Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Антропонимия Пехлецкого стана XVI в.



Знач. ч. жит. Пехлецкого стана состояла на гос. воен. службе и имела земельную собственность. Необходимость документирования этой информации способствовала тому, что формулы официального именования военно-служилого нас. сложились относительно рано: в ряз. документах XVI в. антропонимия фиксируется четко, стандартно и послед, запись лиц в каждом документе осуществляется в большинстве случаев по одному образцу, именные данные приводятся в строгой последовательности: «Бастанов Митька Иванов, сын боярский» [РД, с. 66], «за Григорьем за Степановым сыном Лыкова» [ПК, с. 118]. В приведенных формулах уже хорошо различимы личные имена, именования по отцу (пра-отчества), семейно-родовые именования (пра-фамилии).

Личные имена.

В этот период у жит. Пехлецкого стана встречаются как календарные, так и некалендарные (древнерус, внутрисемейные, уличные) имена. Календарные имена во всех социальных группах преобладают, однако их доля в общем именослове постоянно меняется. В именослове 1570—80-х календарные имена занимают 75 %, соответственно 25 % — имена некалендарные. В именослове 1590-х календарные имена сост. уже 88 %, некалендарные — 12 %, что свидетельствует о постепенном снижении доли последних в общем именослове.

У землевладельцев самое употребительное календарное имя — Иван (15 носителей на каждые 100 чел.).

Менее частотны, но тоже употребительны: Григорий (каждый 8-й), Василий, Тимофей, Яков, Прокофий, Афанасий, Данила (в 1570—80-е); Василий, Степан, Андрей, Никифор (Микифор), Борис, Григорий, Ларион, Семен, Михаил, Алексей, Петр (кон. 1590-х).

Единичны имена: Александр, Антип, Герасим, Дей, Дементий, Захар, Кирилл, Кузьма, Мартин, Сафон и др.

Из некалендарных имен в антропонимиконе землевладельцев представлены: Замятия, Лозняк, Покида, Истома, Нелюб, Молчан, Волокита, Меншик, Посник, Булгак, Томило, Неупокой, Неустрой, Суторма, Беляй, Воин и др. — традиционные у рус. людей внутрисемейные имена.

Зафиксированы и имена иноязычного (преимущественно тюркского) характера: Мурза, Мурат, Солтан.

В именослове неимущих военнослужилых людей самое частотное календарное имя — Афанасий. Так же, как у помещиков, популярны имена Петр, Иван, Василий, Михаил, Степан, но вместе с тем часты — Федор, Яков, Максим. Носители частотных имен у землевладельцев Андрей, Никифор, Борис, Ларион и др. в этой социальной группе не зафиксированы.

Из некалендарных имен(25 % именослова)используются имена в осн. внутрисемейного бытования, чаще всего: Первый / Первуша, Семыга, Меншик, Безсонок, Найден, Голыш, традиционные древнерус. имена Богдан, Дружина. Т.о., в каждой социальной группе имелся свой набор предпочитаемых имен. В именослове людей более низких социальных слоев дольше сохраняется традиция присвоения некалендарных имен; актуализация имен, употребительных в среде землевладельцев, происходит позднее. В ряде случаев хор. заметна семейная традиция именования — используются либо календарные, либо некалендарные имена: братья Ивашок и Офонка Бунины, Климка и Иванок Дубовицкие, с одной стороны, с др. — Несвойко и Ненаш Зайцовы, Познячок и Богдашок Ивановы, Меншичек и Боженок Чертанковы.

Источники фиксируют неск. вариантов одного имени: Меншик, Меншичек; Сeмый, Семейка, Семыга; Первуша, Первый; Замятия, Замятенка, Замятища; Ивашко, Иванко, Иваш, Ивашка, Ивашок, Иванец (от Иван); Офонка, Офонаска (от Афанасий); Елфимка (от Ефим); Куземка (от Кузьма); Манулок (от Мануил); Тишка (от Тихон) и т.д.

Жен. именослов в осн. представлен календарными именами, в этот период употребительны: Авдотья, Марья, Василиса, Домна, Анна. Определить наиболее частотные жен. имена затруднительно из-за крайне редкого упоминания женщин в средневековых документах.

Именования по отцу (совр. отчества), в XVI в. могли образовываться и от полного, и от сокращенного (нар.) варианта имени: Булатов Меншик Петрушин (от сокр. Петруха кал. Петр) [РД, с. 60] и в то же вр. Булатов Постничко Петров [ПК, с. 80]. Позднее в роли отчества употребляется только полная форма имени: в Ряж. десятнях Востриковы Степанко Ларин, Гриша Ларин [РД, с. 21, 62] — от сокр. Ларя кал. Ларион; в писцовых кн. кон. XVI в. они же зарегистрированы как Востриковы Степанко Ларивонов и Гриша Ларивонов [ПК, с 121, 124]. Это свидетельствует о постепенном становлении ин-та рус. отчеств, выработке единого правила их образования.

Семейно-родовые именования (совр. фамилии).

Ок. 30 % зафиксированных документами XVI в. фамилий жит. Пехлецкого стана образовано от рус. календарных и некалендарных (внутрисемейных) имен, причем как от полной формы имени: Клим, Роман, — так и от сокращенной (нар., измененной): Фоломей — из Варфоломей, Астах — из Евстафий. От рус. календарных имен образованы фамилии: Васильев, Власьев, Гаврилов, Григорьев, Елизаров, Иванов, Климов, Лазарев, Лукин, Матвеев, Мокаров, Марков, Нестеров, Никонов, Павлов, Папин, Петров, Протасов, Родионов, Романов, Савин, Семёнов, Степанов, Тарасов, Тимофеев, Филимонов, Фомин, Юрьев; Алехин, Асташов, Гридякин, Денисьев, Епихин, Еремин, Ермолин, Есипов, Исаков, Калинин, Кузмин, Ларин, Левонтиев, Мосеев, Микулин, Овдокимов, Остафьев, Поплевин, Пронин, Свиридонов, Селиванов, Сидоров, Труфонов, Федюкин, Филатов, Фролов, Федосов (антропонимы приведены в орфографии источника XVI в.). От рус. некалендарных имен образованы фамилии: Безгодков, Безобразов, Булгаков, Гольцов, Добрынин, Жданов, Неклюдов, Нечаев, Позняков, Чернышев.

Самую многочисленную группу (67 %) составляют семейно-родовые именования на базе общественно-бытовых прозвищных имен, отражающих физиологические, психологические, интеллектуальные особенности именуемого, его образ жизни, материальное положение, профессиональную деятельность, этническую или терр. принадлежность. Напр., Голощапов — от прозвищного Голощап «бедняк, голодранец», Зыков — от прозвищного Зык «человек с громким голосом, горлодер» или «рева, плакса», Лемзяков — от прозвищного Лемзяк «зевака, ротозей», Галахов от прозвищного Галах «пьяница» или «бессемейный». К прозвищам такого характера восходят фамилии: Байков, Банин, Биркин, Блазорев, Блудов, Богатое, Боркин, Борода, Боршалкин, Ботурин, Брехинин, Булыгин, Бунин, Бурков, Бухолдин, Ватолин, Венюков, Веселкин, Воропаев, Галахов, Головастое, Голощапов, Голтяев, Горемыкин, Горлов, Дерюжкин, Дерягин, Енин, Жиломатонов, Зыков, Искрин, Караваев, Карманов, Качалов, Кикин, Клешнин, Колышкин, Кондауров, Корабьин, Корчагин, Корякин, Космов, Косырев, Косякин, Кочергин, Кренев, Кувакин, Кукля, Кукосов, Кулишкин, Лазукин, Левошов, Лемзяков, Лихорев, Лихочев, Неретин, Ногин, Лобков, Лопатин, Матоков, Матюков, Моршалкин, Олябин, Остолопов, Рахманов, Рыкунов, Саламатин, Саловкин, Севрюков, Сухарев, Тарабунин, Тютчев, Удачин, Усов, Хирин, Хорошавин, Чеботаев, Шарапов,Шатилов, Шебанов, Шеин, Шейкин, Шербинин, Ширяев, Шубин, Шуткин; а также прозрачные по смыслу образования следующего типа: Брюхатый, Веселый, Головастый, Голодный, Картавый, Косматый, Кроткий, Пареный, Старой, Хромой.

К этой же группе относятся фамилии: Быков, Боранов, Воронин, Гусев, Жуков, Зайцев, Козлов, Коростелев, Котов, Орлов, Сверчков, Скворцов, Соболев, Хомяков, а также Куркин, Курчов, Чевкин, Язвецов, восходящие к общеупотребительным и диалектным словам (бык, ворона, волк, курча

«цыпленок», чевка «пташка», язвец «барсук» и т.д.) и мотивированные (на стадии прозвищных имен) сходством именуемого с животным: по внешности, поведению или «характеру».

Род занятий, профессию именуемого отражают фамилии: Аргунов (от диал. аргун «плотник»), Всячинин (от всячин-ник «человек, торгующий мелким товаром»), Денежников (от денежник «мастер по изготовлению монет, денег»), Колесников (от колесник «мастер по изготовлению колес», «продавец колес»), также: Козаков, Кузнецов, Попов, Новиков, Пугикарев,Сторожев,Толмачов.

В среде неимущих военно-служилых людей в XVI в. встречаются преимущественно нестандартизированные образования: Бронник, Месник, Овчинник, Сапожник, Стрелник, Шапочник, Караульный, Пеший. Фамилии, образованные от наименований воен. специальностей пушкарь, стрелец, казак, толмач и под., традиционны для всех регионов, где проходила средневековая засечная черта.

Ряд фамилий связан с геогр. назв. Причем в одних образованиях топоним является названием родовой вотчины, напр., Вердеревский от Вердерево (родовая вотчина Вердеревских). Такие семейно-родовые именования известны уже в XIV в. Традиционно их оформление финалью -ский (-цкий): Гавердовский, Зарецкий, Мещерский, Шиловский.

В др. фамилиях топоним указывает на прежнее место проживания чел. Такие антропонимы стали актуальными в поздне-средневековый период в среде торговых и служилых людей ввиду их частых терр. перемещений: Волжин, Рясской, Москвитин, Туляков.

Небольшая группа фамилий образована от этнонимов: Мордвинов, Татаринов, Татаркин, Турченинов.

Довольно многочисленную группу составляют фамилии, образованные от иноязычных имен и лексем. Связано это с тем, что ч. военно-служилого нас. пограничных терр. сост. выходцы из разл. этнических групп, в т.ч. из Орды. В антропонимии Пехлецкого стана особенно активны мордовские и тюркские (крымско-ногайские, татарские, кыпчакские) нарицательные и собственные имена: Агломазов (от тюрк, им. Агломаз), Айдаров (от татар, им. Айдар), Аргамаков (от тюрк. им. Аргамак), Баскаков (от баскак «татарский пристав для сбора податей»), Бегичев (от татар, им. Бигич), Балашов (от татар, им. Балаш), Бастанов (от тюрк. им. Бастан), Кунаков (от татар.кунак «известный,

знакомый, гость»), Куракин (от тюрк, курак «сухой, тощий»), Муратов (от тюрк. им. Мурат), Шереметьев (от чуваш, им. Шеремет), Шихмонов (от чуваш, им. Шиман), Юмашев (от татар, им. Юмаш).

Самые частотные фамилии Пехлецкого стана: Микулшин, Севастьянов, Фролов, Ширяев, Марьин, Мосеев, Протасов, Чернышев, Асташов, Никонов, Пахомов; Попов, Венюков, Ретюнский, Сумаруков, Голтяев, Голцов, Лобков, Новиков, Дубовицкий, Шпикулов, Кикин. Частотность таких фамилий, как Агломазов, Корабьин, Ясаков, Дубовицкий, Ретюнский, Чернышев, объясняется разветвленностью рода; частотность фамилий Фролов, Ширяев, Попов, Новиков и под. — употребительностью лежащего в основе им. или слова (Фрол, Ширяй, поп, новик).

Структура фамилий Пехлецкого стана типична для антропонимии центральных рус. регионов: большинство из них имеют финали -ов/-ев, -ин, реже, но тоже частотны -ский/-цкий. Единичны фамилии нестандартизированные (Месник, Стрелник) и двойные (Севостьянов-Жданов).

География и этимология средневековых антропонимов говорят о связи юж. ч. Ряз. По-очья с сев. и сев.-зап. рус. регионами: псковским, новгородским, тверским, архангельским; регионами, расположенными к С.-В. от Москвы: ярославским, вологодским, костромским, владимирским. Тесные связи существовали также с соседними регионами: моcк., тульским, тамбовским, воронежским. В свою очередь, в антропонимии др. рус. регионов позднее обнаруживаются и нек-рые локальные ряз. антропонимы XVI в.: Агломазов, Банин, Кукля, Неретин, Поплевин, Строимое, Турмышев, Шуткин, Юмашев, Вердеревский, Гавердовский, Шиловский, Рясской. Этому во мн. способствовали миграционные процессы в среде военно-служилых людей, охранявших пограничные земли.

♦ Ист.:

РД — Рясские десятни // Памятники русской письменности ХV-XVI вв.: Рязанский край / Под ред. СИ. Каткова. - М.: Наука, 1978;

ПК — Писцовые книги Рязанского края XVI в./Под ред. В.Н. Сторожева.—Т.I.- Вып. 1. - Рязань: Русское слово, 1996.

Авт.: Ю.Ю. Гордова - "Ряжская энциклопедия", стр. 27-30.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте