Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Пиарщики с дипломом журналиста: уход в PR – измена профессии?



Большинство моих одногруппников после окончания журфака МГУ работать в журналистике не захотело. Большая часть ушла в PR, мотивируя свой выбор тем, что это легче и прибыльнее. Материальный фактор все же был для них решающим. «В журналистике много не заработаешь» – эту фразу, как заклинание, твердили все те, кто решил окончательно уйти из профессии. В пиаре сытнее и спокойнее.

Как я работала пиарщицей

Я ни в коем случае не осуждаю профессиональных пиарщиков – наоборот. Речь идет лишь о тех, у кого в дипломе написано: «Журналист….». Мой знакомый из газеты «Труд» как-то сказал, что в PR уходят слабаки и неудачники – те, у кого не сложилась профессиональная журналистская карьера. Слово пиарщик в его устах звучало, как крепкое матерное ругательство.

Так что же, уход в PR – измена журналистике?

В моей журналистской жизни был опыт работы в сфере PR в одной крупной госструктуре. Еще будучи студенткой, я решила попробовать себя в роли пиарщицы для того, чтобы понять и прочувствовать на собственной шкуре, чем журналистика отличается от пиара. Мной руководил интерес, но хватило меня ненадолго.

Итак, я – сотрудник пресс-службы. В мои обязанности входит: общение с прессой (налаживание связей – точнее, поиск журналистов, которые бы освещали события с выгодной нам стороны), аккредитация прессы на различные мероприятия, организация пресс-конференций, написание пресс-релизов и анонсов, а также кратких информационных материалов для интернет-портала госструктуры. Вся работа, в основном, сводилась к аккредитации журналистов. На интересные мероприятия журналистов даже приглашать было не нужно – они сами звонили в пресс-службу и просили, чтобы их аккредитовали, но это было нечасто. На малоинтересные для них события они идти не хотели. Сотрудникам пресс-центра приходилось каждый раз вступать с ними в неравный бой, уговаривая прийти и заманивая всеми возможными и невозможными способами, обещая осчастливить их обедом или фуршетом. Я чувствовала себя бравой колхозницей, старающейся выполнить норму, определенную начальником, – собрать на мероприятие N-ное количество «голов» пишущей, говорящей и снимающей братии.

В конце трудового дня возникало ощущение, что на тебе пахали. Но усталость была не творческая, не радостная, а механическая – голова болит от постоянных телефонных звонков и сто раз произнесенного за день одного и того же текста, а еще от осознания того, что ты превращаешься в агрегатообразную тупую машину, которая каждый день делает неинтересную техническую работу.

Иногда мне приходилось писать заметки по итогам проведенных меро­­приятий. Здесь все было просто: шаг вправо, шаг влево – расстрел в виде «разговора» у начальника и следующих за этим мер различной жесткости (в зависимости от вины горе-пиарщика). Информация должна быть изложена по четкой схеме, предложенной и одобренной системой. Творческие экзерсисы, если они не направлены на восхваление конторы и ее высоких начальников, категорически отвергались. Офис – как военный полигон, а на войне, как известно, все меры хороши. Главное, чтобы стратегическая цель была достигнута, а она у всех организаций (государственных и коммерческих) одна – самопиар в неограниченных количествах.

В журналистике остаются самые талантливые?

Друзья в коммерческих структурах, где, кстати, платят нормальные деньги, в отличие от структур государст­венных, пиарят любую продукцию, начиная от унитазов и заканчивая элитной недвижимостью. Возможно ли творчество в такой деятельности? Не знаю. Пиарщик может написать хороший материал про свою контору, только если будет искренне заинтересован в ее дальнейшем процветании. Как этого добиться – мне пока непонятно. И, думаю, не только мне. Поэтому и сводится вся журналистская работа пиарщиков чаще всего к шаблонным статьям типа «сливные бочки, которые производит наша фирма, – самые лучшие!» с подробным описанием их технических и функциональных возможностей и с указанием времени презентации, на которой их можно будет оценить по достоинству. Согласитесь, это можно назвать как угодно, но только не журналистикой.

Чтобы работать в журналистике, нужно всегда «быть в курсе» последних событий, все время расширять свой кругозор, обладать любознательностью, иметь обо всем свое собственное мнение и, наконец, уметь писать. Хотя последнее умение необходимо, в основном, газетчикам. На телевидении и радио, где более важными качествами являются «подвешенный» язык, грамотная речь, раскованность и фотогеничность (для ТВ), вполне можно работать по специальности (корреспондентом или редактором), не обладая писательским даром, а лишь освоив вполне доступную человеку с гуманитарным образованием «культуру письменной речи». Сделать это может даже середнячок.

Вернемся к истокам

Преподавая журналистику студентам в Московском государственном лингвистическом университете, я столкнулась с тем, что многие студенты не всегда могут ответить на, казалось бы, элементарный вопрос: «Чем журналист отличается от специалиста по связям с общественностью?» И зачастую не подозревают о том, что пиарщик и журналист находятся с разных сторон одного и того же информационного потока.

Вот что говорит об этом Анна Кач­­­каева, зав. кафедрой радио и телевидения ф-та журналистики МГУ: «Эти сферы похожи в инструментарии: надо уметь задавать вопросы, более-менее складно писать. В остальном у них – разные функции и задачи. Представители пиара должны продвигать продукт и ставить заслоны на пути сомневающихся и задающих вопросы. Журналисты должны докапываться до истины, сопоставлять мнения и как раз сомневаться».

Другое мнение: Маргарита Нагога, глава департамента РАО «ЕЭС» : «Мне кажется, что сходства вообще нет, одни отличия. Это примерно как продавец-покупатель. Пиарщик – это, прежде всего, менеджер, с хорошими коммуникационными способностями, человек, способный здраво, ясно и логически мыслить, который организует процесс – от идеи до воплощения. Хороший пиарщик на самом деле мало пишет, он делает так, чтобы о компании говорили и писали. Как только он начинает заниматься писаниной, то сразу же превращается в журналиста».

Так, может, изначальное непонимание миссии журналиста, а также смысла профессии и приводит по ошибке будущих пиарщиков на факультеты журналистики? Не туда, куда надо?

Кризис

Понятно, что кризис заставит всех, кто испытал дискомфорт, задуматься о смысле своей профессии. А может быть, и о смене профессии. Потому что сытой и размеренной жизни в ближайшее время не предвидится. Уже сейчас, когда пик кризиса еще не наступил, многим, потерявшим работу, приходится искать заработок в других местах. Для этого иногда приходится переквалифицироваться.

И в журналистике, и в пиаре темпы увольнений нарастают очень быстро.

По сообщению информационного агентства «Росбалт», безработи­ца на столичном рынке PR-услуг на сегодняшний день превышает 50%. В первые месяцы 2009 года прекратили свою работу и практически закрылись 6 столичных коммуникационных агентств, были уволены свыше 300 PR-менеджеров.

Положение осложняется тем, что столичные вузы в последние годы очень активно готовили кадры специалистов по связям с общественностью. В итоге, на рынке труда появилось огромное количест­­во пиарщиков. И сегодня многие из них не у дел. Однако аналитики считают, что у крупных компаний сейчас существует довольно острая потребность в антикризисных спе­­­­циалистах – тех, кто знает, как управлять кризисной ситуацией и как с помощью пиара повысить значимость компании, улучшить ее имидж и увеличить доверие к ней различных структур. То есть нужны профессионалы высокого класса, способные вытащить компанию из кризиса. Но специалистов такого уровня в России – единицы.

В журналистике дела пока обстоят получше, чем в «родственной» структуре. «Выбор предложений от самых разных медиаструктур не настолько широк, каким он был до октября 2008 года, но работа в отрасли есть», — отмечают специалисты рекрутингового агентства «Штаты.ru» и портала MediaJobs.ru.

Иными словами, без журналистов по-прежнему не обойтись. Спрос не только на информацию, но и на аналитику будет расти: ведь людям необходима помощь для того, чтобы сориентироваться в новых для них финансово-экономических условиях. Так что, бывшим журналистам, ушед­­шим в пиар,а ныне оказавшимся без работы, самое время вспомнить о своей основной профессии и попробовать еще раз начать все сначала.

Мария ВЛАДИМИРОВА

Журналист

3.333335
Рейтинг: 3.3 (3 голоса)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Изображение пользователя Pardon.
Считаю, что каждый журналист должен пройти школу копирайтинга. Она очень хорошо ставит на место голову и самооценку. По себе знаю.

Главное, чтобы в этой школе были хорошие учителя ( а их в Рязани мало. Я бы сказал, почти нет).

О проекте