания скопинских конюшенных лошадей майором фон Келлером и протчими тех надлежит наикратчайшее исследовать беспродолжения яко тому следствию подлежат все скопинской конюшни конюшенные служители того следствия помянуты конюшенных служителей сообщенной от скопинской конюшенных дел именному реестру, покоторому реестру к следственным делам конюхов вприсылки являются помалое число отчего в следствии учинилась остановка и продолжение того ради для оного следсвия к опросу скопинской конюшни конюхов о присылке как возможно человек по десяти…ежели впредь будут помянутых конюхов прислано помалому числу и в следствии будет замедления и о том представлено будет в дворцовую конюшенную канцелярию доношение». То число конюхов «управитель со товарищем» ответили , что то «число к следствию послать невозможно» так как на месте требуется определенное их числу при лошадях состоять неотлучно.

Лейб-гусар на коне. Сверчков Н.Е.
Лейб-гусар на коне. Сверчков Н.Е.

Лейб-гусарские полки ремонтировались лошадями Скопинских заводов.

В Скопине, к 1840 году, по сути было три конских завода. В 1736 и 1739 годах, кроме существовавшего в уезде Келецкого конского завода…основано еще два: один на Заслободском пастбище, за рекою Слободкою, не менее как на 500 лошадей, другой на 700 лошадей. Этот последний завод был назван Скопинско-Вороновским по месту своего нахождения в Вороновском пастбище против устья реки Слободки. Лес на постройки этих вновь учреждаемых заводов брали из Ряжской засеки Скопинского уезда; строительные работы производились местными коннозаводскими крестьянами. На 1 января 1740 года по описям во всех дворцовых заводах содержалось без учета рабочих 2693 лошади из них на скопинских 691 лошадь. Распределение по мастям заводских жеребцов и молодых жеребят было следующим: карих-18, вороных-26, рыжих-17, гнедых-47, буланых-4, бурых-12, голубых-6, саврасых-1, коурых-3, воронопегих-2, гнедочалых-7, вороночалых-1, чубарых-1. По мастям заводских кобыл и молодых кобылок: гнедых-209, серых-31, половых-13, рыжих-23, вороных - 73, карих-43, бурых - 45, буланых –19, саврасых-11, соловых-6, голобых-14, игрених-1, серопегих-6, гнедопегих-3, буланопегих-1, рыжепегих-1, карацепегих-3, соловопегих-2, гнедочалых-10, вороночалых-8, бурочалых-13, саврасочалых-1, чубарых-6. Среди заводских жеребцов было: персидских-5, неаполитанских-3, голштинских-5, немецких-5, домашних от русских-28. Кобыл старых и молодых: кубанских и черкесских -134, домашних от русских – 174. Приплод, кобыл и жеребчиков: персидских – 10, неаполитанских-12, голштинских-33, немецких-24, кубанских и черкесских-200, домашних от русских-412.

На Скопинском конезаводе содержались лошади пегой масти, в пригородных селениях – в одном вороные, в другом разношерстные. Возможно это было связано с указом 1739 года, которым во всех дворцовых заводах было «повелено рассортировать всех лошадей по шерстям с тем, чтобы жеребцов гнедочалых, бурочалых, рыжечалых и саврасочалых выхолостить и прибрать в дуги, а впредь лошадей означенных шерстей не разводить», в Скопине (тогда Елецкой провинции) предписывалось разводить шерстью темными. Лошади со скопинских заводов продавались, шли для армейских нужд и использовались для дворцовых работ. Все три завода, разводившие отечественных лошадей, пользовались известностью. Лошади этих заводов были крепкими и выносливыми, «годились в полевые цуги, на разьезд и для санной парной езды. В январе 1745 года в соответствии с «вновь учененным штатом» комплект заводских лошадей в Скопинских заводах определен в 143 жеребца и 1000 кобыл. Стабильно высокие урожаи на скопинской земле обеспечивали плодородная земля и возможность использовать для ее удобрения - навоз со скотных и конюшенных дворов. Немало сделал для развития скопинской вотчины и в какой -то степени улучшения положения крестьян назначенный 19 февраля 1750 года на управление коннозаводским ведомством П.С.Сумороков. Для улучшения экономики хозяйств скопинских крестьян наряду с крестьянами Гавриловской, Шекшовской, Богородицкой конюшенных волостей им были отданы во владение казенные луга с условием поставки ими сена в местные заводы на наличное число лошадей, а в «случае впредь какой их невозможности или по власти Господней в сене неурожая», недопоставка сена покупалось за казенный счет. В период своего правления в Скопине была построены каменные здания конюшни на 352 стойла. А также ,«В городе Скопине, по удобности там места и по дешевизне покупкою материалов, заведен кожевенный завод для делания юфтей красной и черной и сыромятных кож, для чего выучены добрые работники, и отпускаются из оных в конюшенные заводы на сделание вновь и на починку шор, хомутов, узд, уздечек, и тому подобнаго, и на придворную ж конюшню к делу казенного экипажа по немалому числу каждый же год…учрежден шляпный завод, и противу покупных со всеми расходами и

с жалованьем работникам обходятся гораздо дешевле и крепче…».

Начало строительства каменных конюшен в Келецком и Вороновском конных заводах относится к 1760 году. К началу строительства от Дворцовой конюшенной канцелярии П.С. Суморокову были представлены соответствующие планы строений и на утверждение «что при них какого строения и положения местом назначения внову каменных конюшен значится». В своем доношении П.С.Суморокову Дворцовая конюшенная канцелярия сообщала о проделанной работе: « велено пополучении оного безупущения времени к строению Вороновской конюшни бут, кирпич и другие потребные материалы приготовлять так на таком основании как и к строению Келецкой каменной конюшни преуготовляются. О построении упомянутой каменной конюшни места и какой по содержанию тех лощадей конюшне быть осмотря выбрать майору Авдееву сообща с подполковником фон Шлихтенгом и унтер шталмейстером Кишкелем и где выбрано судить о том сочиня архитектора ученику Николаеву план ситуацию для посылки к вашему высокопревосходительству». В плане, как существующие, в Вороновском конном заводе были показаны: старая деревянная конюшня, в 120 саженях от места впадения речки Слободки в Верду; западнее конюшни, 30 саженях от нее шталмейстерский покой и конюшенное правление; в 50-ти саженях от конюшни, на берегу Слободки казарма для конюшенных служителей; в непостедственной близости от места впадения Слободки, практически на берегу распологались кузница и водогрейка; западнее , на берегу Верды – унтер-шталмейстерские покои. Новое каменное здание строилось в непосредственной близости от старой, но выше устья речки Слободки. В ней были предусмотрены все положенные отделения для кобыл, жеребцов и молодняка, а также помещение для выпуска лошадей – варка, случные сараи, два амбара «для клажи припасов и ссыпки овса». Относительно каменной Келецкой конюшни, то она строилась рядом с келецким прудом и березовой рощей, а позади в 40 саженях каменные денники числом 16 стойл. Среди старых строений: деревянная конюшня, шталмейстерские покои, здание конюшенного правления, покои конюшенного смотрителя. Все постройки производились конюшенными крестьянами и стоило значительно меньше «ежели-б вольными рабочими людьми строить».

За всякую годную и «принимаемую» лошадь из завода при Павле I Экспедицией назначали 25 рублей, которые поступали в коннозаводское ведомство. В более позднее время, в соответствии с высочайше утвержденной инструкцией от 2 октября 1819 года о покупке верховых офицерских лошадей, предписывалось «господам ремонтирам избирать лошадей правильных, сложения крепкого и к службе способных». При этом «рост лошадей должен быть для кирасирских полков не менее 2-х аршин 2 ½ вершков и не более 2-х аршин 4-х вершков; для прочих же всех кавалерийских полков не менее 2-х аршин 2-х вершков, и не более 2-х аршин 3-х вершков. Для кирасирских полков покупать лошадей: вороных, карих, гнедых, бурых и рыжих. Для легкой кавалерии вышеозначенных шерстей, также и серых, исключая лейб-гвардии драгунский и уланский полки, коим лошадей иметь кирасирских шерстей. При сем избегать больших лысин и на ногах белизны до колена. Все вообще покупаемые лошади не должны иметь менее 4-х лет и не более 6-ти лет». В 1800 году в Скопинском и Починковском заводах полагалось содержать, считая и рабочих меринов, 2259 лошадей из них на 15 заводских жеребцов 300 заводских маток, в каждом заводе. В обоих этих заводах было 5 пробных жеребцов, к ним припускали кобыл, принадлежавших коннозаводским крестьянам.

На продовольствие всех лошадей обоих заводов было «исчислено» овса 6708 четвертей, сена 171045 пудов, соломы 52524 пуда. Лошадями с этих заводов укомплектовывались кавалергардский, лейб-гвардии конный и лейб- гусарский полки. В каждом из этих заводов административно-служебный персонал состоял из 183 человек. Именным указом данным сенату директором при Скопинском и Починковском конных заводах был назначен коллежский советник барон Шлиппенбах. По последнему, утвержденному при Александре I штату, от 13 мая 1823 года в Скопинском конном заводе должно было содержаться: жеребцов заводских-25, пробных-3, кобыл жеребых-200, холостых-100, молодняка всех возрастов от сосунков до 4-х летнего возраста-672, ремонтных-78, табунных-12, рабочих-8 и всего-1098 лошадей. Самое большое количество ремонтных лошадей поступило в полки из Скопинского конного завода в 1825 году – 8 жеребцов и 59 меринов. А до этого из его состава были выделены: в 1767 году 73 лошади , жеребцы немецкой и датской, матки испанской, персидской, английской, неаполитанской, датской, венгерской, трансильванской, немецкой и русской породы в основанный Деркульский завод, в 1805 году часть лошадей в основанный Стрелецкий завод, в 1816 году часть лошадей в основанный Яновский завод ( всего 25 жеребцов и 100 кобыл было передано из Починковского Скопинского, Стрелецкого , Ораниебаумского и Александровского казенных заводов) , в 1823 году были выделены 1 жеребец, 17 заводских кобыл и три 3-х летние кобылки , для укомплектования сформированного Ново-Александровского военно-конского завода.

По Высочайшему утвержденному Указу от 24 января 1833 года Скопинский военно-конский завод был упразднен. Окончательное упразднение этого завода состоялось в 1835 году. Одна часть его лошадей была отдана в сводные случные конюшни, другая была распродана с аукциона, с целью «доставления» частным коннозаводчикам «лошадей несомненно чистой крови». Заводские чины и служители, исключая неспособных к службе, были переведены в Беловодские конские заводы, а заводские здания были переданы военному ведомству под размещение в них кавалерии или артиллерии (в 1837-42 г.г.), но затем опять возвращены в коннозаводское ведомство под размещение рассадников английских и азиатских лошадей.

Мероприятия государства и земства по развитию коннозаводства и коневодства.

В XVII веке армия снабжалась лошадьми посредством наборов, недостаток восполнялся покупкой повсюду. Кто не в состоянии был выставить лошадей, те должны были выплатить от 12 до 15 рублей. Дворяне приводили кто сколько мог. Крайняя необходимость заставила даже прибегнуть в 1707 году к сбору лошадей со священников. С середины XVIII - начала XIX века с крестьян, лиц духовного звания собирали лошадей безденежно, взимая с тех кто не смог поставить лошадей натурою, деньгами от 8 до 20 рублей. Собирали со 100, 120, 250 дворов по лошади, с монастырских вотчин, где были конские заводы по 5 лошадей. Породы лошадей во многом диктовалось количественной и качественной потребностью в них армии. Нельзя сказать, что для рязанских крестьян это было обременительно. Если исходить из ответов на анкету Вольного экономического общества 1765 года, то обеспеченнось крестьянских хозяйств лошадями было довольно высоким. В границах XIX века, на территории Рязанской губернии, с его густым населением и уже большой распаханностью земли, крестьянское коневодство не получило самостоятельного значения и по своим размерам было ограничено непосредственными нуждами крестьянского двора, поголовье лошадей, например, в Рязанской провинции не выходило за пределы 2-х лошадей на двор.

Первое систематизированное издание о коннозаводстве в России, содержащее сведения о конных заводах Рязанской губернии. Библиотека Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева.
Первое систематизированное издание о коннозаводстве в России, содержащее сведения о конных заводах Рязанской губернии. Библиотека Московской сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева.

Данные же о значительном количестве лошадей в Елецкой провинции, куда входили в то время Скопинская волость, города Данков и Раненбург, говорят о занятии коневодством даже крестьянами , а в отдельных случаях и коннозаводством, может даже в какой – то степени примитивным. Обеспеченность в середине XIX века лошадьми некоторых крестьян в Елецкой провинции составляло 15-20 голов, а в соседних провинциях у зажиточных крестьян до 60 голов и кроме этого до 60 голов рогатого скота и до 300 овец. Как не покажется странным, но одним из первых, в начале своего царствования обратил внимание на частное и крестьянское коневодство Павел I. Согласно выработанной, вновь учрежденной им Экспедицией государственных конских заводов Устава, предполагалось покрыть всю Россию сетью заводских конюшен и случных пунктов. Однако в 1798 -99 г.г. было открыто всего 5 конюшен, по составу в них было от 14 до 20 жеребцов. Все конюшенные жеребцы употреблялись в случку с обывательскими кобылами бесплатно, но просуществовав год закрылись так и не появившись на Рязанской земле. В царствование Павла I , проводимые мероприятия по развитию коневодства были даже в какой - то степени преждевременными или точнее не столь подготовленными.

Так с введением заводских конюшен, Указом от 21 февраля 1797 года, предусматривалось: « Все те, которые живут от завода расстояния во сто верстах и ближе, имеют кобыл своих для случки приводить в заводы, а кои жительствуют далее ста верст, те, ежели в завод приводить их не пожелают, могут требовать к себе жеребцов …», а для этого – « частные заводчики, желающие воспользоваться припуском своих кобыл к казенным жеребцам, имеют в первых числах января присылать к главному смотрителю завода объявления с показанием числа кобыл». Вводились для лошадей обывателей записи родословных : « когда обыватели приведут на казенный завод кобыл для припуска, то главный надзиратель записывает в книгу имя хозяина, его жилище и приметы кобыл», а кроме того помещики должны были : « объявлять главному надзирателю … кому именно продали, за какую цену и каких примет шерсти те проданные жеребцы …». Такой же неудачей закончился проект рассылки с казенных заводов в ведение губернаторов заводских производителей для общественной случки. В царствование Александра I снова появился проект сводных случных конюшен и уже при Николае I были открыты эти конюшни « в видах общественной» в Московской, Нижегородской, Рязанской, Воронежской, Полтавской и Екатеринославской губерниях. Всего, в период времени с 1826 по 1841 год в России было открыто 12 сводных случных конюшен.

В Рязанской губернии сводная случная конюшня существовала при Скопинском военно-конном заводе как самостоятельная единица с 1826 по 1835 год. Всего в ее составе было 8 случных жеребцов, из коих 5 для случки жеребцов с кобылами помещиков и заводчиков, а 3 с крестьянскими. Скопинская сводная случная конюшня начала свою работу первой, это как раз было обусловлено недостатком в хороших случных жеребцах. В эту сводную конюшню Комитетом коннозаводства были «назначены» из Скопинского завода для случки с кобылами помещиков и коннозаводчиков « отличнейшие по породам и прочим достоинствам жеребцы»: «Мяджик, рыжезолотистый, английский жеребец; Тхундербольт, темно – карий, английский; Кокилико, темно-гнедой, английский; Джихан-Пейма, светло-рыжий трухменский, присланный в подарок Его Императорскому Величеству от персидского шаха в 1823 году, Гильдирим, гнедой, арабский». Для случки же с крестьянскими кобылами были отобраны жеребцы по усмотрению заводского начальства. При конюшне был один смотритель, нарядчик, денщик, ветеринарный помощник и 3 конюха. За случку обывательских кобыл с жеребцами этой конюшни взимали ( до 1839 года включительно) не меньше 25 и не больше 100 рублей ассигнациями, а с 1840 года – не меньше 12 и не более 58 рублей серебром.

С учреждением сводной случной конюшни, конечно нельзя было рассчитывать на улучшение повсеместного качества лошадей, в том числе и рабочей крестьянской лошади, так как плата за случку была для большинства крестьян почти непосильна, да и породы лошадей в конюшне не в полной мере соответствовали выведению требуемых для их хозяйства породы рабочей лошади. Также резкого улучшения качества крестьянских лошадей в губернии не могло произойти, поскольку, во-первых потомство зависило не только от улучшенных производитей-жеребцов но и в равной степени от тщедушной крестьянской кобылки, во-вторых, при том количестве крестьянских лошадей хороших жеребцов просто не хватало. На 1839 год в Рязанской губернии при численности населения 1240 500 человек в том числе крестьян: помещичьих – 600 000, государственных – 320 000, коннозаводских – 40 670, удельных – 2 322, свободных хлебопашцев – 9320 приходилось 321 000 лошадей. По уездам статистика выглядела следующим образом: в Рязанском уезде – 42 300, Зарайском – 23 000, Егорьевском – 34 900, Михайловском – 35 000, Пронском – 40 000, Скопинском – 38 350, Данковском – 12 500, Ряжском – 18 000, Сапожковском – 25 000, Спасском – 20 500, Касимовском – 18 000 лошадей.

К середине XIX века, в связи с необходимостью проведения неотложных мер по улучшению государственного коннозаводства и в какой – то мере огромного поголовья крестьянских лошадей, была проведена реформа . Указом от 7 января 1843 года предписывалось: "Императорские военно-конские заводы со всеми их способами предназначить для улучшения коннозаводства в государстве". И 10 апреля 1843 г. было учреждено Управление государственного коннозаводства, на которое возлагали управление всеми государственными конными заводами, случными земскими конюшнями и надзор за проведением скачек и бегов на ипподромах России и назначение призов для них: « В постоянном попечении Нашем об усовершенствовании внутреннего в Империи хозяйства, желая раскрыть новые способы к развитию местной промышленности и умножения производительных сил земледелия, как главного источника народного богатства, и вместе с сим обеспечить на более твердом основании способы ремонтирования нашей кавалерии, Мы признали за благо существующие ныне Императорские военно-конские заводы со всеми их средствами, обратить собственно на улучшение коннозаводства и дать коннозаводскому управлению соответственное сей цели образование».

Этим указом Управлению государственного коннозаводства подчинялись конные заводы, рассадник кровных лошадей в Скопине , вновь учреждаемые в губерниях земские случные конюшни, приписанные к заводам государственные крестьяне , в том числе и Скопинской волости, с принадлежащей к ней землей а также « особые установления и общества, имеющие предметом улучшения и поощрение коннозаводства». Скопинским рассадником руководил управляющий. Земские случные конюшни были основаны на совершенно других началах, чем сводные. Они были введены повсеместно в России, состав их был весьма значителен – 60 производителей. Жеребцы назначались «без всякого за них от обывателей возмездия». Плата за содержание самих конюшен производилась из общего земского сбора губернии, причем в среднем приходилось не больше 2-х копеек с души. Рязанская земская случная конюшня была учреждена в 1845 году. Помимо 24 земских конюшен, по всей России при Николае I были учреждены для улучшения частного коннозаводства случная конюшня в Москве, состоявшая из кровных скаковых и рысистых жеребцов, которые предназначались исключительно для ведения коннозаводства породистых лошадей. Данной конюшней могли пользоваться, при определенных условиях помещики-коннозаводчики северных уездов Рязанской губернии.

В числе также учрежденных четырех окружных случных конюшен была и Скопинская, предназначенная для случки жеребцов с кобылами коннозаводских крестьян, которые были приписаны ранее к этому заводу. В рязанской земской случной конюшне намечалось по штату иметь 60 жеребцов, которые в случный период разделялись в большинстве своем на 4 партии - по 15 голов и 15 оставлялось в самой конюшне. Почти ежегодно места расположения случных пунктов изменялись. Местное управление собственно земской случной конюшней состояло под непосредственным заведованием управляющего и под надзором губернского комитета по коннозаводству. В соответствии с проводимой реформой, вместо ликвидированного Скопинского завода создается в 1843 году также Скопинский рассадник кровных азиатских лошадей, на основе переведенного сюда Стрелецкого рассадника азиатских лошадей, составленного из 29 азиатских маток и жеребцов, купленных в 1839 году в Сирии. Он помещался в Вороновской конюшне бывшего Скопинского завода. Скопинский рассадник кровных английских лошадей, составленный из отобранного английского материала (жеребцов и маток) военно-конских заводов и английских жеребцов Московской сводной случной конюшни, размещался в Келецкой конюшне упраздненного Скопинского военно-конского завода.

Указом от 16 ноября 1844 года, для испытания лошадей воспитывавшихся в Скопинских рассадниках, были учреждены в г.Скопине скачки, а для приготовления к этим скачкам была основана скаковая конюшня, помещавшаяся в строениях Келецкой конюшни. Одна часть приплодных лошадей Скопинских рассадников поступало для скачек в скаковую конюшню, другая на пополнение самих рассадников, третья продавалась с аукциона частным коннозаводчикам с целью получения ими «лошадей несомненно чистой крови». В 1846 году Скопинские рассадники вместе со скаковой конюшней были переведены в Хреновое Воронежской губернии, среди переданных кровных английских лошадей из Скопинского рассадника особенно был знаменит жеребец «Бирмингем, выигравший С.Леджер-Стекс, Женерал.-Шассе, Геприада и другие , с 1833 по 1838 годы он стал победителем на ипподромах в Ливерпуле, Манчестере,Ньюкастле, Донкастере, Ньютоне, Честере». Конечно, в расформировании Скопинского рассадника было больше отрицательных моментов, но в тоже время вокруг стали появляться в большом числе частные заводы, на которых имелись отличные кровные производители для улучшения крестьянской лошади. Учрежденное Государственное коннозаводство в качестве мероприятий «для возбуждения сельских хозяев (крестьян) [к ] улучшению воспитания и содержания лошадей», награждало их серебряными медалями с надписью «За полезное», для ношения на шее или на груди, почетными кафтанами, похвальными листами и денежными премиями от 10 до 50 рублей». Награды вручались: за воспитание до 3-х лет без выпуска в общий табун от 5 до 10 голов в течение 6 лет, «недопущение» производителей как жеребцов так и кобыл к случке до 4-х лет, содержание в удобных конюшнях в течение 3-х лет, не менее 10 лошадей, а также тем, кто «не только сам будет оказывать особое старание, но и будет склонять к тому других крестьян».

Частным владельцам и не только крестьянам за «обращение в публичную случку» принадлежавшим им производителей, безденежно, за умеренную плату разрешалось выдавать также золотые медали с разделением на три разряда по достоинству и сорту производителя. В Статистическом обозрении коннозаводства России (Санкт-Петербург, 1847г.) даны комментарии по коневодству, относящиеся к рязанским крестьянам: «сельские жители собственно коневодства не имеют. Некоторые из зажиточных крестьян, хотя и приобретают кровных заводских лошадей, но они от худого продовольствия и помещения, при несоразмерном употреблении в работе, не только не могли дать хорошего приплода, но впоследствии и сами пришли в жалкое положение и сделались хуже, но нисколько не лучше обыкновенных крестьянских лошадей». Тем не менее отмечалось, что крестьяне, занимающиеся извозом имеют порядочных лошадей, приобретенных на ярмарках в особенности Лебедянской Тамбовской губернии. Необходимо отметить, что в период ликвидации Скопинского военно-конского завода и рассадников «в видах предоставления возможности частным коннозаводчикам приобретать кобыл и жеребцов хороших статей и известного происхождения» была произведена продажа по низким ценам значительной части молодых лошадей, в том числе и скопинским коннозаводским крестьянам пяти волостей, которые обеспечивали работу конского завода. В материалах проведенной губернским земством ревизии в 1875 году отмечалось: «После упразднения казенных конюшен, бывших близ с. Кельцы, крестьянам было роздано за весьма дешевую цену до 300 кровных маток, которых они случали с племенными казенными заводчиками и выводили для продажи в Москву, где продавали …по 1000 руб. и даже дороже».

Иногда доходило до курьезов, так некто Боткин купил таким образом жеребца Бедуина за 501 рубль с казенного завода, а через восемь лет был продал Михайловского уезда известному коннозаводчику С.Д.Коробьину за 8000 рублей серебром, к тому же доставив своему прежнему владельцу такую же сумму призовых. С целью поощрения частных лиц к разведению хороших лошадей разных пород Государственным коннозаводством были учреждены конские испытания: высшие ( скачки и рысистые бега), происходившие преимущественно на Императорские призы и низшие ( троичные, беговые и возовые) больше соответствовавшие народному духу и проводившиеся главным образом на призы Государственного коннозаводства и обществ рысистого бега. Главные скаковые и рысистые испытания проводились в августе в Царском Селе, где сумма призовых в сороковые годы составляла 11700 рублй, затем в июле в Москве – сумма призовых 6120 рублей и наконец, в июне в Туле призовые составляли 3300 рублей. Второстепенные скаковые, рысистые и возовые проводились в сентябре в Лебедяни – сумма призовых 1717 рублей и в Тамбове, только рысистые с призовыми в 429 рублей. На призы Коннозаводства испытания в Санкт-Петербурге проводились только для рысистых лошадей, зимой на льду реки Невы, призовые составляли сумму 400 рублей.

Возовые испытания, проходили в Тамбове, Ромнах и Коренной Пустани в Воронеже, Пензе, Ярославле, Перми и Екатеринославе, а троичные в Москве, Лебедяни, Полтаве, Ромнах, Воронеже, Туле, Пензе и Саратове. Призовой фонд этих испытаний был скромнее. Впрочем, повсеместно охотники до езды в русской тройке – купцы, помещики проводили испытания троек и раньше, выезжая за околицу, в удобную для этого местность. Вот как, описывалось в корреспонденции журнала « Коннозаводство и охота» за 1842 год испытание троек в граничных с Рязанской - уездах соседней Тамбовской губернии в 1826 году: «Но добрые кони не уставали, и занимательно было видеть, как обе тройки с рьяностью неслись к отдаленной цели любопытства своих хозяев. Вдруг у одной из телег загорелась ось, и по общему приговору, обе тройки были остановлены. В это время освежили коней, дав на тройку по ведру воды, подмазали наскоро телеги и не более как через десять минут все опять было в исправности…(и уже после испытаний). По общему освидетельствованию подъехавшей к нам тройке, к удивлению всех, она была найдена не весьма уставшею, хотя пробежала 98 верст в течении 6 часов 53 минут, лучшим же доказательством сохранения в ней силы было то, что по приказанию В.А. Тинькова, кучер только зашевелил возжами – вся тройка с места хватила во весь мах и понеслась к дому. Последнее обстоятельство дало повод к освидетельствованию тройки Л.В. Жигарева, она оказалась не очень уставшей».

Тройка Московского бегового общества. Худ. Чиркин А.Д. Музей коневодства Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева.
Тройка Московского бегового общества. Худ. Чиркин А.Д. Музей коневодства Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева.

В позднее время, уже после 1864 года активное участие в улучшении крестьянского коневодства стало принимать Рязанское губернское земство. Учрежденные земские случные конюшни просуществовали до 1863 года, вместо них стали открываться конюшни заводских жеребцов (депо). Всего по России для общественной случки в них насчитывалось всего 650 жеребцов, что было почти втрое меньше по численности бывших земских конюшен. Всего к 1967 году в Рязанской губернии насчитывалось 421663 лошади, для сравнения в Московской - 273373, Владимирской – 241177, Тамбовской 801176. Проведенная в 1882 году конская перепись с одной стороны и возможности сельского хозяйства губернии с другой, позволили сделать некоторые выводы по развитию коневодства в губернии. Говоря о постоянной необходимости открытия в России новых и новых заводских конюшен, граф И.И. Воронцов – Дашков в докладе императору за 1895 год отмечал, что «если провести параллели между количеством производителей, которыми располагает Западная Европа, то оказывается что в западно – европейских государствах на каждые 20000 голов конского населения содержится от 12 казенных жеребцов (в Италии) до 25 ( в Австрии), в России на то же количество приходится 2,5 жеребца». В 1882 году по конской переписи положение было еще более тяжелое, поэтому в соответствии с Циркуляром по Главному Управлению Государственного Коннозаводства от 11 января 1885 были учреждены 3 новые заводские конюшни Новгородская, Рязанская и Вятская, первые две штатом 60 жеребцов каждая, а в последней 50 жеребцов.

При этом, в первых двух учреждались по штату: управляющий с жалованием в 1000 рублей, а также кроме того 500 рублей столовых и 300 рублей квартирных и всего 1800 рублей, не считая 300 рублей на разъезды, с VII классом по должности и V по пенсии ; старший ветеринар с содержанием 850 рублей в год и 200 рублей на разъезды, с VIII классом по должности; письмоводитель с содержанием 400 рублей по должности, 150 рублей квартирных, с X классом по должности и VII по пенсии. Кроме того, предусмотрены были расходы на покупку конюшенных, канцелярских и других принадлежностей, медикаментов для людей и лошадей, ковку последних, содержание конюшни в чистоте, ремонт пожарного инструмента и рабочих лошадей, мелкий ремонт в зданиях, освещение помещений для лошадей и другие мелочные расходы – 600 рублей в год. На отопление зданий, содержание прислуги, фураж лошадям, наем центрального помещения, мелочные и непредвидимые расходы, а также на единовременный расход на приобретение конюшенных вещей – 15450 рублей. О деятельности казенной случной конюшни узнаем из отчета губернатора за 1890 год : « в 1885 году жеребцов в случке было 45, а в 1890 – 60, число же случных кобыл возросло с 594 до 1125. Население, сознавая насущную необходимость в улучшении породы лошадей и видя пользу приносимую ею, оказывает к тому содействие, которое выражается в том во 1-х, что все помещения для жеребцов и находящихся при них конюхов на случный сезон уступаются безвозмездно, во 2-х расход по приводу жеребцов на случный пункт и обратный их в конюшню и продовольствие жеребцам, почти на половине случных пунктов, земством и частных принимают на свой счет. В отчетном году на случку было приведено 1125 кобыл, если взять средний процент жеребят, т.е. 2/3 из слученных кобыл, то это составит 750 жеребят; оценивая их в трехлетнем возрасте среднюю ценою 200 рублей – ценность всех 15000 рублей». Позднее, в начале XIX века, численность жеребцов в конюшне составило 80 голов.

После роста количества лошадей с середины XIX века до его конца, к началу XX века стало наблюдатся снижение их поголовья. По переписи 1912 года в Рязанской губернии было 347723 лошади, Владимирской 190427, Московской – 186362, Тамбовской – 593048. В расчете количества лошадей на 100 жителей, эта величина соответственно выражалась в Рязанской губернии 15,2 ; Владимирской – 10,7; Московской – 7,9; Тамбовской – 19,1.

Крестьянское коневодство.

Рязанское земство с самого учреждения в 1864 году позаботилось об улучшении крестьянской лошади, мероприятия в основном выражались в устройстве случных пунктов от управления коннозаводства, в покупке собственных производителей, в выдаче премий за употребление производителей в общественную случку, выдаче ссуд на их покупку. В 1870 году Государственное коннозаводство предложило земствам отпускать казенных жеребцов на случные пункты на таких условиях: для жеребцов и конюхов должны отводится бесплатно удобные помещения; за случку должна взиматься определенная плата; все или часть расхода по приводу жеребцов должна производится за счет земства. В результате, в Рязанской губернии случные пункты с казенными жеребцами устраивались почти во всех уездах с пособием от земства: в Касимовском, Рязанском, Ряжском, Спасском по 2 случных пункта; Пронском, Раненбургском, Скопинском и Сапожковском по одному. Земство давало бесплатно помещения и принимало все расходы по доставке жеребцов, скопинское, кроме того содержанию конюхов, а сапожковское и уплату случных денег за неимущих крестьян; на содержание случных пунктов ежегодно ассигновалось спасским земством от 150 до 200 рублей, раненбургским и ряжским по 50 рублей. В боле позднее время елатомское земство Тамбовской губернии ходатайствовало о приводе на случные пункты 15 казенных жеребцов на что выделило 1400 рублей.

Однако изменений в улучшении крестьянской лошади не происходило. Причины этого ученые и практики коннозаводства видели, прежде всего в изменении экономической жизни крестьян, когда до освобождения от крепостного права крестьяне пользовались преимущественно для сенокошения и выгона запольными, большей частью подлесными - государственными, удельными и помещичьими землями, но после 1861 года эти земли отошли в отрезку к казне и помещикам. Крестьяне раньше больше заготавливали сена и имели достаточные пастбищные просторы. С другой стороны, если раньше продукты перевозились гужевым транспортом и крестьяне могли хорошо заработать и прокормить животных, то теперь появилась железная дорога. При этом государственное коннозаводство, из-за нехватки производителей именно, для создания универсальной крестьянской лошади «заботило преимущественно введение в местную лошадь возможно больше доз рысистой, английской, арабской а в конце XIX тяжеловозных кровей и создание крупной упряжной , а не улучшение мелкой крестьянской». К концу 19 – го века « неудовлетворительность крестьянского коневодства [было] двоякое: качественное и количественное», поэтому как считали ученые и специалисты коневодства « воздействие на крестьянское коневодство должно выражаться в двух направлениях – в улучшении качества крестьянской лошади и снабжении лошадьми крестьянских дворов».

По количеству лошадей положение было следующим : процент безлошадных составлял – в Рязанской губернии в 1882 году 30,6 ; в 1888 году 28,8; в Воронежской соответственно 29,1 и 25,7; Псковской – 16,9 и 15; Калужской – 20,6 и 17,4; Владимирской 27,7 и 28. Если количество безлошадных крестьянских дворов в Рязанской губернии в 1893 году составляло 35.7% , то Первая мировая и Гражданская войны окончательно подорвали крестьянские хозяйства. По Скопинской волости в 1926 году количество безлошадных хозяйств было 56,5%, с одной лошадью 41,3%, с двумя 1,74%, с тремя и более 0,28%.К чему же стремилось государственное коннозаводство и какая лошадь, по их мнению должна была удовлетворить рязанского крестьянина? При достаточной экстенсивности крестьянского хозяйства Рязанской губернии и далеко не изобильных кормах не нужна была для сельскохозяйственных работ особенно крупная лошадь. С другой стороны она должна был быть « тягуща, вынослива, чтобы проработаить долго без овса, и выбраться зимой из сугроба». И как отмемечал профессор А.А.Армфельд в книге Насущные проблемы нашего коневодства: « особенной скорости движения также не требуется, потому что крестьяне в трезвом виде шибко не ездят. Ровный, хотя и мелкий, но спорный шаг и способность легко передвигаться рысью на расстояние 15-25 верст со скоростью 7-8 верст в час совершенно достаточно». Такому условию вполне удовлетворяла « мелкая безвершковая или не более двух вершков, но густая, сбитая, широкая, на низких мощных ногах» лошадь.

Здесь необходимо прибавить, что лошадь должна была быть ещё более терпеливой, чем рязанский крестьянин. Как было замечено О. П. Семеновой-Тян-Шанской : « Жалеют лошадь, или корову главным образом, как рабочую силу и ценность. Под пьяную руку это не мешает мужику срывать свой гнев на лошади, когда он рассердится: колотить ее по бокам и по морде, если она не в силах сдвинуть воз. Но вместе с тем, всякий мужик, разумеется, глубоко сокрушается, если падет лошадь». Землевладельцы и крестьяне губернии почти повсеместно испытывали трудности такого рода, что на местных ярмарках не могли найти « хотя не крупных, но сбитых и сильных лошадей и поневоле должны [были] обходится более слабыми менее сложенными». Хотя ярмарок и базаров, где продовались лошади было достаточно, следовательно речь шла о покупке жорошой лошади за приемлемую цену.

С возами у избы/ С.С.Ворошилов. Музей коневодства Московской сельскохозяйственной<br />
Акатемии им. К.А. Тимирязева.
С возами у избы/ С.С.Ворошилов. Музей коневодства Московской сельскохозяйственной
Акатемии им. К.А. Тимирязева.

В Рязанской губернии в 1912 году, проходило ежегодных 79 ярмарок, самыми большими, которые проводились один, два раза в год были: в Рязани лошадей от 300 до 500, приводимых из Рязанского и соседних уездов губернии и Тамбовской губернии и в них же сбываемых; в Зарайске и с.Ниже-Белоомуте от 300 до 800, сбываемых жителям соседних уездов и барышникам; в Данкове от 400 до 600 лошадей, главным образом, сбываемых местными жителями, на юг и запад России; в Пронске от 600 до 700 и селах Перевлес и Столпцах от 1800 до 2000 , сбываемых местным жителям ; в Касимове до 500 и с.Тума до 350 , приводились и сбывались лошади соседних уездов Рязанской, Тамбовской, Владимирской губерний; в г. Михайлове и селе Малинки от 1500 до 2000; в Раненбургском уезде, селах Петелино и Якимсары от 3000 до 5000 , сбываемых местным жителям и Москву; в г.Ряжске до 600, с. Ново-Бакино до 4000, с.Кораблино до 300, с. Ухолово до 200 , сбываемых в Мосву, Санкт-Петербург, Малороссию. В Ново-Бокино продавались тяжеловозы и рысистые из Рязани и Тамбова; в Скопине до 1200, с.Маклаково до 400, с.Горлово до 300 , кроме рабочих продавались упряжные , тяжеловозы и сбывались в Москву и на юг России; в Спасском уезде в с. Ижевское до 2000, с. Желудево до 200, с. Шилово и Старая Рязань до 200 , сбывались местным жителям и в Касимов; в Сапожсковском уезде в с. Самодуровка и Сараи от 2000 до 4000 , сбываемых местным жителям , барышникам и жителям Тульской губерний , а также в Москву, Егорьевск и Коломну, в селе Малинки большую часть лошадей скупали барышники из Малороссии. Продавались лошади и на еженедельных ( от 1 до 3 раз в неделю) базарах, где численность лошадей колебалась от 20 до 250. В соседних с Рязанской губернией Елатомском и Шацком уездах Тамбовской губернии больших ярмарок не было, за исключением еженедельной в с.Лесное Конобеево, где продавалось до 70 лошадей.

Неудовлетворенность местными лошадьми обусловливало увеличением их численности при использовании сельскохозяйственных орудий. В этом случае приходилось прибегать к многоконности. « В 2-х конные молотилки впрягали по 3 лошади, в 4-х конные по пяти- шести, в одноконную соломорезку, веялку и.т.д. впрягали по две и более, в легкие 2-х бороздные, двуконные плуги по три, в трех бороздные по четыре, в железные 2-х конные бороны по три, в 2-х конные дисковые бороны по четыре…». Частные коннозаводчики Рязанской губернии не могли уделить этому направлению должного внимания, а иногда и вовсе продавали на ярмарках бракованных полурысистых лошадей или метисов самого разнородного происхождения. Специалисты того времени приходили к тому мнению, что наиболее подходящей породой для средней полосы являются клайдестальские или шотландские тяжеловозы. Имея ввиду и то, что имевшееся в то время у рязанских крестьян рабочие лошади с ее способностью вести воз 20-25 пудов и проходить с этим грузом не более 25 верст, едва ли подходила для обоза 2-го разряда в военное время. Рязанское земство в даном вопросе пошло по пути поощрения, заслуживающих внимания «пород» крестьянской рабочей лошади, а также помощи крестьянским хозяйствам в деле коневодства.

Рязанская XII , очередная выставка крестьянского коневодства, устроенная Рязанским обществом сельского хозяйства совместно с Главным управлением коннозаводства, Рязанской заводской конюшни была открыта 13-14 сентября 1912 года. Цель таких периодически проводимых выставок « содействовать удержанию в крестьянском хозяйстве улучшений рабочей лошади независимо от казенных или частновладельческих производителей». Необходимость проведения таких выставок очевидна, так как они в какой-то мере стимулировали крестьян в разведении лошадей, которые были бы по своим рабочим качествам оптимальны в крестьянском хозяйстве, с точки зрения производительности и экономии в содержании. Кроме того, желание крестьян реализовать себя и в работе по коневодству также нашло применение в таких выставках . На них имелась возможность как раз премировать и таких лошадей, « которых по правилам премирования Главного Управления Государственного коннозаводства были исключены или по возрасту или вследствии улучшения лошадей не от казенных производителей». Правилами этих выставок отличались достаточной строгостью, например на выставку 1912 года, не были допущены крестьяне Михайлов В.С.,Семенов Г.В., Трухин М.Е. , Федорин Г.С. , Микулин Е.Ф. , Алехин С.С. и Огородин Ф.А за « опоздание к выставке» . Правилами также были предусмотрены экспертиза, ветеринарный осмотр , а также «разделение на группы по породам на жеребцов и маток и премирование по каждой группе». Почетные награды Императорского Московского Общества поощрения рысистого коневодства были предусмотрены исключительно « за улучшение крестьянской рабочей лошади независимо от возраста и породы ( с учетом п.4 Правил, т.е до 8 лет)». Для экспертной оценки, создавались соответствующие комиссии. На выставке 1912 года в нее входили : председатель – губернатор Рязанской губернии князь А.Н. Оболенский и члены – управляющий Рязанской заводской конюшни полковник Розенберг, ветеринарные врачи М.М. Елмин и В.А. Эдукевич, ветеринарный инспектор А.Я. Тарто, землевладелец Н.С. Китлов, агроном Б.Н. Натальин, землевладелец барон К.П. Тизенгаузен, председатель губернского земства А.В. Белицер.

В результате проведенной выставки награды были присуждны:

1. Бр. Сорокины, крестьяне, Ямской сл. г. Рязани - Цезарь, жеребец, бурый , улучшенный клейдесталь, 2 года, бронзовая медаль Главного упр. землеустр. и земледелия.
2. Чесноков С.В., кр., село Подвязье, Ряз.г. и у. - Егоровна, кобыла, бурая, улучшенная крестьянск., 3 года, не получила ( ранее в Рязани на выст. В 1910 г. 5р. от Госуд. коннозаводства).
3. Коняев Л.Н., кр., д.Сергеевки, Подвязн. вол., Ряз. у. – Милая, кобыла, 2 года, гнедая, улучшенный брабансон, серебр.портсигар от Моск. общ. поощр. рысист. коннозаводства.
4. Ситников Д.Г., кр., д. Асниковой, Суйской вол., Пронск. у. – Мерлитон, жеребец, бурый, улучшенный брабансон, 2 года, серебр., подстакан. от Моск. общ. поощр. рысист. коннозаводства.
5. Ситников Д.Г., кр., д. Асниковой, Суйской вол., Пронск. у. – Мухтар, жеребец, гнедой, 2 года , улучшенный арден, сереб. медаль, Ряз.губ. земства.
6.Дубенская В.О., землевл., село Желчино , Ряз. у. – Лео жеребец,вороной, улучшенный клейдесталь , серебр. жетон Ряз. общ.сел. хозяйства.
7. Дубенская В.О., землевл., село Желчино , Ряз. у. – Гера, кобыла, чалая, 2 года , улучшенный арден, серебр., молочник от Моск. общ. поощр. рысист. коннозаводства.
8. Бр. Сорокины, крестьяне, Ямской сл. г. Рязани – Комета, кобыла, рыжая, улучшенный арден, серебр. жетон Ряз. общ.сел.хозяйства.
9. Мелихов В.Н., кр., село Высокое, Плахинской вол. – Мальчик, жеребец, гнедой, 2 года, улучшенный клейдесталь, серебр. жетон Ряз. общ.сел. хозяйства.
10 . Маевский В.И., кр., Троицкой вол., Ряз. у. – Купчик, жеребец, серый , 2 года, улучшенный тяжеловоз, два серебр. бокала от Моск. общ. поощр. рысист. коннозаводства.

11. Раев У..К.,кр., село Слобода Коростова, Ряз.у. – Машка, кобыла, гнедая, 2 года, улучшенный тяжеловоз, пять рублей сереб. от Государ. коннозаводства.

12.Числяев Е.З., кр., д. Монтуровская, Ряз. у. – Машка, кобыла, 2,5 года , вороная, улучшенная рысистая, чайный сервиз от Моск. общ. поощр. рысист. коннозаводства.
13. Панов Ф.М., мещанин, х. Сидоровка, Рыбн. вол., Ряз. у. – Быстрая, кобыла, серая, шесть лет, улучшенный клейдесталь, подстакан. серебр., от Моск. общ. поощр. рысист. коннозаводства ( в 1909 г. серебр медаль Р.О.С.Х., в 1907 г. денеж. Награда 10 р. от Гос. коннозаводства).
14.Молодцов И.Д., кр., село Высокое, Плахинск. вол., Ряз.у. – Кошка, кобыла, гнедая, 6 лет, улучшенный брабансон, серебр., подстакан. от Моск. общ. поощр. рысист. коннозаводства ( в 1907 году денеж. награда 18 р. от Гос.коннозаводства).
15. Сукчок А.К., кр., д. Зеленино, Бахмач. вол., Ряз. у. – Приятельница, кобыла, вороная, 1,5 года, улучшенный тяжеловоз, пять рублей серебр. от Гос. коннозаводства.
16.Кулешов П.В., кр.. д. Козловка, Подвязьевск. вол., Рязан.у. – Косматка, кобыла, гнедая, шесть лет, улучшенный тяжеловоз, серебр. жетон Ряз. общ.сел. хозяйства.
17. Мухин С.Д.,кр.. д. Баграмово, Рыбнинской вол., Ряз.у. – Краля, кобыла, вороная, 1,5 года, улучшенный клейдесталь, пять рублей серебр. от Гос. коннозаводства.
18. Андреев Г.Т., кр., д. Семчино, Троицкой вол., Ряз. у. – Машка , кобыла, гнедая, 1,5 года , улучшенный клейдесталь, восемь рублей от Главного упр. землеустр. и земледелия.
19. Ситников Д.Г., кр., д. Асниковой, Суйской вол., Пронск. у. – Удача, кобыла, 1,5 года, гнедая, улучшенный брабансон, двадцать пять рублей от Гос. коннозаводства.
20. Головихин Ф.А., кр., село Высокое, Плахинской вол.. Михайлов. у. – Лунная , кобыла, серая, 1,5 года , улучшенный клейдесталь, восемь рублей серебр. от Г.У.З. и З.

21. Головин А.М., кр., д. Дворики , Михайлов. у. – Бижунька, кобыла,вороная, 1 год, улучшенный арден, двадцать пять рублей от Г.У.З. и З.

22. Головин М.С., кр.. Захаровка, Михайловск. у. – Мерлитон, жеребец, гнедой, 1 год, улучшенный брабансон, восемь рублей от Гос. коннозаводства.
23. Числяев Е.З., кр., д. Монтурово, Ряз. у. – Любочка, кобыла, серая, 2,5 года, улучшенный тяжеловоз, восемь рублей от Гос. коннозаводства.
24. Чесноков С.В., кр., д. Подвязье, Рязанского у. – Миражиха, кобыла, рыжая, один год, улучшенный тяжеловоз, пять рублей серебром от Гос. коннозаводства.
25. Петров Е.П.,кр., село Подвязье, Ряз. у. – Сокол, жеребец, бурый, один год, улучшенный клейдесталь, пять рублей серебр. от Гос. коннозаводства.
26. Петров Е.П.,кр., село Подвязье, Ряз. у. – Бижу, жеребец, рыжий, один год, улучшенный клейдесталь, пять рублей серебр. от Гос. коннозаводства.
27. Кулешов П.В., кр.. д. Козловка, Подвязъевской вол., Ряз.у. – Красотка, кобыла, гнедая, 1,5 года, улучшенный арден, пять рублей серебр. от Гос. коннозаводства.
28.Глебкин Т.М., кр., село Желчино, Ряз.у. – Франка, кобыла, чалая, 1,5 года, улучшенный брабансон, восемь рублей серебр. от Г.У.З. и З.
29. Макаров Е.К., кр., д. Высокое, Михайловск. у. – Мерлитониха, кобыла, гнедая, 2 года, улучшенный брабансон, бронз. Медаль от Г.У.З. и З.( в Рязани в 1911 году нагр. 15 р. от Гос.коннозаводства).
30.Дубенская В.О., землевлад., село Жолчино, Ряз.у. – Франтиха, кобыла, чалая,1,5 года , улучшенный брабансон, восемь рублей серебр. от Гос.коннозаводства.

31. Ганишин Н.Н., кр., село Подвязье, Ряз.у. – Бижук, жеребец, рыжий,1,5 года улучшенный тяжеловоз, тридцать руб. сер. от Гос. коннозаводства.

32. Головин Д.М., кр, д. Берсенево, Ряз. у. – Мерлитон, жеребец, рыжий, улучшенный тяжеловоз от каз., двадцать пять рублей от Гос.коннозаводства.
33.Головихин Ф.А., кр., село Высокое, Михайловск.у. – Левбоиха, гнедая, 6 лет, улучшенный клейдесталь , подстаканник сер. от Моск.общ.поощр. рыс. коннозаводства ( в 1907 году в Рязани нагр. 12 р. от Гос.коннозаводства).
34.Царев А.В., кр., д. Глядково, Ряз.у. – Рыцарь, жеребец, рыжий, 1,5 года, улучшенный тяжеловоз, пятнадцать руб. сер. от Г.У.З.и З.( в 1911 году в Рязани бронз. мед. от Гос. коннозаводства).
35.Коняев Л.Н., кр., д. Сергеевка, Ряз.у. – Счастливая, кобыла, рыжая, 1,5 года, улучшенный брабансон, десять руб. сер. от Г.У.З. и З.
36. Молодцов Г.Д., кр., село Высокое, Мих.у. – мерлитон, жеребец, гнедой,1,5 года, улучшенный брабансон, восемь рублей сер. от Г.У.З. и З.
37. Священник Амонов С.И., село Колесня, Мих. у. – Пальма, кобыла, вороная, 1,5 года, улучшенный тяжеловоз. Пятнадцать руб. сер. от Гос. коннозаводства.
38. Ионов П.П., кр., с. Колесни, мих. у. – Парфима, кобыла, гнедая, 1,5, улучшенный брабонсон, десять рублей сер. от Гос. коннозаводства.
39. Молодцов Г.Д., кр., село Высокое, Мих. у. – Кубик, жеребец, карак., 1,5 года, улучшенный тяжеловоз, восемь рублей от Гос. коннозаводства.

40. Афонасьев Т. Р. , кр., село Желчино, Ряз. у. – Егорка, жеребец, рыжий, улучшенный тяжеловоз, восемь рублей от Гос. коннозаводства.

41 . Псаломщик Алоин В.А., с. Колесня, Мих. у. – Баловница , кобыла , серая, 1,5 года, улучшенный тяжеловоз, восемь рублей от Г.У,З. и З.
42. Мелихов Н. Г., кр., село Высокое, Мих.у. – Мальчик, жеребец, гнедой, 1,5 года улучшенный тяжеловоз, пять руб. сер. от Гос. коннозаводства.
43. Исаев К.Л., кр. Село Софьино, Ряз.у. – Отрада, кобыла , гнедая,1,5 года, улучшенный арден, пять рублей сер. от Гос. коннозаводства.
44. Кряков Ф.Ф. , кр.. село Стафурлово, Ряз. у. – Шалун, жеребец, рыжий, 1,5 года, улучшенный тяжеловоз, пять рублей сер. от Гос. коннозаводства.
45. Рязанское ремесленное училище - Быстрый, жеребец, гнедой, 1,5 года, улучшенный тяжеловоз, пять рублей сер от Гос. коннозаводства.
46 Ефимов С.А., кр., д. Пономаревка , Ряз . у. – Кролик, жеребец, вороно й, 1,5 года , улучшенный тяжеловоз, пять рублей сер. от Гос. коннозаводства.

47. Сафронов Д.М., кр. Село Подлесное, Мих. у. – Милый , жеребец, гнедой, 1,5 года, улучшенный тяжеловоз, пять рублей сер. Гос.коннозаводства.

48.Головин Д.М., кр., село Высокое, Мих. у. – Сердональка, кобыла, вороная,5 лет, улучшенный тяжеловоз, серебрянная медаль от Г.У.З. и З. ( в 1907 году нагр. 20 р. от Гос. коннозаводства).
49. Панов Ф.М. мещанин хут. при д. Сидоровка, Ряз.у.- Голубка, кобыла, серая, три года, улучшенный тяжеловоз, серебр. медаль от Гос. коннозаводства ( в Рязани в 1910 году денежная нагр. 25 р. от Гос.коннозаводства).
50. Петров Е.П. , кр.. село Подвязье, Ряз.у. – Мерлитониха, кобыла, серая, 3 года, улучшенный брабансон, бронзовая медаль от Гос. коннозаводства ( в 1910 году ден. Нагр. 10 р. от Гос. Коннозаводства).
51 Ганитин Н.Н. , кр., д. Подвязьево, Ряз.у. - Копка, кобыла, гнедая, четыре года , улучшенный клейдесталь, похвальный лист, от Гос.коннозаводства.

52.Раев У.К. ,кр., д. Коростово, Ряз.у. – Машка, кобыла, гнедая, пять лет, улучшенная рабочая, бронзовая медаль от Гос. коннозаводства и 5 р. от Г.И.З. и З.

Выставки в губернии проводились со времени их учреждения регулярно. Так в обзоре Рязанской губернии за 1890 год отмечалось: « на бывшей в 3-й раз…в г. Рязани выставке для годовиков сельского рабочего скота , устроенной Государственным конозаводством, было приведено 24 годовика, из коих, не говоря о получивших премии, почти все отличались теми качествами, которые ценны для рабочей лошади».

Во время Первой мировой войны, в отчете Рязанской заводской конюшни, опубликованной в журнале Коннозаводство и спорт, количество казенных случных жеребцов породы бельгийских тяжеловозов было около 70%, что явилось позитивным обстоятельством в деле улучшения крестьянской лошади. При этом, численность Рязанской заводской конюшни составляла 77 жеребцов и при ней имелся случный пункт. Всего в губернии уездными земствами было устроено 16 случных пунктов с 19 собственными жеребцами, кроме того имелись : один частный с 2 казенными жеребцами и 14 частных с 24 собственными жеребцами. По уездам ситуация выглядела следующим образом: в Касимовском уезде случные пункты находились в селах Дмитриево-1 жер., Перья-2 жер., Ерахтур-2 жер. , Ибердусь-2 жер, все производители были сорта рабочие улучшенные; в Михайловском уезде – в селах Вороньи Выселки ( земс. сл.п.), Попадьино , Гладкие выселки , Троицкое (земс. сл. п.) , Жокино, Городище , Ижеславль, Стубла, Покровское, Горбатово, в деревнях Локня, Зенина, Кадушкино по 1 жер., порода всех жеребцов тяжеловозы; в селах Хавертлово, Новопанское, Вилинка по 1 жер. – улучшенные рабочие; в Пронском уезде - в Архангельской слободе – 3 жер.; в Ранебургском уезде в г. Раненбурге – 3 жер. рысистой и тяжеловозной породы; в Ряжском уезде в имении Благодатном, селе Иберть по 1 жер., в имении Трусова А.К., при д. Михалковой казенный сл.пункт с 2 казенными жеребцами, все жеребцы ардены, в селе Турово (каз. сл.п.) - 1 жер. улучш. раб.; в Сапожковском уезде в г. Сапожке – 2 жер., в д. Карандеевка ( помещ. Карандеев Е.А.) – 1 жер., все ардены, в с. Муравлянка – 2 жер., полуклайдестали и ардены, в с. Морозовы Борки (помещ. Гобето А.Н. ) – 1 жер., с. Высокое – 1 жер., с. Сараи – 2 жер., ардены, брабансоны и клайдестали. Кроме того, в с. Морозовы Борки у крестьян и частных владельцев – 12 жер. породы арден, а в с. Высокое у крестьян и частных владельцев – 5 жер, породы брабансон, в с. Можары у крестьян – 2 жер. породы арден и тяжеловоз; в Скопинском , при земской управе – земский случный пункт с 4 казенными жеребцами .

Всего для улучшения, в том числе и крестьянской лошади в губернии имелось 293 хороших производителей. Однако, если обратится к итогам военно-конской переписи 1912 года увидим, что общее число лошадей в Рязанской губернии было 397491, из них крестьянских 347 723 , то получим расчетную цифру 16,5 производителя на 20000 крестьянских кобыл, для сравнения в Калужской губернии 5.5 производителей. По сравнению с показателями в России ( 2.5 жеребца на 20000 лошадей) конца XIX века это был несомненный прогресс. Но для большинства крестьян выгоднее было купить дешевого мерина. И за случку не платить и хлопот меньше чем с кобылой. В деле улучшения крестьянской лошади рязанские коннозаводчики принимали деятельное участие от крестьян до князей и графов известных фамилий. В Данковском уезде использовались жеребцы заводов князя Долгорукого М.В. и барона Кридинер-Струве, в Рязанском графов Остерман А.М. и Шувалова П.П. В имении П.П.Дервиза в Старожилово производилось больше 20 случек ежегодно. Коннозаводчики - крестьяне: Михайловского уезда , д. Костыли Раков Д.И. и Ряжского уезда Иванов И.А.также предоставляли для случки своих жеребцов. Всего частные коннозаводчики производили за умеренную плату до 1000 случек в год заводских жеребцов с крестьянскими кобылами. В целом же, от селекции мало что зависило в то время , если уже с началом Первой мировой войны в действующую армию для нужд фронта из сел и деревень были изъяты по конской повинности лучшие лошади, а социально-экономическая ситуация была такова, что во многих крестьянских семьях были рады наличию какой-либо лошаденке.

Еще до войны, в материалах Всесоюзного съезда коннозаводчиков в 1910 году отмечалось, что во многих местностях империи, в том числе и в Рязанской губернии замечается значительное уменьшение количества лошадей. Вырождение крестьянской наблюдается повсеместно и везде прогрессирует с одинаковой быстротой. «Крестьянское коневодство находится в полном упадке, дальше падать уже некуда и качественное улучшение крестьянской лошади не только желательно, но государственно необходимо». Крестьянские лошади, равно как и другие домашние животные в хозяйстве рязанского крестьянина порой представляли собой продукт неудовлетворительного кормления и ухода, а потому « единственным достоинством такой выродившейся, заморенной лошади могло считаться её нетребовательность и переносить всякие невзгоды». Причины ухудшения оставались прежними. Недостаточность пастбищных и луговых угодий, условий вообще и полная нищета, вынуждающая преждевременно эксплуатировать еще не сложившихся животных, а также случка кобыл с некачественными производителями и не в положеное для случки периоды.

Как говорилось на съезде: « Наевшись за зиму соломенных крыш, крестьянские лошади выпускаются на бархатный ковер выгона, свежая трава начинает делать свое дело и кобыла вновь в охоте. Как же зорко должен следить крестьянин, чтобы уберечь свою кобылу на общем выгоне от нахальства 2-х летнего заморыша, да и возможна ли эта практика».

Чтобы как- то решить насущные проблемы крестьянского коневодства, в резолюциях и выступлении на съезде предлагалось всю сеть существующих мероприятий сузить на определенные районы, постепенно их расширяя. В эти оазисы учредить заводские конюшни, случные пункты по деревням, выставки с выдачей возможно более крупных денежных премий.

О том, чтобы оазис создать в масштабе всей России на съезде не говорилось и не писалось. Цензор бы не пропустил.

Частные конные заводы.

В начале XVIII века потребности российского государства в лошадях значительно выросли. Во-первых, Россия при Петре I постоянно воевала, и лошади требовались как для кавалерии, которая насчитывала 60 тысяч лошадей, так для артиллерии и обозов, во-вторых, в России того времени развернулось грандиозное строительство, на котором были заняты крепостные крестьяне и их незаменимые помощники - лошади. Между тем, в государственной казне осталось совсем немного средств. Для сокращения расходов Петр I решил расформировать часть дворцовых конных заводов, а десять из них вместе с приписанными к ним землями, селениями и крестьянами передать в награду частным лицам, состоявшим на государственной службе: боярину Г.Н.Стрешневу, гетману П.Дорошенко, боярину Л.К.Нарышкину, стольнику К.А.Нарышкину, думному дьяку Автоному Иванову, князю А.И.Репнину, князю М.П.Гагарину, князю А.Д. Меньшикову и и графу Б.П.Шереметьеву. Граф Борис Петрович знал лошадей, любил их и к тому же был отнюдь не бедным человеком. Он систематически обновлял состав своих заводов превосходными лошадьми датской, английской, арабской и других пород. Среди двух основанных Шереметьевым в начале века конных заводов – один находился в Ряжском уезде Рязанской губернии, который уже после его смерти, был переведен в 1768 году в Серебрянные пруды. Завод князя Меньшикова находился в Раненбурге, но заниматься им уже после смерти Петра I , ему было не досуг. К этому времени относится возникновение в селе Высоком, Скопинского уезда одного из старейших конных заводов на рязанской земле, основанного в 1718 году и принадлежавшего А.А.Муханову, в 1837 году в нем состояло 18 кобыл азиатских пород, судя по породе верхового сорта. При возникновении, в период царствования императрицы Анны Иоанновны потребности в тяжелой гвардейской и армейской кавалерии потребовались и соответствующие лошади. Для формирования первого полка конной гвардии, было закуплено 1111 немецких лошадей и они обошлись по 616 рублей каждая с приводом из Гамбурга. Для укоплектования еще 10-ти полков потребовалось бы еще 5 млн. рублей.

Сначала сделали ставку на военные конные заводы, но убедившись очередной раз, что они обходятся казне слишком дорого обратились к разумному подключению, в решени этой проблемы - комплектования армии лошадями, частных конных заводов.Коннозаводство в России росло очень быстрыми темпами: если в 1750 году их было 20 (не считая монастырских), то в конце XVIII века - около 250, а в 1814 году - 1339. Развитие частного коннозаводства стало возможным лишь со времени указа Елизаветы от 3 мая 1756 года об отмене принудительного конского набора и о ремонтировании конского состава армии путем вольной покупки лошадей: «приложить старание к воспитанию кирасирских и других лошадей для войск, изъяснив при сем случае, что в помещичьих, архиирейских и монастырских конских заводах, лошади от пород датских и немецких с русскими и украинскими весьма годны для кирасирской службы, только не совсем надлежащего роста». Покупная цена была назначена за кирасирскую лошадь ростом 2 аршина 2 вершка – 60 рублей, за гренадерскую и драгунскую, ростом соответственно 2 аршина 1 ¼ вершка и 2 аршина 1 вершок – 30 рублей, за подъемных – 12 рублей. Лошади принимались от 4-х до 6 – ти лет различных мастей. Но разводили лошадей не только для ремонта полков, но и для хозяйственных целей, особенно монастыри, а в усадьбах разводили для продажи и собственной езды. В городах в каретах в сельской местности экипажах, в которые запрягали лошадей и чем он были красивей о дородней тем престижней хозяину. Впрочем и в середине XVII века боярин Морозов, дядя царя Алексея Михайловича, в письме своем отчитывал одного из своих приказчиков за то, что обоз в Москву прибыл на лошадях неприглядного вида. В середине XVIII века конные заводы вРязанской губернии в усадьбах у богатых помещиков, с кровными английскими и азиатскими лошадями становятся не редкостью.

В имении Истье Пронского уезда, его хозяева, начиная с конца XVIII века, сначала дворянин Николай Петрович Хлебников, а затем Дмитрий Маркович Полторацкий держали конные заводы. Н.П.Хлебников в своем имении (Истье, Столпцах и в Коленцах), где «две обширные усадьбы с садами, большим домом, службами, оранжереями, зверинцем, театром, манежем и различными затеями для отдыха…» , по примеру многих, увлекся разведением и выучкой лошадей, которых выставлял на скачки в Москве. Наличие зверинца свидетельствует о том, что Хлебников любил охоту на лошадях с борзыми. Зверинцы богатых рязанских помещиков были такой же необходимостью как и хорошие лошади. Не сохранилось свидетельств о том, кого содержал хозяин в своем парковом зверинце . Однако, Л.Д.Измайлов, не раз избиравшийся рязанским губернским предводителем дворянства, держал зайцев, лис и волков и при гостях выпускал их в поле, чтобы продемонстрировать на них достоинства своих любимых гончих и борзых, а заодно и лошадей. Новый хозяин имения с 1806 года, Дмитрий Маркович Полторацкий ( его жена А.П. Хлебникова) известный коннозаводчик, он имел также конный завод в селе Авчурино под Калугой, где находилось образцовое хозяйство, куда не раз приезжали царские особы. В нем конным заводом управлял англичанин, завод славился своими скакунами, соперничавшими с призовыми лошадями графа А.Г. Орлова -Чесменского, с которым он состоял в приятельских отношениях, тем боле, что их дома были рядом в Москве на Калужской улице. Заведенные графом в Москве скачки продолжались до самой его кончины по четвергам, весь май и июнь месяцы, и в них принимали участие лошади Д.М. Полторацкого.

Вот как описывали в своих воспоминаниях современники выезд графа в 1805 году, в Москве: « Вдруг толпа зашевелилась и радостный крик «едет, едет!» пронесся по окрестностям, и вот началось шествие необыкновенно торжественным поездом, без которого, говорили гулянье 1 мая было бы не в гулянье народу. Впереди, на статном фаворитном коне своем Свирепом, как его называли, ехал граф Орлов в парадном мундире и обвешанный орденами. Азиатская сбруя, седло, мундштук, чапрак, были буквально залиты золотом и украшены драгоценными камнями, немного поодаль, на прекрасных кровных лошадях ехали дочь его и несколько дам, которых сопровождали А.А. Чесменский, А.В.Новосильцев, кн. М.П.Хилков, Д.М. Полторацкий и множество других особ. Безусловно, в конюшне Полторацкого были отличные лошади, которых он приобретал в Англии. В заводской книге кровных и скакавших лошадей в России, изданной в Санкт – Петербурге в 1836 году значатся лошади, приобретенные им в Англии : « Lady Mаry, прив. Жаксону, прод.г. Полторацкому, С.Б. т.1, стр. 2 XXVII ( …) родилась в Англии в(…) году от Трумпатора …», - или Flagcolet прив. Жаксону, прод.г. Полторацкому, С.Б. т.1, стр. 315, вороной, жеребец, родился в Англии в 1799 году от Трумпатора, мать Джет …». В 1811 году , для дворцовых заводов Александр I у Ив.Ив.Жаксона приобрел английского жеребца за 2000 рублей, в 1814 году два гнедых жеребца за 2500 рублей, в 1818 году 4 английских жеребца за 26000 руб, в 1822 году темно-гнедого жеребца за 8500 рублей. После смерти Д.М. Полторацкого в 1818 году наследником стал его сын Сергей. В «Списке частных конских заводов в России в 1854 году» в Пронском уезде за ним числился конский завод с 3 жеребцами и 40 матками рысистых пород.

В селе Красном Пронского уезда, в усадьбе, принадлежавшей Александру Петровичу Ермолову, фавориту Екатерины II, в 80-х годах XVIII века находился конный двор с оранжереей, который являлся самой крупной по площади постройкой в имении – 2850 квадратных метров. Когда село с 1842 года, уже принадлежало полковнику Федору Александровичу Реткину, участнику войны 1812 года, а затем его сыну Реткину П.Н. в нем также находился конский завод, прекративший свое существование на рубеже 1860 – 1861 годов. Хозяин оставил лишь четыре племенные кобылы для домашних нужд. До этой поры лошади из Красного весьма ценились в уезде. В Заводской книге изданной в 1847 году осталось запись об участии жеребца Барса , принадлежавшего П.Н.Редькину в рысистстых бегах в Лебедяне в 1845 году. В Скопинском уезде существовал один из лучших в России Шелимишевский конный завод Васильцовского Сергея Александровича, который был создан в конце ХVIII века. В 1839 году в нем состояло 40 маток, в том числе несколько кровных . В Ряжском уезде в заводе Нагорном князя Е.А.Белосельского-Белозерского, основанного в 1790 году – 36 маток английской, арабской, персидской и рысистой породы, жеребец Али-Паша от серого трухменского жер.Абас-Мирзы (подаренного в 1819 году наследным принцем персидского престола генералу А.П. Ермолову у которого он был куплен в 1820 году), его мать Луиза от Сер-Девида выписанного из Англии, выигравшая там на скачках. Среди кобыл, серая Сметанка от Абас-Мирзы, мать Зара из Аравии, подаренная в 1819 году генералу А.П.Ермолову наследным принцем персидским.

К 1826 году в Рязанской губернии насчитывалось 12 конных заводов и количество элитных лошадей достигало 1400 голов. Цуги роскошных коней, запряженных в высокие раззолоченные кареты, особенно блиставшие в конце XVIII-начале XIX века отошли в прошлое. В начале 50-х годов XIX века шестерики и даже четверики с форейторами постепенно стали выходить из моды, уступив место одиночным и парным запряжкам.

Пара с пристяжной. Сверчков Н.Е. 1852 г. Музей коневодства Московской<br />
сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева.
Пара с пристяжной. Сверчков Н.Е. 1852 г. Музей коневодства Московской
сельскохозяйственной академии им. К.А.Тимирязева.

Соответственно изменились и требования к упряжным лошадям. вместо громадных каретных лошадей с капитальными формами и тихим ходом стали разводить коней более изящных и резвых, типа английских кабриолетных. Однако, в Рязанской губернии традиционно разводились орловские рысаки, которые годились и для «воды и для воеводы». Кроме них, конечно разводились и верховые. а также полукровные и улучшенные рабочие.

В 1839 году в Рязанской губернии насчитывалось уже 46 частных конных заводов. О некоторых из них сохранились довольно подробные сведения. В Рязанском уезде , селе Нагино существовал замечательный завод помещика Петра Прокофьевича Таптыкова, основанного около 1826 года. Среди жеребцов производителей находился рысистый жеребец , гнедой Ахиллес, рожд. в 1832 году в зав. графа Шереметьева от «выписного» голландского жеребца Карлоса и матери – Саксонки, кобылы зав. Нестерова, в генеалогической линии, которой жеребцы Полкан и Сокол завода графа Орлова, вороной жеребец Хунгариам Принц вывезенного из Анлии в 1825 году г. Керби для графа Д.Н.Шереметьева (к 1839 г. продан), гнедой жеребец Леопольд , в 1823 г. родившийся в заводе А.С.Власова от Леопольда г.Жаксона и матери гнедой Заветной выписанной из Англии. В заводе состояло два жеребца производителя и один один пробный жеребец. С 1827 по 1830 год 22 кобылы (матки) и с 1832 года 25 кобыл.

Кроме этого известно, например, что в 1837 году в заводе содержалось 49 молодых лошадей, до 3-х лет и 19 сосунков, всего 96 голов. Интересны также данные о годовой смертности приведеные при его описании. В 1827 году при наличии 90 лошадей (18 сосунков ) смертность составила 9 голов, в 1830 году – 81 лошади (14 сосунков) – 6 голов, в 1831 – 78 лошадей (15 сосунков) – 3 головы, 1835 году - 94 лошадей ( 17 сосунков) , смертности не было вообще. В Скопинском уезде были еще два замечательных конских завода : Федоровский князя Салтыкова В.Д. (наследников) , основанного в 1825 году, на котором было 40 маток финляндской породы и Воскресенский Хрущова, где было 15 маток датской породы.

В Михайловском уезде существовал Внуковский конный завод Михаила Петровича Давыдова, в 1835 году в нем числилось 3 жеребца ( 1 пробный) , 12 кобыл и 37 приплодных лошадей. Среди жеребцов – производителей вороной Плутон , 1826 года рождения от английского жеребца Плутона г.Жаксона и матери Фаворитки зав. графа А.Г.Орлова -Чесменского, гнедой жеребец Тхундербольт, 1831 года рождения , от английского жеребца Тхундербольта бывшего в Скопинском военно-конском заводе, мать бурая Чистотка от Силитры зав. графа Орлова. Несколько кобыл (маток) были из завода графа Орлова, другие потомки чистокровных английских жеребцов – Кокелико и Фидиаса Скопинского военно-конского завода. Всего 13 маток английской, арабской и датской породы.

В Касимовском уезде находился Зелинский конный завод Николая Николаевича Желтухина, где разводились рысистые лошади и жеребцами –производителями были гнедой жеребец Шах зав. графа Кутайсова и рыжий жеребец Малек-Адель зав. графа Орлова. Среди кобыл вороная Гунливая и гнедая Кокетка ( мать гнедая Кокетка от Силитры) зав.графа Орлова. Всего на 1838 год в нем состояло 16 маток верховой и упряжной пород.

В Пронском уезде Перевлеский конезавод рысистых лошадей Ивана Ивановича Барыкова, в нем караковый жеребец Полкан , 1827 года рождения завода Д.Д. Козакова от старого Полкана (родившегося в зав. кн.Щербатова от подаренного ему графом Орловым кобылы – дочери старого Полкана) и вор. Безымянки зав.графа Орлова, серый Лебядь , 1833 года рождения известного зав.Н.Б. Миллера. Все кобылы -14 маток из завода графа Орлова и кроме того две чистокровные голландские кобылы.

В Сапожковском уезде, в селе Чучково находился конный завод князя Н.С.Меньшикова, в 1835 году в нем состояло 3 жеребца, 17 кобыл , 11 сосунков, 31 молодая лошадь до 3-х лет. Среди жеребцов рыжий Золотой персидско-карабачской породы выведенной кн. Мадатовым и серый Султан Турецкий, выписанный из Константинополя г.Волковым. В Песочне находился завод Василия Ивановича Колюбакина, состоявший из 12 маток , 5-ть из которых чистокровной английской породы и «сверх того жеребцы Бижу от Нектара, мать Жипси от Донкастера».

В Ряжском уезде Богородицко-Гайский завод Александра Михайловича Кормилицына, который был основан в 1826 году, где 5 жеребцов и 25 кобыл, большинство куплено у козловского купца Ивана Николаевича Рогова и княгини Кропоткиной. В Раненбургском уезде – Озерковский Николая Самойловича Батурина, 10 маток английской, арабской, голландской и рысистой породы. Жеребцы – вороной Богатырь зав. графа Кутайсова – рысистой породы и серый Кролик арабской породы зав. графини Заводовской. В Данковском уезде Каменский конский завод Владычина – 30 маток различных пород и Баловновский завод рысистых лошадей Николая Матвеевича Бибикова.

В Зарайском уезде существовал Срезневский конный завод князя Черкасского и Василия Николаевича Киреева, в котором было 5 маток кровной английской породы.

Наиболее полный перечень состава частных заводов раннего времени относится к 1854 году.

Всего в Рязанской губернии на 1854 год, насчитывалось 54 конских заводов, а именно в Данковском уезде: Воейкова Петра Степановича – 4 жеребца ( производителя), 16 кобыл (маток), рысистые верховые и упряжные; Давыдовского Михаила Ивановича – (3-27), рысистые и упряжные; Жихаревой Фед. Дм.- (2-11), рысистые верховые и упряжные; Суровщикова Алексея Васильевича – (4-35), рысистые и упряжные. В Зарайском уезде: стат. сов. Басова Иисуса Петровича – (2-12), рысистые и упряжные; д.ст. сов.Дивова Александра Андреевича* (Николая Андриановича) - (4-36), рысистые упряжные (завод осн. в 1850 году); Злобина Ивана Львовича – (1-12), рысистые; Коробьиной Натальи Васильевны (1-12), упряжные; Кузмина Николая (Александра) Васильевича, в с-це Протекине – ( 2-12), рысистые и упряжные (осн. в 1842г.); подпоручика Матякина Николая Михайловича – (2-10), рысистые и упряжные ( завод осн. в 1844г.); Ракитина Александра Афанасьевича – (2-12), рысистые и упряжные; Селиванова Павла Ивановича – (2-12), рысистые и упряжные; Чаплыгиных, малолетних – (2-20), упряжные. В Касимовском уезде: Алеевых Сергея и Николая – (0-10), упряжные; Вельяминовой-Зерновой – (0-10), упряжные; Гильденбрандта Андрея Ивановича – (0-20), упряжные;

Дивлет-Кильдеевой – (0-5), упряжные; Клевезаль Николай Ефремович – (0-8), упряжные; Максутова Николая Васильевича – (0-15), упряжные. В Михайловском уезде: генерал-майора Болдарева Аркадия Африкановича, в с.Лесищи – (12-106) , рысистые, битюгские и верховые ( завод основан в 1832 году); Желтухина Николая Николаевича –(1-25), рысистые и упряжные; Кауфман Александра Карловича – (1-10), верховые и упряжные; Мещеряковой Елены Павловны – (3-39), рысистые; Скорнякова Якова Петровича – (2-15), рысистые; Терского Аркадия Ивановича – (1-10), рысистые; Чихечевского Николая Алексеевича – (2-17), рысистые. В Пронском уезде: Барыкова Ивана Ивановича – (6-20), рысистые; Бурцева Петра Григорьевича – (7-29), рысистые и упряжные; Вельяминова Николая Петровича – (3-6), рысистые и упряжные; Долгова Николая Николаевича – ( 2-12 ), рысистые и упряжные; Кравецкого – (7-18), рысистые и упряжные; Лаптева Петра Андреевича – (4-14), рысистые и упряжные; Муратова Алек.Петровича – (4-20), рысистые и упряжные; Полторацкого Сергея Дмитриевича – (3-30), рысистые и упряжные. В Раненбургском уезде: Батурина – (3-20), рысистые, упряжные, возовые, английские и упряжные; Друкарта – (2-22), рысистые и упряжные; Кареева – (1-10), рысистые и упряжные; Кикиной – (2-22), рысистые и упряжные;

Новикова – (2-25), рысистые и упряжные; гр. Фон дер Палена – (2-20), английские рысистые и упряжные. В Рязанском уезде: Балашева Алек.Алек. – (3-40), великороссы; майора Бухвостова, Ник.Ивановича, в с-це Ерандугах – (5-40), рысистые; Головина Алек. Васильевича – (3-17), рысистые (завод осн. в 1852г.); Дубовицкого Ивана Николаевича – (5-32) , рысистые ( осн. в 1840 году); Дубовицкого П.А. – (4-28), рысистые; Елагина А.А. – (1-5), упряжные; Иванчина Николая Петровича – (1-10), великороссы; Казначеева , наследники – (3-10), арабской и русской; Норова Петра Дмитриевича – (3-16), рысистые; Таптыкова Петра Прокопьевича – (4-40), английские и русские. В Сапожковском уезде: отставного гв. полковника Меньшикова Николая Сергеевича – (5-27) , рысистые и упряжные ( завод осн. в 1833г.); Чулкова Василия Игнатьевича – (6-28), упряжные. В Скопинском уезде: Васильцовского Сергея Алек. – (4-25), арабские, английские скаковые, рысистые и упряжные; Отрешкова Ап. Ивановича – (1-7), английские скаковые; Щукиной Любови Львовны – (1-15), арабские скаковые и упряжные. В Спасском уезде: Дубовицкого Николая Алек.- (4-43), английские, голландские рысистые и упряжные. В Егорьевском уезде конных заводов не было.

В Елатомском уезде (Тамбовской губ.): Дьякова – (3-16), скаковые и рысистые; Карагинского – (5-7), скаковые и рысистые; Карагинского – (7-25), рысистые; Нестеровых Татьяны и Александра – (5-15), рысистые. В Шацком уезде (Тамбовской губ.) конных заводов не было.

В 40-50 –х годах особенно славились лошади А.А. Болдарева, Н.А.Дивова, И.Н. Дубовицкого, П.А. Дубовицкого. Судьбы , которые привели помещиков к коннозаводству были различны, но их объединяла общая любовь к лошади. Николай Андрианович Дивов – владелец села Дивово (Дивово Городище) Зарайского уезда, занимавший должность Петербургского вице – губернатора, затем – шталмейстера (смотрителя конюшен) двора великого князя Михаила Павловича в 1823 – 1829 годах, где он основательно научился разбираться в лошадях внезапно загорелся идеей коннозаводства при посещении зимой 1850 года имения Лесищи Михайловского А.А.Болдарева, державшего один из лучших рязанских заводов. К это время он занимался перестройкой своей усадьбы в Дивове. Работы в главном доме были прекращены, и началось спешное строительство конюшен. А вместе с тем – расширение примыкавшей к ним старой барской постройки. Хозяин непременно хотел, чтобы он «мог входить в заводские конюшни прямо из своего кабинета…». Работы в усадьбе велись по проекту рязанского губернского архитектора Н.И.Воронихина, родственника знаменитого строителя петербургского Казанского собора. При составлении конского завода Н.А.Дивов первым правилом определил исключить всякую посредственность и собрать лошадей только первоклассных по породе. Цены, которые он платил, были весьма значительны, например за 8 – ми месячного Внука (т.-сер., 2 арш. 5 вершков, родился у И.Н. Дубовицкого в 1851 г.) было заплачено 2500 рублей серебром, что была цена неслыханная до той поры в России, за 4-х летнюю кобылу Степь, только что появившуюся на бегах – 3000 рублей. Знаменитая Казарка, известная по картине Н.Е. Сверчкова, перешла также в Городище .

Серая орловская рысачка Казарка. Худ. Сверчков Н.Е.
Серая орловская рысачка Казарка. Худ. Сверчков Н.Е.

Ворон (вор.,сын Летуна 4-го, 2 арш. 4 вершка, род.в 1848 г.) предназначавшийся в заводские жеребцы « по благосклонному вниманию» кн. А.Ф.Орлова к страстной охоте владельца Городищенского завода уступил ему, а с ним и несколько чудных кобыл маток, которые были в Падах в числе не продающихся.Часто по пути из Петербурга в своё воронежское имение Пады, где был знаменитый конный завод, Орлов заезжал погостить к приятелю в Городище и давал ему советы по устройству его завода. Да и сам Дивов ездил в Пады. По словам Бутурлина, в 1951 – 1852 годах выполнявшего обязанности управляющего в Городище, в то время Дивов «бредил только чистокровными рысистыми жеребцами». Второй орловский жеребец достался ему, можно сказать, контрабандой, одна из купленных кобыл у Орлова, оказалась уже с приплодом и произвела на свет чудесного конька, которого назвали Жемчуг. Его темно-серый жеребец Бравый от Ворона и Сестры, 1856 года рождения бежал в Санкт-Петербурге и Царском Селе и побеждал в 1861 и 1862 годах. Другой завод Дивов устроил в купленном селе Карееве, принадлежавший ранее его знакомому А.А. Ракитину. Там порядки были менее строгие. О своих питомцах Николай Андрианович проявлял необыкновенную заботу; лучшим лошадям делались особые подстилки чуть ли не из хлопка; узнав о недомогании какого – нибудь четвероногого любимца, хозяин сам не спал ночами, то и дело ходил проведывать его в конюшню. В февральском номере «Журнала Коннозаводство и охота» за 1857 год, так описывалось конюшенное хозяйство Городищенского имения : «Каменное строение конюшни завода примыкает к деревянному дому, устроенному весьма щеголеватою простотою садовой беседки. Из внешних комнат хозяин вступает в выводной светлый, просторный манеж.

Из выводного манежа ведут широкие корридоры, по сторонам, которых устроены денники и стойла, нельзя вообразить себе ничего удобнее и рассчитание помещений заводских жеребцов, ставочных лошадей, маток, холостых кобыл, жеребят; все устроено соразберно, просторно, покойно, все размеры приноровлены к потребностям и условиям, требуемым воспитанием и здоровьем лошадей. При просторных сараях, не очень теплых и не холодных, устроены для прогулки большие варки; для проводки жеребых маток выстроен в той же связи большой теплый манеж, в котором гоняются также на корде заводские жеребцы и лошади, находящиеся на ставке, когда погода или время года не позволяют делать им проездки. Вода проведена в помещение каждой лошади и конюху, нужно только отвернуть кран для того, чтобы лошадь могла напиться свежей воды; вся излишняя затем вода тотчас выпускается посредством другого крана». Особенно Дивов холил и берёг Ворона. Рязанский богач Н.Г. Рюмин, зарившийся на редкостного жеребца, предлагал за него 10 тысяч, но генерал-майор Дивов с возмущением отказал ему на отрез. А когда конь окончил свою земную жизнь , Николай Андрианович распорядился похоронить его с честью и поставить над ним большую глыбу из розового гранита с золотой надписью : « Ворон. С 1853 по 1861 г.» Местная легенда гласит, что могучий конь прожил бы и долее, если бы не роковой случай. Опасно заболел кто – то из родных Дивова. Необходимо было срочно привести опытного врача из Рязани. Хозяин в отчаянии распорядился заложить Ворона. И тот не подвел, рьяно отмахав две неблизких дороги и доставив вовремя доктора. Но едва его выпрягли, он пал бездыханным на усадебном дворе… Конным двором в Городище управлял купеческий сын Иван Ефимович Рогов, которого Дивов сманил из Лесищ от Болдарева. Обслуживали поголовье лошадей 20 крепостных крестьян Дивова. Все они вместе с управляющим и ветврачом жили при конюшне. Существовал ветлазарет, где были устроены шесть просторных денников и четыре стойла.

После реформы 1861 года спрос на каретных лошадей заметно снизился и Городищенский завод стал приносить значительные убытки, вследствие чего все лошади были проданы в 1865 году А. Ф. Орлову за 30 тыс. руб. серебром. Умер Николай Адрианович в 1878 году.

Большой завод находился в сельце Лесище, Михайловского уезда и принадлежал генерал-майору Аркадию Африкановичу Болдареву. Основан он был в 1832 году, в 1935 году был переформирован , на 1951 год в нем содержалось 6 жеребцов и 39 маток, лошадей рысистой породы. Аркадий Африканович был страстный охотник до лошадей и величайший знаток коннозаводского дела. С небольшими средствами начал он заводит завод свой и не жалел денег на приобретение дельных лошадей. Таким образом, заплатил он Ивану Николаевичу Рогову за знаменитую Хреновскую кобылу Гильдянку двенадцать тысяч рублей ассигнациями. Другие лошади достались ему дешевле, ибо зоркий взгляд его, часто указывал ему на производителей хотя и второстепенных, но от которых он умел производить лошадей первоклассных и по формам и по беговым способностям. В течении более чем двадцати лет А.А.Болдарев продал лошадей на сумму более чем на 500000 рублей в заводы Дивова, Дубовицких и других коннозаводчиков.

В его заводе было очень много отличных лошадей, которые родились и были воспитаны, вороной жеребец Досадный выиграл в 1846 году в Рязани, а его сын Колдун в Санкт-Петербурге, серая кобыла Чародейка выиграла в Москве в 1846 году, Среди всех выделялся Чародей , 1849 года рождения, он в 4-х летнем возрасте принимал участие на бегах в Москве и вот что было напечатано в Московских Ведомостях № 142 за 1853 год: «Чародей представляет собой прекрасный тип упряжной лошади…(2 версты – 3м. 57 сек.) и делает честь заводу в котором он родился, но еще больше своему владельцу за то, что доведен до такой быстроты в 4-х летнем возрасте». На рысистых бегах в Москве на приз Общества для кобыл 5-ти лет в 1856 году знаменитая темно-серая Ворожея на последних саженях обошла Душеньку князя Трубецкого, а раньше она уже выиграла в Санкт-Петербурге Императорский приз. В 1856 году на рысистых бегах на Московском ипподроме в одних заездах лошади Аркадия Африкановича были впереди рысаков рязанского коннозаводчика И.Н.Дубовицкого и в другом кобыла Приманчивая Болдарева обошла Добрую И.Н.Дубовицкого и завоевала приз на 3 версты ( 6 м. 13 сек.). Темно-серый Очарователь в 1858 году бежал в Рязани , а в 1859 году в Санкт-Петербурге и выиграл. Князь Б.А.Черкасский решил купить его во чтобы то не стало .

Долго боролся страстный покупатель с коннозаводчиком – охотником, произведшим эту замечательную лошадь, наконец значительная установленная цена – 8000 рублей серебром и право случить 15-ть маток в течении 2-х лет и А.А. Болдарев решил уступит князю Черкасскому знаменитого коня. Достоинства приплода от Чародея были таковы , что Михайловского уезда коннозаводчик С.Д. Коробьин предлагал в 1857 году за 2-х летнего сына Чародея – 2500 серебром. Другой замечательной лошадью последних лет существования завода была Буянка, 1855 года рождения которая также родилась и воспитывалась в его заводе, в 4-х летнем возрасте начала в Туле пробежав и победив на 3 верстах (6м. 7 сек.) и затем завоевала 6 призов в Москве, пробежав 2 версты за 3м.53 ½ - на Московском ипподроме так не бежала в то время ни одна лошадь. В Рязани она пробежала, 5 верст – 10 м. 10 сек. – победив в заездах на Императорский приз. Аркадий Африканович Болдарев состоял вице-президентом Тульского рысистого общества. Он много сделал для Тульского общества, выстроив за свой счет, прекрасную и удобную галерею, стоившую ему до пяти тысяч рублей серебром, которую и подарил Обществу, превосходно устроил и сам ипподром. Обстоятельства неизвестны, в 1855 году в московских газетах было опубликовано объявление о продаже завода, а вечером 7-го июня 1857 года, он ещё лично распоряжался бегами на Тульском ипподроме, а на другой день уже не стало его.

В следствии его кончины, завод его уменьшился. Лучшие лошади перешли к супруге его и детям, которым они были подарены еще при жизни Аркадия Африкановича и затем остались в Лесищах лошади, составлявшие средний сорт его целого завода, как производители, так и матки.Неизвестно был ли он продан, но в отчетах о бегах за 1857 году уже значилась запись о конном заводе гвардии полковника Николая Аркадьевича Болдарева в Михайловском уезде, селе Треполье, основанного в 1857 году, а в 1865 году вместе с ним, на аукцион проходивший в Городище в поместье Н.А. Дивова, с 4 кобылами «завода покойного А.А. Болдарева пришел его сын Александр Аркадьевич Болдарев». О конном заводе Н.А.Болдарева исследователь коннозаводства В.И. Коптев писал: «как феникс из пепла Лесищевского завода, возрождается завод Трепольский Николая Аркадьевича Болдарева. Как старая яблоня, дававшая плоды, вдруг засыхает и от корня ее высоко вырастает, со свежими, зелеными листьями, молодой побег и быстро опушается роскошною, блестящею зеленью! Несколько лошадей покойного Аркадия Африкановича, подаренные еще в 1849 году и в последствии, сыну его Николаю Аркадьевичу, перешли к нему и он купил еще несколько лошадей у братьев.Образцовый и по устройству и по составу своему завод графа К. К. Толя, уделил также несколько превосходных лошадей Трепольскому заводу и в 1859 году в конюшнях сельца Треполя, устроенных с изящною простотою и совершенным удобством, состоит из трех жеребцов и одиннадцати маток, конный завод, заслуживающий полного внимания всех любителей коннозаводства».

Приезд Болдырева в табун Толя. Худ. Сверчков Н.Е.
Приезд Болдырева в табун Толя. Худ. Сверчков Н.Е.

Рязанское частное рысистое коннозаводство в 30-80 годах развивалось благодаря спросу к хорошей разъездной и сельскохозяйственной лошади. Высокие цены на резвых лошадей для одиночной запряжки, хорошо подобранные пары и тройки для городской езды делали выгодным разведение рысаков и усилия коннозаводчиков направлялись на удовлетворения вкусов потребителя. Орловский рысистый и полурысистый были также основными улучшателями крестьянской лошади. Ни одна порода, использованная в России, не оказала такого сильного влияния на крестьянское коневодство, как орловская рысистая. По традициям еще XVIII века, орловская рысистая порода разводилась как нарядная упряжная лошадь. Поэтому в ней ценились не только резвость и выносливость при езде по русским дорогам, но и своеобразные движения головы.. Сначала обыватели предпочитали масть вороную, любимую масть у купцов и священнослужителей, а затем и серую в яблоках. Спрос определенным образом влиял на совершенствование породы.

Для испытаний в России в 40-50-х годах развивается сеть ипподромов. Именно к этому времени, не позднее 1845 года начал функционировать ипподром в Рязани.

Главное управление Государственного коннозаводства в 1844 году учреждает центральную комиссию по наблюдению за проведением испытаний лошадей в России . В 1849 г. вводится обязательный просмотр рысаков, записанных на Императорские призы, с тем, чтобы участвовали в них только лошади, имеющие коннозаводское значение. Испытывали рысаков в беговых дрожках, введенных А. Г. Орловым, на четырех колесах. Запряжку применяли хомутовую с дугой. Рысаков разводили не специально для бегов, а как высококлассных экипажных лошадей, поэтому и испытывали их на ипподромах в русской дуговой упряжи. На рысистых бегах запрещалось использование хлыста вплоть до 1884 года. Кстати возовые испытания были запрещены в 1882 году по словам официального циркуляра « частью переходившие в истязания» хлыстом. Наиболее распространенные дистанции бега - 3, 4, 5, 6 верст (верста 1067 м). Были призы и на 8,10, 15 и 30 верст. По действовавшим правилам приз можно было выиграть, только доказав повторное свое превосходство. Для этого в один и тот же день нужно было выиграть перебежку на ту же или несколько меньшую дистанцию. Иногда таких перебежек приходилось устраивать до четырех. Виражей на поворотах не было, лошади бежали короткими "кончиками" (полверсты). Так, например ,на Московском ипподроме в 40-х годах пускали парами по двум узким параллельным дорожкам («концам») длиной по 250 саженей (533,4 м). Нечетную лошадь ставили позади какой либо из двух. Соревнующимся нужно было пробежать шесть «концов», то есть три версты (3200 м), каждый раз круто огибая «концевые» столбы. «Ворочали в поворотах, в которых песок бывал по ступицу, а до того крутых, что нужно было сдерживать рысака»,— отмечал историограф русского коннозаводства В. И. Коптев. Поэтому при рассмотрении резвости рысаков этого времени в сравнении с нынешними, необходимо делать большую поправку.

Теперь уместно будет рассказать о рабочих буднях и деловых встречах рязанских коннозаводчиков, какая и происходила в канун Нового года, 12 января 1865 года после здесь проходившего аукциона, продажи лошадей Падовского завода кн. Н.А.Орлова, где кроме хозяина имения присутствовал и известный исследователь, писатель и любитель рысистого бега В.И.Коптев. « После обеда ярко осветили лампами теплый, просторный манеж и началась выводка всех купленных лошадей, причем новые хозяева любовались своими покупками и слушали замечания знатоков, потом часов в 8 собрались все в обширный кабинет радушного хозяина и началась беседа о любимом предмете. Скажу с чувством народной гордости, что и лондонский и парижский жокей-клубы позавидовали бы богатому содержанию этой беседы. Говорили много о рысистом коннозаводстве, о призовом деле, о наездке рысаков, много и о верховом сорте, об его упадке и наконец о скаковых английских лошадях, как средстве его улучшения. Тут слышались одушевленные, страстные речи Н.А. Болдарева, знатока и охотника в душе, со слезами расстававшегося со своим превосходным Трепольским заводом ( проданным А.И. Колемину) и равно ему и по страсти и с тем вместе также глубокого знатока в деле наездничества М.И Бутовича. Тут звучала бойкая смелая речь А.Н. Лихарева упоенного славой знаменитого Самца… ( завод находился в Рязанском уезде, с. Шереметьево-Песочня ), тут лилась речь А.И.Колемина, одного из первых заводчиков по числу и сорту рысистых лошадей, ибо у него в Лакаше сосредоточено до 100 первокласных маток и производителей, также вставлял свое дельное, меткое слово Н.А. Яньков, один из величайших знатоков рысистой генеалогии в России, могущий соперничать в ней с А.А.Стаховичем». В Календаре и справочном указателе г. Рязани на 1883 год Николай Аркадьевич Болдарев значился почетным членом Общества любителей конского бега, где вице-президентом отмечен А.С.Мерхлевич, членами К.А. Шиловский и Г.В.Лихачев, казначеем и секретарем Н.И.Родзевич.

С начала 60-х годов стал приобретать известность завод Андрея Ивановича Колемина, в Спасском уезде. А началось с того, что Н.А. Дивову пришла мысль сократить свой завод и это намерение уловил А.И.Колемин и в феврале 1957 года предложил поделиться его превосходным заводом. К началу 1959 года состав завода был из 4-х заводских жеребцов и 12 маток, из которых 8 были жеребы, 7 кобылок и 9 жеребчиков, среди заводских жеребцов первое место занимал вороной Забияка ( 2 арш. 5 ½ верш.), стоимость приобретения 2500 рублей, серый Унос , сын Удолой зав. Орлова – 1500 рублей, Туман и Визапур бывшие у Дивова производителями уступлены за 2750 рублей. По взаимному условию помещиков, завод был составлен на 3 года, для приучения людей к правильному уходу за лошадьми в Городище, в виде особого отделения при заводе Н.А.Дивова, на продовольствии А.И. Колемина. В это время в Спасском уезде в селе Лакаше возводились просторные и удобные здания завода, куда и переехал весь состав в 1860 году. Как известно, А.И.Колемин купил и второй завод у Болдарева и в Перечне конских заводов на 1868 год за ним было записано два - рысистых упряжных лошадей (4-27) и верховых (6-32).

Другим замечательным коннозаводчиком, слава рысистых лошадей которого гремела на всех ипподромах России с начала сороковых годов, был Иван Николаевич Дубовицкий. Завод был основан в селе Дятьково, Рязанского уезда в 1840 году. Одна из первых побед серой Тишанки в Тамбове в 1840 году. Более 50 призов ( в т.ч. и Императорские призы) собрал он почти на всех ипподромах на своем знаменитом Горюне и его детях: Друге, Резвом, Фитиле, Коте, Дикобразе, Змейке, Тайге, Метле, Туче. Горюн на Московском ипподроме в 1845 году сократил время знаменитого Бычка (Н.Е.Смесова) сразу на 5 секунд и резвее его был только один Степенный И.И.Рогова в 1844 году, но Горюн пробежал 3 версты в 5 м. 40 сек. без сбоя. Горюн выигрывал на самых престижных ипподромах, а в 1846 году - Царском Селе и Санкт-Петербурге. В 1846 году выиграл 8-ми верстовый Императорский приз в Москве. События , которые надвигались в связи с реформой 1861 года или другого свойства, возникшие обстоятельства, но 25 апреля 1857 года в № 50 Московских Ведомостей появилось объявление о продаже «конного бегового рысистого завода» в селе Дятьково, где на лицо было110 голов разных лет…В перечне конских заводов на 1868 год он уже не значился. Из рысистых, того времени необходимо отметить также завод поручика Александра Михайловича Кормилицына в Ряжском уезде ,селе Богородицких Гаях, основанного в 1826 году. Рысистые лошади бежали в основном в Рязани, Лебедяни и Козлове. Задорный бежал в Лебедяне в 1836 году, серый Мужик выиграл в 1850 году в Лебедяни, гнедая Потеха в 1843 году выиграла в Козлове, гнедой Стариченок бежал в Рязани в 1849 году. По описи, в заводе в 1854 году было 4 производителя и 26 маток. Интересно то, что по описи лошадей, можно сделать вывод о пожаре в 1847 году, когда все жеребята сгорели в огне.

Интересны и другие факты из описей лошадей других коннозаводчиков: завода Н.С.Меньшикова в с.Чучкове, основанного в 1833 году, темно-карий Непобедимый Молодец выигрывал в Москве в 1848 и 1849 годах; в заводе майора Н.И.Бухвостова в сельце Ерантуках значился темно-гнедой Богатырь – пожалованный Императором Павлом ( пал в 1830г.), другой его жеребец Атаман выиграл в 1848 году в Рязани .

Переломный характер того времени, экономический и бытовой переворот 60 –х годов пошатнул устои дворянского землевладения , что не отразилось и на коннозаводстве, в России по свидетельству современников царила какая то эпидемия закрытия конских заводов – с 1857 по 1864 год упразднено более 1000 заводов, т.е. около 40% от общего числа. В начале 1861 года в Михайловском уезде закрылись сразу пять помещичьих заводов. Данные по Рязанской губернии говорят, что это явление было кратковременным, но очень болезненным, после чего наметился рост числа конских заводов. Если в 1837 году в губернии было 19 заводов , а в них 362 матки, в 1854 году 54 завода, а в них 1154 матки, то в 1867 году их было только 27 и 453 матки, а уже в 1878 году их насчитывалось 69 и 1236 маток, в 1894 году 58 заводов и 1088 маток. Для сравнения в соседней Тамбовской губернии в 1837 году 65 заводов 1498 маток , в 1894 году 187 заводов и 3467 маток, в Калужской соответственно 9 заводов , 95 маток и 25 заводов 331 матка. Упадку коннозаводству способствовало и то, что в 60-е годы сократились штаты кавалерии.

К концу 60-х годов XIX cтолетия в Рязанской губернии , с учетом крестьянских лошадей и прочих собственников в губернии насчитывалось 421663 голов. К 1868 году уже насчитывалось в губернии 30 конезаводов, в них 83 жеребца и 516 кобыл (маток) с преобладающем большинстве упряжные.. К этому времени, например , в Тамбовской губернии было 350 заводов, в них 681 жеребец и 4928 кобыл, а всего с учетом крестьянских и пр.801176 голов, в основном также упряжные. Во Владимирской губернии было всего 3 завода, в них 10 жеребцов и 45 кобыл, всего с учетом крестьянских и пр. 241187 голов. В Калужской 12 конных заводов , 19 жеребцов 174 кобылы, всего 227527 голов. В Московской 16 конных заводов, 52 жеребца и 298 кобыл, всего 273373 голов. В Воронежской насчитывалось 190 конских заводов, в них 432 жеребца, 3539 кобыл, с преобладанием верховых и упряжных, с учетом крестьянских и прочих 561713 голов.

В перечень конских заводов Рязанской губернии на 1868 год, входили : в Рязанском уезде: Павленкова П.Е. – 1 жеребец ( производитель) и 8 кобыл (маток), рысистые и верховые;

Таптыкова Д.П. - ( 1- 6), рысистые и верховые; Бернарда Е.М. – ( 1- 6 ); Норова Д.П. – ( 4 – 12) , рысистые и верховые; Лихарева А.Н. – ( 5-12 ), рысистые и верховые. В Данковском уезде: Воейкова П.С. – ( 5-30), рысистые; Ермовой В.С. – (3- 20). В Михайловском уезде: Коробьина С.Д. – ( 4-40) , рысистые и упряжные; Кученевых – (2-7), рысистые и упряжные; В Зарайском уезде: Злобина И.Л. - (1-8) , верховые. В Пронском: Наследники Барыкова И.И. – (3-18), упряжные и верховые. В Спасском уезде было два конских завода Колемина А.И. , в одном – (4-27), в другом – (6-32), в них разводились рысистые, упряжные и верховые лошади . В Раненбургском уезде: завод - Наследники Ознобишина , а в нем 2 жеребца и 13 кобыл; Кикиной М.Р. – (2-18); Дубовицкой М.А.- (3-19);Тарасовой Л.А.- (1-14); Кн. Волконского Н.П. - (3-36); Яновича Д.П. - (3-19) ; Архипова – (1-8); Бутовича Л.Ю. – (1-9); кн. Вадбольского М.А. – (2-15), во всех разводились рысистые и верховые лошади. В Сапожковском уезде: Колюбакина – (2-12), рысистые и упряжные лошади; Шиловского К.А. – ( 4- 42), рысистые и упряжные; Роговых (бывший Мосолова Ф.А.) – (1-18), рысистые и рабочие; Терского Митрофана Авксентьевича. – (1-10), рысистые и рабочие. В Касимовском уезде: Корсаковых – (2-14), верховые.

В Шацком уезде, тогда Тамбовской губ., с учетом административных изменений территория уезда вошла в XX веке в состав Рязанской губ., без некоторых населенных пунктов в том числе и с. Ново – Томниково, где находился известный конский завод графа Воронцова – Дашкова И.И. – ( 6-33), чистокровные и рысистые; Губенина Петра Михайловича – ( 3-14); Лейнбаха Михаила Николаевича – (1-12); Жихарева Льва Васильевича – ( 5-26), в них разводились рысистые и верховые лошади. В Елатомском уезде ( тогда Тамбовской губ.) : Кашкарева Егора Александровича – ( 2-12), рысистые; Дьякова Петра Петровича – ( 2-10), чистокровные , рысистые и верховые.

В 70-х и 80-х годах число заводов в губернии продолжает увеличиваться. Появляются новые коннозаводчики рысистых лошадей, некоторые из них просуществовав непродолжительное время закрываются по каким то причинам и уже потом не появляются. На выставках и на испытаниях лошадей постоянно присутствуют лошади рязанских коннозаводчиков, из публикаций печатных изданий узнаем о их истории, успехах на бегах и выставках. Например, о заводе Софьи Александровны Мерхлевич в Рязанском уезде в селе Стенькине, Михайловском уезде в сельце Рыбкине и в Орловской губернии, Елецкого уезда , селе Суходоле, которые достались ей в 1868 году по наследству от брата , тайного советника П.А.Дубовицкого, «за выделением из оного части лошадей М.А. Дубовицкой в последствии доставшихся А.А. Стаховичу». Всего в заводе [именно С.А. Мерхлевич (Дубовицкой)] числилось со всем приплодом за период с 1868 по 1873 год ( включая проданных и вновь приобретенных) – 16 ( 7 из них чистопородных) жеребцов и 91 ( 33 из них чистопородных) кобыл.

Завод в усадьбе Стенькино имеет богатую историю и связан с родом Дубовицких . Владелец усадьбы Петр Николаевич Дубовицкий был родом из Рязанской губернии и приобрел Стенькино в 70-годах XVIII века, где завел конный завод. На конном заводе разводились рысистых лошадей. В соседнем Дядькове Рязанского уезда жил также коннозаводчик двоюродный брат И.Н.Дубовицкий. При разделе имущества П.Н.Дубовицкого, после его смерти в 1825 году, его внучки Надежда и Софья Александровны и их мачеха Н.П.Дубовицкая (Лихонина) отказали свои доли наследства Петру Александровичу , который отступную возместил деньгами, а младшей сестре Софье передал во владение имение в Богородицком уезде Московской губернии. После женитьбы в 1845 году на Марии Александровне Стахович, под влиянием своего троюродного брата И.Н.Дубовицкого он становится коннозаводчиком. П.А.Дубовицкий , не останавливался ни перед какой ценой, когда отличные лошади ему нравились . За отличную Чародейку он отдает рязанскому коннозаводчику А.А.Болдареву – 4000 рублей, за дорогую цену покупает у него же вороную Гильдянку, за 2-х летнего Первенца он заплатил в 1846 году 2000 рублей серебром, в то время цены неслыханные. Современники ценили в нем самоотверженность. Предпочитая общие дела нежели свои собственные, он с любовью занимался Рязанским рысистым обществом и потом деятельно участвовал в образовании Санкт-Петербургского рысистого общества и был избран его вице-презитентом. Как судья во время бегов был непоколебимой справедливости и безгранично доброжелателен. Завод его был одним из самых доходных.

Его жер. Степенный от купленной Гильдянки бежит в Москве, Тамбове, Козлове и побеждает. Первенец выигрывает дистанции в 1848 и 1849 гду в Москве. Его темно-гнедой Молодец -2 выиграл в 1850 году в Рязани вновь учрежденный Императорский приз для заводских рысистых лошадей, вороной жеребец Добрый 1860 года рождения, бежит в Санкт-Петербурге , Туле и побеждает в 1865 году в Туле. Дубовицкий создает в Орловской губернии, сельце Суходол еще один конный завод. Личность П.А.Дубовицкого прежде всего примечательна и тем , что кроме занятий коннозаводством в 1857 году он получил приглашение занять пост Президента Петербургской медико-хирургической академии , в 1867 году являлся директором Военно-медицинского департамента и Главным военным инспектором. С этими обязанностями он справился более чем успешно. Именно о нем, в похвальном слове графу А.Г.Орлову –Чесменскому по случаю столетнего юбилея со времени основания им пород верховых и рысистых в 1875 году было сказано: «Просвещенный коннозаводчик наш П.А. Дубовицкий, этот муж науки, всю жизнь свою посвятивший ученому поприщу, изучая при свете научных воззрений коннозаводческую деятельность графа Орлова, также заявил, что создание Орловым рысистых совершено было им по строго обдуманному плану». В 1850 году в его заводе 10 жеребцов и 57 маток, а в1854 году в заводе П.А.Дубовицкого было 4 жеребца и 28 маток рысистой породы. С 1868 года в Стенькине , после его смерти , начинается новая история конного завода , он уже принадлежит С.А. Дубовицкой и ее мужу генералу Сигизмунду Венедиктовичу Мерхлевичу, а затем с 1908 года его сыну Александру Сигизмундовичу Мерхлевичу.

Также мы узнаем о заводе потомственного почетного гражданина Дмитрия Ивановича Шеина, основанного в 1868 году , в сельце Павлове, Ранненбургского уезда, в котором числилось в 1874 году 4 жеребца и 17 ( 3 чистопородные) кобыл, в 1877 году 2 жеребца и 25( 4 чистопор.) кобыл, заводе майора Константина Андреевича Шиловского в сельце Алексееве, Михайловского уезда, где числилось 12 ( 4 чистопор. ) жеребцов, 35 ( 7 чистопор.) . Видимо, какое то время конный завод Кученевых был в совместном пользовании, им он достался в 1857 году от Ф.И.Григорьева, в 1876 году он показан как завод коллежского советника Ивана Михайловича Кученева в селе Крупнике, Михайловского уезда. В нем числилось 2 ( 1 чист.) жеребцов и 12 ( 6 чистопор.) кобыл. В Скопинском уезде, в сельце Перекусихине завод Григория Васильевича Лихачева был «основан с давнего времени», но вновь показан в 1876 году «как с тех пор в составе произошли изменения» , на это время числилось 5 (3 чистопор.)жеребцов и 19 (5 чистопор.) кобыл. В 1875 году о заводе князя В.А.Меньшикова в Сапожковском уезде, что при селе Чучкове , на Сергиевской ферме, указывается «ныне печатается вновь , в следствии поступления на завод многих новых лошадей и вообще значительных в составе оного изменений». Завод продолжает свою славную историю об этом говорят записи, сделанные относительно жеребцов производителей. «Кролик …Императорский приз в Москве в 1870 году и получена медаль на 2-й Всероссийской конской выставке в Москве в 1869 году; Богатый … бежал и получил медаль на I Всероссийской конской выставки в Москве в 1866 году». О заводе ротмистра Николая Николаевича Ознобишина становится известно, что он был основан в 1875 году , в селе Ивановском, Раненбургского уезда, в нем показано 3 жеребца и 15 (1 чистопор.) кобыл . В этом же году появился его завод на хуторе Можары , Ряжского уезда, где показаны в 1879 году - 2 чистопородных жеребца и 7 (2 чистопор.) кобыл. Особенно необходимо выделить завод рысистых лошадей Георгия Дмитриевича Янькова в селе Ромоданово, Пронского уезда, основан он был в 1872 году.

Из рысистых лошадей в нем разводились исключительно рыжей и бурой масти. И по описи завода видно отношение Г.Д. Янькова к коннозаводству и в частности к своим лошадям, как сказано в ней « печатается по желанию владельца с подробным описанием примет всех как заводских, так и приплодных лошадей с указанием всех тех случаев, когда в генеалогии составляющий завод производителей входит в какой – бы то ни было генерации кровь бурого Доброго -2, бывшего первым знаменитым рысаком этой масти в Хреновском заводе прежнего времени». В отличии от других владельцев, записи о лошадях составлялись с подробнейшим описанием всех сведений, и не только, которые касались их родословной, например : « Каменная (кн. рыс. лошадей V,c. 37), рыжая , 2 арш., 2 ½ верш., во лбу звездочка с сединой, между ноздрей белизна, ноги передние – правая по щетку, а левая по заусениц, задние обе в пол – берца белы и все копыта пестрые, чалка, грива и хвост с сединою рожд. у П.А. Дубовицкого в 1861г. от Догоняя ( с.14 ) – бежал … или другая запись Грозный, ( кн.рыс. лошадей V c. 141) – Рыжый, 2 арш., 5 вершков, во лбу продолговатая звезда, правая задняя нога изнутри около венчика и в пятке бела, рожд. у. гг. Кученевых 1865 от Железного (с.139) зав. Ф.И. Григорова, дед вороной, Усон ( 3. кн. т. 2 с.139) - бежал , прадед гнедой Добрый (З.кн.т. 1-й, с.42) – бежал [1], зав. В.И.Шишкина, … и.т.д. (с перечислением сначала всех дедушек и затем бабушек) - выиграл с 1870 по 1875 на разных ипподромах призов на сумму 12178 руб, в том числе Императорский приз в Санкт- Петербурге в 1873 году; куплен у князя Д.Д. Оболенского в ноябре 1871 года. Во многих примечаниях указывалось , также пояснения к тексту родословной лошади, например – [1] Мать Доброго – рыжая Добрая (Подр., с.238) Хреновского завода от рыжего Доброго -3 го сына Доброго 2-го». О заводе вдовы статского советника Елизаветы Алексеевны Кученевой, Михайловского уезда , в селе Зимено, что был основан в 1879 году и по сведениям 1881 года располагал 3 ( 2 чистопор.) жеребцами и 9 (матками) кобылами. Завод Александра Васильевича Егорова , Данковского уезда , основан в 1880 году и имел в своем составе 1 жеребца и 7 (1 чистопор.) кобыл.

Узнаем также, что завод Раненбургского купца Андрея Александровича Битко был основан Е.П. Голубцовой в 1857 году из лошадей завода покойного А.А. Болдарева (видимо часть , т.к. он их продал в1855 году Н.А.Дивову и И.Н. Дубовицкому) и находился в селе Черемушки, Тамбовской губернии, Козловского уезда. Битко А.А. приобрел конный завод в октябре 1874 года у наследников Е.П. Голубцовой и по сведениям 1 февраля 1875 года имел значительное количество лошадей – 10 ( 8 чистопородных) жеребцов и 38 (20 чистопородных) кобыл. В приобретенном заводе были лошади – от знаменитых рысаков завода графа А.Ф. Орлова, например , «Ворон – вороной, рожденный у Коробьина в 1862 году от Непобедимого ( З.кн. 1854, с.1087) зав. Гр. А.Ф. Орлова ….. – получил бронзовую медаль на 1-й Всероссийской конской выставке в Москве в 1866 году, от него бежали лошади..». Завод Любови Ивановны Муратовой в Пронском уезде селе Юракове, основан в 1871 году и имевший в 1875 году 5 чистопородных жеребцов и 9 (3 чистопородных ) кобылы.

На Всероссийской конской выставке в 1866 году в Москве лошади рязанских коннозаводчиков занимали наряду с известными конскими заводами России достойное место. В отделе рысистых пород, кроме коннозаводчика Коробьина С.Д. , из Михайловского уезда, села Коровина, который представил вороного жеребца Ворона ( возраст 4 года, рост 4 ½ аршина) и завоевал бронзовую медаль, были выставлены для показа и оценки : вороной жеребец Первенец ( возраст 4года, рост 4 ½ аршина) Норова Д.П. из Рязанского уезда; светло-серый жеребец Молодецкий ( 7 лет, 5 ¼ аршина), Колюбякина А.В. из Сапожковского уезда с. Песочня; вороной жеребец Раскидай ( 5 лет, рост 4 аршина) влад. С.В. Мерхлевич; жеребец Ратник ( 11 лет, рост 4 аршина), представленного также и на Парижскую всемирную выставку и выставленного на продажу по цене 2500 рублей, кария кобыла Селитра ( 4 года, рост 3 1/8 аршина) завода Лихарева А.Н., причем в Указателе было отмечено – завод находится в селе Шереметьевой-Песочне, Рязанского уезда, сорт лошадей рысистый, всего лошадей до 45 голов, цены от 200 до 2000 рублей. В выставке участвовал лошади П.А.Дубовицкого о которых специалист и исследователь коннозаводства В.И.Коптев писал : жер. « Стройный оправдал своею правильностью, дельностью и стройною приятной внешностью, и своё имя и завод, который принадлежит нашему ученному иппологу, неоднократно высказывающему уважение к старинной Орловской лошади, которых также напоминает лошадь того же завода Раскидай – влад. С.В.Мерхлевич».

Явно симпатизируя рязанским коннозаводчикам о Вороне (С.Д.Коробьина) замечал : « 4-х летний жеребец при большом росте требует также, чтобы его судили снисходительно, ибо он еще не развился, да и к тому же, как показали его разбитые ноги, не мало помешала ему развиваться и усиленная работа на ипподроме, тем не менее красотою его любовались весьма многие во время выставки». В 1869 году на II – ой Выставке первую денежную премию 500 рублей и золотую медаль получила кобыла Боевая - Сапожковского уезда коннозаводчика А.В. Колюбакина. На III- й Всероссийской конской выставке в 1872 году, среди рысистых упряжных золотую медаль и первую денежную премию получил Варвар, среди кобыл вторую денежную Хвальная , все лошади А.В. Колюбакина, медалью отмечен Янтарный К.А. Шиловского, денежную премию 200 рублей получил Ворон С.Д. Коробина. На IV-й Всероссийской конской выставке в 1875 году, совпавшей с празднованием 100-летнего юбилея основания верховой и рысистой пород графом А.Г.Орловым рязанские коннозаводчики были представлены очень достойно, на выставке проходили и бега. Хотя в первом забеге на приз памяти А.Г.Орлова, на 4 ½ версты отличный жеребец Грозный зав.Г.Д.Янькова «за сделанную проскачку сведен с бега» , но на третий приз Государственного коннозаводства он был уже третьим. В этом заезде участвовали и две лошади А.А.Стаховича, но были к «перебежке не допущены, ибо сочтены оставшиеся за флагом». На Выставке было представлено 238 лошадей, из них были отмечены: среди рысистых жеребцов денежной премии вороной Догоняй, принадлежащий А.В. Колюбакину, зав. А.И. Колемина. Медалями награждены Туман-Восторг зав. К.А.Шиловского и серый Горностай А.В.Колюбакина, похвальный лист получил вороной Гордый К.А.Шиловского. Денежной премией была отмечена одна кобыла зав. С.Д.Коробьина, а медалями серая Машистая С.Д.Коробьина и вороная Флейта завода Г.Д.Янькова. Похвальные листы получили лошади заводов С.А.Мерхлевича, Г.В.Лихачева.

В 60-х, в начале 80-х годов , рысистые лошади коннозаводчиков Рязанской губернии побеждали на многих ипподромах, в том числе и столичных. Славились конюшни А.А.Стаховича, А.А.Битко, А.И. Колемина, Кученевых, Дубовицких, С.Д.Коробьина, С.А.Мерхлевича, А.Н.Лихарева, А.В.Колюбакина,В.В.Костинского, А.К.Сушкина, К.А.Шиловского, Г.Д. Янькова. Вороной жеребец Пройдоха завода А.А. Стаховича выиграл рысистые бега в 1862 году в Санкт-Петербурге и Воронеже, в 1863 году в Санкт-Петербурге, Туле и Ельце, в 1864 году в Санкт-Петербурге, в 1865 в Туле, в 1866 году в Туле, Воронеже, Ельце, в 1867 Тамбове, Москве и Санкт-Петербурге; рыжая(бурая) кобыла Искра , этого же завода, выиграла в 1892 году в Санкт-Петербурге, Москве и Ельце, в 1893 году в Москве; вороной жеребец Ворон, зав. А.А.Битко, выиграл в 1883 и 1884 году в Рязани; жеребец Визапур, зав. А.И.Колемина, бежал в 1862 году в Полтаве, темно-серый жеребец Кролик бежал в Москве в 1870 году; вороной жеребец Бурливый, завода С.Д. Коробьина, выиграл в 1874 году в Санкт – Петербурге, а вороная кобыла Крошка, выиграла в 1875 году в Москве,Туле,Козлове, в 1876 году в Москве и Санкт-Петербурге, в 1877 году в Петербурге; вороной жеребец Агамелион и серый жеребец Ах, зав. С.А. Мерхлевича выиграли в 1880 году в Санкт-Петербурге; карий жеребец Подарок, зав.А.Н.Лихарева, бежал в 1863 году в Москве, карий жеребец Самец, этого же завода, выиграл в 1862 году в Рязани, в 1863 году Рязани и Царском селе, в 1865 году в Москве и Санкт-Петербурге, в 1864 и 1866 году в Санкт-Петербурге, Москве и Царском селе, в 1867 в Перми; вороной жеребец К.А.Шиловского, выиграл в 1887 году в Киеве; вороной жеребец Обидчик, зав. А.В.Колюбакина, выиграл в 1863 году в Москве и Рязани, в 1868 году в Москве; серая кобыла Серьезная, зав. Сушкиных, бежала в 1878 году в Воронеже; гнедой жеребец Аякс, зав.И.М.Кученева, выиграл в 1882 году в Рязани; рыжий жеребец Грош, зав. Г.Д. Янькова , бежал в 1884 году в Ефремове, рыжий жеребец Грозный , этого же завода , выиграл в 1873 году в Санкт-Петербурге, Желанный Грозный в Москве в 1884 году;

Количество конных заводов в Рязанской губернии увеличивалось , в 1878 распределение их по уездам было следующим:

См. Таблицу.

В 1890 году в Рязанской губернии насчитывалось 49 частных конских заводов, в них 202 жеребца и 1182 матки, наибольшее число заводов находилось в Раненбургском уезде 17, в них 35 жеребцов и 348 маток, а в остальных уездах от 1 до 7, в Егорьевском заводов не было. Большая часть заводских лошадей принадлежало к чистокровным, полукровным рысистым породам, однако были и верховые, и заводы где разводили полурысистых упряжных и конечно улучшенных рабочих лошадей. Кровные лошади продавались на местах в заводах или в Москве, Санкт-Петербурге, Тамбове, Лебедяне, Козлове. Лошадей заводских менее ценных и конечно упряжных , рабочих,а также просто крестьянских в 50-80-х годах продавали на ярмарках: в Рязани, в среду на 4 неделе Великого поста - приводили до 1500 голов, в Зарайске на Никольской 9 мая и Троицкой – приводили до 1000 голов, в г Раненбурге в мае на Вознесенской и в сентябре Воздвиженской – на каждую приводили до 1000 голов, в с. Екимец , Раненбургского уезда 8-го июля и 22 октября на каждую приводили до 500 голов, цены от 10 до 100 рублей, а на заводских от 100 до 300 рублей.

На 1895 год в губернии насчитывалось 58 конских заводов , в них 1088 кобыл (маток). По «сортам» числилось заводов– 2 верховых, в них 19 кобыл, 40 рысистых упряжных, в них 717 кобыл, 10 смешанных, в них 206 кобыл и 6 заводов рабочих лошадей, в них 146 кобыл. Начиная с 70-х годов, среди коннозаводчиков появляются купцы и крестьяне, их доля составляет около 20%,причем в их заводах не только рабочие лошади, но и рысистые. По уездам и коннозаводчикам распределение было следующим :

См. Таблицу.

В конце XIX, начале XX века рязанское коневодство достигло довольно высокого уровня в разведении как рысистых пород так и тяжеловозов. На Всероссийской выставке в 1899 года , проходившей в городском манеже были представлено: 6 лошадей коннозаводчика М.М. Бочарова из Пронского уезда, села Перевлес; 6 лошадей Беляева

Д.Ф из Пронского уезда, села Ромоданово; жеребец В.В.Занегина из Скопинского уезда , села Вердерево; 5 лошадей А.А.Стаховича из Раненбургского уезда, села Зимарово; 2 лошади С.В. Коробьина из Михайловского уезда, села Мошково. Неизменно лошади Рязанской губернии получили высокую оценку. Выставка преследовала « цель поощрения породных, типичных и дельных по формам лошадей, чистых в русской рысистой породе (не менее 7/8 крови)», и далее лошадь должна быть «премирована за лучшие формы, правильные движения и типичность, причем мерилом достоинств их должны служить дельность и правильность склада». При премировании также принимались в расчет успехи на ипподромах. В этой компоненте лошади коннозаводчиков Рязанской губернии как минимум на равных соперничали на всех ипподромах России. Краткий перечень результатов рысистых лошадей, принимавших участие и выигрывавших на бегах на рубеже XIX и XX века, дает некоторое представление об успехах рязанского коннозаводства.

Вороной жеребец Ретивый, зав. Алексеева А.А. выиграл в 1899 и 1901 году в Рязани; гнедой жеребец Продиган (прежде Пасынок), зав. М.М. Бочарова выиграл бега на ипподромах Москвы, Нижнего Новгорода и Санкт-Петербурга в 1902 , и в Санкт-Петербурге в 1903 году; гнедой жеребец Грозный-Рассвет, зав. Д.Ф.Беляева, выиграл в 1894 году в Санкт-Петербурге, Москве, Рязани, в 1896 и 1898 годах в Санкт_Петербурге и Москве, в 1897 в Москве и в Санкт-Петербурге в 1900 и 1904 году; вороной жеребец Крутой, зав.А.М. Бырдина, выиграл в 1901 году в Рязани, в 1902 году в Москве и Моршанске; вороной жеребец Пройдоха, этого же завода, выиграл в 1902 и 1903 годах в Москве; гнедой жеребец Бука, зав. П.П.фон- Дервиз, выиграл в 1903 году в Санкт-Петербурге, серый жеребец Павлин, этого же завода, выиграл в 1903 году в Останкино; гнедой жеребец Витязь, выиграл в 1902 году в Москве; серый жеребец Эфиоп, зав. В.В. Занегина бежал в 1900 и 1902 году в Москве, в 1901 в Москве и Нижнем Новгороде; вороной жеребец Сокол , зав. Н.Н. Ознобишина, выиграл в 1901 году в Борисоглебске, Козлове и Саратове; вороной жеребец Фейерверк, зав. Н.Н. Каретникова, выиграл в 1900-1903 годах в Санкт-Петербурге; серый жеребец Могучий, зав. Н.И. Кирилова, выиграл в 1902 году в Козлове, а вороной жеребец Могучий в 1903 году в Москве и Санкт-Петербурге; вороной жеребец Самолет, зав. А.В.Колюбякина, выиграл в 1896 и 1899 году в Нижнем Новгороде и Москве, а в 1897, 1900, 1901 году в Москве; вороной жеребец Винт, этого же завода выиграл в 1884 году в Москве; серый жеребец Пылюга, зав. Н.М. Коноплина, выиграл в 1903 году в Москве и Санкт-Петербурге; гнедой жеребец Турченок, зав. В.И.Кублицкого, выиграл в 1898 году в Москве, Нижнем Новгороде и Костроме, в 1899 году в Москве, в 1900 году в Москве, Нижнем Новгороде, Санкт-Петербурге, в 1901 году в Москве и Санкт-Петербурге, в 1902 году в Санкт-Петербурге; вороная кобыла Быстрая, этого же завода выиграла в 1895 году в Рязани; вороной жеребец Баловливый, зав. С.И.Кученева, выиграл в 1901 году в Рязани и в 1903 году в Санкт-Петербурге;

гнедая кобыла Няня, зав. Л.И.Кученева, выиграла в 1902 году в Рязани и Санкт-Петербурге, в 1903 году в Санкт-Петербурге; вороной жеребец Баловень, зав г.г. Кученевых, выиграл в 1892 – 1896 годах в Москве и Санкт-Петербурге, вороная кобыла Азарная , этого же завода выиграла в 1897 году в Москве; светло-серый жеребец Амазон, зав. Е.А.Кученевой, выиграл в 1892 году в Санкт-Петербурге и Москве, в 1893 году в Москве, в 1894 в Санкт-Петербурге, серый жеребец Амазон-Любимец, зав. Н.И.Мордвинова , выиграл в 1901 и 1902 году в Санкт-Петербурге, светло-серый жеребец Туман, этого же завода, выиграл в 1900 году в Москве и Санкт-Петербурге, в 1901 году в Москве; вороной жеребец Богатырь, зав. С.Д. Коробьина, выиграл в 1887 году в Москве; темно-серый жеребец Добрыня, зав. А.А.Стаховича, выиграл в 1894 году в Ельце,в 1895 году в Москве и Ельце, в 1897 году в Москве, в 1898-1901 году в Санкт-Петербурге, каурый жеребец Упрек, зав.М.Г.Сушкина, выиграл в 1896 году в Москве, в 1898 году в Москве и Риге, в 1899-1901 году в Риге и Витебске, в 1902 году в Риге; гнедая кобыла Кипучая-Волна, этого же завода, выиграла в 1901 и 1902 году в Москве; вороной жеребец Алмаз, зав. А.С. Мерхлевича, бежал в 1888 году в Рязани, в 1889, 1890 и 1893 году Нижнем Новгороде и Казани, в 1894 году в Астрахани и Москве, в 1896 году в Астрахани; вороной жеребец Сокол, зав. Н.Н. Ознобишина , выиграл в 1901 году в Борисоглебске, Козлове, Саратове, в 1902 году в Моршанске; серый жеребец Наград, зав. Путилова С.С., выиграл в 1893 году в Санкт-Петербурге; вороной жеребец Упрек, зав. бр. Роговых , бежал в 1890 в Москве. Участие рязанских коннозаводчиков в рысистых бегах и скачках являлось не возможностью удовлетворения своих амбиций, а лишь средством улучшения породы своих лошадей. В 30—80 годы в России «...никогда не было такого положения, чтобы порода разводилась для испытаний», — констатировал профессор-ипполог В. О. Витт, более того, некоторые рязанские коннозаводчики вообще не поставляло рысаков на ипподром. «Не прибегая к тренировке и испытаниям молодняка, заводы лишали себя могучего орудия заводского отбора».

Для того, чтобы представить уровень коневодства, в частности необходимо кроме пород и их экстерьера обращать внимание на результаты , которые показывали лошади при участии в бегах, т.е. на их резвость. Некоторое представление можно составить, если обратиться к данным за 1901 -1910 годы и тем денежным суммам, которые получали рязанские коннозаводчики от участия своих лошадей в бегах на всех ипподромах России.
Алексеев Алексей Александрович ( г. Рязань) – одна лошадь, общая сумма выигрышей – 132 руб.;

Бочаров Михаил Михайлович ( Пронский уезд, с. Перевлес) – бежали на всех ипподромах 17 лошадей, общая сумма выигрышей - 63295 руб.50 к., среди всех лошадей отличались Баян ( выигрыш – 7971 руб.), Бурливая (15259 руб.), Продигаль ( 10259 руб.);

Беляев Дмитрий Федорович ( Пронского уезда, с. Ромаданово) – бежали 16 лошадей, общая сумма выигрышей 42 943 руб. 75 к. , лучшая лошадь – Грозный – Рассвет ( выигрыш – 26745 руб.);
Демидов Андрей Васильевич ( Данковский уезд, имение Троицкое) – бежала одна лошадь , общая сумма выигрышей – 2157 руб.50 к.;
Демидовы бр. И. и В.А. – бежала одна лошадь , общая сумма выигрышей 2142 руб. 25 к.;
Дервиз – фон Павел Павлович ( Пронский уезд, с. Старожилово) – общая сумма выигрышей 2509 руб. 21 к., лучшая лошадь Бука – 1607 руб.21к.;

Донцов Константин Михайлович (Скопинского уезда, село Немирово) – бежала одна лошадь, призовая вещь;

Занегин Василий Владимирович (Скопинского уезда, село Вердерево и сц. Кушуново) – бежала одна лошадь – общая сумма выигрышей – 170 руб.;
Зерцев Михаил Петрович ( г.Раненбург) – бежала одна лошадь – выигрыш 67 руб.;
Каретников Николай Николаевич ( Зарайского уезда, село Кончаково) – бежало четыре лошади, общая сумма выигрышей - 4614 руб. 87 к.;
Кириллов Николай Иванович (Раненбургского уезда , сц . Булавки) – бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей - 987 руб.;
Кавченов Иосиф ( Михайловского уезда , с. Мошек) – бежала одна лошадь, сумма выигрыша - 15 руб.;
Колюбакин Александр Васильевич ( Сапожковского уезда, д. Никитино) – бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей - 2664 руб.;
Коробьин Сергей Владимирович (Михайловского уезда, с. Мошек) – бежали 2 лошади, общая сумма выигрышей – 1646 р.;
Костенский Владимир Васильевич (Рязанский уезд , с. Ходынино) - бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей - 253 руб.;
Кристи Мария Николаевна (Сапожковского уезда, при селе Желобово - Борки) – бежали 5 лошадей, общая сумма выигрышей - 2213 руб.90 к.;

Кублицкий Валериан Иванович (Пронского уезда, с. Большое) – бежали 22 лошади, общая сумма выигрышей – 100 624 руб 20 к., среди лучших лошадей - Секрет ( 13 555 руб.), Таран ( 8181 р.), Талисман ( 36880 р.) ;

Кученева Елизавета Алексеевна ( Михайловского уезда, с. Зимино) - бежали 10 лошадей, общая сумма выигрышей – 13240 р.15 к., среди лучших лошадей Туман (9063 р.);
Кученев Леонид Иванович (г. Рязань ) - бежали 27 лошадей, общая сумма выигрышей – 56294 р.10 к., среди лучших лошадей Баян ( 6674 р.), Креолка (6612 р.), Няня ( 7680 р.);
Кученев Сергей Иванович (Михайловский уезд, с. Крупники) - бежали 19 лошадей, общая сумма выигрышей – 75051 р., среди лучших лошадей Гейша (13749 р.), Бойкая (9334р.), Птичка (19753 р.);
Кученевы бр. Сергей и Леонид Ивановичи ( Михайловский уезд , с. Крупники) - бежала одна лошади, общая сумма выигрышей – 50 р.;
Лаптева Анна Сергеевна ( Касимовского уезда, с. Увязь и г. Сухум – Кале , Кутаисской губ.) - бежало две лошади, общая сумма выигрышей – 2830 р. 65 к.;
Лаптев Федор Иванович (Рязанского уезда, в имении Голованово) - бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей – 1131 р.;
Мерхлевич Александр Сигизмундович (Рязанского уезда, с. Стенькино) – бежали 14 лошадей, общая сумма выигрышей – 48387 р., среди лучших лошадей Гамлет (13671р.), Кира (8992 р.);

Мордвинов Николай Иванович (Рязанского уезда, с. Пущино) - бежали 2 лошади, общая сумма выигрышей – 5917 р 50к.;

Новиков Дмитрий Гаврилович ( Раненбургский уезд с. Чемоданово) - бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей – 100 р.;
Немчининов Аркадий Тимофеевич ( Рязанский уезд, с. Дядьково близ Рязани) - бежали 2 лошади, общая сумма выигрышей – 2695р.95 к.;
Ознобишин Николай Николаевич ( Раненбургского уезда, с. Ивановское) - бежали 4 лошади, общая сумма выигрышей – 1582 р.;
Путилов Сергей Сергеевич ( Саратовской губ. Сердобольский уезд, с. Чеботаевка и Рязанской губ. , Раненбургского уезда, с. Змеевка) - бежали 5 лошадей, общая сумма выигрышей – 12441р.95 к., лучшая лошадь Назойливая (8244 р.);
Роговы бр. (Сапожковского уезда, в имении Варском, близ станции Ягодное , Сызр. – Вяз. ж.д.) - бежало две лошади, общая сумма выигрышей – 1703 р.;
Родзевич Николай Игнатьевич ( Рязанского уезда, сц. Баграмово) - бежали 41 лошадь, общая сумма выигрышей – 344129 р.17 к., лучшие лошади Барин – Молодой (38092 р.), Быстрая (28857 р.), Звездочка (13459 р.), Метелица (22308 р.), Натуля – Р (14127 р.), Орел (15903 р.), Таня – Р (8089 р.), Тоня – Р (25511 р.);

Селиванов Николай Александрович ( Зарайского уезда, с. Авдеево и сц. Горенцово) – бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей – 77 р.;

Соловьева . Ивана Даниловича, наследница (Михайловского уезда, при д. Рудино) - бежали 3 лошади, общая сумма выигрышей – 8853 р.30 к., лучшая лошадь Баловливая (6030 р.);
Сушкин Михаил Григорьевич (Пронского уезда, с. Добрый Сот) – бежали 9 лошадей, общая сумма выигрышей – 16347 р. 65 к., сред лучших лошадей Кипучая – Волна (5200 р.) и Упрек (6096 р.);
Фролов Дмитрий Алексеевич (Раненбургский уезд, при сц. Епипетовке) - бежали 4 лошади, общая сумма выигрышей – 2633 р.95 к.;
Шаншева Анна Сергеевна, прежде А.С. Лаптева (Касимовского уезда, с. Увязь и г. Сухум - Кале);
Шишков Н.Л. ( Данковского уезда, при с. Сугробах) - бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей – 339 р.15 к.;
Шувалова Александра Илларионовна, гр. ( Сапожковского уезда, хутор Княжий) - бежали 4 лошади, общая сумма выигрышей – 3160 р.50 к.;

Шувалов Павел Павлович, гр. ( Сапожковский уезд, хут. Максимовский) - бежало 20 лошадей, общая сумма выигрышей – 82071 р. 60 к., среди лучших лошадей Ахтур (25042 р.), Быстрый – Кряж (16756 р.), Посад (14986 р.), Аксакал (9070 р.);

В Елатомском и Шацком уездах, тогда Тамбовской губернии значились:
Бырдин Александр Михайлович (Шацкого уезда , с. Балушево) - бежали 12 лошадей, общая сумма выигрышей – 13072р.35к., среди лучших лошадей – Пройдоха (7884 р.);
Воронцов – Дашков Илларион Иванович (Шацкого уезда , с. Ново - Томниково) - бежали 146 лошадей, общая сумма выигрышей – 1117382 р.50 к., среди лучших лошадей – Сударь (82960 р.), Боярка (56323 р.), Бурлак (55082 р.); Чужанин (54524 р.), Шкода (43409 р.), Кунак (31639 р.), Гвоздь (31566 р), Бой (26601 р.), Барантол (23631 р.);
Еропкин Рафаил Дмитриевич (Елатомского уезда, сц. Русаново) - бежали 2 лошади, общая сумма выигрышей – 391 руб.;
Иванов Василий Иванович (Шацкого уезда, при д. Шостке) - бежали 3 лошади, общая сумма выигрышей – 4746 р.20 к.;
Ломоносов Константин Николаевич ( Елатомского уезда, с. Заречное - Любовниково) - бежали 9 лошадей, общая сумма выигрышей – 16 488р.56 к., среди лучших лошадей Гордец (6712 р.), Грубиян (6756 р.);
Назаров Федор Иванович (Шацкого уезда, при селе Польное и Канабеево - Ржавец) - бежали 2 лошади, общая сумма выигрышей – 185 р.;
Сабуров Владимир Иванович ( Елатомского уезда, хут. Напольный при селе Заречном - Свищево) - бежали 16 лошадей, общая сумма выигрышей – 5078 р.12 к., лучшая лошадь Сударь ( 1823 р.);
Фридрихсон Генрих Францевич ( Шацкого уезда , при с. Сотницыно) - бежали 9 лошадей, общая сумма выигрышей – 12217 р.95 к.;

Языкова Григория Григорьевича наследница ( Елатомского уезда, с. Чубарово) – бежала одна лошадь, общая сумма выигрышей – 25 р.;

У рязанских коннозаводчиков в конце 90-х- начала XX века, было немало отличных лошадей о некоторых из них стоит рассказать подробно. Карий жеребец Гранит завода С.Д.Коробьина, 1885 года рождения в начале своей карьеры, в 5лет бежал со скромным результатами, но когда его новым владельцем стал петербургский любитель конского бега или как в то время говорили охотник -Д.С.Поляков, то жеребец выиграл Большой

Жеребец Гранит. зав. С.Д. Коробьина. Альбом известных лошадей. С.Пб. 1912 г.
Жеребец Гранит. зав. С.Д. Коробьина. Альбом известных лошадей. С.Пб. 1912 г.

Петербургский приз в 1894 году, затем приз Наследника Цесаревича и в честь графа И.И. Воронцова-Дашкова. Лучшая резвость: летом - на 3 версты 5 минут 3 ¾ сек. , зимой – на 1 ½ версты 2 м. 28 2/3 сек., на 3 версты с хода 5 минут 2 2/3 сек. Всего за сезон 1894 года взял призовых на сумму 31149 рублей. Гнедой жеребец Баловень, 1888 года рождения, зав. г.г. Кученевых начал свою карьеру зимой 1892 года в Санкт-Петербурге и до конца 1893 года выиграл призов на сумму 12511 рублей. Лучшая резвость летом на 1½ версты – 2 м.30 1/3 сек., на 3 версты 4 м. 56 сек., зимой на 1½ версты – 2 м. 29 1/3 сек., на 3 версты 5 м. 8 2/3 сек.

Гнедая кобыла Тоня-Р, заводчик - Н.И. Родзевич, Рязань

Гнедая кобыла Тоня – Р, 1901 года рождения, зав. Н.И. Родзевича , начала свою карьеру в 3-х летнем возрасте и в 1907 выигрывает приз в Рязани; в честь Д.Д.Сонцева в Москве летом 1908 году; приз в честь М.А.Сухомлинова (весь возраст) в Киеве 1909 году; в память кн. В.А.Долгорукого в Москве зимой 1911 года; Императорский приз в Санкт-Петербурге зимой 1912 года и в память кн. В.А.Долгорукого в Москве для кобыл летом 1912 года и получила 1 премию в 1000 рублей за наружные достоинства при розыгрыше Императорского приза в Санкт-Петербурге в 1912 году . Тоня-Р всего выиграла призовых на сумму 77501 рубль. Лучшая резвость на некоторых дистанциях: летом на 1½ версты – 2 м.16 ¾ сек., 3 версты – 4м. 38 ½ сек., зимой - на 1½ версты – 2 м.18 сек., 3 версты – 4м. 44 сек. Н.И. Родзевичу, который был юристом и крупным коннозаводчиком, орловская порода обязана созданием линии Вармика.

Жеребец Баловень. Зав. г.г. Кученевых. Альбом известных лошадей. С.-Пб. 1912 г.
Жеребец Баловень. Зав. г.г. Кученевых. Альбом известных лошадей. С.-Пб. 1912 г.

Родзевич любил своих лошадей они были как бы членами семьи. Лучшие дети Вармика были названы в честь детей - Тоня -Р, Натуля- Р и, наконец, лучший сын Вармика - Барин Молодой (отец знаменитого Барчука), названный в честь 17-летия Эспера Николаевича Родзевича. Э.Н.Родзевич до революции выступал как и сын рязанского коннозаводчика Кублицкого В.И. – Кублицкий И.В.в испытаниях рысью под седлом ( кроме них, например, в 1913 году в этих соревнованиях на Московском скаковом ипподроме , принимали участие лошади рязанских коннозаводчиков С.И.Кученева, Л.И.Кученева, М.М.Бочарова,М.Н. Кристи, А.С.Мерхлевича, А.А.Стаховича . Самой успешной была вороная кобыла Ода коннозаводчицы из с. Желобово- Борки, Сапожковского уезда М.Н.Кристи. Ода в 14-ти забегах два раз была первой, два раза второй и четыре раза третьей , выиграла призовых на сумму 1337,32 руб.). После революции, до 1944 года работал с рысаками Пермского конного завода, и лучшие достижения тех лет связаны с именем Э.Н. Родзевича. Победы в трехлетних и четырехлетних призах Крока 2.09,6, Трамплина 2.09,2, Пути 2.11, Пролива 2.11,2, выигрыш Большого Всесоюзного в 1943 году на Пути - таковы достижения пермских рысаков тех лет. В 1946 году, подготовленная им Былая Мечта стала дважды дербисткой, победив в орловском призе (ныне приз Барса) и Большом Всесоюзном призе. Вершиной карьеры Родзевича-наездника стало сотрудничество с Хреновским конным заводом в течение последних 10 лет его работы. Морской Прибой в его руках в течение трех лет (1946-1948 гг.) выступал 25 раз, из них 21 раз побеждал, выиграв все традиционные призы для орловских и русских рысаков. Скончался Э.Н. Родзевича в 1956 году.

По данным военно-конской переписи, на 1905 год в Рязанской губернии и Справочника частных конных заводов России, количество конских заводов в губернии – 138 из них 36 находилось в Раненбугском уезде. Состав их был следующим ( жеребцов – маток- молодняка):

См. Таблицу.

Издавна, на Скопинской земле , неотъемлемой частью помещичьей усадьбы являлась конюшня. Волею судеб, село Ерлино Скопинского уезда купил в 70 – е годы XIX века дворянин , отставной майор, издатель «Петербургской газеты» и литератор Сергей Николаевич Худеков. В 70 –е годы он достиг значительных успехов: написал роман «Балетный мирок» и несколько пьес, которые шли не только на частных провинциальных подмостках, но и на сцене императорских театров. Автор ряда статей о балете, с которых он начинал свою литературную деятельность, Худеков создал либретто балета «Баядерка», премьера которого состоялась в январе 1877 года и имела огромный успех. И замахнулся он на имение Ерлино не случайно. Оно входило по площади в число 50 наиболее крупных имений губернии. Ему понравился заброшенный парк и пруд, который в обрамлении склонившихся над ним деревьев воспринимался тихой и таинственной лесной речкой. Считая литературу делом своей жизни, ему необходимо было разбогатеть, чтобы обрести творческую самостоятельность и кроме того, недалеко от ерлинского имения жили в Михайловском уезде, селе Ольховец родственники семьи Худековых. Поблизости от него находились Бутырки, владение матери Худекова, и село Клекотки, тогда Епифановского уезда Тульской губернии, где обитали кровные братья и сестры и мачеха его жены – Надежды Алексеевны , а до своей смерти в 1875 году и отец. Обустраивая имение Ерлино, конный завод хозяин обосновал там не сразу, в перечне конских заводов за 1893-94 год он значится еще в селе Бутырки Михайловского уезда и в нем 9 кобыл (маток) – упряжных рабочих, рысистых и английских тяжеловозов и лишь в 1905 году, за отставным майором С.Н.Худековым в селе Ерлино показан конезавод , состоящий из 4 жеребцов 25 кобыл и боле 30 голов молодняка, они показаны как рысистые призовые и английские тяжеловозы, год основания конного завода в Ерлино указан 1884.

Какое то время семья жила в Бутырках, косвенным тому подтверждением избрание его с 1878 по 1893 годы Почетным мировым судьей Михайловского уезда и лишь с ноября 1893 года дворяне – скопинцы , пожелали видеть его в конце ноября 1893 года своим предводителем. Из тяжеловозов в ерлинском заводе разводились шайргосы ( шайры) и метисы от них с рысистыми. Шайры могли везти груз в 20 тонн и более. Необходимость распространения этой породы в России признавалась в высших инстанциях и Худекова как и многих других рязанских коннозаводчиков освободили от поставки лошадей в армию. Примечательно, что хозяйственные дворы были из кирпича, которые трудно было и назвать хлевами , существовал манеж. В усадьбе был водопровод. Трудно представить, что расчетливый, скромный в своих потребностях ( он и 25 летний юбилей возглавляемой им «Петербургской газеты» отметил в собственной тесной квартире, где не было зала, а не в ресторане) завел этих дорогих лошадей. А кроме них был и рогатый породистый скот (симментальская, швицкая, голландский, джерзейский, шортгорнский). Процветало свиноводство – разводились большая и средняя йоркширская и беркширские породы. Разводились овцы окскфордлауны и шропширдлауны. При имении был птичник , где имелись куры 34 пород, гуси – тулузкие, эмбденские и разные русские, утки – пекинские, руанские, фазаны … Все перечисленные отрасли животноводства и птицеводства были удостоены рядом почетных наград. Чтобы всем этим заниматься мало иметь деньги и быть хозяйственным человеком надо любить это дело.

Как и многие коннозаводчики Худеков держал лошадей не только из-за любви к ним, но и имел коммерческий расчет , стоимость своих полукровок он оценивал в 4-х летнем возрасте от 200 до 400 рублей и продавал их как правило на месте. Как впрочем, и другие заводчики: Мерхлевич А.С. « охотникам конского бега» от 600 до 3000 рублей, Родзевич Н.И. от 400 до 750 рублей , а призовых от 1000 до 10000 рублей . Другие заводчики Рязанского уезда: Костенский В.В. в Москве и Санкт Петербурге по 700 рублей и дороже, Таптыков Д.П. в Москве и Рязани от 200 до 500 рублей. Крестьянин с. Напольного Сапожсковского уезда Котов М.Я. вез на продажу своих лошадей в Москву, Санк-Петербург, Тамбов, Рогов А.П. в Козлов, Моршанск и в село Ново-Бокино. Лихонина В.А. и Селиванов Н.П. продавали по 8 голов в Москве и Санкт –Петербурге, а другие зарайские заводчики - Богданов А.М. и Лего П.Н. в Рязани или продавали в ремонт полков. Сапожковские Бер Н.Н. и Саблин Н.В. продавали на крупных ярмарках или в ремонт. В Москве продавали михайловские заводчики Коробьин С.В. , ТерскийН.В. , раненбургский Вечеслов А.П. Другие раненбургские помещики: кн. Волконский Н.С. , Иванов Д.Д. , Кирилов Н.И., Ознобишин Н.Н., Пивоварова К.И., братья Ромадины сбывали лошадей в Козлове и Москве, а Тарасов Н.Л. и Шишкин Н.В.и ряжский заводчик Кисловский Л.Л. продавали ремонтерам. Известные держатели рысистых заводов Беляев Д.Ф. и Кублицкий из Михайловского уезда в разном возрасте и разными ценами продавали в Москве, Санкт-Петербурге и за границей. П.П. Дервиз до 40 голов в год г.г. офицерам по 400 -1500 рублей. Остальные заводчики продавали лошадей на ярмарках, коих было в 1905 году - 80 на 40 ярмарочных местах, по числу лошадей они распределялись : 52 численностью до 500 голов, 17 от 500 до 1000, 11 от 1000 до 5000.

В 1912 году в Рязанской губернии, по данным военно-конской переписи (жеребцов –маток- молодняка), имелось 71 конский завод в них 144 жеребцов и 1410 кобыл:

См. Таблицу.

В начале XX века и в Пронском уезде были отличные коннозавочики и прекрасные лошади верховой и рысистых пород. Так распорядилась судьба, что о известных в то время на всю Россию пронских помещиках , любителях лошадей Бочарове М.М.,Кублицком В.В.,Сушкине М.Г. мы собственно ничего не знаем А вот деятельности барона Павла Павлович Дервиза и его конных заводах известно многим. Личности П.П. Дервиза и его отца Петра Григорьевича Дервиза – основателя имения в Сторожилове, привлекают прежде всего тем, что все здания и пострйки в имении , в том числе и конюшни построены с душой и с любовью к лошадям и характеризуют их как людей неординарных. Весь комплекс возводил заменитый архитектор Федор Осипович Шехтель. Комплекс был построен за шесть лет с 1891 по 1897 год и состоял из двенадцати зданий, среди которых жилые дома, церковь, летний театр , центральное здание конюшни с манежем, а также второстепенные постройки: коровник, молокозавод, спиртзавод, кузница и другие объекты. Все постройки из красного кирпича и конный двор напоминает средневековый замок немецкого барона .

Как и многие коннозаводчики он начинал свою карьеру военным - корнетом Гродненского гусарского полка. В полку его определили ремонтером, и он по долгу службы занимался покупкой лошадей для полка, объездил с этой целью многие заводы России и Польши, набрался опыта и выйдя в отставку в 1898 году в чине штаб-ротмистра занялся выстроенным к этому времени Старожиловским конным заводом. В унаследованном поместье он замыслил разводить не только крупноплеменные породы, но и породистых верховых лошадей. Не считаясь с затратами, он закупал элиту как в России, так и Англии, Бельгии, Польше. Коннозаводством занимался сам хозяин, разделив завод на три отделения: в Старожилове – верховое и рысистое, в Сохе и Ромоданове – тяжеловозное. Завод фон Дервиза имел высокую репутацию, опередив около ста заводов Рязанской губернии и России. К началу века у него числилось около 200 лошадей только одних верховых пород. Его рысистые лошади не без успеха бежали на многих ипподромах России. На Рязанском ипподроме в 1890-1913 годах учредили рысистый Приз фон Дервиза и он был избран вице-президентом Рязанского общества поощрения коннозаводства. Это было очень почетное звание, общество как правило возглавлял губернатор, а вот например в 1905 году « Высочайшим повелением объявлено Главноуправляющему Государственным коннозаводством о принятии Его Императорским Высочеством Великим Князем Дмитрием Константиновичем звания Почетного Члена Рязанского общества поощрения коннозаводства». Слуги и крестьяне относились к доброму барину Дервизу с явной симпатией. Просителям не отказывал, на представления в домашнем театре открыл вход любому крестьянину. В его хозяйстве имели постоянную, прилично оплачиваемую работу более 90 человек. Любили его за щедрость, веселый нрав, и желание помочь людям. Фон Дервиза избрали председателем попечительского совета Пронской гимназии и почетным смотрителем городского училища, почетным мировым судьей и уездным предводителем пронского дворянства. В начале Первой мировой войны преисполненный патриотических чувств, он обратился к императору Николаю II с просьбой изменить немецкую фамилию «Дервиз» на идентичную ей русскую - Луговой. Поступок.Разрешение он получил.

Октябрьская революция . За границу не уехал, остался в Старожилове. Избегая ареста, о котором его предупредили крестьяне, Павел Павлович изменил внешность и отправился в Петербург. Учительствовал , зарабатывал на пропитание, затем последовал арест и Бутырская тюрьма. По ходатайству некоторых благодарных учеников Павел Павлович вернулся в Старожилово, снова преподавал в школе , на кавалерийских курсах в стенах бывшего конного завода. Затем лишился работы и обосновался в Тверской губернии, деревне Максатиха, где ему дали место учителя. Лошадей Старожиловского конного завода не уберегли. В начале Великой Отечественной войны их отправили в тыл на Урал, и по дороге они все погибли. До войны Павел Павлович успел побывать в дорогих сердцу рязанских местах, повидаться с друзьями и знакомыми и даже сфотографироваться с ними. Скончался он в 1943 году в возрасте 73 лет, похоронен в деревне Максатиха. На скромной могильной табличке сделали надпись: «Павел Павлович Луговой. Учитель».

Примечание.

1. Индова Е.И.Дворцовое хозяйство в России. Первая половина XVIII в.-М.:Наука,1964 г.стр.235.
2.Заводская книга кровных и скакавших лошадей в России, Санкт-Петербург, 1836 год, стр.24, 197.
3.Насущные проблемы нашего коневодства, А.А.Армфельд,Санкт-Петербург, 1895г., с.4-6,15,17,20,38,39,49,87.
4.Отчет по выставке крестьянского коневодства устроенной Рязанским обществом сельского хозяйства совместно с Главным управлением Государственного коннозаводства, Рязань, 1913г., с.5-8, 10-25.
5.Указы и правительственные распоряжения относящиеся до государственного коннозаводства и коневодства в России за 260 лет, с 1649 по 1909 год. Санкт-Петербург 1910 год., с. 6.,61,70,91,92,117-121,179,180.
6.Рысистые заводы в России, Лодыгин Н.Д., вып.1, 1874 год,с.1-10, 43,143, 152.
7. .Рысистые заводы в России, Лодыгин Н.Д., вып.3,Т.3, 1876 год, с. 38,43.
8. .Рысистые заводы в России, Лодыгин Н.Д., вып.4,Т.3, 1877 год, с. 2,154-160,221.
9. .Рысистые заводы в России, Лодыгин Н.Д., вып.3,Т.3, 1879 год, с. 2-7, 21-26, 38,102-119.
10. .Рысистые заводы в России, Лодыгин Н.Д., вып.4,Т.4, 1881 год, с. 67, 69.
11. .Рысистые заводы в России, Лодыгин Н.Д., вып.2,Т.3, 1877 год, с. 51,76.
12.Сборник сведений о торговле лошадьми и перечень конских заводов в России. И.Мердер, Санкт-Петербург, 1871 год., с.4-10,31, 128,156,157,179,211-227.

13.Заводское коневодство и пункты торговли лошадьми в 78 губерниях Империи., Санкт-Петербург, 1914 г., с . 2, 4-10, 71-74, 86,89,

14. Журнал коннозаводство и охота, №3, 1842 г.; № 8, 1859г.
15. Обзор Рязанской губернии за 1890 год., с.5,6.
16. Список частных заводов в России 1854 г., Санкт-Петербург, 1855 г., с.77-80, 126, 134.
17. Конские заводы Европейской части России, Кавказа и Тургайской области. Исторический очерк их развития., Д. Дубенский, Санкт-Петербург, 1895 г., с. V-XXX, 122-125, 156,288-292.
18 . Список лошадей представленных на Всероссийскую конскую выставку в Москве 1866 г., с.11-19.
19. Каталог Всероссийской выставки рысистых лошадей в Москве., Москва ,1899г., с.10-12, 31, 33, 37, 45,50.
20. Указатель бежавших и выигрывавших лошадей в России (1860-1903 г.г.), Санкт-Петербург, 1905 г., с.2-9, 16-23, 46, 50, 53, 54, 57,61,63, 64,69, 87, 88, 91,107,124,145, 147,146, 156,188,223, 236, 247, 272,314,328, 344, 366, 368,379,399, 400 , 419,421, 427, 448,452, 457, 464, 471,489,508, 509, 525, 536,565,.
21. Всероссийский съезд коннозаводчиков., Москва, 1910 г., с. 5, 6, 9, 10, 14,15, 21.
22. Историческое исследование о коннозаводстве в России., Зезюлинский, вып. 1., с. 23,112, 115, 117.
23. Историческое исследование о коннозаводстве в России., Зезюлинский, вып. 2., с. 98, 10622. 24.Историческое исследование о коннозаводстве в России., Зезюлинский, вып. 3., с. 55,80- 82, 87,88, 90, 91, 94, 97,98-101, 104,106-108, 116, 121.
25. Список частных конских заводов в России. Санкт-Петербург, 1904г., с.554-575.
26. Коневодство в 60-ти губерниях Европейской России и Кавказа ., Санкт-Петербург., 1908 г., 2-18, 50-59, 73,74.

27. Рабочая лошадь., Урусов С.П., Петроград, 1915 г., с.15, 41

28. Альбом известных лошадей: Премия к журн. «Коннозаводство и коневодство» на 1912 г.
29. Подробные сведения о конских заводах в России , доставленные о коннозаводстве Российском от местных начальств и частных владельцев., Санкт-Петербург, 1839 г., с. 316,512-523.
30. Статистическое обозрение коннозаводства России., Санкт-Петербург., 1847 г., с.6, 12-14, 17, 19, 22-24, 101, 108,111-116, 297, 300-305, 321, 322,344.
31. Отчет Императорского Московского скакового общества об испытаниях лошадей рысью под седлом за 1913 г., Москва., с. 235-264.
32 Доклад кн.Урусова С.П., инспектора по с.-х. части М-ва зем. И гос. Имуществ. 1903 г.рестьянское коневодство, его современное состояние и пути к улучшению., с.4, 6, 8, 13, 16.
33. Столетний юбилей в честь графа Алексея Григорьевича Орлова-Чесменского в память основанной им породы верховой и рысистой и 4-я Всероссийская конская выставка. В.И. Коптев., Москва, 1875г., с.2, 5, 6, 8, 11, 16, 18.
34. Алфавитный список рысистых лошадей бежавших в 1884 году в Санкт-Петербурге и Москве. П.Каффка., Санкт-Петербург., 1885 г., с.6, 9, 165, 167, 238.
35. Рысистые летние бега в Москве 1856г., Коптев В.И., Москва, 1856 г., с.13,14.

36. Материалы для истории русского коннозаводства 1847-1887 г.г.. . Коптев В.И., Москва, 1887 г., с.4,5,12-15, 18,19, 31, 108, 111-113, 175, 262, 460,508, 527, 538.

36. Рысистые заводы в России, составленные по описи владельцев заводов Комитета Императорских рысистых бегов. Граевский Н.В.,Санкт-Петербург, 1854 г., с. 129,172,361, 663, 858, 890,896,939, 971, 1254,1272.
37. Рязанские усадьбы и их владельцы. Акульшин П.В., Рязань , 2006 г., 63-81,100-110, 121-128, 227—243, 303-311.
38.Доклады членов Рязанской губернской земской управы о ревизии уездов Спасского, Сапожковского, Скопинского и Ряжского;, 1875 г.. - Б. м.: б. и., 1877 / Рязанская губ. земская управа.. - М., 1877., 464, 501.
39. Жизнь "Ивана" / Семенова-Тян-Шанская Ольга Петровна. - Рязань: Изд-во Ряз. гос. пед. ун-та им. С. А. Есенина, 1995., с. 25, 77, 81.
40. Календарь и справочный указатель г.Рязани на 1883 год.
41. Очерк служебной деятельности и домашней жизни стольника и воеводы XVII столетия / Селифонтов Н. Н. - СПб.: Изд. археогр. комис., 1871.стр 82,83.
42. Царская вотчина XVII в. / Заозерский Александр Иванович. - М.: Соцэкгиз, 1937. стр. 112,113
43. Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской епархии.Рязань.,Добролюбов И.1996г.,Т.2.,стр., 147,170.
44.РГАДА , ф. Дворцового архива, д. 41758, л.л. 19 об.-21 об.
45.РГАДА , ф. Дворцового архива, оп.15,д. 602, л.л. 1, 2,3,4 .
46.РГАДА , ф. Дворцового архива,оп.15, д.701 л.л. 1,2 об.
47.РГАДА , ф. Дворцового архива, оп.15, д. 693, л.л. 1,2.

48.РГАДА,ф.1209, оп.1,ч.3,д.213, л.2 об.,6 об.,345 об.

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: skala    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте