Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Труды Рязанской Ученой Архивной Комиссии, 1887 г., №1



ТРУДЫ
РЯЗАНСКОЙ УЧЕНОЙ АРХИВНОЙ КОМИССИИ

Том II 1887 год № 1.

Содержание:

I. Исторические материалы и исследования.

Из семейного архива А.П.Галахова.

Издаваемые документы сообщены нам для издания Членом Архивной Комиссии А.П.Галаховым и составляют часть бумаг, оставшихся после прадеда его Капитана Гвардии Преображенского полка А.П.Галахова, на которого были возложены Правительством весьма важные поручения во время «Пугачевского бунта». Некоторые из этих бумаг, а именно: собственноручное «наставление» Императрицы Екатерины Капитану Галахову от 8 Августа 1774 г. и два письма Гр. П.И.Панина к нему же из Пензы от 14 и 19 Сентября, напечатаны Пушкиным во II томе его «истории Пугачевского бунта». Мы поместили здесь только те из этих документов, которые по всей вероятности не были в руках Пушкина, почему и не попали в его «историю».

А.С.

Отверстой указ.

Объявитель сего нашей Лейбгвардии Преображенского полку Капитану Галахову, повелеваем всем кому сей наш указ объявлен будет, чинить по требованию его во всем скорое и возможное вспоможение
Екатерина.
8 Августа 1774.

Царское село.

2.

1774 года Октября 2 дня.

Лейб Гвардии Господину Капитану Галахову

Приказ.

Усмотря из данного вам собственноручным подписанием высочайшего указа, что Ее Императорское Величество всемилостивейшее вам доверить изволила при случае получения в руки ваши государственного злодея Пугачова хранить его под нашею стражею, к чему и снабжены вы командою Лейб Гвардии, для того оного в наши руки по сохранение и теперь и вручаю с тем, что по важности причиненных им государству злодейств имеете вы пред престолом Ее Величества ответствовать собственною вашею жизнию в невредном оного в руках ваших сохранении, как на месте, так и в доставлении туда, куда будет от меня приказано; а к тому предписываю еще следующее:

1-е, чтоб сей злодей был всегда прикованным к стене, а от замка той цепи ключ хранился бы всегда у вас, и некудаб он и никто к нему без моего повеления от сего времени допускаемы не были.

2-е, сверх часовых Гвардии сколько где по рассуждению вашему потребно быть может содержать вам от армейских полков, а в покое при самом злодее часовому не иметь никакого при себе ружья, кроме шпаги, и то необнаженной, но сверх оного быть тут же безвыходно для надзирания над ним по одному обер и по одному унтер-офицеру армейских, для чего тех и других приказал я от дежурства к вам нарядить по четыре человека.

3-е, недреманно смотреть, чтоб сей злодей никаким образом себя умертвить немог; кормить его обыкновенною подлому человеку пищею и употреблять на оную каждый день по пятнадцати копеек из имеющейся у вас суммы; потребным платьем и обувью для наступившей стужи снабдить его из тойже суммы, на употребляемые подлыми, а не знатными людьми.

4-е, жену сего злодея и сына недопускать к свиданию с ним и содержать, чтоб никаким образом утечки, особливо сын его сделать не могли; для пищи им употреблять на всякой день по десяти копеек каждому; равным образом если и какая одежда им для наступившей стужи востребуется, то и оную искупить, употребляя на то имеющиеся у вас деньги.

5-е, всякой день поутру в восемь часов, а в вечеру по пробитии зори рапортовать меня самого о целости сих вам вверенных колодников.

6-е, как та Коммисия, которая вам была от Ее Императоргского Величества препоручена и для коей вы снабжены знатною суммою казенных денег, получила свое окончание, без употребления оных, то имеете вы нынеже подать ко мне рапорт, сколько откуда вы оной суммы приняли, сколько из нее куда именно в расход издержано и что затем у вас действительно налицо теперь состоит, изготовя излишество ее от определяемого вам по мере теперешней потребности расхода ко внесению во экстраординарную здесь Ее Императорского Величества казну, о чем я и дам на тот ваш рапорт настоящее повеление. Граф Петр Панин.

3.

Высокоблагородный и почтенный Лейб Гвардии Господин Капитан.

Из принятой вами по высочайшему Ее Императорского Величества повелению на экстраординарные расходы в Санкт-Петербурге суммы, девяти тысяч четырехсот рублей, сходно вашему требованию за расходами наличные четыре тысячи шестьсот рублей изволите оставить у себя на расходы; а те двадцать пять тысяч рублей, которые приняли в Москве для причисления к имеющейся у меня экстраординарной сумме, отдать находящемуся при канцелярии моей Господину Надворному Советнику Чонжину; и если иногда сверх показанной у вас оставшейся для расходов суммы сколько будет вам надобно, изволите требовать от меня, по чему и отпущены будут.
Вашего Высокоблагородия
охотной слуга

Граф Петр Панин.

№ 194.
Октября 5 дня
1774 года.
Симбирск.

Г. Галахову.

Письма П.И.Мельникова (Печерского) к гр. Д. Н. Толстому.

Павел Иванович Мельников (Печерский), один из талантливых наших писателей известный также своими исследованиями в области русского раскола, происходил из старого дворянского рода. Он родился 22 Октября 1819 года в Нижнем Новгороде. В 1830 году он поступил в Нижегородскую гимназию, а спустя четыре года перешел в Казанский Университет, в котором и окончил курс кандидатом словесного факультета в 1837 году. В следующем году он назначен учителем истории и статистики в Пермскую гимназию; через год переведен в Нижегородскую гимназию на преподавание тех же предметов и в должности этой оставался до 1846 года. Оставив учебное ведомство, Пав. Ив. поступил чиновником особых поручений при Нижегородском военном губернаторе князе Мих. Александровиче Урусове. В 1850 году министр внутренних дел гр. Перовский определил Мельникова в свое Министерство чиновником особых поручений. В Августе 1866 года он был уволен от должности чиновника особых поручений при министре внутренних дел, причислен к этому министерству и откомандирован в распоряжение Московского, генерал-губернатора. В 1880 году Мельников вышел в отставку. Скончался он 1 февраля 1883 года в Нижнем Новгороде.

На литературное поприще выступил Пав. Ив. в 1839 году, напечатав в Отечественных Записках свои «Дорожные записки на пути в Сибирь», сразу обратившие внимае на автора. Впоследствии славу талантливого писателя приобрел Мельников своими прекрасными рассказами «В лесах» и «На горах», где так мастерски изображена жизнь народная поволжской стороны. 10 Ноября 1874 года в публичном заседании Общества любителей Российской Словесности был отпразднован тридцатипятилетний литературный юбилей Павла Ивановича Мельникова.

Подробный перечень литературных и ученых трудов Мельникова помещен в статье «Учено литературная деятельность П.И.Мельникова» в Историческом Вестнике за 1884 г. (Февраль). В этом же журнале за тот же год помещена (Сентябрь-Декабрь) и подробная биография П.И.,под заглавием «Этнограф-беллетрист», составленная П.С.Усовым. В Русском Архиве за 1875 г. (кн. I) напечатана речь, сказанная Д. Ив. Иловайским на юбилее Мельникова на тему: Павел Иванович. Мельников и его тридцатипятилетняя литературная деятельность».

Известность П. Ив. Мельникова—Печерского как талантливого писателя побудила нас предать гласности письма его к гр. Д. Н. Толстому, найденные нами в бумагах последнего, тем более, что они не лишены общего интереса по своему содержанию. Большая часть печатаемых писем относится к тому моменту жизни Павла Ивановича, который мало исследован и о котором к тому же составилось неверное представление. Момента этот— переход Мельникова из Нижнего Новгорода на службу в Петербург в 1850 году. Переход состоялся не неожиданно для Мельникова и не без всякой просьбы с его стороны, как то утверждается в речи Д. И. Иловайского в в биографическом очерке П. С. Усова. П. И. Мельников усиленно стремился уйти из Нижнего Новгорода. Недоброжелательные отношения к нему некоторых из членов Нижегородской администрации, неопределенное положение, в которое он был поставлен по отношению к губернским властям данным ему из Петербурга поручением и самым способом донесения о ходе его работ по этому поручению, мелкие придирки к нему со стороны лиц «контролировавших», его работы,— все это делало его положение в Нижнем Новгороде «самым невыносимым». «Сделайте одолжение, любезнейший граф, похлопочите за меня, нельзя-ли поскорее вырваться мне из нашего омута великого и пространного, в нем же.......» —так писал Мельников к гр. Толстому 1-го Мая 1850 года. Ранее этого также было писано несколько просьб в Петербурга и самим Мельниковым и другими принимавшими в нем участие лицами (Жеребцовым, Далем, кн. Урусовым). Разнообразная, неутомимая деятельность провинциального чиновника в то время еще не обращала на себя особенного внимания высшего начальства. Исправляя и пополняя биографические сведения о нижегородском периоде жизни и деятельности Мельникова, печатаемые письма дают несколько дополнительного материала для характеристики и дальнейшей его деятельности и кроме того несколько интересных частных сведений о лицах и происшествиях, по чему либо обративших на себя внимание Мельникова.

Помимо таким, сведений внешнего характера в печатаемых письмах встречаем мы данные для суждения о Мельникове, как человеке и как писателе. В последнем случае интересны указания на то, как сам Мельников смотрел на некоторые свои литературные труды и какие побуждения часто заставляли его приниматься за перо. Побуждения эти – материального свойства. «Согласитесь, что человеку сам-пять жить в Петербурге на 1500 руб. с прибавкой каких нибудь 300 р. С имения нельзя – писал он гр. Толстому 8 Марта 1864 г. По неволе пойдешь в газетчики по Вашему выражению». «Пусть обеспечат меня, продолжал он, говоря о работе по расколу официально на него возложенной, — а потом и требуют. Тут, ведь, — как не интересуешься сам работой, как ни любишь предмета, а бросишь, если нужно приняться (и приняться за вздор, за какую-нибудь газетную статью), чтобы семья была сыта да тепла». Материальная не обеспеченность преследовала Мельникова. Он, по собственному его выражению, не принадлежал к партии людей «ловких», не умел из служебных отношений извлекать для себя выгоды. Однажды гр. Толстой, говоря с ним про отношения к нему министра В., заметил ему, что будет он дураком, если и теперь не сумеет ничего для себя сделать; на это Мельников в письме отвечал: «Видно так тому и быть, что быть мне дураком...... Не так уж меня печка спекла, чтобы просить за себя, другим — некому и остается все вечное уж видно statu guo».

Граф Дмитрий Николаевич Толстой, к которому адресованы письма, был с Мельниковым в очень близких отношениях, скоро ставших дружескими. Он обратил внимание на Мельникова при самом начале его литературной деятельности, когда тот был еще учителем в Нижегородской гимназии. Прибыв в Нижний Новгород в конце 1839 г. в качестве директора Нижегородской ярмарки он, но словам Иловайского, немедленно пожелал познакомиться с автором Дорожных записок на пути в Сибирь, сблизился с ним, предоставил в его распоряжение свою обширную библиотеку и вообще поддерживал в нем живой научный интерес, сделавшись его руководителем и учителем. Между прочим Мельников учился у него по польски и перевел в стихах из Мицкевича поэтическое произведение его, озаглавленное «Великий мастер». *) Ценя литературные дарования Мельникова и понимая как трудны пер вые шаги,
____________________

*) Напечатано в Литературной Газете; 1840 г.

гр. Толстой просматривал труды Мельникова, делал ему соответствующие указания, а впоследствии «бранил» его за резкость тона его статей, дружески предупреждая его о том, что из за таких статей может нажить себе много врагов. Мельников глубоко уважал гр. Толстого и привязался к нему всей душей. В свою очередь гр. Толстой заботливость свою о Мельникове простер до наблюдения за его внешностью. Сам Мельников упоминает об этом в своих письмах *). Нам лично приходилось слышать в семействе гр. Толстого не мало относящихся сюда анекдотов. Дружеские отношения гр. Толстого к Мельникову остались неизменными до самой смерти последнего чему свидетельством служат те задушевные письма, которыми отозвался гр. Толстой на предсмертную болезнь своего друга **).

В заключение считаем нужным сообщить, что некоторые из писем II. Ив. Мельникова к гр. Д.Н. Толстому еще при жизни последнего розданы им знакомым вместе с другими автографами. С. З.

1.

Нижний Новгород. 1849 года.

Ноября 25.

Любезнейший граф Дмитрий Николаевич. Начну письмо некогда Вашею фразою—неужели наша переписка осталась только для важных оказий? Это было бы больно для меня, потому что я Вас люблю, как привык любить. Вот уже скоро будет десять лет нашему знакомству, а в продолжение этого времени я еще не встретил ни одного человека, к которому бы так привязан был душою.

В. И. Даль, ***) в Июле приехав в ННГ., сказывал, что Вы уехали в отпуск к своим пенатам, поэтому я и не писал к Вам. Тут же подоспел Август, в продолжении которого я был как в каторге,—столько было работы по выставке, что мне еще никогда не случалось так работать. Член Комитета, распорядитель, приемщик, эксперт, правитель канцелярии, канцелярский чиновник полицмейстер, чичероне - все эти обязанности по выставке лежали на мне одном и слава Богу, все сошло как я даже не смел и ожидать, несмотря на разные противодействия вольные и невольные - словом и делом. Осень провозились с описанием выставки с описанием городов Н. губ. И, наконец, с архивами. По высочайшему повелению здесь открыта Археографическая Комиссия подобная
______________________
*) Истор. Вестн. 1884 г. Окт. Стр. 50.
**) Истор. Вестн. 1884 г. Дек., 589-593 стр.
***) Влад. Ив. Даль – известный знаток русского народа и его быта, составитель Толкового Словаря живого велико-русского языка. С 1849 г. Вл. Ив. Даль был управляющим Удельною Конторою в Нижнем Новгороде.

Киевской, Виленской и Минской. Председатель губернатор. Члены: я, князь Трубецкой, которого нет в ННГ., Трубников переведенный, в Симбирск и сын Павла Алекс Веселовского, который болен. Из сего Вы уразуметь, можете, что вся эта Комиссия – аз многогрешный.

Вот мое житье бытье в ННГ, а, выеду в уезды, вожусь с раскольниками и собираю всевозможные материалы для описания губернии. Города описаны кроме ННГ., который не кончен —а вот статистика-то: напр. Балахна все данные 1618, 1628, 1674, 1737, 1838 и 1849. Целый месяц работал.

А между тем мне перевалило за 30, между тем служба моя идет в пропажу относительно чина, ибо я так давно Надв. Сов, что начинаю думать, не родился ли я в этом чине. Колл. Сов. разумеется не получу, ибо должность VIII класса. Представили было к ордену,— не вышел. Впереди ничего, решительно ничего, буддийская пустота. Кн. Урусов со мною в прежних отношениях, но что же из этого? Завтра, послезавтра будет другой губернатор,— тогда что?

Между тем в 3 года, произведя до 80 следствий (большею частию секретных, из которых только 5 было возвращено за неполнотою и то в первые месяцы службы, когда я начинал),—думаю я, что прибрел некоторую опытность в делах и был бы сколько могу быть полезным и на другом поприще. Не вековать же чин. особ. пор. при воен. губ.

Работать, если нужно, я готов работать много. Притом же я работаю скоро. Вот пример: в церкви села Пуреха (строена кн. Пожарск.) были беспорядки и прекращено богослужение; земская полиция произвела следствие, но не так, — я переследовал. 480 вопросов, 170 очных ставок, на которых были законника: чиновники, попы с причтом (всего до 20 чел.), управляющий имением — великолепнейший крючек,— все это я сделал в 8 дней, а допросы пишу своей рукой. Не забудьте, сколько времена уходит за рукоприкладством, когда мужик ставит свои каракульки.— Дело о Варлааме—иноке на 3.400 листах я производил, два года, но если исключить время высылки лиц и переписки; (а переписывался я с 26 губерниями и одной областью Бессарабской), то самое производство не долее продолжалось, как 1 ½ месяца. Говорю Вам о делах конченных совершенно, ибо по 1 в Сенате, по 2 в Ком, Мин. состоялись уже решения.

Раскольников от поповщины до скопцов я изучил и знаком даже всеми толками хлыстов и скопцов: и образа их Искупителя и святой виноград и корабли и всякая всячина известна мне, даже песни их описал в Арзамаск. Остроге со слов одного скопца.

Статистика и история из рук не вывалятся.

Знаю канцелярский порядок, но не в совершенстве; ибо был с губернатором на ревизии только раз, а сам ревизовал только 2 раза.

Маракую по части промышленности.

Обращаю раскольников в единовеpиe.

Более ничего не смыслю. Законов на память не знаю и всегда со мной Алфавитн, указатель Св. Зав.— Языков иностранных не знаю, кроме французского, на котором впрочем не говорю.— Подчерк скверный.

Вот Вам весь я—с достоинствами и недостатками, откровенно высказанными.

Какое бы Вы сделали из меня употребление?

Словом, если бы в Феврале я приехал в Петербург,— мог ли бы я получать место приличное чину и доставляющее возможность жить. Вы знаете, что я человек без состояния. Мог ли бы я ехать наверное? С кв. У. мы расстанемся хорошо, и я знаю, что он меня в Январе представит к награде и даже даст рекомендацию, если я поеду в Петербург. Об этом слегка был уже разговор, хотя ему и не хочется меня отпустить ради газеты, Стат. Комитета, Ком. Археограф, и редакции отчетов *) О раскольниках потужит только Высокопреосвященный Иаков **).

Выло здесь место—помощника у Даля, и он предлагал его мне; но тот же класс, то же содержание (1000 р.), а работы больше. К тому же «должность — засто», употребляя Далевское же выражение.

Даль, у которого я только не ночую и с которым мне в особенности было бы жаль расстаться, — говорит: «попытка— не шутка— спрос - не беда» и именно советовал к Вам обратиться с предварительным вопросом, чтобы узнать, как теперь обстоятельства, в таком ли положении, чтобы можно было ехать наверное. О намерении моем, кроме Даля, я и не говорил никому, —давши Ур. легкий намек под формою условного силлогизма.

Если бы можно было попасть в число состоящих с жалованьем. Хочется узнать Россию, поездить пока молод, накопить материалов наглядных, а не книжных, чтобы было чем заняться под старость. Вот моя цель.

Пожалуйста, уведомьте меня, граф. На Вас во всем полагаюсь, что Вы скажете, то и сделадю. Думаю в уверен, что Вы желаете мне доброго.

Весь Ваш

П. Мельников.

2.

________________________
*) В продолжении своей службы в Ниж. Нов. Пав. Ив. Мельников кроме занятий в Археограф. Ком. редакти¬ровал Губернские Ведомости с 1845 г., был Секретарем Статистического Комитета.
**) Архиепископ Нижегородский.

Письмо Ваше, любезнейший Граф, имело точно такую же участь, как и мое. Был я в командировке, переезжал из города в город, а письмо Ваше ездило за мною следом, но догнало в Нижнем. Очень, очень благодарен Вам за Память Вашу, хотя приезжие наши из Питера и уверяют, что Вы ужасно изменились, сделались горды и неприступны, но этому я плохо верю. Да и Влад. Ив. Даль не то толкует.

Поведу слово о переходе моем. В декабре 1849 был здесь член совета М.В.Д. Жеребцов, которому поручено было обозрение городов Ниж. Губ. И составление инвентарей. Кн. Ур. По его отношениюприкомандировал меня к Жеребцову, а Жеребцов тотчас же дал мне инструкцию для обозрения городов, донес о том, что мне поручил все это дело. Министр, написал письмо Милютину и уехал (15 Декабря донес к Министру).

Вы знаете инвентарные занятия. Я приступил к ним и на первом шагу увидел, что губернскому чиновнику сделать этого дела при всем его желании, при всех его познаниях, невозможно. Связан он по рукам и по ногам. Прибавьте к этому еще и то, что некто из окружающих его не усвоил себе мысли о прямом назначении инвентарей и цели обозрения городов и всякий старается запутать это дело всевозможным дрязгом канцелярских формальностей.

Жеребцов предвидел это и говорил мне, что он по приезде в Петербург будет стараться о перемещении меня в число чиновников М. В. Д. с тем, чтобы оставить за мной Нижегородское поручение. --Из Нижнего писал он об этом и к Милютину. Потом Вл. Ив. Даль, видя мое положение, писал к Милютину, но ответа до сих пор нет.— Даль считает это перемещение возможным. Кн. Урусов не прочь от этого и вызвался сам тому содействовать.

Есть у нас люди деловые, люди обрекшие себя на вековечное вращение между формальностями канцелярскими, люди, которых цель состоит в том, чтобы дело шло формально —хорошо и не могло бы иметь дурных последствий, а будет ли оно иметь последствия хорошие — это не наше дело. — Этим то людям я не по нутру. Чтобы не иметь с ними столкновений, я оставил в покое раскольников, тогда как почти все скиты были уже на ниточке: все бы приняли единоверие *). Необычайным путем полученный мною орден пораздразнил их. — И, вот, эти то люди устроили дело об инвентарях так, что если бы на мое место командировали Ангела небесного то и ему было бы мудрено исполнить это поручение, как должно. - Вот мое положение в кратких словах: вместо того, чтобы мне
_______________________

*) Об этом см. Ист. Вест. 1884 г. Окт. 44—46 стр.

через губернатора ежемесячно доносить Хозяйственному Департаменту о моих действиях и представлять мои работы в том виде, как я их сделал, я обязан все представлять в III Отдел. Губ. Правления. В Губ. Правлении контролируют, меня, рассматривают мои действия, мои соображения. Замеченные мною упущения или принимают к сведению, — или исправляют домашним образом, а в Министерство, конечно, будут доносить, что все состоит благополучно. Из моих записок и соображений сделают черт знает что такое и представят все это совершенно в извращенном виде. Иначе и быть не может — Все, что ни нашел я неисправного в Думах Семеновской и Балахнинской произошло от неправильных действий самого III Отд. Губ. Правл.— И оно же рассматривает все это. — А столкновение с полицией? И теперь уже я кое с кем перессорился и на меня смотрят, как на стреляющего холостыми выстрелами по воробьям. — Что будет дальше, представить себе не могу. И теперь уже какая-нибудь дубина З., человек не имеющий ничего человеческого кроме должности асессора Губ. Правл., парадный шут всего города, рассуждает и толкует о моих записках, в которых заключаются предметы, о которых ему и во сне не снилось. И он, занимавшийся в М. В. Д. сшивкою бумаг, будет их контролировать, поправлять их. Хороши дойдут они до Министерства, нечего сказать. А там у Вас в Петербурге я же получу титло дурака — и это поручение, на которое я рассчитывал, как на средство перейти в Министерство, это же самое поручение послужить, быть может, вечною препоною к моему переходу. Решительно скажу Вам, что поручения этого при настоящих условиях я исполнить не могу, да, признаюсь, и охоты нет. Сначала я занялся работою с любовью и жаром, а теперь это дело мне противнее рвотного. Хотел отказаться — говорят: «так как это поручение возложено Членом Совета, то местное Начальство не может передать его другому»; хотел сказаться больным—говорят: «дело не к спеху, выздоровеешь, так сделаешь». Говорю наконец, что я не умею этого делать — говорят: «врешь-умеешь, делай». Помните Державинскую птичку:

«Пой птичка, пой»…..

Ей Богу, кажется, в отставку выйду.

А Милютин молчит и Жеребцов молчит. Я просто—в отчаянии.

Вы не почтете меня нескромным, если я скажу Вам, что трудно сыскать чиновника, который бы знал лучше меня нужды в состояние городов Н. губ. Исполнить поручение я бы сумел, работа из рук не вывалится. Как бы мне перейти к Вам, чрез это поручение? Даль говорить, что это – вещь сбыточная и даже неизбежная. Похлопочите, любезнейший Граф, о перечислении меня. Жалованье и прочее Князь Ур. предполагал сначала на счет городов; — ну, это как там будет. Спросите Милютина, что и как у в них об этом толкуют. То ли, сё ли бы написали. Между нами будь сказано, что Вл. Ив. Даль хотел писать обо мне графу Льву Алексеевичу, но при участии Жеребцова и Милютина он боится испортить этим дело. Смекаете? Чтобы не обиделись.

Знаю и верю, что Вы меня любите и желаете лучшего. Скажите, какого лучше искать случая для перевода моего: этот случай сам Бог послал.

Мне бы особенно нужно теперь заблаговременно похлопотать об этом. Князь Ур. толкует, что если откроются военный действия, он будет проситься в армию. К тому же я — каждый день бываю у Даля, а между Далем и Ур. пробежала черная кошка, в образе инспектора врачебной управы Ш. и еще одного господина облеченного в броню формалитета, о котором выше было говорено. Это С., правитель канцелярия, брать того помощника Бестужева, которого уволили за неблагонадежностью. Ergo — сами поймете. А раззнакомиться мне с Далем нет ни сил, но охоты. Да и расчета нет.

Наконец, если нет никакой возможности перетащить меня в Мин. В. Д., то, ради Бога, попросите, чтобы отняли у меня это поручение. Здесь затрудняются передать его другому, а такая передача была бы для меня, в случае невозможности перехода, истинной наградой. Положение мое невыносимо. Неблагонамеренно действовать я не стану, что открою, между глаз не пропущу, — а при этом явные и тайные, прямые и косвенные неприятности сыплются на меня, как на бедного Макара шишки. Вот, и теперь в то время, как писал я это письмо, получил я подтверждение от З. (!), где поставлено мне на вид, почему в Балахне я не занялся определением количества леса, а вместо того занимался землями, внутри города лежащими. — Зимою то в лес поди. Черт бы их побрал! Само собою разумеется, что все эти пакости истекают более от секретарей и столоначальников, которым очень прискорбно видеть, что не посвященные в их тайны осмеливаются входить за кулисы милых сердцу их градских дум. — Изменивши мое положение,—Вы просто спасете меня, осчастливите.—Жду с нетерпением ответа.

Ваш душевно
П. Мельников.

3 Марта.

3.

Любезнейший граф. Я писал к Вам третьего дня подробно о моих отношениях и обо всем. Вчера толковали мы опять с Влад. Ив. Далем об этом предмете и Даль дола-

гает - так как в письмах к Милютину и Жеребцову было писано, чтобы они уведомили как это дело двинуть: т.е. мне ли подать просьбу, губернатору ли представить, то быть может они затрудняются это написать. Если это так, скажите откровенно все г. Шимоволосову *),—на него положиться можно,—и то, что Вы скажете ему, в огласку не пойдет. Говорять, что Вы в Воронеже были по инвентарям - же и страшный пожар разгорался от Ваших действий. Поэтому поводу Кн. Ур. здесь говорит: «ну, слава Богу, что у нас свой нашелся». Все бы хорошо, да этого своего связали и по рукам и по ногам. А положение невыносимо. Даже и Попов (который поручил Вам кланяться) президент Губ. Правл. говорит, что он на моем месте не знал бы что делать. Пожалуйста, любезнейший граф, постарайтесь, разъясните это дело. Мне уже сдается, что не превысил ли своей власти Жеребцов, дав мне такое поручение, а потому в Министерстве не махнули ли на все рукой? Если нельзя меня причислить к М. В. Д., то приезжайте-ка к нам Вы: — вот бы пожили с Вами. —Впрочем, если мне не суждено быть в Мин., то как рая небесного жду командировки Вашего чиновника, который бы взял у меня проклятые инвентари и все, что при них, и уничтожил бы мое двусмысленное и самое невыносимое положение.

Весь Ваш
П. Мельников.
7 Марта.

P. S. Прав. Канц. С. и полиц. З.— вот кому не нравятся инвентари: они им горьче редьки. От того и весь сыр-бор горит. А люди сильные - не переломишь.

4.

1 Мая. Нижний Новгород.

На другой день по отсылке письма моего к Вам, любезнейший граф, Даль получил письмо от Редкина, который пишет, что мне сначала отказано по письму Ур—ва, но по представлении особой записки М—р приказал меня причислить к М—ству и передать дело об этом для исполнения Лексу **). Лекс — Редкину говорил, что дело решено.

Стало быть, делишки поправились, и я могу иметь надежду на изменение моего положения. Сделайте одолжение, любезнейший граф, похлопочите за меня—нельзя-ли поскорее мне вырваться из нашего омута, глубокого и пространного, в нем же.......

Думаю я, что затянется дело затем, что мой формулярный список не представлен. Я хотел было его послать сегодня, но как не упрашивал я Ур—ва выдать мне формуляр
______________________________
*) Шимоволосов податель этого письма. В подлинном письме есть приписка к нему лично относящаяся почему письмо и было послано с ним.
**) Лекс — товарищ министра внутренних дел.

—не дает и просьбы даже не принимает. Приятель мой Правит. Канцелярии убедил его, что это противозаконно и может иметь «весьма неблагоприятные последствия в порядке исполнения по части администрации губернского управления».

Нельзя ли поскорее потребовать моего формуляра или, что еще бы лучше было, взять его в М-стве, куда все формуляры нашей братьи ежегодно представляются?

А меня, как нарочно, все более и более отвлекают от инвентарей; вот сейчас получил целый короб книг и икон из Губ. Прав. Надобно ехать по делам раскола, которые мне уже надоели — по столкновениям с некими людьми.

Если причислять меня, то дайте мне наставление, что делать: написать ли кому что, представить ли что и пр.

Тяжеленько будет в Нижнем: уже теперь вижу; и если пошлют меня в другую губернию, — не поропщу. Жаль Даля. Напишите мне какое полагается содержание находящимся в командировке состоящим по М—ву и каким путем оно получается. Вл. Ив. говорил, что состоящие при М—стве получают хорошее содержание во время командировки, а будучи в Петербурге ничего не получают, иных же прикомандировывают к тому или другому департаменту и те получают содержание из того места, куда прикомандированы.

Прощайте, любезнейший граф, не забывайте меня и пожалуйста напишите, как идет дело и что меня ожидает и что мне делать.

Весь Ваш

Мельников.

P. S.Если меня командируют в Нижний, можно ли будет остаться редактором. Впрочем тут будут некоторые неудобства местные — а жалованья ведь 500 р. — Пожалуйста напишите по подробнее.

5.

10 Декабря 1853 г. Нижкий Новгород.

Пользуясь отъездом Н. А. Новосельского в Петербург, чтобы напомнить Вам о себе, имея в виду ту выгоду, что не надоем Вам длиннотою письма. Очевидец моей жизни Нижегородской передаст Вам об ней подробно.

Трудно, признаюсь, настоящее мое поручение не смотря на то, что оно мне с руки и что к тому же нахожусь в удовлетворительных ладах с Губ. Как ни бьюсь, как ни усидчиво работаю, ранее Февраля и думать не моту явиться в Петербург с конченными работами *). Неужели этот мой приезд будет также несчастлив, как и прежние два? В прошлом году мне довелось с Вами видеть
_______________________

*) Трудное поручение — о современном подожении раскола в Нижегородской губ. — Отчет об атом поручении представлен Мельниковым в Петербурге в Декабре 1854 года.

первые Моисеевы книги. Гр. Мих. Вл. *) показал их А. В. Горскому **) (не говоря имени автора) и Горский сказал, что, по его мнению, препятствий со стороны духовной цензуру быть не может. Ободренный этим Даль принялся снова за работу и теперь уже сидит над четвертой книгой Моисея. При жизни Филарета его повествование не прошло бы. Филарет, узнав от Погодина, что Даль изучает Сведенборга и перевел сообразно в его Г ***) Апокалипсис па русский язык , полагая, что он православный, однажды в речи своей окончившим курс в дух. академии предостерегал их от ложного учения проповедуемого Далем и отозвался о нем почти как о впавшем в ересь. Но теперь, кажется, настали другае времена.

О новом митрополите все вести хорошие. ****) Запретил человекопоклонение, теперь попы не кланяются ни ему, ни викариям в ноги, у Троицы нашел мало монашеского и деньги, назначенные на годовую пропорцию пива, обратил в пользу голодающих. Прост, доступен.

...........................

О выходке Серафима против кн. Голицына я слышал (но слышал различно) от Воцеховича и от Иеремии еписк. Нижегородского. Желательно бы знать, как рассказывает Филарет. Тот ли это случай, что имел следствием увольнение Голицына? Что манифест Синода, объявивший Наполеона I антихристом, писан Мефодием Тверским это я знал, но пружин не знаю *****). Был бы очень благодарен если бы сообщили.

К Вам собирается Иезбера ******). Он с Ноября живет у Даля, собирая выставку, хлопоча о введении между всеми славянами кириллицы, а теперь еще вместе с слепцом Ширяевым о построении часовни св. Кириллу и Мефодию в Москве, на Смоленском валу. Сам он совестится просить Вас и сказал мне, что он был бы очень благодарен, если бы Вы ему подарили для выставки полный костюм крестьян и крестьянок Рязанской губернии.
__________________________
*) Гр. Михаил Влад. Толстой – автор «Рассказов из истории Русской церкви».
**) Протоиерей Александр Вас. Горский – ректор М. Д. Академии.
***) Слово не разобрано.
****) О Московское митрополите Иннокентии.
*****) Трудно допустить, чтобы такой манифест существовал! Прим. Ред.
******) Федор Ив. Иезбера – ученый чех, занимавший кафедру славянских наречий в Пражском университете.

Когда он соберется в Вам, то уведомит Вас.

Вам искренно преданный

П. Мельников.

Сообщил Ст. Зверев.

Из архива Солотчинского монастыря.

Книги описные казенные 1722 году *).

1722 г. Февраля в 16 день. Дому Рожества Пресвятые Богородицы Солотчинского монастыря по указу отца архимандрита Исакия с братиею книги описные монастырской... (казне?), по отдачи бывшего казначея иеродиакона Деонисия, что принел в той монастырской казне у него, бывшего казначея иеродиакона Деописия новой казначей монах Сергий, и то писано в сих описных книгах именно:

В монастырской казне коробка, а в ней святые иконы и кресты:

Крест резной распятие Господне, оклад позалочен, на нем цепь серебреная белая;

Крест резной же позалочен, на нем Спас на престоле, на нем же четыре хрустали да три каменя малые, на главе камень же.

Крест деревянной резной роспятие Господе не..... ми.

Крест серебреной позалочен, на нем роспятие Господне, на нем же четыре каменя, голова серебряная позлачена же, да камень **); на другой сторане образ Пресвятые Богородицы с превечным младенцем, да четыре камении.

Ковчежец с животворящим древом, обложен серебром.

Складни резные, с празники, обложены серебром, позалочены, у запоначки две жемчюжины.

Другие складни резные, деревянные,—тройц(а?).. да воплощение, обложены свинифтом (?).

Икона гантальная (?) резная — Борис и Глеб, обложены серебром; назади Николай чюдотворец резной на серебряной дске.

Икона гантанная же святых мученик Еоргия да Димитрия Селунского, вырезаны на камени, глава серебреная, обложены серебром, позалочены.

Крест серебреной позлащеной, на нем пять каменей да шесть жемчюжин.

Понагия костеная, на вырезе облочена серебром с позалотою, на ней пять жемчюжин, да во главе жемчюжина.

Икона медная Распятие Господне, глава серебреная, созади Георгии.

___________________________
*) Тетрадь in 4-о, без конца; всего 14 стр. текста. (Отпечатана с незначительным изменением в правописании: буквы с и з, и и i , ъ и … и знаки препинания расставлены применительно к нынешнему правописанию).
**) Предполагаю, что здесь правильнее поставить знак препинания, чем после слова «стороне».

Пенагея резная живоначальные Троицы да | Знамения Пресвятые Богородицы, обложена серебром, позалочена.

Икона с празники, созади Николай чюдотворец, вырезана на косте, оклад и глава серебреная с позалотаю.

Дватцать четыре пуговицы медных.

Ковчежец булатной изнавожен серебром, а в нем сорок каменей разных цветов да жемчюжина большая, да четырнать (sis) шаночных каменей разных цветов, да шапочной херувим серебреной позалочен.

Крест складной медной, позалочен, глава медная, позалочена ж.

Три венца да три гривки (?) свинистами (?)

Да окладу серебреного — ветхих венцов позалоченных весом девятнатцать залотников.

Да три венца больших серебреных, которые сняты (с) старых икон соборные церкви, при них два венца малых, весом фунт тритцать золатников.

Да венец, да цата серебреные залоченые сканные (?), в них две жемчюжины да четыре каменя.

Евангилист Матфей серебреной позалочен.

Кальцо серебреное от кадила.

Да отломак от кавша пелюкп (?) серебреная.

Да ковш большой серебреной по подписи владыки Феодосия Коломенского, весом шестьдесять золатников.

Двенатцать стоканов серебреных, позалочены местами, весом два фунта восмьдесят семь золатников; чарка серебреная с чернью, весом осмнатцать золатников с подзолотником, а та чарка ныне у архимандрита в келии.

В казне ж на стене крест медной складной, глава серебреная позалочена, созади Николай чюдотворец.

В казне ж поставец с ящики, а в тех ящиках великих Государей и великих князей жалованные грамоты в вотчинные выписи и всякие крепостные письма на все, монастырские вотчины; а что в котором ящике, какие письма, и то писано ниже сего имянно:

В первом верхнем ящике грамоты на целых листах, а те грамоты писаны имянно ниже сего.

Грамота великого князя Ивана Федоровича реванского, внука великаго князя Ольга Ивановича резанского, за вислою печатью, что дал в Солотчинской монастырь уеад к селу Федоровскому, а писал ту грамоту его, великого князя дьак Власей Перепечин, а году в той грамоте не написано.

Судная правоя грамота, что дал при великом князе Иване Васильевиче всеа росии писец Иван Морозов с товарыщи за своею печатью на Солотчинскую землю, а году в ней не написано.

Грамота великого князя Ивана Васильевича всеа России и сына его великого князя Василья Ивановича всеа России несудимая, дана архимандриту Досифею 7013 (1505) году за двемя вислыми красными печатьми за подписью дьяка Федора Мишуринова да Андрея Арцыбашева, ветха гораздо, на полулисту.

Судная правоя грамота великого князя Василья Ивановича всеа Росии, что дал князь Семен Дмитриевич 7016 (1508) году архим. Досифею на село Бильдино за, ево, князь Семеновою, печатью и за подписью дьяка Елизара Цыплятова.

Судная правоя грамота на солчинскую землю, что судил Иван Корабьин, за печатью та грамота великого князя Василья Ивановича всеа Росии дворецкого князь Семена Дмитриевича за подписью дьяка Василья Жукова (?), 7017 (1509) году.

Судная правоя грамота, что дал по повелению великого князя Василья Ивановича всеа Росии писец Федор Иванович Волынской 7038 (1530) году за своею печатью на пустошь Рокину.

Грамота великого князя Ивана Васильевича всеа Росии несудимая, дана архим. Феодосию 7045 (1537) году за красною печатью и за подписью дьяков Кожюха Кроткова, Андрея Арцыбашева, Ивана Пермацкаго, Семена Бредихина.

Выпись на солотчинскую землю с Московскими (?) дьяка Третьяка Михайлова сына Дубровина, дана архим. Тихану за ево Третьяковою рукою 7063 (1555) году.

Судная правоя грамота Царя и великого князя Ивана Васильевича всея Росии, что дал по сему Иван Трахониотов с товарыщи 7072 (1564) году архим. Крисанфу с братией на село Чешуево с деревнями за своими двемя печатьми и за подписью подъячих Василья Богданова да Федора Козлова.

Сотая выпись Третьяка Григорьева сына Вельяминова с товарыщи, дана архим. Алексею на монастырь и на ближние монастырские вотчины и на городцкое Переславсвое место за ево печатью в за приписью подъячих Ильи Иванова, Третьяка Копнина 7106 (1598) году.

Две грамоты Царя и вел. князя Василья Ивановича всеа России 115 (1607) году, даны архимандриту Андреяпу с братиею, — одна не судимая, а другая на вотчины, за подписью дьяков Богдана Тимофеева, Семена Головина, Семена Бредихина, за красными вислыми печатьми.

Две граматы Царя и в. князя Димитрия Ивановича, всеа росии 113 (1605) году за вислыми красными печатьми,—одна несудимая, а другая на вотчины, даны архимандриту Андреяну с братиею.

Грамота великого Государя Царя и вел. князя Михайла Феодоровича всеа Росии 129 (1621) году за красною вислою печатью не судимая за подписью дьяка Семена Бредихина.

Другая грамота его ж великаго Государя Царя и вел. князя Михайла Феодоровича всеа Росии того ж 129 (1621) году за красною вислою печатью на монастырские вотчины и на всякие угодья, за подписью дьяков Семена Бредихина, Григорья Посникова.

Грамота великих Государей Царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича всея великия и малыя и белыя Pocии самодержцев 202 (1694) году, дана архимандриту Игнатию с братиею на монастырские вотчины, за подписью дьяка Тимофея Невежина.

Список с жалованной грамоты великого Государя Царя и вел. квязя Михаила Феодоровича всеа Росии за руками архимандрита Деонисия с 6ратиею и за монастырскою казенною печатью 130 (1622) году на монастырские вотчины, а подлинной в казне нет и в описных книгах не написано.

В малом ящике отписи вяземские и Смоленские и городовые кожюшечного дела и хотмтцого запасу, разных годов на все монастырские вотчины, связаны в пучке десять отписей.

А в левой стороне в малом же ящеке купчие па лошедей и отпускные на боярских крестьянок и всякие росписки.

Да в другом ящике, оь стены в ящику, грамоты великих князей и великих княгинь резанских на селы и на деревни и на бортные угодьи и на воды на алых картиах и розные мелкие записи и выписи и списки о спорных. землях старолетные, все ветхие, связаны вместе в пучку посчету пятьдесят пять; и те крепости, которыми ныне в монастыре вотчинами владеют, написаны и вотчины укреплены в больших государских грамотах и в писцовых и в переписных выписех.

Да в том же ящику снаружи выпись с ежевых книг на дорковскою пустошь, что

ныне село Романова, межовщика Ивана Талызина да подьячего Михайла Гаврилова за их руками 178 (1670) году.

Другая выпись с межевых книг ево ж Ивана Талызина за приписью дьяка Григорья Протапопова на тое ж Дарковскою пустошь того ж году во 179 (1671) году.

Грамота послушная великого Государя Царя и великого князя Алексея Михайловича всеа России самодержца за приписью дьяка Стефана Венедиктова на тое ж ….

Сообщ. А. Доброклонский.

Правая и разъезжая грамота окольничаго и воеводы Михаила Михаиловича Тучкова, 1563 года.

По Црву Гдрву Великого Кнзя слову Ивана Васильевича всея Русп и по Гдрве грамоте и по Суда своего спуску, окольничей и воевода Михайло Михайлович Тучков ищеи Булата Елегина, Васку Булатова, Акбулата Макшаева, Бичуру Мокшаева, Бакбулата Мокшаева, Урусу Падевруева с товарищи оправил, а ответчика Енмамета Ендевлетева сына обвинил в пожне в Коверп, и исцев иск Булата Елегина с товарищи, что у них с тое их пожни свезл с Ковери Енмамет триста копен сена, велел на Енмамете доправити, за копну по три деньги, всего полията рубли, и доправя отдал ищеки Булату Елегину с товарищи, а спорную землю пожни Ковери велел Михайло Михайлович городовому приказщику Тимофею Федорову сыну Барсукову, да розсыльщику Игнату Иванову сыну, да целовальником Ивану Тарасову, да мальцу Некрасову, да дьяку земскому Василью Осенву межи розъехати розмежевати и пожни Ковери отвести к селу к Болотцу Болотиким татаром Булату Елегину с товарищи, куды знают старожильцы и поведут по межам, и велел им по межам ямы копати и грани покласти. И лета 7071 (1563) - го Мая в 11 день перед Михайлом перед Михайловичем городовой приказщик Тимофей Барсуков розезжей список и чертеж положил, а розсыльщек Игнат за розъезжим списком исцев Булата Елегина с товарищи, да ответчика Енмамета Ендавлетива, и которые были люди с ними на розъезде на пожни на Ковери Русина Никитина сына Рылова, да Куприша Иванова сына Изыскачева с товарещи поставил, и Михайло Михаилович велел перед собою розъезжей список чести. И в списку пишет: Став Тимофей Барсуков, да целовальники и дьяк земской на пожни на Ковери, вспросили Булата Елегина с товарищи: дайте вы своих старожильцев, которым нас вести помежам, пожни Ковери отвести, коим местом той земле пожне Ковери межа к селу к Болотцу. И Булат Елегин с товарищи сказали: а се, господине, наши старожильцы Перша, да Фалелей Филиньевы дети, да Ортем Ортемьев сын, да Лукьян Федотов, да Митя Максимов с товарищи перед вами те, господине, той земле пожне Ковери межу знают и вас по межам поведут. И Тимофей Барсуков вспросил старожильцев Перши с товарищи: скажите, знаетили пожни Ковери межу розъехати, коим местом отвести к селу Болотцу. И старожильцы Перша с товарищи сказали: мы, господине, пожни Ковери ведаем в межу знаем которым местом розъехати. Став под деревнею под Кучиликовою на речке на Ковери под вязом, и туто на вязу первые грани били, а от вяза повели старожильцы по реке по Ковери вверх и привели к источине к ручаю, а тот ручай течет из Савина болота, а ручай впал в туж в реку в Коверь. А от источины повели от устья вверх по истоку на вяз, с вяза на березу, а с березы на волху, а с волхи на вершину. И не доходя вершины повели от Осиивы пашни лесом на право заростью старыми покосы, а лесу сумещик Иван Рязанцев Муторские волости а тем сумежным лесом повели на березу, а с березы на березу ж, да на две березы, а те две березы выросли из одного корени и грани биты, да тем жи лесом через Коверьскую дорогу на березу, да на липу розсоховатую, тем же лесом на вяз, да на березу, да с березы привели к Кучиликову полю другому к пашне к истоку, и по истоку повели на низ на столб, да на березу. А от березы привели в вязуж к тому, гд первые грани биты к первым рубежем откуды повели. И сказали старожильцы: то, Господине, межа пожням Коверям. и выслушав Михайло Михайлович розъежего списка вспросил исцев Булата Елегина с товарищи, да ответчика Енмамета: таков ли вам на меже на пожне на Ковери розъезд был, как в розъезжем списку писано. И исцы Вулат Елегин с товарищи, да ответчик Енмамет сказали, что им на меже на пожни на Ковери розъезд таков был, как в списку писано. И которые люди с Тимофием с Барсуковым, да с розсыльщиком с Игнатом и с целовальники и с дьяком ли (?) на розъезде Русин Никитин сын Рылова, да Куприш Иванов сын Изыскачева, да Гаврило Смолков, да Ермак Дементьев и в товарищев своих место сказали: что перед ними на пожне на Ковери розъезд таков был, как в розъезжем списку писало. А на опросе были у Михаила Михаиловича Царя Шигалья Шиговлеяровича дворецкой Сиюш Мурза Суисцев сын да дьяк Царев Степан Куланин. И по Црву Гдрву великого Князя слову и по Гдрве грамоте и по суда своего списку и по розъезжему списку и по чертежу окольничей и воевода Михайло Махаилович Тучков присудил и велел ведати и косити пожни Ковери Болотцим татаром Булату Елегину, да Васке Булатову, да Акбулату Мовшаеву с товарищи к селу к Болотцу к их поместью по старине как оне те пжни косили прежь сего. И помеже куды старожильцы отвели пожни Ковери и сю правую грамоту и розъезжую Булату Елегину с товарищи дал. К сей правой и розъезжей грамоте Михаило Михайлович печать свою приложил. Лета 7071 (1563) Июня в 17 день.

На обороте: Городовой прикащик Тимофей Барсуков руку приложил. Другая надпись неразобрана.

Столбец на 3-х листах. Приложена белая восковая печать в неясным гербом.

Сообщ. А. Селиванов.

Дело о беглых крестьянах Рязанскаго помещика, боярина и князя Михаила Андреевича Голицына. (1686 год).

1.

Отписка воронежскаго воеводы Василия Ивановича Лаговчина воеводе Костенскаго острожка Агапу Ефимовичу Прибыткову.

Господину Агапу Ефимовичю Василеи Лаговчин челом бьет.

В нынешнем во 194 году Февраля в 23 день писал я с Воронежа к тебе в Костеискои о сыске беглых крестьян боярина князя Михаила Андреевича Голицына. И Февраля в 20 день писал ты из Костенска ко мне на Воронеж, что беглых крестьян боярина князя Михаила Андреевича в Костенску сыскано два человека: Янка, Феодотов сын, Бороздин з женою и з детми да брат ево Тимошка, всего шесть человек. А в ропросе де они перед тобою крестьянства не отпирались; а бежали де в Костенскои тому лет з дватцать. И по выбору Гаврила Тухочевского в Костенское написан в полковую солдацкую службу и в розборных книгах он, Янва, во всех написан же. А по указу Великих Государеи и по грамоте из Розряду, которые написаны до розбору и в розбор 183 году в службу и таких во крестьянство отдавать не велено. И ты де без указу Великих Государеи и без грамоты ево, Янку, и брата ево из Костенска ко мне на Воронеж послать не смеешь. А как он, Янка, в розборных книгах в солдатех написан и под именем ево что каких своиственников написано, и того ты в отписке своеи не писал и с розборных книг 183 году выписки не прислал, а распросным речам верить не чему. И тебе, господине, велеть в Костенске в розборных книгах 183 году имя ево, Янкова приискать и с тех розборных книг выписав выписку, ту выписку за своею рукою и беглых крестьян для подлинного розыску прислать ко мне на Воронеж тотчас.

2.

Отписка воеводы Костенскаго острожка воронежскому.

Господину Василью Ивановичю Аган Прибытков челом бьет.

В нынешнем во 194-м году Февраля в 26 день писал ты, господине, ко мне в Костенскои, а в отписке твоеи написано:

Февраля в 25 день писал я из Костенска в тебе на Воронеж, что беглых крестьян боярина князя Михаила Андреевича Галицына в Костенску сыскано два человека: Янка, Федотов сын, Бороздин з женою и з детми, да брат ево Тимошка, всего шесть человек. А вроспросе де они предомною от крестьянства не отпирались, а бежали де в Костенскои тому лет с дватцать. И по выбору Гаврилы Тухочевского. в Костенску написан в полковую солдацкою службу и в розборных книгах он, Янка, во всех написан же. А в указе де Великих Государеи и по грамоте из Розряду, которые написаны до разбору и в розбор 183-го году в службу и таких во крестьянство отдавать невелено, и я без указу Великих Государеи и без грамоты ево, Янку, и брата ево ис Костенска, к тебе на Воронеж послать несмею. А как он, Янка, в розборных книгах в солдатех нанисан и подыменем ево что каких своиственников написано, и того в отписке своеи не писал 1 е розборных книг 183-го году выписки не прислал. И мне велеть в Костенске в розборных книгах 183 го году имя ево, Янкова, приискать и с тех розборных книг выписать выписку, и ту выписку за своею рукою и беглых крестьян для подлинного розыску прислать к тебе, господине, на Воронеж.

И по указу Великих Государеи и по твоеи, господине, отписки, в Костенске в Прказной избе, боярина князя Михаила Андреевича Голицына беглое ево крестьянин Янка Бороздин в розборных книгах 183-го году в полковои солдацкои службе написан: . Яков Бороздин по скаске, какову подал у розбору, служит со 181-го году и з детеи боярских у него половинщик Микита, Алексеев сын, Ветров служил в городовои службе з детми боярскими и в нынешнем во 183-м году по розбору отставлен и написан Якову для пашни. У половинщика сын Карпик тринатцати лет, а иных своиственников за дворных и деловых людеи нет. А брата ево, Янкина, Тимошка в розборных книгах 183-го году неписан. И ту ево выписку за своею рукою из розборных книг и ево, Янку Бороздина и з братом к тебе, господине, на Воронеж для подлинного розыску ис Костенска послал за провожатыми с Костенскими драгуны с Филиппом Гармоновым с товарыщи Февраля в 27 день. И тебеб, господине, о приеме о приеме тех беглых крестьян Янки Бороздина з братом у Костенских провожатых у Филина Гармонова и с ними о ведомее ко мне в Костенскои учинить по указу Великих Государеи.

3.

Царем Государем и Великим Князем Иоанну Алексеевичю, Петру Алексеевичю, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержцам бьет челом сирота Ваш боярина князя Михаила Андреевича Голицына человек ево Куземка Татаринов.

Впрошлых, Государи, годех бежал изза государя моево из Рязанские вотчины, из села Березова крестьянин Акимка, Мотвеев сын, Засорин. а прозвание ему Сенка, с сыном Епишкою и ныне, Государи, я, сирота Ваш, того беглово крестьянина з женою ево Акилинкою выпел на Воронеже на дворе у казака у Евтифея Шуткина и привел на Воронеже в Приказную избу к распросу. Милосердые Государи Цари и Великие Князи Иоанн Алексеевич, Петр Алексеевич, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержцы! Пожалуйте меня, сироту своею, велите, Государи, того беглова крестьянина роспросить, и где он в бегах жил и где сын ево Епишка и что у нево животов? И по роспросу свой, Великих Государеи, указ учинить. Цари Государи! Смилуйтеся!

4.

194-го году Февраля в 29 день против сего челобитя на Воронеже в Съезжеи избе перед столником и воеводою перед Василем Ивановичем Лаговчиным приводнои человек в роспросе своем скозал: зовут де ево Сенка, Матвеев в сын, Засорин. Стариннои де он крестьянин боярина князя Михаила Андреевича Галицына. Бежал де он из Рязанские ево вотчины ис села Березива тому лет с семь и бегая, жил в Костенске и в Костенске женился во дворе на вдове Акилине Юдинскои жене Безрядина. Детеи у нево первои жены сын Епишка и ныне де он Епишка живет в Олшанском уезде в селе Подгорках на речки Потудани, у Рожественского пока Ивана, а с нынешнею де женою детеи у нево нет. А в животов де ему у пасынков по договору и по записи взять было третеи жеребеи, а в Костенске де он жил с пасынки своими Афомком да с Емелком вместе, а в службу де ни в какую не написан был.

5

194-го году Февраля в 29 день на Воронеже в Съезжеи избе перед столником и воеводою перед Василем Ивановичем Лаговчиным приводнои человек в роспросе своем скозал: зовут де ево Тимошка, Федотов сын, Бороздин. Стариннои де он крестьянин боярина князя Михаила Андреевича Галицына. Бежал де он из Резанские ево вотчины, Каменского стану, из села Березова тому с дватцать лет и жил де в Костенском уезде в селе Николском; жил з братом Якушкою, а в службе ни какои не написан, толко де написан по розбору 188-го году на пашню брату своему Янке. А жены де у него и детеи нет, а животы ево з Явкою вместе.

6.

Сегож числа боярина князя Михаила Андреевича Галицына человек ево Козма Тотаринов подал с писцовых Резанских книг 136 го и 137 году, да с переписных Резанских же книг 154-го году выпись, которая дана ему ис Помесного Приказу во 172 году за приписью дьяка Григория Короулова, а выписи написано писма и меры князь Ивана Лвова да подячего Ивана Русинова 136 и 137-го году в Резанском уезде в Каменском стану в вотчинах написано: За князь Андреем Андреевичем Голицыным в селе Березове на речке на Пироче на вотчинои земле двор прикащиков, а в нем живет дворник Левка, Иванив сын, Засора с сыном Матюшкою; во дворе Наумка, Феоров сын, Бороздин з детми Федоском да с Петрушком да с посынком с Ивашком. Да в переписных книгах переписи Ивана Сытина да подячего Алексея Юрева 154 го году в Каменском стану в вотчинах написано: За стольником за князь Василем да за князь Иваном да за князь Алексеем да за князь Михаилом Андреевичи Голицыни села Березова дв. Матюшка, Леонтьев сын, Засорин з детми с Нестерком да с Агафошком да с Васкою да с Мирошкою да с Акимкою; дв. Федотка, Наумов сын, Бороздин з детми с Юткою да с Паршиком да с Янкою да с Тимошкаю. А досмотря, подлинная выпись от дана боярина князя Михаила Андреевича Голицына человеку ево Козме Татаринову с роспискою. Подлинною выпись Кузма Татаринов взял к себе, а вместо ево росписался Рязанскаго уезду села Березова дьячок Ивашко Федоров.

7.

Марта в 1-ый день, по приказу столника и воеводы Василя Ивановича Лаговчина выписано из указу Великих Государеи и из новых статейи.

А в указе Великих Государеи Цареи иВНеликих Князеи Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии Самодержцев и в новых стотях 191-го году за приписю дьака Любима Домнина написано:

А будет кто приведет беглых людеи и крестьян и о тех беглых людех и о крестьянех учнут бить челом Великим Государем челобитчики, и тех беглых людеи и крестьян, ставя с очеи на очи с челобитчики, роспрашивать и розыскивать на крепко. Да будет они скажут, что прежь сего жили затеми помещики и вотчинники, которые об них учтут Великому Государю бить челом, а те челобитчики положат на тех людеи своих и крестьян крепости с писцовых и с переписных книг выписи, и тех крепостеи досматривая и с писцовых и с переписных книг, которые даны им за дячьими приписми или с писцовых же книг за писцовыми руками, и тех беглых людеи и крестьян, за побег учиняя накозане, отдовать помещиком с роспискою з женами и с детми и с их, крестьянскими, животы с хлебом стоячим и смолоченным, по прежнему, людеи в холопство, а крестьян во крестьянство, где кто наперед сего закем жил по писцовым и по переписным книгам и по крепостям, по Государеву указу и Соборному уложению.

Резолюция: 194-го году Марта в 5 день. По указу Великих Государеи и по крепостям, беглых крестьян Сенку Засорина с женою и с детми да Тимошку Бороздина по роспросным их речам отдать исцу по прежнему во крестьянстве з животы их с роспискою.

Сообщил, Л. Вейнберг.

II. Протокол заседания Архивной Комиссии.

Заседание 8 Февраля 1887 г.

Под председательством Г. В. Кастриото-Скандербека присутствовали: Архимандрит

Владимир, А В. Антонов, В. А. Самарянов, В. II. Мартынович-Лашевский, Р. Р. Минцлов, А. II. Доброклонский, С. Д. Яхонтов, И. Ф. Перов, А. Я. Попов, Е. II. Кочкин, В. Н. Либович и Правитель Дел А. В. Селиванов.

1. Правитель Дел А. В. Селиванов прочел краткий отчет о деятельности Комиссии за 1886 г. следующего содержаия:

I. Разборка и описание дел.

В продолжение года было просмотрено около 8250 дел, из коих отобрано для хранение и описано 2547 дел. Разобраны были следующие дела: 1) Губернского) Предводителя Дворянства за время с 1850 по 1870 годы, А. В. Селивановым пересмотрено около 3000 дел, из них отобрано и описано 361 дело; 2) упраздненных Судебных мест с 1800
года (дела Уголовной Палаты и Уездных Магистратов), служащими в Окружном в Суде,
под наблюдением А. В. Селиванова, всего около 3200 дел, из коих отобрано и описано до 482 дел; 3) Рязанской Воеводской Канцелярии XVIII века, Архимандритом Владимиром, описано 172 дела; 4) Архива Солотчинского монастыря, XVII и начала XVIII в.,
А. П. Доброклонским описано и зарегистрировано 1245 дел; 5) Канцелярии Губернатора,

1828 — 1829 гг. В. И. Лашевским 84 дела, из них отобрано для хранения в Историческом Архиве 8 дел; 6) Раненбургского Предводителя Дворянства с 1800 г., А. В. Сели-

Руб. Коп.

В расходе:

1) Уплачено столяру за устройство мебели и шкафов. 32 15
2) Доплачено за портрет Калачева и за рамку на портрет Кн. Гагарина. 34 20
3) Вознаграждение за находки вещей и приобретение их для Музея. 26 85
4) Раскопки 17 54
5) Приобретение книг. 25 50
6) Переплет и брошюровка книг 7 56
7) Канцелярские расходы 8 -
8) В Губерн. Типографию за печатание бланок и пр. 7 35

9) Разные мелочные расходы и за чай во время заседаний 18 64

Итого 177 р. 79 к.

На лице к 1 Января 1887 г. 91 р. 99 к.

Постановлено: Отчет утвердить.

2. По поводу прочитанного отчета Правителем Дел высказано желание, чтобы отобранные им дела Губернского Предводителя Дворянства были переданы для хранения в Исторический Архив.

Постановлено: Просить г. Губернского Предводителя Дворянства не найдет ли он возможным передать в Исторически Архив для вечного хранения все те дела, которые отобраны и описаны Правителем Дел Архивной Комиссию.

3. Правитель Дел А. В. Селиванов предложил издавать Труды Архивной Комиссии не в виде приложений к журналам заседаний, но в форме в периодического издания, которое бы заключало в себе следующие отделы: 1) исторические материалы и исследования, 2) протоколы заседаний и 3) заметки и смесь. Для этого назначить особых редакторов, одного или двух, а для разъяснения недоразумений и других вопросов, касающихся издания трудов, избрать редакционный комитет, который должен собираться по мере надобности. Кроме того Правитель Дел находил бы полезным сделать некоторые изменения относительно существующего порядка назначения заседаний Комиссии, а именно: для очередных: заседаний собираться в определенные, заранее назначенные дни два раза в месяц, без особых приглашений; общее же собрате всех членов созывать один раз в год в Ноябре месяце.

Постановлено: Предложение Правителя Дел относительно издания Трудов принять; издавать их ежемесячно и рассылать тем из Гг. Членов, за, коими не числится недоимки по членским взносам. Редактором Трудов назначить Правителя Дел. Для очередных заседаний собираться два раза в месяц, 5 и 20 числа каждого месяца, начиная с Марта года. В члены редакционного комитета избраны: А. В. Селиванов, А. П. Доброклонский, И. Ф. Перов и Р. Р., Минцлов.

4. Доложено отношение Управляющего Рязанскою Казенною Палатою с препровождением для рассмотрения Комиссии двух описей дел, подлежащих уничтожению.

Постановлено: Описи передать для рассмотрения Члену Комиссии Р. Р. Минцлову.

5. Доложено отношение Зарайского Уездного Исправника о том, что наследники к имению умершего Бахрушина уступить Комиссии по оценке за 36 р. 20 к. вещей, хранящихся в Полицейском Управлении не соглашаются.

Постановлено: Принять к сведению.

6. Доложена копия с циркуляра Г. Министра Внутренних Дел, от 27 Ноября 1886 г. за № 25 о безусловном воспрещении всякого рода роскопок, кладоискательств и о мерах к сохранению памятников древности, а также отношение Археологического Института от 11 Января 1887 г. за № 1 по тому же предмету.

Постановлено: Принять к сведению.

7. Прочтены следующие исторические материалы: 1) несколько документов, относящихся до Пугачевского бунта, из семейного Архива А. П. Галахова; 2) Правая и разъезжая грамота 1563 г.; 3) Дело о беглых крестьянах Кн. Голицына 1686 г., сообщ. Л. Б. Вейнбергом; 4) Письма П. Мельникова к Гр. Д. Н. Толстому, из архива последнего.

Постановлено: Означенные документы напечатать в Трудах Комиссии.

8. Доложено о поступивших изданиях:

1) От Тамбовской Архивной Комиссии — «Журналы заседаний 20 Октября и 5 Ноября 1886 г.»

2) От Орловской Архивной Комиссии— «Журнал заседания 23 Сентября 1886 г.»

3) От Саратовской Архивной Комиссии— «Журнал заседания 12 Декабря 1886 г.»

4) ОТ Тверского Музея—брошюра «Тверской Музей и его приобретения в 1885 г.»

5) От редакции Русской Старины— «Русская Старина», кн. 12, 1886 г. и кн. 1 — 2, 1887 г.

6) От редакции Киевской Старины— «Киевская Старина», кн. 12, 1886 г.

7) От редакции Библиографа— «Библиограф» №№ 10—12, 1886 г.

8) От редакции Рязанских Епархиальных Ведомостей — «Рязанские Епархиальные Ведомости», 1886 г. №№ 22-24, 1887 г. № 1.

Постановлено: Принять к сведению:

9. Доложено о следующих пожертвованиях:

В Исторический Архив:

I. От А. С. Гациского книга: «Нижегородский летописец».

II. От Н. А. Найденова книга «Вятка. Материалы для истории города XVII и XVIII стол.»

III. От Председателя Комиссии Г. В. Кастриото-Скандербека — книга: «Сербско-русский словарь».

IV. От А. Д. Левицкой, чрез А. Я. Попова — 13 столбцов XVII в. и другие бумаги, имеющие историческое значение.

V. От Члена Комиссии Л. А. Загоскина книги и рукописи:

1) Сборник постановлений Министерства Внутренних Дел по освобождению крестьян и распоряжений Рязанского Губернского по крестьянским делам Присутствия.

2) ВЫСОЧАЙШЕЕ положение о крестьянах 19 Февраля 1861 г.

3) Мнения Гр. Мордвинова (рукопись).

4) Указы ИМПЕРАТОРА ПЕТРА I-го с 1714 по 1725 г. (книга).

5) Сочинения Платона и переписка его с В. К. Павлом (рукопись).

6) Книга Историография, соч. Мавоурбина. СПБ. 1722.

7) Жизнеописание Александра Андреевича Баранова. СПБ. 1835.

8) Рязанские Епархиальные Ведомости за 1866 г.

9) 37 литографированных каррикатур, издан. во время крымской войны.

VI. От Члена Комиссии В. А. Самарянова —брошюра: к пятидесятилетие оперы «Жизнь за Царя».

VII. От Члена Комиссии В. Н. Либовича 20 фотографических снимков с памятников древности в Рязанской губернии.

Постановлено: Жертвователей благодарить.

10. Предложены к избранию в Члены следующие лица: А. В. Селивановым — Александр Порфирьевич Мансуров, Алексей Николаевич Павлов, Николай Константинович Фрост и Николай Петрович Кашкаров; А. В. Антоновым — Лука Максимович Студенецкий.

III. Заметки и смесь.

По поводу юбилея Я. П. Полонского. 10 Апреля нынешнего года Петербург праздновал 50-летие поэтической деятельности Якова Петровича Полонского. Я. П. родился 6 Декабря 1820 года в г. Рязани. В 1831 году он поступил в Рязанскую Гимназию и уже здесь стали обнаруживаться у него проблески поэтического дарования. Начало его литературного поприща связано с достопамятным событием в истории Рязани, а именно с Высочайшим посещением ее Государем Императором Александром Николаевичем, бывшим тогда Наследником Престола и путешествовавшим в то время по Poccии. По прибытии в Рязань, 24 Августа 1837 г., Цесаревич изволил посетить Гимназию со всею свитого, в составе которой находился Наставник Его Высочества В. А. Жуковский.

Через него были поднесены Августейшему посетителю стихи воспитанника Якова Полонского, бывшего тогда в шестом классе, за что он был пожалован от Его Высочества золотыми часами. Осмотря классы, кабинет, залы пансиона, спальни и столовую, Цесаревич милостиво выразил свое удовольствие, сказавши: «Я на пути своем невидал еще подобной Гимназии». Это событие, по постановлению совета Гимназии, было внесено в летописи ее и тогда же было решено поставить в вале Совета портрет Его Высочества.

По окончании курса в Гимназии, Я. П. Полонский поступил на юридический факультет Московского Университета, где в 1844 году окончил курс. В этом году он издал первую книжку стихотворений: «Гаммы>, которая была принята журналистикою весьма сочувственно. Вскоре Я. П. отправился в Одессу, где издал новое собрание своих стихотворений и получил место в Канцелярии Наместника М. С. Воронцова, затем поехал в Тифлис в качестве помощника редактора «3акавказского Вестника». В Тифлисе им написано много стихотворений, изданных в 1849 и 1851 гг. На Кавказе Я. П. пробыл недолго. По выходе в отставку, он отправился в Петербург, где в ожидании места жил уроками и работал в журналах. К этому периоду относятся многие из его повестей. В 1856 г. он жил некоторое время в Варшаве, а потом отправился путешествовать за границу, где пробыл до 1858 года. По возвращении в Петербург, он стал редактировать журнал «Русское Слово», издаваемый Гр. Кушелевым-Безбородко. В это время уже установилась громкая известность Я. П., как писателя и поэта. В 1861 г. он получил должность Секретаря Комитета Цензуры иностранной, в которой теперь занимает место младшего цензора. Я. П. был женат сперва на Е. В. Устюжской, а потом (в 1886 г.) на Ж. А. Рюльман, получившей известность своими скульптурными работами. (См. Москов. Вед. 1837 г. № 681. Корреспонд. из Рязани.—Истор. записка о Ряз. Гимназии, сост. В. А, Лебедевым (рукопись).— Правит. Вестн., 1887 г. № 79).

А. С.

Печатано с разрешения Губернатора. Рязань. Типография Губернского Правления.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте